Monday, 22 October 2012

Г. Данелия в программе А. Гордона (2002)/ Danelia about his creative approach

Кинорежиссер Георгий Данелия в цикле «Технология творчества» Александра Гордона.
Тема № 185
Эфир 16.12.2002

Зачем фильму нужен режиссер? Поэтический взгляд сценариста, камера оператора, музыка композитора, обаяние актеров — как собрать этот разнородный оркестр, формируя собственное лицо, которое назовут впоследствии режиссерским авторским стилем? О технологии без технологии и интуитивных подходах к творческому процессу — в цикле «Технология творчества» кинорежиссер Георгий Данелия (источник).

Г. Данелия:
«Я считаю, что главное в кинематографе, - в том кинематографе, которым занимаюсь я, – это история и люди. Но есть другой кинематограф, построенный на соотношении изображения, где зрительный ряд превалирует над характерами, над сюжетом. И это тоже очень достойные картины, мы знаем великих мастеров, которые снимают так.
Я всё время старался, чтобы в моих фильмах не было кадра, про который во время просмотра картины сказали бы: «ой, какой красивый кадр», или «ой, как это он хорошо придумал, какая режиссерская находка». Для меня хуже ничего не может быть: значит, то, что происходит, их не увлекло».

Friday, 19 October 2012

Аньес Жауи - 48 / Agnès Jaoui, creative duo with Jean-Pierre Bacri

Французская актриса, певица, режиссер и сценарист Аньес Жауи (Agnès Jaoui) родилась 19 октября 1964 года в городе Антони, деп. Верхняя Сена (Antony, Hauts-de-Seine), близ Парижа.

Ее отец, тунисец Юбер Жауи (Hubert Jaoui) по профессии – управленческий консультант, мать Жозиан Зера (Josiane Zerah) – психотерапевт. (источник)

По другим данным:
Отец – Гиза Жауи (Gyza Jaoui); один из новаторов использования в психотерапии трансактного анализа [его создатель – американский психиатр Эрик Берн (Eric Berne). Согласно его концепции, человек запрограммирован «ранними решениями» в отношении жизненной позиции. Он проживает свою жизнь по «сценарию», написанному при самом активном участии его близких, прежде всего родителей, принимает решения в настоящем, основанные на стереотипах, которые когда-то были необходимы для его психологического выживания, но теперь чаще всего бесполезны. Основная цель психотерапевтического процесса — реконструкция личности на основе пересмотра жизненных позиций, осознания непродуктивных стереотипов поведения, мешающих принятию адекватных настоящему моменту решений, формирование новой системы ценностей исходя из собственных потребностей и возможностей.]

В доме царила творческая атмосфера, с детских лет ставшая привычной и естественной для Аньес и её брата Лорана (Laurent Jaoui - также сценарист и режиссер).

Страсть к театру появилась у девочки ещё в лицейские годы: в 15 лет она поступает на театральные курсы в парижскую школу драматического искусства Кур Флоран (Cours Florent). В 17 лет, намереваясь поступать в Консерваторию для дальнейшего изучения сценических дисциплин, Аньес проходит литературную подготовку в парижском лицее Анри IV.
Первой киноработой 19-летней Аньес стала роль в фильме Поля Бужена «Сокол» (Le Faucon, 1983), где также дебютировал Венсан Линдон.

Увы, экзамены в Консерваторию она провалила. Тогда 20-летняя Аньес поступает на курсы Пьера Романа, одновременно присоединившись к труппе «Театра д'Амандье» (théâtre des Amandiers de Nanterre), руководителем которого был в то время Патрис Шеро (Patrice Chéreau). Он пригласил актеров труппы (среди них – Аньес Жауи, Марианна Деникур, Валерия Бруни-Тедески и Венсан Перес) сыграть в своем фильме «Отель де Франс» (1987).

В том же 1987 году происходит еще одно важное событие в жизни Аньес: она занята в постановке Жана-Мишеля Риба по пьесе «День рождения» Гарольда Пинтера (Harold Pinter, The Birthday Party, во французской версии - «L'Anniversaire»), где впервые играет вместе с Жан-Пьером Бакри (Jean-Pierre Bacri) – будущим своим спутником в жизни и в творчестве.

Жан-Пьер Бакри родился 24 мая 1951 года в алжирском городке Кастильоне, где его отец по выходным работал кассиром в кинотеатре Star.
В 1962 году семья перебирается в Канн, Жан-Пьер учится в местном лицее, намереваясь стать преподавателем латыни и французского.
Позже он оставляет эту идею, работает в банке, а в 1976 году 25-летний Бакри перебирается в Париж.
Работает в рекламном агентстве, записывается в труппу любительского театра, где обращает на себя внимание, сыграв несколько ролей типичных pied-noir – «черноногих», то есть французов магрибского происхождения.
Тогда же Бакри появляется в эпизодических ролях на телевидении и пишет свои первые пьесы - «Всего лишь» (1977), «Почтовая марка» (1978) и «Нежный лик любви» (1979).

Он одержим театром, но чтобы стать знаменитым, актеру необходим кинематограф. Бакри играет в эпизодах, его запомнили после «Тысячи извинений». Жан-Лу Дабади специально для Бакри пишет роль инспектора Эсперанци в фильме «Седьмая цель»; а за роль инспектора Бэтмена в «Подземке» Люка Бессона (1985) актер впервые номинируется на кинопремию «Сезар».

Похоже, Бакри не привлекают главные роли - он остается мастером эпизода, запоминаясь своими забавными и эксцентричными персонажами. Бакри увлекает драматургия; поворотным моментом становится его знакомство с Аньес Жауи, - актриса и драматург стала многолетним соавтором и спутницей жизни.

Родственные души, обожающие творить, Бакри и Жауи пишут свою первую совместную пьесу, «Cuisine et dépendances», что можно перевести как «Кухня и подсобные помещения», где и происходит всё действие. Первая же попытка приносит шумный успех – пьеса много месяцев не сходит с театральных подмостков.

В 1993 году дуэт Бакри-Жауи создаёт киносценарий на основе этой пьесы (Cuisine et dépendances). Одноименный фильм снял режиссер Филипп Мюиль (Philippe Muyl), в главных ролях заняты сами Жан-Пьер Бакри и Аньес Жауи, а также Жан-Пьер Даруссен (Jean-Pierre Darroussin) – с самого начала он играет в каждой пьесе и фильме дуэта Бакри-Жауи.

В 1993 году режиссер Ален Рене (Alain Resnais) приглашает этот творческий дуэт адаптировать для киноэкрана пьесу английского драматурга Алана Эйкбурна (Alan Ayckbourn) «Интимные обмены» (Intimate Exchanges).

Рене предложил сократить пьесу, убрав две из восьми историй (их содержание к тому же сочли «слишком британским» для перевода), сделав сюжет более четким – шесть историй с 12-ю возможными финалами.
Таким образом, дуэт драматургов создал сценарий фильма из двух частей: «Курить» и «Не курить». (Smoking/ No Smoking).
Все роли в фильме сыграли Пьер Ардити (Pierre Arditi) и Сабин Азема (Sabine Azéma). Ироничные истории про роль и связь случая и судьбы принесли драматургам Бакри и Жауи премию «Сезар» 1994 года - за лучший сценарий.

Следует вторая совместная пьеса – «Семейное сходство» (Un air de famille), которую ждал еще бóльший успех - престижная театральная премия Мольера. На основе пьесы «Семейное сходство» Бакри и Жауи написали киносценарий, одноименный фильм в 1996 году снял Седрик Клапиш (Cédric Klapisch). В ролях – Жан-Пьер Бакри, Аньес Жауи, Жан-Пьер Даруссен, Кэтрин Фро.

Внимание к повседневным мелочам, проницательные и остроумные диалоги, насмешка над мещанскими условностями, – таков взгляд Аньес и Жан-Пьера, чуткий, ироничный, немного грустный. Фильм заслужил признание широкой публики и кинокритиков, принеся творческой паре вторую премию «Сезар», за лучший сценарий – в 1997 году.

Выработался авторский стиль дуэта драматургов-исполнителей: проницательный, внимательный к деталям взгляд на окружающее; ироничный, подчас язвительный, чуть разочарованный. Работы Бакри-Жауи – меткие комедии нравов, не лишенные черного юмора, - однако авторы не издеваются над своими персонажами, находя в каждом из них симпатичные узнаваемые черты.

События обычно происходят «в узком кругу» - среди друзей, коллег, внутри одной семьи. Повседневные заботы и отношения показаны с неповторимой ироничной теплотой. Тандем Бакри-Жауи создает некий феномен: каждая киноработа этих авторов почти автоматически награждается премией «Сезар» за лучший сценарий.


В 1997 году Аньес Жауи и Жан-Пьер Бакри снова работают с Аленом Рене. Они пишут сценарий к фильму «Старая песня» (Same Old Song/ On connait la chanson), а также выступают в нем как актеры.
Снова оглушительный успех – причем двойной: «Сезар» 1998 года за лучший киносценарий, а также по статуэтке Бакри и Жауи - за лучшие мужскую и женскую роли второго плана!

Пришла настоящая известность. Правда, Аньес в одном из интервью заметила, что «быть только актрисой - занятие инфантильное». Жауи, которая сняла рекламный ролик к этой картине Алана Рене, пришлась по вкусу работа режиссера.

Аньес Жауи и Жан-Пьеру Бакри близка эстетика пародийной комик-группы "Les Nuls" («Никакие»). Бакри вместе с Аленом Шаба с удовольствием играет в фильмах «Город страха» и «Дидье»; Жауи сыграла с Аленом Шаба в фильме «Кузен» (Le cousin, 1997) Алена Корно. Жауи - Бакри связывает давняя дружба с Владимиром Йорданоффым и близким к Les Nuls Жераром Ланвеном.

Затем Аньес с неизменным своим соавтором Жан-Пьером Бакри пишет сценарий фильма «На чужой вкус» (Le goût des autres, 2000).

(на фото - рабочий момент съемок фильма)

Картина стала режиссерским дебютом Жауи - причем весьма успешным. Как обычно, в одной из главных ролей снялась сама Жауи, пригласив принять участие в своем режиссерском дебюте друзей: Бакри, Алена Шаба, Владимира Йорданоффа, Жерара Ланвена. Проницательность, чуткость и юмор, присущие фирменному стилю Бакри-Жауи (которых иногда именуют французскими Вуди Алленами), есть и в этой истории о противостоянии личных и «общественно обусловленных» взглядов.
Снова всеобщий восторг и признание.
Дуэт Бакри-Жауи в 2001 году получил свой уже привычный «Сезар» за лучший киносценарий, а Аньес Жауи как режиссер - за лучший фильм.
«На чужой вкус» получил массу других кинонаград, включая номинацию на «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм».

Аньес Жауи продолжает сниматься: в главной роли у Лорана Буника в экранизации психологической новеллы Стефана Цвейга «24 часа из жизни женщины» (24 heures de la vie d'une femme, 2002). В фильме Франсуа Фавра «Роль ее жизни» (Le rôle de sa vie, 2004) – в роли эгоцентричной кинозвезды; партнершей Жауи в этой непростой истории стала актриса Карин Виар.

В 2004 году Жауи снимает свой второй фильм - «Посмотри на меня» (Comme une image).

Сюжет, персонажи, пространные диалоги этой истории, как всегда, четко отражают особенности творческого почерка Аньес Жауи и Жан-Пьера Бакри. Оригинальный сценарий, конечно, написали сами. Оба заняты и в качестве актеров, как обычно, с предельной искренностью и достоверностью воплощая ими же созданные образы. Фильм был показан в программе Каннского кинофестиваля в 2004 году; Бакри и Жауи получили награды за лучший киносценарий; Аньес номинировалась и как режиссер.

В 2005 году Аньес Жауи сыграла в драме «Дом Нины» (La Maison de Nina) Ришара Дембо. Картина рассказывает о сиротском приюте времен окончания Второй мировой войны.

Затем неутомимая Аньес Жауи пробует себя в новом жанре - музыкальном, и выпускает свой компакт-диск, интонации которого навеяны мотивами латино (фадо, фламенко, болеро, босса).
(на фото - кадр из фильма Посмотри на меня)

Аньес обожает музыку и со времен консерватории серьезно занимается вокалом. Музыка часто оказывается одной из тем – главных или побочных - в её киноисториях.
И вот вышел первый альбом, «Canta». С песнями, записанными на испанском и португальском языках, Аньес в 2006 году объехала Францию и Бельгию.
В 2007 году за диск Canta Аньес Жауи была удостоена ежегодной музыкальной премии Victoire de la musique в категории «международный музыкальный альбом».

В 2008 году [по другим данным - в 2012] Аньес Жауи усыновила двух бразильских детей, которым было пять и семь лет – актриса сама захотела, чтобы дети были достаточно взрослыми.

Спутником Аньес долгое время (с 1987 по 2008 годы) оставался Жан-Пьер Бакри. Они сохранили добрые отношения и перестав быть супругами; продолжают совместную работу.
[Жауи и Бакри больше не живут вместе, у каждого своя профессиональная и личная жизнь: оба по отдельности актерствуют, а Жауи попутно выступила как латиноамериканская певица, записав песни на испанском и португальском языках. В начале этого [2008] года она усыновила двух бразильских детей. Но отношения Бакри и Жауи как партнеров не закончились. - из интервью]

В отношении своей личной жизни Аньес Жауи обычно скрытна и сдержанна, но для издания «Пари Мач» она прокомментировала: «Меня всегда очень раздражает, что в биографиях женщин неизменно указывают: "с" или "без детей". Я не испытывала потребности в деторождении. Но об усыновлении думала давно».

В этом же 2008 году Аньес снова работает как режиссер - она снимает фильм «Расскажи мне про дождь» (Parlez-moi de la pluie, 2008, см. интервью о фильме). Снова совместный оригинальный сценарий Бакри-Жауи, в фильме занят популярный актер Жамель Деббуз (Jamel Debbouze), а главные роли исполняют, как всегда, Аньес Жауи и Жан-Пьер Бакри.

источники: 1, 2, 3

Подбор материалов, перевод с английского - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Wednesday, 17 October 2012

Женщина дождя – интервью Аньес Жауи (2010) / Rainy Day Woman: Agnès Jaoui

июнь, 2010 год

В своем новом фильме сценаристка, режиссер и актриса Аньес Жауи (Agnès Jaoui) затрагивает такие злободневные темы как расизм, классовость, гендер и политика – в обычном для неё жанре драмедии [драматическая комедия].

В многолетнем сотрудничестве Жауи и Жан-Пьера Бакри создан ряд спектаклей и кинофильмов, остроумно и достоверно изображающих жизнь современных французов.

Третья картина, снятая Жауи в качестве режиссера, называется «Расскажи мне о дожде» (Parlez-moi de la pluie).
Как всегда, Аньес Жауи выступает и как исполнительница – она сыграла Агату, политика-феминистку из Парижа, которая едет навестить свою замужнюю сестру, живущую в старом родительском доме на юге Франции. Местные кинематографисты Карим (Жамель Деббуз) и Мишель (Жан-Пьер Бакри) просят Агату поучаствовать в их проекте об «успешных женщинах», что приводит всех героев истории к переоценке отношений и ценностей.
Карим оказывается сыном домработницы Мимуны – её сыграла непрофессиональная актриса с похожей судьбой. Жауи мастерски подбирает актеров, — а это непростое задание для режиссера, снимающегося в собственной картине. В результате возникла меандрическая (со сложным многосюжетным рассказом) трагикомедия, затрагивающая целый ряд проблем: расовое и гендерное неравенство, политическая этика, предрассудки и тому подобное.

«Расскажи мне о дожде» точнее всего будет назвать комедией нравов, не лишенной также неловких ситуаций и чеховской атмосферы семейной близости.
Мы встретились и поговорили с Аньес Жауи во время её недавнего визита в Нью-Йорк.

Ваши фильмы затрагивают множество тем. Прежде всего в этой картине речь идет о гендере, классовости, неравенстве, политике, предрассудка, образовании, супружестве... Для Вас это и есть «жизнь»? Или Вы просто выбираете проблему и решаете сделать об этом фильм?

Аньес Жауи: Мне хотелось поговорить о том, что осталось от феминизма, описать разные женские характеры — одна героиня из Ближнего Востока, принадлежит к старшему поколению, другие более традиционны (моя сестра по фильму, и я сама, более современная и самая молодая) — и посмотреть, каковы функции и наследие таких разных женских моделей, как мы с этим справляемся.

Кроме того, мы хотели поговорить о политиках, потому что во Франции к ним относятся с крайним презрением. Есть американский телесериал, который мне очень нравится – «Западное крыло» (The West Wing) — он просто немыслим во Франции.

Потому что никто не стал бы смотреть?

АЖ: Нет, потому что в нем люди политиков любят. [Жители Франции] убеждены, что все [политики] насквозь гнилые, несут чушь; нет того чувства чести и достоинства, которые показаны в «Западном крыле». Даже если мне приходилось встречать некоторых французских политиков, напоминающих персонажей «Западного крыла» — а они существуют, даже во Франции, — общественное восприятие совершенно иное.

Еще нам хотелось затронуть тему наследия колониализма, понять, что такое в наши дни быть мусульманином — для нового поколения, второго или даже третьего. Так что — да, фильм касается множества проблем.

(на фото - Жауи на съемках фильма)

Ваши персонажи такие достоверные, это живые люди. Вы начинаете с создания героев?

АЖ: Мы начинаем одновременно – с тематики и персонажей, но это правда – я не умею выдумывать героев. Мне нужно знать человека в действительной жизни — располагать какими-то образцами, моделями, чертами, когда одной, когда двумя-тремя — чтобы иметь возможность описать поведение героя. Но если бы я работала только с персонажами, не имея точки зрения, темы...

Значит, появляется история, и Вы смотрите, как она и герои сочетаются друг с другом?

АЖ: Точно.

У Вас обширный опыт театральных постановок. Этот фильм напомнил мне Чехова. Каковы, на Ваш взгляд, различия и сходства между театром и кино? И что Вам нравится больше?

АЖ: Для меня сходства больше, чем различия, отчасти потому, что я не снимаю визуального кино. Я люблю Дэвида Линча, например, но никогда не сумела бы делать то, что он. Я как режиссер стараюсь быть невидимой, потому что в театре я люблю именно это — то, что зритель сам себе режиссер, он сам выбирает, на что ему обращать внимание, а что опускать, понимаете? Я просто стараюсь поставить камеру в нужное место – и всё.

Так что по сути мы пишем совершенно одинаково и для театра, и для кино. Иногда, конечно, я думаю, что в фильме надо бы сократить количество слов, и всё равно мы используем их много (смеется). Я это знаю.

В чем для Вас смысл названия картины?

АЖ: Дождь, по-моему, очень кинематографичен. Но, по правде говоря, французское название взято из чудесной песни Жоржа Брассенса (George Brassens) «Ливень» — там примерно говорится: «...я встретил любовь благодаря ливню».
Клишированное изображение счастья и успеха – ясная погода. Но, на мой взгляд, подлинную человеческую натуру воплощает дождь: возможно, эту сторону своей личности вы бы предпочли не показывать, но она существует.

Можете немного рассказать о подборе исполнителей?

АЖ: Я сама прежде всего актриса. Я знаю массу актеров, и правда в том, что у меня есть «мечта маленькой девочки» — дать им всем шанс быть увиденными. На самом деле, мне не очень нравится работать с уже знаменитыми актерами, ведь, думаю, я им не нужна, чтобы быть счастливыми, чтобы получать деньги....
Я знакома со многими исполнителями, которые играют в театре — например, Паскаль Арбийо (Pascale Arbillot) [сыграла в картине сестру Агаты]. Она просто великолепна, но в фильмах снималась нечасто. Я люблю театральных актеров, и когда есть возможность дать им роль, это замечательно – в этой картине была не только такая возможность; все актеры оказались потрясающими людьми. Я очень счастлива актерским составом этого фильма.

(на фото - Жауи, Жамель Деббуз и Бакри)

С Мимуной (Mimouna Hadji, сыгравшая домработницу-алжирку) особый случай. Я познакомилась с ней 15 лет назад, когда арендовала дом на юге Франции, она была там домработницей. Она вела себя очень странно, пряталась. Я поговорила с ней, и она сказала: «Владелец велел мне не показываться на глаза». Я не поверила: «ЧТО?»
Мы подружились, я забрала её в Париж, раньше она никогда не покидала дом. Так что её героиня в картине очень похожа на настоящую Мимуну. Когда мы с Жан-Пьером писали сценарий, её так и звали, я просто не видела никого другого в этой роли.

Я много с ней работала — читать она не умеет, мы записали её реплики на магнитофон, она слушала и заучивала. Потом появился Жамель, очень быстро они сблизились, она стала для него словно мать. Она была в группе с самого начала съемочной работы, даже в тот первый месяц, когда сама не снималась; она стала настоящей «мамочкой» для каждого, все полюбили её. На съемках она сначала была немного напряженной, но потом стала прекрасной актрисой.

Какова жизнь женщин-политиков во Франции? Сложные времена для них?

АЖ: Да, сложные. Франция не самая зараженная мачизмом страна — и когда меня спрашивают, трудно ли быть режиссером-женщиной, я отвечаю, что вовсе нет. Но когда я начала изучать информацию о политиках, оказалось, что мы намного отстаем от Португалии, Турции и Испании — у нас очень, очень мало женщин в парламенте.

И когда Сеголен Руаяль (Marie-Ségolène Royal) участвовала в президентских выборах [в 2007 году], вы себе не можете представить, сколько гадостей и гнусностей неслось, даже из её собственного лагеря! Мужчины говорили: «А кто будет заниматься детьми?» (которым, кстати, уже больше 18 лет) или «Тут вам не конкурс красоты!». Знаете, все эти абсурдности; так велико было презрение... Французская Ассамблея полна мужчин из этого окружения — что-то изменить невероятно трудно. И разумеется, непрестанно обсуждают, что она носит, красива она или нет, говорят: «нельзя быть и сексуальной, и заниматься политикой» — приходится много, много, много бороться.

(на фото - Бакри и Жауи во время работы над картиной)

Вам знакомо выражение «мужской клуб»?

АЖ: [после объяснений переводчика] О, да, [французские политики] – огромный мужской клуб, и весьма давний. Точно, очень верно. Отличное выражение, в каждой области жизни – свой мужской клуб.

Ваше определение, признаки успешной женщины?

АЖ: Быть счастливой. Счастье. Еще – быть свободной, освобожденной от традиционных предрассудков по поводу того, что такое быть «женщиной». Иметь возможность на собственную сексуальность, на свои желания; быть свободной иметь детей или не иметь детей, заботиться о них так или по-другому. Право на собственную красоту, на своё, данное природой тело. Тяжело избавиться от ярлыков о том, какой «должна» быть женщина.

А еще – возможность высказывать своё искреннее мнение, подлинную точку зрения. Говорю это потому, что в юности у меня сразу возникало чувство: если я прямо выскажу своё мнение, то перестану быть желанной в глазах большинства мужчин. Потому что некоторые мужчины ждали от меня кокетства, — не перечить, говорить словно маленькая девочка. У меня ощущение, что многие женщины по сей день ведут или чувствуют себя точно так же... непростая работа – быть женщиной.

источник; см. текст ниже
Перевод с английского: Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

**
Rainy Day Woman: Agnès Jaoui

By Kristin McCracken
June 15, 2010

In her new film, Let it Rain, French writer/director/actress Agnès Jaoui tackles race, class, gender, and politics in a dramedic kind of way. Oh, and she explains why The West Wing wouldn't fly in France.

French talent Agnès Jaoui is a multi-hyphenate of the highest order: as a writer, director and actress, she is just as at home in the theatre as she is behind (and in front of) the camera. With her longtime writing partner, Jean-Pierre Bacri, Jaoui has developed a body of work (including The Taste of Others, Look at Me) that depict the daily lives of French citizens with wit, charm, and authenticity.

In her third effort as director, Jaoui presents Let it Rain (French title: Parlez-moi de la pluie, which translates to Talk to Me About the Rain), Jaoui plays Agathe, a feminist politician from Paris who’s visiting her married sister at their childhood home in the south of France. Local filmmakers Karim (Jamel Debbouze, who also starred in the French crossover hit Amelie) and Michel (Bacri) ask her to be a part of a video series on “successful women,” which leads all the characters to examine their values and evaluate their relationships. Karim also happens to be the son of the family’s Algerian housekeeper, Mimouna, played by a nonactor with a similar background. Jaoui is masterful with her cast—not an easy thing to do while one is also acting—and the result is a meandering (in a good way) dramedy that touches on all sorts of cultural touchpoints: race and gender inequality, political ethics, prejudice, and more.

While Let it Rain is best described as a comedy of manners, it also evokes the ensemble sprawl and familial intimacy of Chekhov. We sat down with her on a recent trip to New York to discuss her writing process, how she feels about boys’ clubs, her affinity for The West Wing, and her definition of a “successful woman.”

TribecaFilm.com: You explore so much in your films. For starters, this one touches on class, gender, inequality, prejudice, politics, education, marriage… Is this just “life” to you? Or do you choose an issue and decide to make a film?

Agnès Jaoui: Yes, I wanted to speak about what remains of feminism, and to describe different characters of women—one from an old generation from the Middle East, one more classical (my sister [in the film]), and myself, the more modern, let’s say, and the youngest one—to see what is the legacy of these different models of women, and how we deal with that.

We also wanted to speak about politicians, because in France they are very, very despised. There is a series I am very fond of—The West Wing—this would be unthinkable in France.

TribecaFilm.com: Because no one would want to watch?

AJ: No, because [in the show] people love politics. No, [French citizens] believe [politicians] are just all bullshit, rotten; there is not this sense of honor that there is in The West Wing. Even if I met some politicians very close to the characters in The West Wing—and I think they exist, even in France—the general opinion is definitely not that.

And also we wanted to speak about the legacy of colonialism, and what it is to be a Muslim nowadays—the new generation, the second, or even the third generation. So it’s true there are a lot of things [covered in the film].

TribecaFilm.com: The characters feel like such real people. Do you start with building characters?

AJ: We start with both theme and characters, but it’s true that I am not able to invent a character. I need to know him in real life—to have some models, sometimes one, sometimes two or three—to be able to describe his behavior. But if I just work with the characters, if there is no theme or point of view...

TribecaFilm.com: So the story comes in as you see how they interact with each other?

AJ: Exactly.

TribecaFilm.com: You also have a great deal of experience with theatre, and the film reminded me of Chekhov. What do you see as the differences and similarities between film and theatre? Which do you prefer?

AJ: For me, I see more similarities than differences, but also because I am not making cinema that is very visual. I am fond of David Lynch, for example, but I would be unable to do what he does. So I try to be invisible as a director, because what I love in theater is that the spectator makes his own direction—he chooses whether to look at him [points], or over there [points], you know? I just try to put the camera in the right place.

So in fact we write exactly the same for theatre or movies. Of course, I think sometimes we need fewer words in cinema, but still we use a lot. [laughs] I am aware of that.

TribecaFilm.com: What is the significance of the title for you?

AJ: Rain is so cinematic for me, but to be honest, the French title comes from a beautiful song by George Brassens called The Storm—[which basically says,] “It’s because of the storm that I met my lover.” The cliché of the beautiful weather is happiness and success, but I think that rain is the real essence of a human being—maybe this is the part that you don’t want to show, but it exists.

TribecaFilm.com: Can you talk a bit about your casting?

AJ: I am an actress first. I know a lot of actors, and it’s true that I have the little-girl dream of giving them the opportunity to be seen. In fact, I don’t like so much to work with already-famous actors, because I think they don’t need me to be happy, to have money… I know so many actors who are theatre actors—like Pascale Arbillot [who plays Agathe’s sister in the film]; she’s great, and she was never so well known in movies. I love theatre actors, and so when I can [cast them], it’s great, and this time not only was it possible, but they are wonderful human beings. I was very happy with [the cast] on this movie.

With Mimouna [Hadji, who plays the Algerian housekeeper], it’s a very special case. I met her 15 years ago when I was renting a house in the south of France where she was the housekeeper. She behaved strangely—she was hiding herself—and I spoke with her, and she said, “But the owner asked me not to show [myself].” I said, “WHAT?” And then we became friends, and I brought her to Paris, and she’d never left the little house [before].

So her character is very close to her real life, and when I wrote it with Jean-Pierre, the character’s name was Mimouna, and I was not seeing anyone else. I worked a lot with her—as she doesn’t read, we recorded a tape [of her lines] for her, and she listened. Then Jamel came, and very quickly she was like his mother, they were so close. She was there during the movie from the beginning: first she was there during one month without shooting, but she was really “the mommy” of everybody; everybody loved her. [With the acting,] at the beginning it was a little bit tense, and then she [became] the wonderful actress she is.

TribecaFilm.com: What is life like for women politicians in France? Do they have a tough time?

AJ: Yes, they definitely have a tough time. France is not the most macho country—and when people ask me if it’s difficult for me as a woman director, it’s really not at all. But when I went to [research] about politicians, we are behind Portugal and Turkey and Spain—we have very, very little representation of women in the Parliament.

And when Ségolène Royal was running for the French presidency [in 2007], you could not imagine how many terrible things you heard, and even from her own camp! Men saying, “But who is going to take charge of the children?” (who were already 18 years old, by the way) or “It’s not a beauty competition.” You know, very irrational things; [they] despised so deep… French Assembly is full of men from the same milieu—it’s something really hard to change. And of course they always [spoke] about what she wore, or how beautiful or not, or “you cannot be sexy and a politician”—you have to fight a lot, a lot, a lot.

TribecaFilm.com: Do you know the term “boys club”?

AJ: [After some translation] Oh, yes, [French politics] is a huge one, and an old one. Exactly, exactly. This is a good expression, because there are boys clubs in every field.

TribecaFilm.com: What are your criteria for a successful woman?

AJ: To be happy. Happiness. And also to be free, liberated from what is supposed to be “a woman.” To be able to have your own sexuality, your own desire; to have children or not have children; to take care of the children in that way or that way; to have the beauty you have, the body you have. It’s hard to get rid of what is “supposed” to be a woman.

And also just to express your real point of view. I say that because I very quickly, as a teenager, had this feeling that if I expressed my point of view, I would lose the desire of a lot of men. That some men were waiting for me to be [coquettish] — to not say I disagree, or to say things like a little girl. I have a feeling that a lot of women until now [felt the same way]... it’s quite a job to be a woman.

Tuesday, 16 October 2012

Самый смешной кинодуэт Франции / interview - Agnès Jaoui and Jean-Pierre Bacri (2008)

В 2004 году французский дуэт актеров и сценаристов Жауи-Бакри выиграл в Каннах приз за лучший сценарий, фильм «Как картинка» («Посмотри на меня»).

Спустя четыре года и один фильм, Жауи и Бакри приехали в Лондон, в самом веселом расположении духа.
Жауи (ей 44) весьма гламурна в деловом, подобающем почтенной даме, стиле – сбрасывает туфли и сворачивается в кресле, поглаживая свое вязаное боа. Бакри (57) весь в черном, дружелюбен, но брови нахмурены – словно он готовится к диспуту на литературном ток-шоу. Партнеры пришли обсудить свой новый фильм «Расскажи мне про дождь», третью режиссерскую работу Жауи.

Она играет утомленную писательницу-феминистку, занявшуюся политикой. Бакри – в роли тележурналиста-неудачника, снимающего о ней документальный фильм. Но это лишь одна сюжетная линия запутанного и сложного произведения, типичного для творческого дуэта, чьи высококлассные, четко структурированные комедии часто сравнивают с работами Вуди Аллена.
В кинолентах дуэта привлекает доступность, но и неуловимость: обычно требуется минут двадцать, чтобы разобраться, к кому из героев следует приглядеться внимательнее.

Бакри:
— Когда у нас возникает замысел, мы начинаем ближе изучать тему; начинаем с нужных нам персонажей, потом говорим: Ладно, а теперь нам нужен кто-то такой и такой... Да, но нам еще нужен кто-то, чтобы... А как насчет того, кто... В итоге у нас возникает пять-шесть пересекающихся историй. Поэтому так непросто обобщить сюжет наших картин.

— У меня не получаются питчи, — говорит Жауи. — Pitches... вы так говорите по-английски?

Бакри трогает её за руку: «Извини, небольшое отступление...»
Он начинает длинный анекдот о французском министре во время теледебатов по поводу статистики заявлений женщин о насилии в семье. Соль истории в том, что министр использует новый франглицизм: "le gap". Бакри выглядит презрительным и недоумевающим. «Французский министр по телевидению. Есть же прекрасное слово, l'écart (нарушение)...» Он смотрит в потолок с видом презрительного непонимания: «Le gap!»

Жауи терпеливо глядит на него, выдерживает идеально выверенную паузу, затем продолжает: «Да, так вот – питч [недалекий удар с высокой траекторией, после которого мяч почти не катится], никогда мне не удавался». Она рассуждает: «Вот "День сурка" – было бы неплохо придумать что-то подобное. Но у нас никогда не получалось. Наши фильмы просто не питчевые».

Можно описать кинокартины Бакри-Жауи как комедии щекотливых положений, изучение тупиковых ситуаций, в которых оказываются люди из-за бестактности или, напротив, чрезмерной тактичности. «На чужой вкус» (2000), первый фильм Жауи как режиссера, изображает Бакри в роли неотёсанного промышленника, вдруг полюбившего культурный досуг, а Жауи - в облике приторговывающей наркотиками официантки в баре, неосмотрительной в выборе мужчин. «Посмотри на меня» рассказывает о девушке, мечтающей о карьере оперной певицы и об отталкивающих, запутавшихся взрослых, которые её окружают.

«Расскажи мне про дождь» на сегодняшний день самое откровенное политическое заявление от дуэта, твердо придерживающегося левых взглядов. В частности, это хроника французских расовых предрассудков. Исполнитель одной из главных ролей Жамель Деббуз (Jamel Debbouze) – актер и комик магрибских кровей, настоящее божество французского шоу-бизнеса.
— Мы работали над сценарием полтора года, то есть нам действительно хотелось выразить именно это. Сбросить камень с души, — говорит Бакри.

Режиссером фильмов выступает Жауи, но процесс все равно совместный: «Я занимаюсь техническими деталями, но никаких художественных решений не принимаю без согласия Жан-Пьера». Что до сценариев, они до сих пор пишут их от руки, устроившись бок о бок на диване: «Мы не компьютерные люди. Мне нравится иметь под рукой блокноты со всеми исправлениями и зачеркиваниями», — говорит Жауи.

Оба участника творческого дуэта имеют северо-африканско-еврейские корни. Жауи родилась в пригороде Парижа, готовилась стать классической певицей — перед тем, как обратиться к театральной сцене. На репетициях пьесы Гарольда Пинтера «Годовщина» познакомилась с Бакри, который родился в Алжире.
Первые их совместные пьесы, «Кухня и подсобки» (Cuisine et Dépendances, 1991) и «Семейное сходство» (Un Air de Famille, 1994) были невероятно успешными, впоследствии обе экранизированы. Бакри-Жауи часто говорят о возвращении в театр, но этого так и не происходит. — Я постоянно из-за этого чувствую себя виноватой, — признаётся Жауи.

Бакри: — Чувство вины из-за того, что бросила театр, бедная родственница. Вообще-то, в театре платят гораздо больше. Если ты драматург и твоя пьеса идет полтора года, деньги просто рекой текут. Но нам по душе кино, никак не можем расстаться с ним, потому что...

— Потому что кино это здорово, — прерывает его Жауи, — а театр — это дорого. В театре всё заканчивается вгоняющей в депрессию публикой, такой однородной. Наши фильмы приходят смотреть самые разные люди, даже те, кто никогда не бывал в театре.

— 50 евро, чтобы посмотреть спектакль? Ужасно. А сколько это стоит здесь? — спрашивает Бакри. Я называю цены, его челюсть отвисает от недоверия.

Жауи показывает на мой блокнот: «Вы больше похожи на психоаналитика, чем на репортера». — «Это кресло и всё прочее», — добавляет Бакри. Наверное, мне следовало разместить их на диванах, предполагаю я. Они услужливо растягиваются в своих креслах.
Психоанализ — любимая тема Жауи, её мать — психотерапевт:
— Ставлю тысячу долларов, что 90% американских писателей посещали психотерапевта. Это видно по тому, как они пишут. Я говорю о телесериалах. «Клан Сопрано»...»
— Клиент всегда мёртв, — прерывает её Бакри (речь об американском сериале, дословный перевод названия «Шесть футов под землёй»).
Жауи: «...даже если на экране психиатр и не появляется».

Творческую пару до сих пор мучает то, что ими долгое время пренебрегали высоколобые французские киноманы.
— Мы заставляем людей смеяться, что для определенных разделов в прессе кажется непростительным, — говорит Бакри.
Но их имидж изменился после написания сценария к фильму ветерана кинематографа Алена Рене «Старая песня» (1997), а также киноадаптации его немыслимого проекта «Курить/ Не курить» (1993) по пьесе английского драматурга Алана Эйкбурна. Хотя не все части пьесы сумели пересечь Ла-Манш: «Были целые разделы, которых мы не касались, поскольку они слишком английские – про крикет или Шекспира».

Жауи и Бакри больше не живут вместе, у каждого своя профессиональная и личная жизнь: оба по отдельности актерствуют, а Жауи попутно выступила как латиноамериканская певица, записав песни на испанском и португальском языках. В начале этого [2008] года она усыновила двух бразильских детей. Но отношения Бакри и Жауи как партнеров не закончились. Временами они начинают что-то негромко, но jоживленно обсуждать; Бакри, повернувшись ко мне, поясняет: «Всё нормально — просто маленькая игра слов».

Закончив беседу о фильме «Расскажи мне про дождь», время вернуться к дивану и написанию сценариев:
— Меня лично просто переполняют идеи, — говорит Жауи.

источник
Перевод с английского - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Monday, 15 October 2012

Интервью: Аньес Жауи и Жан-Пьер Бакри о фильме «Посмотри на меня» (2004)/ Interview: Agnès Jaoui & Jean-Pierre Bacri

ноябрь 2004 года

— Думаю, любые отношения, – когда вместе двое, – это уже власть, — говорит Аньес Жауи. — И её, в большей или меньшей степени, захватит один из двоих. Это общечеловеческая тема: власть в отношениях, сила и её применение.

— Уверен, что на вашем рабочем месте (наверное, коллектив из шести-семи человек?) вы ежедневно получаете подтверждение тому, что фильм весьма уместен. Наверняка в вашей компании есть свой тиран. Как минимум, один! — добавил Жан-Пьер Бакри.

Бакри играет бестактного, наглого деспота, оказавшегося под увеличительным стеклом новой остроумной и едкой комедии нравов, снятой Аньес Жауи.
«Посмотри на меня» (‘Comme une Image’, или «Как картинка» – альтернативное название, как и сама киноистория, жонглирует понятиями пассивности и овеществления, поиска внимания и отстаивание своих прав). Именитый писатель, персонаж в исполнении Бакри вершит суд в тесном кругу друзей, простофиль и подхалимов, а также правит судьбой своей дочери Лолиты (Марилу Берри/ Marilou Berry), которая страдает лишним весом, занимается вокалом и ждет одобрения одного-единственного человека, который никогда этого одобрения не высказывает.

Предыдущий фильм Жауи, «На чужой вкус», похож по стилю — такой же глубокий анализ предрассудков и самомнений, царящих в парижской театральной среде. И тоже написан и сыгран вместе с Бакри (отпечатки пальцев творческого дуэта несут на себе и «Семейное сходство» Сердика Клапиша, и «Старая песня» Алена Рене). Но хотя все их фильмы отражают доскональное знание французских культурных кругов, авторы настаивают — предложенная обстановка всего лишь отвлекающий маневр.

Аньес Жауи:
— Странное дело: это уже четвертая страна, куда я приехала с картиной «Посмотри на меня». И везде я слышу, что людям фильм нравится за критику заносчивости, надменности французской интеллектуальной элиты. Я понимаю, почему они так думают, но нашей целью было другое. Мы имеем дело с самыми обычными людьми, можно даже сказать, с опытными образцами. Но мы не умеем придумывать персонажей — нам необходимо знать таких людей в действительности. И, пожалуй, было немного лень пускаться в дополнительные исследования. Кроме того, важно было, чтобы наш тиран был знаменит. Ведь современная слава — это своего рода власть, это область, где можно быстро достичь успеха. Одна из сквозных тем фильма: как меняет людей успех.

Разумеется, пристально изучать свою собственную жизнь, сбросив шоры предубежденности — труднейшая задача. Но фильм так умело, так искусно раскрывает эту социальную динамику, что мне невольно вспомнилась Эдит Уортон [Edith Wharton (1862 – 1937), американская писательница, лауреат Пулитцеровской премии, автор коротких рассказов. Трижды номинирована на Нобелевскую премию (1927, 1928, 1930 гг.) Известна остроумным и проницательным изображением привилегированных слоев общества, в сочетании с блестящим психологизмом], которая также находилась внутри своего социального круга, в то же время будучи отстраненной от него.

— О, я её люблю, - воркует Жауи. — Одна из наших главных тем — поиск счастья, вернее, возможность изменений. И какую мы используем тактику? Большинство из нас родились в определенном окружении, получаем определенное образование, и повторяем то, что делали наши родители. Или делаем всё наоборот, но в итоге это то же самое. Мы так покорны, так податливы, нас определяет обстановка и образование; часто люди этого даже не осознают, им кажется, будто их мнения и вкусы независимы. Наша великая страсть — подвергать всё это сомнению, наблюдать за подлинной личностью, которая находится за всем этим. Можно ли позволить себе стать немного свободнее, стать более собой?

Принимая во внимание, что во Франции дуэт Жауи-Бакри пользуется таким же успехом, какой развратил некоторых из их персонажей, как они с этим справляются?

Бакри заёрзал на месте и фыркнул: «У нас всё прекрасно».


(Аньес Жауи на съёмках)

Аньес Жауи:
— Единственное, что я могу сказать: некоторые люди, добившись успеха, покупают новую квартиру или автомобиль, меняют жену и друзей, совсем как в фильме. Мой инстинкт срабатывает наоборот. Я должна сказать друзьям: «Вы мне нужны! Если я поеду в тот роскошный отель без вас, это не принесет мне радости». Это непросто, да; платишь раз, два, три, друзья думают: да хватит уже платить за меня! Но тебе просто хочется поделиться с ними!
Подчас люди бывают очень грубы с твоими друзьями. Одно из возможных решений — встречаться только с богатыми и знаменитыми, но мне это решение совсем не подходит. У меня есть друзья, которых я знаю с семи лет. Я хочу сохранить их дружбу. Да и вообще, чтобы описывать реальную жизнь нам необходимо быть внутри, жить такой жизнью. Но каждый раз вместе с переменами в жизни требуются подгонки, корректировки. Это не вполне нормально, но не так уж сложно».

источник; см. текст ниже
перевод с английского - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

**
Interview: Agnès Jaoui & Jean-Pierre Bacri

Nov. 2 2004

‘I think in any relationship – whenever you have two people – there is power,’ says Agnès Jaoui. ‘And one person is going to take it, more or less. It’s a universal subject: the power relationship, strength and its use.’

‘I bet that in your job, in the place that you work – I imagine you are six or seven persons? – you can see every day that the movie is pertinent,’ her partner Jean-Pierre Bacri adds. ‘I think someone in your company is a tycoon. At least one!’

Bacri plays the brusque, boorish autocrat at the bull’s-eye of Jaoui’s latest pin-point comedy of manners, ‘Look at Me’ (‘Comme une Image’, or ‘like a picture’ – the alternative titles, like the film, juggle notions of passivity and objectification, attention-seeking and self-assertion). A fêted writer, he holds court over a small salon of friends, suckers and sycophants, as well as his overweight singer daughter Lolita (Marilou Berry), who’s still looking for approval from the one man who won’t give it. Jaoui’s previous film, ‘Le Goût des Autres’ (‘The Taste of Others’), was a similarly intimate skewing of the prejudices and presumptions of Parisian theatre folk, again co-written and performed with Bacri (Alain Resnais’ ‘On Connaît la Chanson’ and Cédric Klapisch’s ‘Un Air de Famille’ also come with the pair’s thumbprints on script and screen); but for all the films’ ready intimacy with French high-cultural circles, the pair insist these milieus are red herrings.

‘The strange thing is that this is the fourth country I’ve been to with the movie, and I keep hearing that people like it as a critique of the arrogance of French intellectual culture,’ says Jaoui. ‘I understand why they think that, but it was not our point. We deal with ordinary people, archetypes even. But we’re unable to invent characters – we need to know them in real life, and we were a little too lazy to research.

‘Also,’ she adds, ‘it was important for us that the tyrant was famous. Because celebrity is now a kind of power, and it’s an area where success can be quick. It was another theme, how success can change people.’

Of course, anatomising one’s own life without blinkers can be the hardest task; but so deftly does the film expose its social dynamics that I’m reminded of Edith Wharton, who similarly stood both of and apart from her society.

‘Oh, I love her,’ Jaoui coos. ‘One of our main themes is the search for happiness, or to be more precise, is it possible to change? And what tactics do we use? Most of us are born in a certain milieu, receive a certain education, and repeat what our parents did. Or you do the opposite, but it’s the same, finally. We are so docile and so determined by our environment and education, and often people are not even aware of it; they think their tastes are self-determined. It’s our big passion to question that and observe the real personality underneath it all. Can you manage to be a little bit more free, more yourself?’

Given that in France the pair have met the same kind of success that corrupts several of their characters, how have they dealt with it themselves?

Bacri shifts in his seat and snorts: ‘We are perfect.’

‘The only thing I can say,’ Jaoui offers, ‘is that some people, when they meet success, buy a new apartment and car, and change wife and friends too, as in the movie. I had the opposite instinct. I had to tell my friends: “I need you; if I go into this beautiful hotel without you, I won’t be happy.” It’s difficult because, okay, you pay once, twice, and your friend thinks: Stop paying for me; but you want to share with them. And sometimes people are very rude with your friends. So one solution is just to see rich and famous people, but it’s really not my solution. I have friends from the age of seven and I want to keep them, and anyway we need to be in real life to describe it. But any time you change you need adjustment to deal with it. This isn’t normal, but it’s not so hard.’
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...