Tuesday, 7 January 2014

Дмитрий Долинин: Не люблю, когда фотографии оснащают названиями, кроме простых информационных./ Dmitry Dolinin


(на съемках фильма «Объяснение в любви», кадры из док. фильма «Илья Авербах. История любви и прерванный полет, 2008»)

Дмитрий Алексеевич Долинин (род. 30 сентября 1938, Ленинград) — кинорежиссер, кинооператор, сценарист, фотограф, профессор, заслуженный деятель искусств России.

(на съемках фильма «Объяснение в любви», в центре Дм. Долинин)

Оператор четырех картин Ильи Авербаха: «Чужие письма» (1975), «Объяснение в любви» (1977), «Фантазии Фарятьева» (1979), «Голос» (1982).

Дм. Долинин:
Фотографировать аппаратом «Комсомолец» я начал лет с двенадцати. Очень ясно вспоминаю свою первую фотокарточку, напечатанную контактом в формате 6х6. Из небытия вдруг начала вытаивать картинка: огромная лужа во всю ширину улицы Ленина, смачно отражающая весеннее небо, кудрявые облака и облезлый брандмауэр.

Зато начисто стерлось из памяти, когда и почему я решил податься в кинооператоры. Однако тут фотографирование пришлось очень кстати, ибо первоначальный конкурс на операторский факультет проводился и проводится по сей день по фотоработам. Еще вдруг оказалось, что мои родственники знакомы с настоящим кинооператором. Это был тогда молодой, а ныне, увы, покойный Дмитрий Давидович Месхиев (отец режиссера). Разглядывая мои фотографии, он раскладывал их на две кучки: в первой их оказалось пятнадцать, во второй — одна. «В этой картинке есть настроение», — сказал он с неповторимым грузинским акцентом. Слово «настроение», сказанное Месхиевым, открыло в моей душе меланхолические шлюзы и определило всю мою дальнейшую кинематографическую карьеру и фотографические пристрастия.

А сама фотография, отодвинутая на второй план, увы, так и не стала «делом моей жизни», всегда оставаясь мечтой, тем самым замечательным занятием, которому мне хотелось посвятить себя, если бы я стал вдруг богатым и свободным. Не могу сказать, что я не люблю кино, которому уже отдана вся жизнь, однако, у него, как занятия, есть один серьезный порок, который определяется чванливой формулой: «кино — искусство коллективное», тогда как фотография — свободный поиск одиночки.

В середине семидесятых, будучи уже успешным оператором, я затосковал по одиночеству фотографа и стал иногда снимать «для себя».

источник

* * *
UPD
Дмитрий Долинин о Юрии Векслере:

Юра учился в школе в послевоенном Ленинграде. Жизнь была нищей, тесной, пестрой. Во всех дворах и закоулках — блатные компании, где опытные уголовники по своему образу и подобию «воспитывали» мальчишек. Юра тянулся к ним.
Однако было и другое. Был Дворец пионеров и рисовальная студия С.А. Левина, куда он ходил семь лет. О Левине Юрий Аркадьевич постоянно вспоминает с уважением и нежностью. Левин учил не только рисованию, но пытался привить своим питомцам любовь ко всему, что связано с понятием культуры...
<…>
Посчастливилось ему и с учителями. В те годы в цехе комбинированных съемок работал В.В.Горданов — один из выдающихся мастеров операторского искусства тридцатых годов, человек глубокой наследственной культуры, общение с которым, по собственному признанию Векслера, дало ему очень много для понимания литературы, живописи, кино.

Его фотоработами заинтересовался классик отечественной операторской школы А.Н.Москвин, дал несколько важных советов и подарил книгу «Фотографическая оптика»...

С тех пор прошло много лет. Векслер стал оператором-постановщиком, снял больше десятка картин. Автор настоящей статьи, как и всякий человек, несколько тщеславен и поэтому желал бы поведать миру, что в свое время так же, как и другие учителя, помог Векслеру овладеть кое-какими тайнами операторской профессии, потому что иметь таких учеников, как он — большая радость. Однако, справедливости ради, придется констатировать, что не будь сам Векслер, как говорится, семи пядей во лбу, ничего бы у автора не вышло, как бы он ни старался. Старался сам Векслер, ибо, не кончая ВГИКа, стать таким крупным мастером, как он— дело почти невозможное. По всей стране операторов высшей категории, не имеющих высшего образования, можно по пальцам перечесть...

<…>
Kозинцев однажды написал об А.Н.Москвине: «...Дело заключалось в работе с актерами. Андрей Николаевич не только хорошо снимал их, но и строил вместе с ними образ; как бы играл вместе с актерами. Его любимой областью стало освещение лиц. Это был особый, меняющийся в монтаже драматический облик характера». Посмотрев недавно картину «Пацаны», снятую Векслером, я с радостью могу отнести эти слова и к нему. Однако, кроме острых и точных портретных характеристик действующих лиц, вылепленных оператором иногда с трагической силой, в картине существует непередаваемая словами прелесть точно придуманных и выстроенных с подлинным мастерством настроенческих кусков, таких, например, как повторяющиеся кадры ужина, или великолепные как по настроению, так и по экспрессии куски «бунта».
Словом, несмотря на «ветеранство», — Векслер на подъеме.

«Кадр», 1983, 3 февраля

*
…Некая «социальная заряженность» заставляла нас, если картина была на современную тему, снимать как бы антиэстетично. Потому что тогдашняя реальность представлялась антиэстетичной практически всегда, поскольку была совковой: всюду—масляная краска цвета поноса, помнишь? И свое изображение мы строили, исходя из этого. Поэтому те фильмы внешне могут казаться некрасивыми.
Возьми мельниковские «Старший сын» и «Отпуск в сентябре» по «Утиной охоте» Вампилова. Там нет никакой эстетизации того нашего вонючего быта, а, наоборот, делалась попытка создать эстетику жесткую, на документальной почти основе. Отсюда было стремление снимать в натуральных интерьерах, выбирать натуру, не отмеченную никаким украшательством, и так далее. А на самом деле «Старший сын» — очень красивая, эстетически просто очень выразительная картина. «Отпуск в сентябре» менее эстетская вещь, там больше на актерах построено…

«Вечерний Петербург», 2001, 29 сентября

источник
* * *
На съемках фильма «Голос» (1982)

Знаменитый петербургский режиссер, оператор и сценарист Дмитрий Долинин:

У нас [с женой — режиссером Нийоле Адоменайте] есть совместный фильм «Монологи про Илью Авербаха».

— А когда вы только начали режиссировать, вы на кого-то из режиссеров ориентировались?

— Я ориентировался на Илью Авербаха, с которым снял четыре картины, и это было самое счастливое время за всю мою операторскую карьеру, мы работали в полной гармонии. То, что делал Авербах, мне казалось идеалом, он был мне интереснее, чем Тарковский и прочие модные в то время режиссеры.

Подготовила Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...