Saturday, 24 November 2012

Памяти Елизаветы Сергеевны Никищихиной (1941-1997)/ Elizaveta Nikischikhina

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/


Новость о смерти актрисы на вебсайте Коммерсантъ просто без даты. В других интернет-источниках даты смерти разнятся: чаще всего указывают 27 [иногда 28] ноября, реже - 28 октября.
Но на фотографии у могилы видно: 28.X.1997; не могли же похоронить на месяц раньше смерти...

В любом случае, дата, очевидно, довольно условна: актриса жила одна, её тело не сразу обнаружили соседи по коммуналке...

Родилась 17 мая 1941 г.


...В далеком 1948 году Никищихина-старшего отправили в ГДР восстанавливать разрушенное войной хозяйство новой дружественной республики. Сергей Никищихин мог взять с собою семью. И он взял всех, кроме 7-летней дочери. Девочку на шесть лет оставили в Ярославле, с бабушкой Натальей Федоровной... Маленькая Лиза была уверена: родители просто нашли предлог, чтобы избавиться от неё.


Желание стать актрисой станет местью семье за годы невнимания к ней.
Шестнадцатилетняя Лиза объявила родителям, что худрук Театра Станиславского прославленный мхатовец Михаил Яншин берет ее, еще школьницу, в актерскую студию при театре:


«Отец ужасно возмутился и категорически запретил идти в театральный. Долго кричал про мою невзрачную внешность, а потом предупредил: «Уйдешь в артистки – выгоню из дома! Выбирай – или семья, или театр!».
Тогда, в 1957 она не раздумывая скажет: «Выбираю театр!» В ответ – пощечина от отца.
Соседями Никищихиных по коммуналке была семья знаменитого эстрадного чтеца Сурена Кочаряна. В момент семейной сцены сын артиста Лева вышел в коридор покурить в компании товарищей – это были молодые В. Высоцкий и А. Тарковский. Они и защитили девушку от разъяренного родителя.


С 1958 г. работает в Московском драматическом театре им. Станиславского.


Актриса острой, смелой характерности в сочетании с глубоким, трепетным лиризмом, играла в основном острохарактерные и трагические роли.

В 1966 году, когда Никищихиной было двадцать с небольшим, режиссёр Львов-Анохин доверил ей сыграть Антигону в одноимённом спектакле по Жану Аную. Сложнейшую трагическую роль, символ женской стойкости и бескомпромиссности. Французская пьеса на сюжет древнегреческой трагедии была удивительно созвучна ситуации морального выбора, перед которым вставал всякий мыслящий человек в советскую эпоху. И молодая актриса справилась, да ещё как! Сыграла в паре с Евгением Леоновым; дуэт получился блистательный.


Сыграв главную роль в «Антигоне», на которую ломилась вся Москва, двадцатилетняя Лиза стала восприниматься театралами как актриса с очень широким творческим и жанровым потенциалом. «Антигона» стала «бомбой», взорвавшей театральную жизнь Москвы. Случалось, в дни спектакля конная милиция едва сдерживала толпу на подступах к театру. В исполнительницу главной роли публика влюбилась сразу. Коллеги же, как водится, отнеслись по-разному.


– Лизе многие завидовали, – считает актриса Майя Менглет. – Говорили, неопытная, мол, да некрасивая, такая-рассякая. Но иная красавица на сцене, как кувалда, а Лиза, играя, расцветала, становилась недосягаемой. И за успех свой, кстати сказать, она заплатила полной мерой – на мой взгляд, это как раз тот случай, когда роль оказала воздействие и на характер, и на жизнь актрисы: после такого взлета найти достойную роль было трудно, планка оказалась чересчур высокой. Лиза немало из-за этого пострадала, оказываясь в вынужденных простоях...


«Для неё театр был светской формой религии, — писали об актрисе друзья и коллеги. — Не раз, особенно незадолго до смерти, она отказывалась от ролей по принципиальным соображениям. Не признавала "депрессивного" театра, ибо полагала, что люди приходят в театр за положительными эмоциями».

Елизавету Сергеевну отличало качество, уникальное даже в талантливых людях: артистизм, кураж. Она получала удовольствие от игры, и это удовольствие передавалось залу.


Елизавета Никищихина была одной из «звёзд» в замечательном созвездии артистов, собранных в своё время в театре имени Станиславского М. Яншиным и Б. Львовым-Анохиным. Для неё не существовало невозможного, ей были одинаково подвластны и трагические, и характерные роли. Она с блеском играла Машеньку в одноимённой пьесе Афиногенова, Герду в сказке Андерсена, гоголевскую Агафью Тихоновну.


В историю мирового театра вошла как исполнительница заглавной роли в спектакле 1978 года «Первый вариант „Вассы Железновой“» Анатолия Васильева.


(кадры из телеспектакля по произведениям О. Генри, Е. Никищихина в роли Тильди, «Дебют Тильди»).

Елизавета Никищихина дебютировала в кино в 1961 году эпизодической ролью в фильме «Совершенно серьёзно».

В кино Никищихина сыграла много меньше, чем в театре. Кинорежиссёры эксплуатировали, в основном, типаж актрисы – чудаковатость, «улыбчивость», скороговорку. Она ни разу не сыграла главную роль, хотя образ немолодой, одинокой директрисы в картине «Виктория» (1987) вполне можно считать центральным.

Заслуженная артистка РСФСР (1984).


Критики называли Елизавету Никищихину мастером эпизода и даже лучшей характерной актрисой России. Среди десятков картин, в которых она сыграла, актриса всегда выделяла фильмы для детей. «Особым счастьем» называла она работу в «Приключениях Электроника», «Расмусе-бродяге», «Пеппи-Длинный Чулок». В воплощении героинь Никищихиной в фильмах «Шла собака по роялю», «Покровские ворота», «Чародеи», «Торпедоносцы», «Противостояние» профессионалы отмечали «неизменную точность рисунка».
Никищихина никогда не играла «вообще», «приблизительно», а создавала обдуманный рисунок, читавшийся поверх текста и дававший образу объем и воздух.


«Высокие! высокие отношения!» - эта фраза, с придыханием произнесенная дамой из «Покровских ворот», стала крылатой. Энтузиастку духовного фронта сыграла большая театральная актриса Елизавета Никищихина.

– Проблемы с алкоголем? Да, в последнее время они у Лизы были, но я абсолютно не согласна с людьми, называющими её алкоголичкой! – горячится Майя Менглет. – Несколько последних лет жизни она вынуждена была работать в театре только по договору, но не путайте причину со следствием: выпивка была результатом невостребованности, а не наоборот!

...1970-е подарили Никищихиной ещё несколько интересных театральных работ: Луизу в «Коварстве и любви», Вассу в нашумевшей постановке Васильева «Первый вариант "Вассы Железновой», Машу («Прощание в июне»), Лиззи («Продавец дождя»). Чуть позже она с успехом сыграла Агафью Тихоновну в «Женитьбе». Ну, а кино… Увы, с кино не ладилось, найти «своего» режиссёра Никищихиной так и не посчастливилось. Нереализованность, конечно, мучила, однако мало ли нереализованных талантливых актёров! Кому-то удаётся адаптироваться и вне профессии… Но для Елизаветы Сергеевны этот вариант исключался: ничто, кроме творчества, её не занимало и не интересовало.

– Я воспринимала её как Гамлета в женском обличье, человека с содранной кожей, – вспоминает актриса и режиссёр Оксана Мысина. – Любую несправедливость, для кого-то вовсе неприметную, она переживала как вселенское горе. Перед бытовыми неурядицами терялась. Но, если дело касалось искусства, загоралась моментально, начинала говорить монологами, вдохновляясь, увлекаясь. Было видно: внутри всё кипит!..

(кадрый из фильма И. Авербаха «Голос», 1982 год)

А вот кинематограф практически не замечал ее дара трагической актрисы. Из-за неправильного личика, способного в любую минуту состроить презабавную гримаску, Никищихину чаще всего приглашали в комедии, где ей доставались небольшие роли; она играла во множестве детских картин. Правда, изредка случались съемки в классике - скажем, в роли жены Собакевича в «Мертвых душах» или невесты в «Скверном анекдоте» по мотивам произведений Достоевского.


(кадры из фильмов с Е. С. Никищихиной)

Но даже в театре, где ей как-никак доставались очень крупные драматические роли, Никищихина задыхалась от отсутствия серьезного содержательного материала; между значимыми постановками зияли убийственно длительные паузы. А уж в кино рассчитывать на подарки в виде больших драматических работ и вовсе не приходилось. Кинематографу не понадобилась вторая Инна Чурикова - актриса с наружностью клоунессы и темпераментом и личностным масштабом трагической героини. Да и второго Глеба Панфилова, готового продвигать уникальную индивидуальность Никищихиной, не нашлось. А сама Елизавета Сергеевна была слишком искренним человеком, чтобы прагматически искать себе мужа-режиссера.

Трагическая судьба Антигоны, которую она играла, перекинулась отчасти на её собственную человеческую судьбу. В жизни она дорого платила за то сияние, что излучала на сцене и на экране.

После того как из Театра Станиславского ушел режиссер Анатолий Васильев, чрезвычайно авторитетный в театральной среде (это в его знаменитом спектакле Никищихина сыграла Вассу Железнову), работы в театре было мало. А, как известно, большинство актеров в отсутствие работы потихоньку спиваются… Кстати, сказать, Васильев хотел взять Никищихину на Таганку, но в самом фрондерском театре страны ему сказали, что не могут позволить себе такой роскоши - принять в труппу жену диссидента. (Третий муж актрисы литератор Евгений Козловский публиковался на Западе, за что его преследовала госбезопасность).
...В сорок лет закрыты все три спектакля с её участием, ролей в кино нет... Неудачи творческого характера сказывались на всём – даже на отношениях с дочерью.

(на фото - с дочерью Катей)

– В середине 80-х у мамы начались срывы, которые были связаны с её бедами и переживаниями, – говорит Екатерина Никищихина. – Ко мне эти срывы отношения не имели, но так или иначе меня затрагивали. К сожалению, я воспринимала всё слишком лично, тем более что с детства привыкла видеть маму другой – весёлой, изящной, искрящейся, с потрясающим чувством юмора... Многие наши ссоры сегодня больно вспоминать.

В какой-то момент отношения с дочерью разладились совсем. Катя рано вышла замуж, родила сына. Решено было разменять квартиру – и Елизавета Сергеевна переехала в однокомнатную на «Петровско-Разумовской». Потом обменяла её на коммуналку в центре, на улице «Правды», говорила, что хочет перебраться поближе к театру. Ей было безразлично, где, в каких условиях жить. Главное – ради чего. А работы всё не было.
Режиссеры эксплуатировали «пьяное» амплуа: «Играю саму себя», - горько шутила она...

В 1990-е сценариев предлагали достаточно, но актриса говорила:
«Это такой ужас: мат, человеческая деградация, уродство. Не могу, устала. Не хочу этим заниматься. Даже если бы мне нечего было есть и не в чем ходить.
Мне сейчас многие из тех, кто меня любит, говорят: пожалей себя, относись к этому как к шутке. Ну, плюнула через левое плечо, пошла и сыграла. Но так ничего не получится. Мы, как священники, - работаем настоящей энергетикой. Хотя сейчас, мне кажется, это никому не нужно».
Ёжилась, вспоминая развешанные питерском гастрономе у вокзала рекламные фото Фрейндлих и Басилашвили: «В нашем магазине…». Снова и снова ругала себя дурой за эту раздвоенность, но изменить в себе ничего не могла… Придя в отчаяние, порой опускала руки: «Нет-нет, да и подумаешь: а кто я, в конце концов, такая? Плюнь да выброси. Товарищи мои, кто работал на износ, все давно в земле лежат. Одни сами с жизнью рассчитались, у других сердце разорвалось. Потому что профессия такая: требует затрат. Я по-другому ее не понимаю».

Елизавету Никищихину нашли мертвой в один из осенних дней 1997-го. Ей было 56 лет. Хотя она и жила тогда в коммуналке, вызвать «скорую» оказалось некому. Смерть актрисы пришлась на те годы, когда об уходе народных любимцев не трубили с экранов, когда теле-падальщики еще не научились превращать похороны известных людей в шоу, забираясь с камерой едва ли не под крышку гроба. Так что праздные соглядатаи ничего не знали о прощании с актрисой.
Возможно, это и к лучшему: многолюдные прощания неизбежно превращаются в фарс. А фарс, как известно, низкий жанр. Отношения же Елизаветы Сергеевны Никищихиной с жизнью, с профессией, а значит, и со зрителем всегда оставались высокими. И это - без шуток.

Похоронена в Москве на Востряковском кладбище.

Несмотря на пошлость его названия, могу порекомендовать документальный фильм, посвященный памяти Елизаветы Сергеевны: «Разбитые мечты актрисы Никищихиной».

Фильмография:

Тайны дворцовых переворотов. Россия, век XVIIIй. Фильм 2. Завещание императрицы (2000) ... Камер-фрау Крамер (Премьера последнего фильма состоялась через три года после смерти актрисы.)
Любовь (1997) телевизионный спектакль режиссёра Владимира Мирзоева по одноимённой повести Людмилы Петрушевской — мама

Принцесса на бобах (1997)— торговка в переходе


Я свободен, я ничей (1994) — секретарь
Провинциальный бенефис (1993)


Раскол (1992) – Вера Засулич
1000 долларов в одну сторону (1991)– соседка


Женщина для всех (1991) — инспектор детского дома


Самоубийца (1990)— Серафима Ильинична
Очарованный странник (1990)
Село Степанчиково и его обитатели (ТВ) (1989) — Перепелицына
Светик (1989)
Женщины, которым повезло (сериал) (1989)


Во бору брусника (1989)
Дикарь (1988)
Цвет корриды (1987)


Испытатели (1987)


Время летать (1987)


Клуб женщин (1987) – специалист-диетолог


Виктория (Бумажный патефон) (1987) — директор школы
Без солнца (1987)


Обида (1986)


Противостояние (сериал) (1985) — Щукина, соседка Петровой, биолог


Пеппи-Длинный-чулок (ТВ) (1984) — фру Лаура

Мертвые души (телесериал) (1984) — жена Собакевича


Букет мимозы и другие цветы (1984) — Анна, мать Алёны


Там, на неведомых дорожках... (1983) — Кикимора Кикиморовна Болотная


Торпедоносцы (1983)


Солнечный ветер (1982) — Ада Владимировна Трегубович


Чародеи (ТВ) (1982) — член комиссии


Просто ужас (1982) — Анна Борисовна, учительница английского


Покровские ворота (ТВ) (1982) — Нина Андреевна Орлович

Не было печали (1982) — мамаша во дворе


Голос (реж. Илья Авербах, 1982) — Анна Викторовна, ассистент режиссера; яркая роль Никищихиной, о которой почему-то почти не упоминают.

• Крупный разговор (1981)
• Единственный мужчина (ТВ) (1981)
• Нора (1980)


Гражданин Лёшка (1980)


Комедия давно минувших дней (1980) — ассистент режиссёра Зина
Фрак для шалопая (1979) — мама Вовика
Соседи (ТВ) (1979) — Мирониха


Приключения Электроника (ТВ) (1979) — Маша, ассистент профессора Громова


Шла собака по роялю (1978) — Елизавета Сергеевна Канарейкина


Иванцов, Петров, Сидоров (1978) — Люся


Расмус-бродяга (1978) — Фрекен Хёк

И это все о нем (1977) — Елизавета Игнатьевна, воспитательница детского сада

А у нас была тишина... (1977) — Антонина Лабутина


Ну, публика! (1976)

Капитанская дочка (ТВ) (1976) — Палашка
Всё дело в брате (1976)

Ералаш (детский юмористический журнал, 1976)
Рассказы о Кешке и его друзьях (сериал) (1974) — продавщица мороженого
Человек на своём месте (1972)
Хозяин (1971)
Расскажи мне о себе (1971)


Минута молчания (1971) — Клава

Месяц август (1971) — Лиза
Шаг с крыши (1970) — Мадлена


Вас вызывает Таймыр (ТВ) (1970) — певица, в титрах не указана

Расплата (1970) — Рита
Только три ночи (1969)
Про Клаву Иванову (ТВ) (1969)
Вчера, сегодня и всегда (ТВ) (1969) — продавщица в магазине тканей
Любить (1968) — дворник

Скверный анекдот (1966) — невеста Пселдонимова


Похождения зубного врача (1965) — студентка Завальнюк
Полустанок (1963) — продавщица Зойка
Крыса на подносе (1963)


Чудак-человек (1962) — секретарша Ирочка
Командировка (1961) — парикмахерша


Приятного аппетита! (новелла в киноальманахе «Совершенно серьёзно», 1961) — посетительница ресторана (дебютная роль в кино)

источники: 1, 2, 3, 4, 5
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...