Wednesday, 24 December 2014

Дед Мороз – отморозок/ Le père Noël est une ordure (1982)/ Santa Claus is a bastard

Зная, что мы с мужем любим французское кино, эту «черную новогоднюю комедию» посоветовал посмотреть приятель-франкофон. Весьма удивлялся: Как вы смотрите, не зная языка? Там же всё теряется, всё на игре слов!
А вот смотрим, если повезет с переводом.
Сказал, что эту комедию все франкоязычные (он сам швейцарец) знают наизусть, обязательный атрибут предновогоднего периода – культовая, как теперь говорят, история, сродни нашей «Иронии судьбы».
Интересная подробность (via):
Из-за оскорбительного названия фильма парижская служба подземки RATP вкупе с мэром Парижа отказались размещать его рекламные постеры.

...Феликс (Жерар Жиньо/Gérard Jugnot) «оплатил долг перед обществом» — отсидел, и теперь утверждает, что хочет в это общество влиться. Делает это без особого успеха.

Подрабатывает Дедом Морозом, мимоходом воруя всё, что подвернется; рекламирует новогоднюю секс-вечеринку. С «рабочего места» его выживает могучий африканский Санта.


Подружка Феликса (Мари-Анн Шазель/ Marie-Anne Chazel) беременна. Вместо Жижи (см. «Загорелых») она теперь Жозетта, или Шушу.
— Я кипятила твои трусы и майку! – Плевать, украду новые!

«Служба помощи SOS» — телефон доверия. Скоро вам ответит голос друга...

Сварливая начальница (Жозиан Баласко) фирмы SOS Distress, с дорогостоящими игрушками для племянников, застряла в лифте и дудит там в подарочную трубу, пытаясь привлечь внимание своих идиотов-подчиненных.

В Сочельник дежурят её подчиненные, придурковатые операторы «телефона доверия»: нервно-неуверенная Тереза (Anne Bourguignon aka Anémone) и занудно-туповатый аккуратист Пьер (Тьерри Лермитт), стол которого окружен табличками с поучительными надписями: «Протереть трубку дело недолгое и полезное. Особенно на случай гриппа».

— Служба помощи? Я на грани.
– Алё? Алё? Нажмите на кнопку! — командует Тереза...

Похоже, ребята больше вредят несчастным дозвонившимся, чем помогают им.

Тереза («Она очень умная – закончила Школу социальных работников!») почти довязала перчатки прокаженным из Джакарты:
— Красный Крест просит вязать трехпалые перчатки. Хотя варежки я бы вязала быстрее...

Очередной звонок: — Это моё последнее Рождество – у меня лейкемия. И на прощание я хочу поздравить женщину... (сочувствующий Пьер передает трубку коллеге) Тереза, я имею тебя в зад, поворачиваю к стене...


Где-то горюет хрупкая женщина Катя (Кристиан Клавье); её мелкобуржуазное семейство относится к трепетной душе Кати без понимания. Зато в SOS Distress отнеслись ласково: Пьер дал ему адрес своей конторы (Я не мог отказать. Он напомнил мне про Рождество!).

Трогательная парочка операторов втайне (не очень тайно) вожделеет друг друга. Пьер и Тереза преподносят друг другу рождественские сюрпризы.

Тереза связала (О, половая тряпка, спасибо, очень мило!) жакет для Пьера. — Серый с бордо идет ко всему, — неискренне хвалит Пьер.

Пьер рад показать ей свой подарок, но мешает непрошеный посетитель – сосед. Задко Прескович (Брюно Муано/ Bruno Moynot) – один из гомерически смешных персонажей; внешне смахивает на Михаила Шаца времен «ОСП-студии».

Задко: Я принес вам подарок от моей страны. Я принес вам дубицшу. Это как шоколадные трюфели.
Тереза (вежливо, но неуверенно): Выбор богатый...
Задко: Это знаменитые Софьины дубицшу. Там только качественные продукты: синтетическое какао с маргарином и сахарозой.

Пьер: Вы заметили, Тереза, там что-то вроде прослойки?
Тереза: Да. Нечто очень нежное...

Задко: Это домашнего производства.
Пьер: Да. Сразу видно – это сделано вручную.
Задко: Конечно, вручную – раскатано под мышками! Я рад, что вам понравилось! Обычно это гарнир... Я больше ничего не скажу...
Пьер: Больше ничего не говорите!

Возможно, Баласко, которая «изначально» Баласкович, спародировала какие-то рецепты своей хорватской бабушки...

Наконец Пресковича спровадили, и Пьер может преподнести Терезе свой дар.
Пьер: Это картина, которую я написал для вас. Только, Тереза, в ней надо видеть не мужской фантазм... а, как бы это выразиться, созидательный поиск... воображение художника... Её, конечно, следует смотреть в интерьере...
Тереза: Не могу сказать, что мне не нравится... Пейзаж миленький. Но вмешательство этой пышнотелой женщины...

Пьер: Да! Я только теперь понял: вы мне удались гораздо меньше, чем свинья.


...Врывается Шушу (зашла за ключами) – она «подопечная» Терезы, дающей ей приют у себя в квартире, когда ту избивает друг-Феликс (Это случается так часто...).


Пока в «Службе помощи SOS» суета, возвращается тихий хлебосольный Задко Прескович, неся что-то под расшитым рушничком:

— Вы уходите? Какая жалость! Те, кому нравится дубицшу, любят и клуг с каштанами. Это так же вкусно.


Аптекарь: Мой пиджак весь в мазуте! Что это за вещество? (нюхает) Это дерьмо?!
Задко: Нет, это клуг.

Позже в «службу помощи» является звонивший страдалец-мужчина (по голосу), который оказывается трансвеститом Катей, что немало смутило Пьера.

Катя: Я чувствую, что вам неловко танцевать со мной...
Пьер: Вовсе нет. Нам приходится иметь дело с самыми разными людьми. На прошлой неделе звонил коммунист, представляете?


К ужину снова является скромный Прескович...

Тереза: Скажите, мсье Прескович, это не тот самый клуг?
Задко: Да, но он несколько видоизменен – я его подклеил. Шпоцами.
Шушу: Пирог пукнул!
Пьер: Что это за жуткий запах?
Тереза (сдержанно): Надо признаться, запах не очень приятный.
Задко объясняет: Это потому что он очень горячий. Шпотцы бродят. При выпечке запах усиливается.

Тереза: Я нож сломала – снаружи это мягкое, а внутри как камень...

Когда догадливый Пьер вышвыривает подарочный клуг с балкона, твердый как камень пирог разносит лобовое стекло в припаркованном внизу автомобиле начальницы. Тереза тащит мусорное ведро и наставляет Задку:
— Идите, мсье Прескович, а то если это съест собака, она может заболеть. То есть, я хочу сказать, там осколки...

Потом начинается полный фарс (что, кстати, характерно и для фильмов, срежиссированных самой Баласко)... Может, в этой форсированной фарсовости и есть сермяжная правда изюминка французской комедии?



Splendid’ы (они же авторы сценария и диалогов, они же исполнители) от души поглумились над всем подряд: социальная помощь неимущим, «служба спасения», самоубийцы, гомосексуалисты, иммигранты, рождественские традиции... Играют отменно, кажется, что просто дурачатся ради собственного удовольствия (наверняка так оно и есть, принимая во внимание историю «Великолепных»).

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...