Monday, 23 April 2012

«На обочине» / Alexander Payne “Sideways” (2004)

В этой трагикомедии пара давних друзей (на первом курсе в колледже жили в одной комнате) за сорок (самое время для кризиса среднего возраста) отправляются в увеселительную поездку по виноградникам Калифорнии.
Мешковатый, апатичный, похожий на сдувшийся воздушный шар Майлз (Пол Джаматти/ Paul Giamatti) работает в школе учителем литературы и никак не оправится от развода двухлетней давности. Его интересуют две вещи: написанный им роман и дегустация вин.

Джек (Томас Хэйден Чёрч/Thomas Haden Church), потертый актер из мыльных опер и рекламных роликов, через неделю собирается жениться. Кстати, подобно его персонажу, Чёрч много снимался в телесериалах и в итоге посвятил себя озвучиванию.
В качестве свадебного подарка шафер Майлз готовит другу свою версию мальчишника: экскурсия по винодельческим хозяйствам, дегустация вин, вкусная пища, роскошные пейзажи, игра в гольф на досуге… У Джека круг интересов еще уже, чем у Майлза – его занимает одна вещь: цыпочки. Сразу после начала поездки выясняется, что Джеку она видится иначе: это его последний шанс хлебнуть свободы и завалить какую-нибудь цыпочку. Ах, да, найти кого-то для Майлза – чтобы он выкинул из головы невеселые мысли о бывшей супруге.

Оба друга часто ведут себя как подростки, которых занесло во взрослый мир, не вполне им понятный... Недельный «мальчишник» приносит сюрпризы и разочарования.
На чем основана дружба двух таких разных людей – загадка. Впрочем, постепенно выясняется, что, как в случае с влюбленными, здесь притягиваются противоположности. Джек - примитивный экстраверт (я актер, доверяю инстинкту), не дающий себе труда задуматься о жизни и о себе. Всё, что его заботит – собственная внешность, на которую клюют цыпочки (и даже парни!) самого разного возраста, а также сексуальные утехи.
Печальноглазый обрюзгший Майлз – невротик-интраверт (депрессии, психоаналитик, таблетки), зацикленный на самокопании и темной стороне жизни.

В первый же вечер путешествия Майлза приветствует официантка Майя. Они знакомы, он часто бывает в этих краях – девушка явно рада его видеть, спрашивает о книге и вообще проявляет повышенное внимание. Но Майлз настолько погружен в себя и в привычную апатию, что Джеку приходится открывать ему глаза на очевидное... Отношения этой пары складываются не сразу – впрочем, в итоге это оказалось и к лучшему.

Вскоре у Джека появляется возможность «кого-то завалить» - он знакомится с бойкой Стефани (Sandra Oh), себе под стать. Разумеется, о том, что в ближайшую субботу его свадьба, он благоразумно умалчивает.
История подчас приобретает фарсовые нотки. Взять к примеру винный снобизм Майлза («заказывают Мерло – я ухожу!») или прискакавшего среди ночи в гостиницу нагишом Джека. Пакостный персонаж из разряда «горбатого могила исправит»: едва оправился от побоев пылкой Стефани, тут же воспылал страстью к толстухе-официантке; сталкивается с её престарелым, дрябло-пухлым мужем (любителем заниматься сексом в шапчонке-петушке) – тот гонится за обидчиками, размахивая вислым брюхом и сморщенными причиндалами.

...Недавно впервые посмотрела этот фильм, заинтересовавшись работами режиссера после «Потомков». Простая, правдивая история, узнаваемые герои, красивейшие пейзажи... В первый просмотр фильм очень понравился. Возможно, косвенная причина – винные возлияния в гармонии с тематикой киноистории. Дивные пейзажи сродни пропитанным солнцем тосканским в «Ускользающей красоте» оставили восхитительное послевкусие... Здесь, в безвоздушном песчаном Дубае природные красоты воспринимаются как нечто мистическое.
Некоторое время спустя посмотрела Sideways вторично. На этот раз он понравился меньше. Возможно, отчасти причиной тому менее позитивный фон, – вместо винных возлияний и приятной компании – острый бронхит с выкашливанием нутра...
Особенно неприятны мужские образы. О Джеке нечего и говорить: примитив. А Майлз напоминает переводчика Бузыкина из «Осеннего марафона»: нерешительный, апатичный, нелепый, бесхарактерный студень (у Пэйна - и внешне). Впрочем, Майлз едва ли не гаже Бузыкина - в своем эгоцентризме и бесконечном вранье (кража денег у матери чего стоит), а также вялом пособничестве сексуально озабоченному другу.
Стефани [лупит Джека мотоциклетным шлемом]: Чтоб ты сдох! [смотрит на Майлза] И ты тоже!
Майлз: Я?!
Запомнилось искреннее изумление Майлза. Ну, конечно, «я же ничего не сделал!» и вообще отличный парень, которому просто по жизни не везет.
В общем, мне лично оба друга-путешественника крайне неприятны, хотя, бесспорно, образы очень достоверны; знаю немало таких персонажей в жизни.
Единственное светлое пятно – Майя (Вирджиния Мэдсен/Virginia Madsen, помню её в фильме Creator), милая, разумная, спокойная, проницательная, целеустремленная. Я не переставала недоумевать, что она нашла в Майлзе - малопривлекательном мужчине, поглощенном собой.

Но это вопрос вкуса. Что касается фильма в целом – снят добротно; подбор актеров идеален. «Жизненная» история; добавить роскошную калифорнийскую природу, отличный саундтрек и винную тему... Обязательно буду смотреть еще.
Вино – один из главных героев киноистории. Это не только повод для поездки; вино - метафора эмоциональной выразительности, средство обольщения, живое существо... Для Майлза вино – отдохновение; излюбленная тема, на которую он может говорить бесконечно и красноречиво. Диалог Майлза с Майей, когда они описывают любимые вина (самый яркий эпизод фильма, на мой взгляд) – невозможно отделаться от мысли, что на самом деле говорят они о самих себе.
(Как во «Французском поцелуе»:
Люк: Попробуй вино. Можешь описать его вкус?
Кейт: Хорошее красное вино.
Люк: Ты способна на большее.
Кейт: Спелое вино с налетом изысканности, но без претензий. Вообще-то, я говорила о себе.)

Режиссер и сценарист Александр Пэйн (Alexander Payne): «Это мой первый фильм, в котором мы становимся свидетелями конкретных перемен в характере персонажа. В финале Шмидт получает рисунок и письмо, плачет – но я не знаю, что он сделает дальше. Он может осушить слезы и забыть обо всем. А вот у Майлза мы видим небольшие, но несомненные изменения, он открылся навстречу возможной любви»

Александр Пэйн впервые прочел одноименный роман Рэкса Пикетта (Rex Pickett) в 1999 году и тут же решил, что однажды экранизирует его. Во-первых, как устоять против съемок в винодельнях Санта Барбары? Для любителя вина соблазн велик. Но, конечно, гораздо сильнее привлекла режиссера простая, достоверная, подчас абсурдная, но очень человечная история.

Александр Пэйн: «Больше всего меня трогают такие истории – о человеческой природе и о людях, об их недостатках и ошибках, о полных сомнений моментах, которые необязательно приведут к счастливому и однозначному финалу. В настоящее время, наверное, слишком много фильмов избегают изображать человеческую жизнь - в угоду лёгкости и развлекательности. Мне хочется воскресить американский кинематограф 1970-х с его акцентом на реальных людях и подлинной борьбе. Думаю, сейчас мы отчаянно нуждаемся в человечном кино.
Майлз и Джек словно возвращают самих себя назад, они живут в прошлом – Джек с его неудавшейся карьерой, Майлз с его распавшимся браком и мечтами о писательстве. Кажется, что остальной мир ушел вперед без них. Но вдруг перед ними открывается возможность преуспеть, что-то сделать со своими жизнями. Для меня это и забавно, и серьезно».
Образы Майлза и Джека возникли в воображении Рэкса Пикетта во время подобного – правда, к счастью, менее насыщенного приключениями, - дегустационного путешествия, предпринятого вместе с другом много лет назад. Пикетт вспоминает: «Я начал знакомить моего друга с секретами вин и виноделия, рассказывал ему всякие сумасбродные истории, и в итоге он сказал: тебе надо об этом написать! Я в шутку ответил, что напишу что-нибудь под названием «Двое пьяных от вина!» Но вернувшись из той поездки, я знал, что должен написать о двух парнях: Джеке, образ которого списан с моего друга, и Майлзе, который отчасти напоминает меня самого. Думаю, эти ребята действительно вызывают сочувствие, поскольку оба они неудачники. Всех нас обуревает стремление вести яркую и полную жизнь, но лишь немногим это удаётся. Наверное, в глубине души всем хочется, чтобы Джек добрался на собственную свадьбу, ничего не испортив, а Майлз просто отдался бы любви, вместо того, чтобы бесконечно себя анализировать. Хочется, чтобы они поквитались с жизнью, даже если всё получится не совсем так, как рисовалось им в воображении».
Разумеется, в истории нашла отражение страсть Пикетта к калифорнийским винам.
Пикетт: «Джек готов заливать в глотку всё подряд. А вот Майлз любит «Пино», - одно из наиболее сложных для производства вин, в то же время рискующее принести разочарование. В определенном смысле, выбор Джека – быть неразборчивым, а выбор Майлза – быть разочарованным. И, несомненно, оба они нуждаются в искуплении».
По иронии, Пикетт начал писать «На обочине» как киносценарий, а когда ему показалось, что ничего не получается, превратил историю в книгу. Первый черновой вариант он показал своему давнему другу, продюсеру Майклу Лондону (Michael London), а тот, в свою очередь, тут же подумал про Пэйна: круг замкнулся.

Майкл Лондон объясняет: «Александр [Пэйн] любит персонажей с недостатками. Я был уверен, что ему понравится идея: два парня отправляются в идиллическое место в поездку, которая должна стать сплошным праздником и радостью, а на самом деле приносит лишь боль и горечь, из-за спровоцированных самими героями неприятностей. Я знал, что Александр сумеет добавить этим великолепным персонажам глубины и человечности.
Александр, как и я сам, по возрасту был близок к ребятам из этой истории. Вдруг оказываешься у черты посередине своего существования, когда позади осталось столько же, сколько впереди. Важный момент. Время принимать серьезные решения, больше нельзя прятаться за фантазиями о том, какой твоя жизнь окажется в будущем. История именно об этом, и Александр обязательно доберется до сути. Я уж не говорю о его страсти к винам и виноделию».

Пэйн в тот период заканчивал съемки «Выскочки» (Election, 1999) и готовился к работе над «О Шмидте» (About Schmidt, 2002), однако всё это время не забывал о замысле «На обочине». Совместно со своим неизменным соавтором Джимом Тейлором (Jim Taylor) Пэйн написал киносценарий на основе романа. Тейлор вспоминает: «Над адаптацией этого романа нам работалось проще, чем когда-либо. Мы позаимствовали многое из книги, поскольку стиль Рэкса очень кинематографичен».
Ал. Пэйн: «Снимая этот фильм, я пил очень много вина. В Санта Барбаре я познакомился со множеством виноделов и узнал о винах все, что только мог. Я влюбился в красоту местной природы, и мне очень хотелось, чтобы это нашло отражение в фильме. Я хотел, чтобы «На обочине» не просто изображал двух персонажей, но был любовным посланием в адрес винодельческого края».
(Высказывания авторов фильма - по статье; перевод с англ. - Е.К., автор блога)

* * *
Интересные подробности о фильме (источник, перевод - автор блога):

- Актриса Сандра О (Sandra Oh) для роли Стефани научилась водить мотоцикл.
- Александр Пэйн и Сандра О поженились – брак продлился три года (2003-2006).

- Александр Пэйн сам отбирал вина, которые упоминаются в его фильме.

- Джордж Клуни хотел сыграть Джека, но Александр Пэйн счел его слишком знаменитым для этой роли.

- Большинство вин, использованных в дегустационных сценах фильма, были безалкогольными. Актеры выпивали так много «винных заменителей», что их начинало тошнить – приходилось периодически прибегать к настоящему вину, чтобы освежить вкусовые ощущения.
- В одной из эмоциональных сцен фильма Майлз с большим подъемом говорит о «Пино нуар». После выхода фильма продажи вина из винограда сорта «Пино нуар» в период рождественских/ новогодних праздников сезона 2004—2005 выросли более чем на 20%. Подобная ситуация наблюдалась и в Великобритании.

- В другой сцене Майлз весьма пренебрежительно отзывается о «Мерло». После выхода фильма продажи этого вина упали. По иронии, вожделенное «Шато Шеваль Блан» 1961 года (1961 Château Cheval Blanc), бутылку которого Майлз бережет для особого случая, изготавливается из «Мерло» и «Каберне Фран» — еще одного сорта винограда, который Майлз поносит.

- Это первый фильм, получивший призы за лучший сценарий от пяти ведущих американских ассоциаций кинокритиков.

- В сцене обеда Майлза, Майи, Стефани и Джека бóльшая часть диалога сымпровизирована.
- В сцене обеда у матери Майлза пища, которую ели хозяйка дома, Майлз и Джек, привела к пищевому отравлению актеров.

- На фотографии, которую Майлз видит в доме матери, изображены Пол Джаматти и его отец Барт Джиаматти (Bart Giamatti).

- Друзья посещают виноградники "Frass Canyon", о которых Майлз отзывается с презрительной усмешкой. "Frass" означает экскременты насекомых.

- Сцену на винодельне Frass Canyon снимали на заводе Fess Parker, который принадлежит актеру Фэссу Паркеру (Fess Parker), прославившемуся в диснеевской серии 1950-х годов «Дэви Крокетт, король диких земель» (Davy Crockett: King of the Wild Frontier).

- Оба кроссворда из New York Times, которые Майлз разгадывает в фильме, были действительно напечатаны в этом издании 27 сентября и 9 октября 2003 года. (Правда, когда Майлз за рулем разгадывает кроссворд, на спидометре стрелка застыла на нуле; см. goofs).

- В фильме была сцена, где Майлз, порывшись в гостиничной тумбочке, швыряет в мусорное ведро найденную там Библию. Из финальной версии сцену убрали.

- Фарсовую сцену, где Майлз на машине сбивает собаку, пришлось вырезать, поскольку она не соответствовала общему настроению фильма, а также нарушала законы Голливуда об использовании в кинолентах животных.

- На пробах, в соответствии с требованиями эпизода, Томас Хэйден Чёрч разделся донага. Позже он узнал, что был единственным пробовавшимся актером, кто сделал это.

- Чёрч оставил актерскую карьеру, полностью посвящая себя озвучиванию. И тут ему позвонил Пэйн с приглашением попробоваться на роль Джека. Чёрч пробовался на роль в фильме «О Шмидте», но не получил её. Пэйн хотел, чтобы Чёрч обязательно снялся в его картине.

Эпизодическая роль:
В сцене игры в гольф, когда Майлз отбивает мяч в сторону других игроков, на самом деле удар сделал Рэкс Пикетт, по роману которого снят фильм. Он отметил, что Пол Джаматти играет в гольф из рук вон плохо и не смог бы совершить необходимый удар.

* * *
Цитаты из фильма (источник; перевод - Е.К., автор блога)
Майлз: Позволь, я покажу тебе, как это делается. Прежде всего, подними бокал и изучи вино на свет. Тебя интересует цвет и прозрачность. Постарайся почувствовать, ладно? Густое? Жидкое? Водянистое? Сиропообразное? Понял? Так... Теперь наклони бокал. Ты проверяешь плотность цвета у кромки бокала, где вина меньше. Таким образом, среди прочего, узнаёшь возраст вина. Обычно это важно для красных вин. Так? Теперь засунь нос в бокал. Не стесняйся, засовывай поглубже. Ммммм... немного цитруса... возможно, оттенок клубники... фрукт страсти... и, о, да, нотки спаржи... и едва различимый намёк пряного эдамского сыра....
Джек: Ух ты. Клубника, ага! Клубника. Но не сыр...
Майлз: Ты что, жуешь жвачку?

Джек (о девушках): Если им захочется «Мерло», будем пить «Мерло».
Майлз: Нет. Если кто-то закажет «Мерло», я ухожу. Я не пью никакого гребаного «Мерло»!

Майя: Знаешь, день, когда откупориваешь «Шеваль Блан» 61-го года... это само по себе событие.

Майя: Можно задать личный вопрос, Майлз?
Майлз: Конечно.
Майя: Откуда твоя страсть к «Пино»? У тебя это прямо мания.
Майлз: Ну, не знаю, не знаю... Эту лозу сложно вырастить. Верно? Виноград тонкокожий, со своим темпераментом, созревает рано. Он не способен выживать в любых условиях, как «Каберне», который растет буквально везде и плодоносит даже если им не занимаются. Нет, «Пино» требует постоянной заботы и внимания. Понимаешь? Он растет лишь в немногих, особых, укромных уголках земли. И... и получить урожай смогут только самые терпеливые и подготовленные виноделы. Только те, кто посвящает всё свое время попыткам понять потенциал «Пино», в итоге смогут заставить его всецело раскрыться. И... Этот букет самый восхитительный, западающий в память, самый волнующий и тонкий... древнейший на планете.
Майлз: Теперь ты.
Майя: Что - я?
Майлз: Ну, не знаю... Почему ты заинтересовалась вином?
Майя: А... Наверное, изначально я увлеклась винами благодаря бывшему мужу. Знаешь, у него был такой огромный подвал, которым он щеголял.
Майлз: Ясно.
Майя: Но потом я обнаружила, что у меня невероятно чувствительное нёбо, я различала букет. И чем больше пила, тем больше мне нравилось то, какие мысли у меня при этом возникали.
Майлз: Например?
Майя: Например, каким обманщиком был муж. ...Да нет, я...
Я люблю думать о жизни вина. Оно ведь живое. Мне нравится представлять, чтó происходило в тот год, когда зрели виноградины; как светило солнце; были ли дожди. Мне нравится думать о всех тех, кто выращивал и собирал этот виноград. А если вино зрелое, я думаю о том, скольких из этих людей уже нет в живых. Мне нравится, как вино зреет и меняется. Вино из бутылки, открытой сегодня, по вкусу будет иным, чем вино из бутылки, откупоренной в любой другой день, ведь это по-настоящему живое существо. Оно постоянно развивается и усложняется, набирая оттенки букета, становясь богаче. Так происходит до достижения им пика, как с твоим «Шеваль Блан» 1961. А потом начинается неумолимое и равномерное угасание. ...А еще вино чертовски вкусно.

Будущий тесть Джека: А о чем твоя книга? Документальная публицистика?
Майлз: Мммм, не совсем. Это... роман. Беллетристика. Хотя довольно многое взято из моей жизни... так что, формально, отчасти это документалистика.
Тесть: Хорошо. Люблю документальную прозу. В этом мире столько интересного. А читать чьи-то вымыслы – потеря времени.
Майлз: Интересная мысль.

Майя (о книге Майлза): А как называется?
Майлз: День после вчера.
Майя: О... то есть, сегодня?

Майлз [пробует вино в Frass Canyon]: По вкусу напоминает выхлоп гребаного школьного автобуса. Наверное, не убрали гребни, надеясь добиться подобия полнотелости. Давили прямо с листьями и мышами, добавили прогорклого дёгтя, скипидарного дерьма. Грёбаный «Рейд». [Товарный знак инсектицида для уничтожения насекомых - Е.К.].
Джек: А мне нравится.
Майлз: Миру наплевать на то, что я стремлюсь ему поведать. Я так ничтожен, что даже убить себя не могу.
Джек: Это еще что за хрень, Майлз?
Майлз: Ну смотри - Хемингуэй, Энн Секстон, Плат, Вулф. Нельзя покончить с собой, если тебя даже не опубликовали.
Джек: А парень, который написал «Сговор остолопов»? Он покончил с собой еще до публикации книги и смотри, как прославился. [John Kennedy Toole, A Confederacy of Dunces]
Майлз: Благодарю.
Джек: Не сдавайся, а? У тебя всё получится.
Майлз: Половина жизни позади, а мне нечего предъявить. Нечего. Я как отпечаток большого пальца на окне небоскреба. Словно пятно дерьма на обрывке туалетной бумаги, который несет в море вместе с тоннами нечистот.
Джек: Видишь? Как ты это сказал! Красиво. «Пятно дерьма... несет в море...» Я бы так никогда не смог написать.
Майлз: Я тоже. Кажется, это Буковски.

Александр Пэйн, прямая речь (источник):
«Есть свой зритель у мыслящего кино – у фильмов неспешных, более внимательных к деталям, более человечных. И они заслуживают того, чтобы их снимали. Я желаю картине «На обочине» успеха, чтобы она стала стимулом для других кинематографистов».

Получая за «На обочине» награду Режиссер года на кинофестивале Palm Spring Film Festival:
«Я благодарю вас за этот приз. Хотя мне кажется, что-то не в порядке с миром, где такие малобюджетные, юмористические и человечные фильмы считаются «достижением». Это должно быть нормой».

официальный сайт (англ.)
кадры из фильма

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Monday, 9 April 2012

The Office (UK). Brent-isms and other fave quotes. 1.1 Downsize

Season One, Episode One: Downsize

David Brent [by phone]: Sammy, you old slag. It's the Brentmeister General. [...]

I'm seeing you Sunday, aren't I? For my sins. How is Elaine? She left you yet? All right. See you then. [to the camera] She has left him. I forgot about that.

David [introducing]: Dawn Tinsley. Receptionist. Been with us for ages, haven't you?
Dawn: Yeah.
David: I'd say, at one time or another, every bloke here has woken up at the crack of Dawn!
Dawn: What?!
David: Can I have the mail, please?
Dawn: Yeah. Just a fax.

David: Dawn, this is from Head Office. There's a special filing cabinet for things from Head Office.
Dawn: You haven't...
David: The wastepaper basket!

David: There's guys my age, and they look 50. How old do you think I look?
Dawn: Thirty si...
David: Thirty, yeah.

[Meeting with Jennifer from Head Office]
David: Did we get a fax, Dawn?
Dawn: Yeah, we may have.

David: Then why isn't it in my hand? [looking at Jennifer] Because a company runs on efficiency of communication.
Dawn: You put it in the bin that was a special filing cabinet.
David: As a joke, yeah. It's meant to be bills. Doesn't really work with faxes.

David: Yeah, sure, she'd say she's the boss, but... There should be no ego when you're pulling together to do something good. Yeah? It's like... Comic Relief. Yeah?

I'm out here in Africa - I'm seeing the flies and the starvation - and she - if she is the boss - she's in the studio with Jonathan Ross and Lenny Henry. They're doing their bit counting the money, but their hands are clean, while I'm down here in the office with little starving kids.

David [to Ricky, the new temp – about Dawn] Did she tell you I was mad?

Ricky: Yeah. She said you had a nervous breakdown.
David: I haven't had a nervous breakdown.
Ricky: That was a joke. She said you were a good laugh and, you know...

David: What upsets me about the job? Um... Wasted talent, yeah? People could come to me and they could go, "David, you've been in the business twelve years. Can you spare us a moment to tell us how to run a team? How to keep them task-orientated as well as happy." But they don't. That's the tragedy.

David [showing Ricky around the office] This is the er... Accounts Department. The number bods.

Do not be fooled by their job descriptions. They are absolutely mad, all of them. Especially that one [about Keith]. He's mental. Not literally, obviously, that wouldn't work. Last place you'd want someone like that is in Accounts.


Gareth: Gareth Keenan, Assistant Regional Manager.
David: Assistant to the Regional Manager. My right-hand man.

Gareth: Oh, what is that?!
David: Slow down, you're moving too fast. Solomon's here. What's going on?

Gareth: He put my stapler inside a jelly again. That's the third time. It wasn't funny the first time.
David: Why has he done that?
Gareth: I told him I don't like jelly. I don't trust the way it moves.
David: What is in here?
Gareth: My stapler. [pulls the stapler out of the jelly]

David: Well, don't do that! Eat it out. [to the camera] There's people starving in the world, which I hate. It's a waste. [to Gareth] How do you know it's yours?
Gareth: It's got my name on it in Tippex.
David: Yeah. Don't eat it now. Chemicals.

David: What's that? [took Dawn’s book] ‘Popcorn’. Ben Elton. Funny?
Dawn: It's all right, yeah.
David: I had a bit of a scare earlier.
Dawn: Did you?

David: I thought I found a lump. I examine myself regularly but... It's fine. Terrifying. Testicular cancer. Cancer of them old testicles. What's that?
Dawn: It's a bit of brie.

David: From down there?
Dawn: Mmm.
David: See you later.

David [introducing] This is Sanj. This is Ricky. [to Ricky] This guy does the best Ali G impersonation.
Sanj: I can't. You're thinking of someone else.
David: Oh! Sorry. It's not you, it's the other one.
Sanj: The other what?
David: Um...
Sanj: Paki?
David: Ah. That's racist.


David: No, I don't have a great many ethnic employees, that's true, but it's not company policy... I haven't got a sign on the door that says, "White people only". I don't care if you're black, brown, yellow. Orientals make very good workers, for example.

David [to Ricky] Practical joke. Don't give me away. [to Dawn] Come in.
Dawn: Fax for you.
David: Thanks. Don't go, Dawn. Pull up a chair. I was going to call you in. I need a quick word. Um... As you are aware, there are going to be redundancies. You've made my life easier inasmuch as I'm going to let you go first.
Dawn: What?! Why?

David: Why? Stealing. Thieving.
Dawn: Thieving?!
David: Yeah.
Dawn: Er... What am I meant to have stolen?
David: Post-It notes.
Dawn: Post-It notes...?! What are they worth, about 12p?
David: Got your Bible on you, Ricky? ‘Thou shalt not steal unless it's only 12p’. You steal a thousand Post-It notes at 12p, you've made... [pause] a profit.
Dawn: Why would I steal Post-It notes? ...I've never stolen as much as a paper clip and you're firing me.
David: And I don't need to give you severance pay because it's gross misconduct. So you can go straight away.

[Dawn weeps]
David: Oh, now... That was a joke there. Good girl. It was a joke we were doing. Practical jokes for the good.
Dawn: You wanker.
David: Come on.

Dawn: You're such a sad little man.
David: Am I? Didn't know that.

David: What is the single most important thing for a company? Is it the building? Is it the stock? Is it the turnover? It's the people. Investment in people. Yeah? My proudest moment here wasn't when I increased profit by 17%, or cut expenditure without losing a single member of staff. No. A young Greek guy, first job in the country, hardly spoke English, he came to me and went, "Mr. Brent, will you be godfather to my child?" So... Didn't happen. We had to let him go. He was rubbish. He was rubbish.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...