Wednesday, 2 March 2016

«Большие надежды»/ High Hopes (1988), Mike Leigh - part 2

Окончание; см. начало рассказа о фильме

Печальные сцены сменяются сатирическими.


Вэлери устроила в честь 70-летия матери вечеринку (празднично водрузив на голову шапочку а-ля Летиция). Дом, как и его хозяйка – воплощение дурновкусия... Ширли и Сирил непрестанно иронизирует над туповатой Вэлери.

— Видели наш камин? Можно делать огонь сильнее, смотрите! Он не настоящий.
— Неужели? — язвит Сирил. — Ты сама все эти вещи выбирала?
— Да! Нравится?
— Как-то кричаще, нет?
— Я ничего не слышу (Вэлери бежит к окну).

Прибывает Мартин (Филип Джексон/ Philip Jackson), муж Вэлери — они два сапога пара. Сирил и Ширли, глядя в окно, упражняются в остроумии:
— Вот оно — ничтожество на Мэрсе.
[— Here he is — the jerk in the Merc. — No, the wanker in the tanker. — The weasel in the diesel.]
Вообще, их речь наполнена игрой слов (которую не умею перевести), всякими внутрисемейными словечками, собственным языком, возникающим за годы совместной жизни у любящей пары.
У Вэлери с Мартином «высокие отношения»: — Дверь закрой! — Рот закрой! А чё ты шляпу нацепила – в отпуск собралась?

Ворвавшийся «проныра на дизеле» снисходительно похлопывает Сирила по голове и здоровается: — Как дела, Шейла? – Хорошо... Марвин, — язвит в ответ Ширли.

Истерически вереща «С днем рождения!!», Вэлери волочет несчастную старуху (— Не тяни её! – Сама справлюсь со своей матерью!) в кресло, предлагает шампанское (чтобы хвастануть «полной чашей» купила шесть бутылок):
— У нас есть всё бухло, какое можно купить за деньги, а ей подавай чай! Вечно она всё портит!

В комнате, напоминающей стиль «донецкого быкоко» Януковича, Сирил комментирует украшения стола: — Полезная вещь! Банан из меди. Вдруг действительно захочется чего-то такого.

Мельтешащую по сверкающему дому Вэлери Мартин мимоходом отпихнул, та летит на диван – встает, водружает на место шапочку и провозглашает тост: — За мамин день рождения, потому что он может быть последним.

Мартин (он продает подержанные авто) одаривает Сирила «профессиональным советом» успешного бизнесмена (Таких как я очень мало!) — сколотить собственную курьерскую фирму:

– Всю грязную работу делают придурки, а ты сидишь в тепле и стрижешь бабло. Ты ж не хочешь в любую погоду таскаться по улицам на мопеде!
Сирил: Не у каждого цель копить деньги.
Мартин окидывает «роскошную» обстановку: — Думаешь, откуда это взялось?
Ширли, насмешливо обведя комнату: — Выпало из грузового кузова?

Мартин: Ты не так глупа, какой кажешься.
Ширли молниеносно парирует: Жаль, что о тебе такого не скажешь.


Захмелевший Мартин начинает клеиться к Ширли: — Пойдем в сад, дам тебе профессиональный совет. — Сделай одолжение.
— Там есть одно растение – хочу показать. — Наверняка есть. Пойду-ка возьму мои садовые ножницы.

Их диалог, посмеиваясь, слушает из соседней комнаты Сирил...


Вэлери набухалась подарочным шампанским; опять провизжав «с днем рожденья», заставляет мать задуть свечу на торте (Дуй! Я тебе сказала!), сует ей вилку в лицо...

Застывшее лицо старушки, фоном — ор её ссорящихся детей...


— У тебя последние 20 лет разжижение мозга! — А ты наркоман – и ты Ширли тоже! — Посмотри на себя! Ты позорище! Вечно пьяная! Эта вечеринка не для матери – а для тебя!


Мартин: — Четырехглазый дебил.
Сирил: — Ты обо мне?
— (спохватывается, хмыкает) Ой, нет, не о тебе, Сирил. О твоей чертовой сестричке.
— Не поспоришь.

Самодовольный бизнесмен Мартин даже не дал денег опекаемому им Сирилу на такси для старухи...


Дома Сирил готовит пирог. (И то правда: после подобных вечеринок всегда хочется есть).

Ширли привезла старушку к ним: — Она не хотела домой. Опять путается. Кто такая Фрида? Она говорила о ней.

Мать угостили чаем и пирогом.
— Вы тоже можете выпить, если хотите, — забывшись, угощает старушка.
— Спасибо, — улыбается Сирил.

Доброе располагающее лицо Ширли – напоминает её героиню из «Еще одного года».


Миссис Бендер оттаяла и разговорилась, путая прошлое с настоящим: её мать всегда любила её сестер, Фриду и Рене, больше, чем её. Никогда их пальцем не трогала, одевала в новое – а ей оставались обноски... А позже к её мужу приставала сестра...
— Надо им позвонить, – и старушка валится на кровать.

На мгновение приходит в себя: — Это кто?
— Никто, скелет. Плакат за ядерное разоружение...


Ширли: В 2026-м мне будет 70, если доживу.
Сирил: Это будет столетие Всеобщей стачки...
— Ты боишься старости? — Немного... — А я боюсь ожесточиться...

Сирил говорит, что в июне ему стукнет 35. Ширли тут же замечает: роди мы ребенка в этом году, когда нам будет 70, ему будет 35.
Это всё решает (может, из-за 70-летия матери? или вследствие примирения с ней сына?) – можно не предохраняться.


Утром бабулю ведут на крышу – там крохотный садик Ширли, и вид на город.


— We'll take you somewhere nice. Ramsgate. — Aldgate. — Harrogate. — Cow and Gate. — Watergate.


— Это же крыша мира! — бормочет старушка...


Исполнительница роли миссис Бендер Эдна Дорэ (Edna Lillian Doré, 1921-2014) умерла 11 апреля 2014 года в возрасте 92 лет.
Майк Ли вспоминал о ней:
«Она ругалась как солдат, курила как паровоз, не терпела чуши и дураков.
Сначала она отнеслась к репетициям на съемочной площадке "Больших надежд" скептично. Но полностью доверившись мне, импровизации и отсутствию сценария, она с безмерным энтузиазмом погрузилась в эту историю. Даже играла отдельные сцены без своих вставных челюстей. Когда за прочувствованное исполнение этой роли ей вручали приз Европейского кинофестиваля (European Film Award), она с сарказмом отметила, что право на бесплатный проезд в автобусе получила гораздо раньше, чем эту, первую в её карьере, награду.
Она была очень остроумной. Легендарными были её непристойные шутки. Славилась садоводческим талантом и премированным участком. С наслаждением рассказывала историю о том, как полиция, следившая за группой наркоторговцев в соседнем доме, арендовала её тепличку, где было полным-полно ухоженной конопли.
Мы просто не могли не пригласить её поучаствовать в одной из сцен на садовом участке в картине "Еще один год" (2010). Она была больна и слаба, но согласилась. Потому что она оставалась настоящим бойцом, образцовым участником актерсокй группы. Всем нам будет не хватать её остроумия, её щедрости, и сверх всего – её неповторимой, искренней актерской игры».

Для меня, помимо прочего, «Большие надежды», прежде всего, история сближения сына с матерью: в начале повидать мать – это «поскорее покончить с неприятным», в конце: «надо бывать у нее почаще, ей нужна забота».

Фильм ни коим образом не левацкая пропаганда – было бы незаслуженным упрощением считать работы Майка Ли чем-то столь примитивным. Как во всех его историях, в этой намешано очень много нюансов и вопросов. Да и при всей симпатии к Сирилу и Ширли, эти персонажи у него далеки от одномерного идеала. В начале фильма посмеиваешься над другими – в конце становится как-то неуютно, задумываешься о себе.
(на фото Майк Ли и оператор фильма Роджер Пратт/Roger Pratt)

Это драма, комедия, трагикомедия – как сама жизнь.
Режиссер Майк Ли, автор сценария – он же, хотя сценарий в картинах Ли понятие весьма условное. Как известно, сюжет (тоже обычно весьма условный) развивается в ходе многократных скрупулезных импровизаций исполнителей («Мы с актерами отправляемся в путешествие, не зная, куда оно нас заведет»). Актеры самостоятельно создают и развивают образы своих персонажей.
Фильм, как и все картины Ли – исследование внутрисемейных взаимоотношений.

Запоминается гармония Сирила-Дэвиса и Ширли-Шин – полное взаимопонимание, нежность, собственный язык, шутки, незаметные взгляды и жесты, передающие тесную связь. Прекрасно создан образ старухи-матери.
Их естественности и теплу противопоставлены манерные манекены, Летиция и Руперт.

Ли безжалостно (и с непревзойденным юмором) препарирует британское классовое общество – в качестве скальпеля используя самое страшное для соотечественников: страх попасть в неловкое положение.

В своих интервью режиссер часто сетует на трудности финансирования – неудивительно, принимая во внимание его необычный творческий метод. Для «Больших надежд» часть средств нашлась у новаторского «Четвертого телеканала».

В интервью о картине Майк Ли рассказал, что замысел возник из размышлений о «политической дезориентации», о потребности иметь потомство, а также из личных переживаний: смерть отца; трудности, с которыми сталкиваются пожилые люди в быстро меняющихся районах Лондона.
Критики, знакомые с предыдущими театральными и телевизионными проектами Майка Ли, отмечали, что «Большие надежды» наиболее оптимистичная из всех его историй. На что режиссер ответил:
«Назвать эту картину оптимистичной – значит, незаслуженно её упростить... Но если бы кто-нибудь воспринял этот фильм как чистую сатиру – меня бы это огорчило.
[...] Показывая жизнь такой, как она есть, ты неизбежно, пусть косвенно, иносказательно — сокрушаешься, оплакиваешь её».

Моя любовь к творчеству Майка Ли с каждым увиденным фильмом всё крепнет. Это многомерные, заставляющие думать притчи, хотя напоминают подглядывание в замочную скважину за самыми обычными людьми. Это фильмы, подобные самым ценным книгам – тем, которые необходимо перечитывать многократно, в разные периоды жизни, в разном возрасте. Убеждена, что каждый думающий зритель увидит в историях Ли что-то своё – думаю, это и есть цель режиссера.

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...