Wednesday, 17 October 2012

Женщина дождя – интервью Аньес Жауи (2010) / Rainy Day Woman: Agnès Jaoui

июнь, 2010 год

В своем новом фильме сценаристка, режиссер и актриса Аньес Жауи (Agnès Jaoui) затрагивает такие злободневные темы как расизм, классовость, гендер и политика – в обычном для неё жанре драмедии [драматическая комедия].

В многолетнем сотрудничестве Жауи и Жан-Пьера Бакри создан ряд спектаклей и кинофильмов, остроумно и достоверно изображающих жизнь современных французов.

Третья картина, снятая Жауи в качестве режиссера, называется «Расскажи мне о дожде» (Parlez-moi de la pluie).
Как всегда, Аньес Жауи выступает и как исполнительница – она сыграла Агату, политика-феминистку из Парижа, которая едет навестить свою замужнюю сестру, живущую в старом родительском доме на юге Франции. Местные кинематографисты Карим (Жамель Деббуз) и Мишель (Жан-Пьер Бакри) просят Агату поучаствовать в их проекте об «успешных женщинах», что приводит всех героев истории к переоценке отношений и ценностей.
Карим оказывается сыном домработницы Мимуны – её сыграла непрофессиональная актриса с похожей судьбой. Жауи мастерски подбирает актеров, — а это непростое задание для режиссера, снимающегося в собственной картине. В результате возникла меандрическая (со сложным многосюжетным рассказом) трагикомедия, затрагивающая целый ряд проблем: расовое и гендерное неравенство, политическая этика, предрассудки и тому подобное.

«Расскажи мне о дожде» точнее всего будет назвать комедией нравов, не лишенной также неловких ситуаций и чеховской атмосферы семейной близости.
Мы встретились и поговорили с Аньес Жауи во время её недавнего визита в Нью-Йорк.

Ваши фильмы затрагивают множество тем. Прежде всего в этой картине речь идет о гендере, классовости, неравенстве, политике, предрассудка, образовании, супружестве... Для Вас это и есть «жизнь»? Или Вы просто выбираете проблему и решаете сделать об этом фильм?

Аньес Жауи: Мне хотелось поговорить о том, что осталось от феминизма, описать разные женские характеры — одна героиня из Ближнего Востока, принадлежит к старшему поколению, другие более традиционны (моя сестра по фильму, и я сама, более современная и самая молодая) — и посмотреть, каковы функции и наследие таких разных женских моделей, как мы с этим справляемся.

Кроме того, мы хотели поговорить о политиках, потому что во Франции к ним относятся с крайним презрением. Есть американский телесериал, который мне очень нравится – «Западное крыло» (The West Wing) — он просто немыслим во Франции.

Потому что никто не стал бы смотреть?

АЖ: Нет, потому что в нем люди политиков любят. [Жители Франции] убеждены, что все [политики] насквозь гнилые, несут чушь; нет того чувства чести и достоинства, которые показаны в «Западном крыле». Даже если мне приходилось встречать некоторых французских политиков, напоминающих персонажей «Западного крыла» — а они существуют, даже во Франции, — общественное восприятие совершенно иное.

Еще нам хотелось затронуть тему наследия колониализма, понять, что такое в наши дни быть мусульманином — для нового поколения, второго или даже третьего. Так что — да, фильм касается множества проблем.

(на фото - Жауи на съемках фильма)

Ваши персонажи такие достоверные, это живые люди. Вы начинаете с создания героев?

АЖ: Мы начинаем одновременно – с тематики и персонажей, но это правда – я не умею выдумывать героев. Мне нужно знать человека в действительной жизни — располагать какими-то образцами, моделями, чертами, когда одной, когда двумя-тремя — чтобы иметь возможность описать поведение героя. Но если бы я работала только с персонажами, не имея точки зрения, темы...

Значит, появляется история, и Вы смотрите, как она и герои сочетаются друг с другом?

АЖ: Точно.

У Вас обширный опыт театральных постановок. Этот фильм напомнил мне Чехова. Каковы, на Ваш взгляд, различия и сходства между театром и кино? И что Вам нравится больше?

АЖ: Для меня сходства больше, чем различия, отчасти потому, что я не снимаю визуального кино. Я люблю Дэвида Линча, например, но никогда не сумела бы делать то, что он. Я как режиссер стараюсь быть невидимой, потому что в театре я люблю именно это — то, что зритель сам себе режиссер, он сам выбирает, на что ему обращать внимание, а что опускать, понимаете? Я просто стараюсь поставить камеру в нужное место – и всё.

Так что по сути мы пишем совершенно одинаково и для театра, и для кино. Иногда, конечно, я думаю, что в фильме надо бы сократить количество слов, и всё равно мы используем их много (смеется). Я это знаю.

В чем для Вас смысл названия картины?

АЖ: Дождь, по-моему, очень кинематографичен. Но, по правде говоря, французское название взято из чудесной песни Жоржа Брассенса (George Brassens) «Ливень» — там примерно говорится: «...я встретил любовь благодаря ливню».
Клишированное изображение счастья и успеха – ясная погода. Но, на мой взгляд, подлинную человеческую натуру воплощает дождь: возможно, эту сторону своей личности вы бы предпочли не показывать, но она существует.

Можете немного рассказать о подборе исполнителей?

АЖ: Я сама прежде всего актриса. Я знаю массу актеров, и правда в том, что у меня есть «мечта маленькой девочки» — дать им всем шанс быть увиденными. На самом деле, мне не очень нравится работать с уже знаменитыми актерами, ведь, думаю, я им не нужна, чтобы быть счастливыми, чтобы получать деньги....
Я знакома со многими исполнителями, которые играют в театре — например, Паскаль Арбийо (Pascale Arbillot) [сыграла в картине сестру Агаты]. Она просто великолепна, но в фильмах снималась нечасто. Я люблю театральных актеров, и когда есть возможность дать им роль, это замечательно – в этой картине была не только такая возможность; все актеры оказались потрясающими людьми. Я очень счастлива актерским составом этого фильма.

(на фото - Жауи, Жамель Деббуз и Бакри)

С Мимуной (Mimouna Hadji, сыгравшая домработницу-алжирку) особый случай. Я познакомилась с ней 15 лет назад, когда арендовала дом на юге Франции, она была там домработницей. Она вела себя очень странно, пряталась. Я поговорила с ней, и она сказала: «Владелец велел мне не показываться на глаза». Я не поверила: «ЧТО?»
Мы подружились, я забрала её в Париж, раньше она никогда не покидала дом. Так что её героиня в картине очень похожа на настоящую Мимуну. Когда мы с Жан-Пьером писали сценарий, её так и звали, я просто не видела никого другого в этой роли.

Я много с ней работала — читать она не умеет, мы записали её реплики на магнитофон, она слушала и заучивала. Потом появился Жамель, очень быстро они сблизились, она стала для него словно мать. Она была в группе с самого начала съемочной работы, даже в тот первый месяц, когда сама не снималась; она стала настоящей «мамочкой» для каждого, все полюбили её. На съемках она сначала была немного напряженной, но потом стала прекрасной актрисой.

Какова жизнь женщин-политиков во Франции? Сложные времена для них?

АЖ: Да, сложные. Франция не самая зараженная мачизмом страна — и когда меня спрашивают, трудно ли быть режиссером-женщиной, я отвечаю, что вовсе нет. Но когда я начала изучать информацию о политиках, оказалось, что мы намного отстаем от Португалии, Турции и Испании — у нас очень, очень мало женщин в парламенте.

И когда Сеголен Руаяль (Marie-Ségolène Royal) участвовала в президентских выборах [в 2007 году], вы себе не можете представить, сколько гадостей и гнусностей неслось, даже из её собственного лагеря! Мужчины говорили: «А кто будет заниматься детьми?» (которым, кстати, уже больше 18 лет) или «Тут вам не конкурс красоты!». Знаете, все эти абсурдности; так велико было презрение... Французская Ассамблея полна мужчин из этого окружения — что-то изменить невероятно трудно. И разумеется, непрестанно обсуждают, что она носит, красива она или нет, говорят: «нельзя быть и сексуальной, и заниматься политикой» — приходится много, много, много бороться.

(на фото - Бакри и Жауи во время работы над картиной)

Вам знакомо выражение «мужской клуб»?

АЖ: [после объяснений переводчика] О, да, [французские политики] – огромный мужской клуб, и весьма давний. Точно, очень верно. Отличное выражение, в каждой области жизни – свой мужской клуб.

Ваше определение, признаки успешной женщины?

АЖ: Быть счастливой. Счастье. Еще – быть свободной, освобожденной от традиционных предрассудков по поводу того, что такое быть «женщиной». Иметь возможность на собственную сексуальность, на свои желания; быть свободной иметь детей или не иметь детей, заботиться о них так или по-другому. Право на собственную красоту, на своё, данное природой тело. Тяжело избавиться от ярлыков о том, какой «должна» быть женщина.

А еще – возможность высказывать своё искреннее мнение, подлинную точку зрения. Говорю это потому, что в юности у меня сразу возникало чувство: если я прямо выскажу своё мнение, то перестану быть желанной в глазах большинства мужчин. Потому что некоторые мужчины ждали от меня кокетства, — не перечить, говорить словно маленькая девочка. У меня ощущение, что многие женщины по сей день ведут или чувствуют себя точно так же... непростая работа – быть женщиной.

источник; см. текст ниже
Перевод с английского: Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

**
Rainy Day Woman: Agnès Jaoui

By Kristin McCracken
June 15, 2010

In her new film, Let it Rain, French writer/director/actress Agnès Jaoui tackles race, class, gender, and politics in a dramedic kind of way. Oh, and she explains why The West Wing wouldn't fly in France.

French talent Agnès Jaoui is a multi-hyphenate of the highest order: as a writer, director and actress, she is just as at home in the theatre as she is behind (and in front of) the camera. With her longtime writing partner, Jean-Pierre Bacri, Jaoui has developed a body of work (including The Taste of Others, Look at Me) that depict the daily lives of French citizens with wit, charm, and authenticity.

In her third effort as director, Jaoui presents Let it Rain (French title: Parlez-moi de la pluie, which translates to Talk to Me About the Rain), Jaoui plays Agathe, a feminist politician from Paris who’s visiting her married sister at their childhood home in the south of France. Local filmmakers Karim (Jamel Debbouze, who also starred in the French crossover hit Amelie) and Michel (Bacri) ask her to be a part of a video series on “successful women,” which leads all the characters to examine their values and evaluate their relationships. Karim also happens to be the son of the family’s Algerian housekeeper, Mimouna, played by a nonactor with a similar background. Jaoui is masterful with her cast—not an easy thing to do while one is also acting—and the result is a meandering (in a good way) dramedy that touches on all sorts of cultural touchpoints: race and gender inequality, political ethics, prejudice, and more.

While Let it Rain is best described as a comedy of manners, it also evokes the ensemble sprawl and familial intimacy of Chekhov. We sat down with her on a recent trip to New York to discuss her writing process, how she feels about boys’ clubs, her affinity for The West Wing, and her definition of a “successful woman.”

TribecaFilm.com: You explore so much in your films. For starters, this one touches on class, gender, inequality, prejudice, politics, education, marriage… Is this just “life” to you? Or do you choose an issue and decide to make a film?

Agnès Jaoui: Yes, I wanted to speak about what remains of feminism, and to describe different characters of women—one from an old generation from the Middle East, one more classical (my sister [in the film]), and myself, the more modern, let’s say, and the youngest one—to see what is the legacy of these different models of women, and how we deal with that.

We also wanted to speak about politicians, because in France they are very, very despised. There is a series I am very fond of—The West Wing—this would be unthinkable in France.

TribecaFilm.com: Because no one would want to watch?

AJ: No, because [in the show] people love politics. No, [French citizens] believe [politicians] are just all bullshit, rotten; there is not this sense of honor that there is in The West Wing. Even if I met some politicians very close to the characters in The West Wing—and I think they exist, even in France—the general opinion is definitely not that.

And also we wanted to speak about the legacy of colonialism, and what it is to be a Muslim nowadays—the new generation, the second, or even the third generation. So it’s true there are a lot of things [covered in the film].

TribecaFilm.com: The characters feel like such real people. Do you start with building characters?

AJ: We start with both theme and characters, but it’s true that I am not able to invent a character. I need to know him in real life—to have some models, sometimes one, sometimes two or three—to be able to describe his behavior. But if I just work with the characters, if there is no theme or point of view...

TribecaFilm.com: So the story comes in as you see how they interact with each other?

AJ: Exactly.

TribecaFilm.com: You also have a great deal of experience with theatre, and the film reminded me of Chekhov. What do you see as the differences and similarities between film and theatre? Which do you prefer?

AJ: For me, I see more similarities than differences, but also because I am not making cinema that is very visual. I am fond of David Lynch, for example, but I would be unable to do what he does. So I try to be invisible as a director, because what I love in theater is that the spectator makes his own direction—he chooses whether to look at him [points], or over there [points], you know? I just try to put the camera in the right place.

So in fact we write exactly the same for theatre or movies. Of course, I think sometimes we need fewer words in cinema, but still we use a lot. [laughs] I am aware of that.

TribecaFilm.com: What is the significance of the title for you?

AJ: Rain is so cinematic for me, but to be honest, the French title comes from a beautiful song by George Brassens called The Storm—[which basically says,] “It’s because of the storm that I met my lover.” The cliché of the beautiful weather is happiness and success, but I think that rain is the real essence of a human being—maybe this is the part that you don’t want to show, but it exists.

TribecaFilm.com: Can you talk a bit about your casting?

AJ: I am an actress first. I know a lot of actors, and it’s true that I have the little-girl dream of giving them the opportunity to be seen. In fact, I don’t like so much to work with already-famous actors, because I think they don’t need me to be happy, to have money… I know so many actors who are theatre actors—like Pascale Arbillot [who plays Agathe’s sister in the film]; she’s great, and she was never so well known in movies. I love theatre actors, and so when I can [cast them], it’s great, and this time not only was it possible, but they are wonderful human beings. I was very happy with [the cast] on this movie.

With Mimouna [Hadji, who plays the Algerian housekeeper], it’s a very special case. I met her 15 years ago when I was renting a house in the south of France where she was the housekeeper. She behaved strangely—she was hiding herself—and I spoke with her, and she said, “But the owner asked me not to show [myself].” I said, “WHAT?” And then we became friends, and I brought her to Paris, and she’d never left the little house [before].

So her character is very close to her real life, and when I wrote it with Jean-Pierre, the character’s name was Mimouna, and I was not seeing anyone else. I worked a lot with her—as she doesn’t read, we recorded a tape [of her lines] for her, and she listened. Then Jamel came, and very quickly she was like his mother, they were so close. She was there during the movie from the beginning: first she was there during one month without shooting, but she was really “the mommy” of everybody; everybody loved her. [With the acting,] at the beginning it was a little bit tense, and then she [became] the wonderful actress she is.

TribecaFilm.com: What is life like for women politicians in France? Do they have a tough time?

AJ: Yes, they definitely have a tough time. France is not the most macho country—and when people ask me if it’s difficult for me as a woman director, it’s really not at all. But when I went to [research] about politicians, we are behind Portugal and Turkey and Spain—we have very, very little representation of women in the Parliament.

And when Ségolène Royal was running for the French presidency [in 2007], you could not imagine how many terrible things you heard, and even from her own camp! Men saying, “But who is going to take charge of the children?” (who were already 18 years old, by the way) or “It’s not a beauty competition.” You know, very irrational things; [they] despised so deep… French Assembly is full of men from the same milieu—it’s something really hard to change. And of course they always [spoke] about what she wore, or how beautiful or not, or “you cannot be sexy and a politician”—you have to fight a lot, a lot, a lot.

TribecaFilm.com: Do you know the term “boys club”?

AJ: [After some translation] Oh, yes, [French politics] is a huge one, and an old one. Exactly, exactly. This is a good expression, because there are boys clubs in every field.

TribecaFilm.com: What are your criteria for a successful woman?

AJ: To be happy. Happiness. And also to be free, liberated from what is supposed to be “a woman.” To be able to have your own sexuality, your own desire; to have children or not have children; to take care of the children in that way or that way; to have the beauty you have, the body you have. It’s hard to get rid of what is “supposed” to be a woman.

And also just to express your real point of view. I say that because I very quickly, as a teenager, had this feeling that if I expressed my point of view, I would lose the desire of a lot of men. That some men were waiting for me to be [coquettish] — to not say I disagree, or to say things like a little girl. I have a feeling that a lot of women until now [felt the same way]... it’s quite a job to be a woman.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...