Tuesday, 19 January 2021

Jean-Pierre Bacri (1951 - 2021)

Грустная новость из Парижа (увидела в инстаграме Жюльетт Бинош).
18 января 2021 года от рака скончался французский актер и сценарист Жан-Пьер Бакри. Ему было 69 лет.
К сожалению, для меня это печальное известие не стало таким уж шоком – актер, видимо, был болен довольно давно, сильно похудел... Как пишет в моем любимом романе Кундера: «...тело ее отца постепенно превращалось в свою собственную тень, теряло свою материальность, оставаясь на свете лишь в виде одной небрежно воплощенной души».

Я очень люблю совместные работы Бакри и Аньес Жауи (которых называли самым смешным кинодуэтом Франции).
Конечно, снимались они и независимо друг от друга, в фильмах других режиссеров. Но самое лучшее они создали вместе, их киноистории – маленькие шедевры.
«Семейная атмосфера» (1996)
«На чужой вкус» (2000)
«Как картинка» (2004)
«Расскажи мне о дожде» (2008)
Тонкий юмор, психологические нюансы, хитросплетения взаимоотношений, забавно-курьезные и печальные ситуации... У меня неизменно возникает аналогия с чеховскими рассказами («Семейная атмосфера» особенно).

С 1987 года Аньес Жауи и Жан-Пьер Бакри были партнерами не только на экране. В 2012-м они перестали быть парой – но навсегда сохранили очень тёплые отношения.
Мои соболезнования Аньес Жауи – и всем ценителям хорошего кино. Утрата.
* * *
Горькая весть о смерти Бакри подтолкнула еще раз посмотреть любимые фильмы с ним...
И Владимир Йорданов (Wladimir Yordanoff, 1954–2020), часто игравший в картинах Жауи-Бакри, недавно (6 октября 2020) умер от рака...
Начала с фильма «Семейная атмосфера». Его могу смотреть бесконечно. Тем большее удовольствие, что смотрю теперь в оригинале с английскими субтитрами. В сомнительного качества озвучках на русский многое теряется – особенно в таком фильме, где вся суть – в деталях и интонациях.
Анри (Ри-ри – эта детская кличка его бесит) любил отца, унаследовал его старенькое бистро с красноречивым названием «У безмятежного папаши», где ничего не меняет. Он даже носит такую же, как была у отца, жилетку. Анри с детства травмирован тем, как мать третировала отца за кроткий нрав и недостаток амбиций – и теперь страшится подобного отношения к себе со стороны собственной жены Арлетт. Поэтому держит себя с ней (на всякий случай, заранее обороняясь) грубовато.

Семейных сходств и различий тут – хоть отбавляй.
Филипп: «Бетти не снисходит до покупки подарков на дни рождения, для неё это слишком банально. Что, нельзя было хоть книжку купить для Йойо? [А Йоланда как раз читать не любит - над книжками засыпает] Не можешь раз в год сделать жест?»
Бетти: «Конечно, тебе можно весь год обращаться с человеком как с дерьмом – потом раз в год делаешь жест, и всё забыто».
Эгоцентричная мать семейства обожает Филиппа (Фи-фи), а вот Анри «таким неудачником и родился. Ему было два дня от роду – а моя мать взглянула и говорит: с этим ты намучаешься». Припечатала бабуля, запрограммировала: все так и травят беднягу Анри («Я же у нас в семье придурок, так?»), чуть не с рождения...
Выслушав очередную тираду мамаши о том, как, вопреки воспитанию, неженственна и страшно груба её дочь, Бетти выкладывает давно накипевшее:
«Можно быть грубой, не говоря ни единого бранного слова. Ты разве заметила, что у Анри сердце не на месте? Этот сын тебя вообще интересует? Нет, тебя занимают только проблемы Филиппа... А с Дени ты сейчас вообще обошлась, как с собакой! Хотя нет – как раз собакам в нашей семье всегда жилось лучше всех».
«У меня в твои годы было уже трое детей!» – тревожится мамаша о единственной дочери.
«У меня тоже. Правда, двое» – эхом вставляет Йоланда.
Простушка Йойо (как снисходительно зовут её домашние) во всем покоряется мужу и – вольно или нет, – копирует его мать (свою свекровь): такой же плащ и стиль одежды в целом, такое же неравенство в отношении к сыновьям: с одним никогда никаких проблем, а вот второй... «Представь, что он устроил в среду? Воспаление уха!»…
Правда, ей не очень уютно в пятничной (и праздничной – ей сегодня 35 лет) семейной атмосфере: она мёрзнет (хотя муж и свекровь сетуют на жару), с тихим ужасом следит, как «мухи дохнут» и, чуть подвыпив, жалеет беднягу Карузо.
Несчастный парализованный пёс – молчаливый укор, метафора этой «семьи с перебоями», еженедельные встречи членов которой полны взаимонепонимания, давно накопленного и плохо сдерживаемого раздражения.
Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...