Wednesday, 27 June 2012

Y Tu Mamá También (2001). Лето, после которого ничто никогда не будет по-прежнему.

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Я уже писала про этот удивительный фильм. Недавно в бессчетный раз посмотрела - и потянуло написать подробнее. Тем более что за прошедшие годы Интернет обогатился интервью создателей фильма, а в домашней фильмотеке появилась отличная копия фильма (возможность скриншотов) в оригинале с английскими субтитрами.

Если кто-то решит впервые посмотреть этот фильм - не читайте о нём, неиспорченность восприятия необходима для максимального эффекта.

(Голос за кадром) [здесь и далее перевод с английского мой]:
«Мать Аны, француженка-разведенка, преподавала в Институте обучения иностранцев. Она не возражала против того, чтобы Теноч спал с ее дочерью.
У Хулио всё было иначе. Он смог побыть с Сесилией только до ужина и вернулся утром, чтобы проводить её в аэропорт. Отец Сесилии, педиатр, специализирующийся на аллергии, считал, что отношения его дочери с Хулио зашли слишком далеко. Её мать, психоаналитик-лаканианка, смотрела на это по-другому, – она была уверена, что их отношения невинны».


«Отец Аны – журналист, недавно занявшийся политикой. Он работал на оппозиционное правительство в Мехико начальником по логистике в департаменте культуры. Хотя ему нравился Теноч, он называл его «этот преппи» [the preppie, «из богатеньких»] – но никогда при дочери».

И парни, и их подружки втайне друг от друга не могут дождаться конца скучной и тягостной процедуры проводов.

Отец Теноча ждет поступления сына на экономический; сам Теноч мечтает быть писателем.
Хулио: Чертовы пробки! Держу пари, моя сестра опять на демонстрации.
Теноч: Это их право, Чароластра.
Хулио: А моё право послать их нафиг.
Теноч: Наверное... Но цыпочки из левого крыла очень секси, чувак.

Голос за кадром:
«В тот день по городу проходило три демонстрации. Тем не менее, причиной пробки на трассе был Марселино Эскуча, сезонный рабочий-каменщик из Мичоакана.

Марселино сбил превысивший скорость автобус. Он никогда не пользовался пешеходным мостом - из-за его неудачного расположения пришлось бы идти до стройки пару лишних миль.

«Красный крест» забрал неопознанное тело в морг. Тело востребовали только через четыре дня».

На протяжении всего фильма не перестаёт поражать контраст бурного веселья и смертной тоски.

Голос за кадром:
«Теноч Итурбиде был вторым из трех детей в семье дипломированного в Гарварде экономиста, государственного секретаря – и домохозяйки, посещавшей разнообразные спиритические семинары.

Родители намеревались назвать его Эрнан, но сын родился в год, когда его отец присоединился к правящей партии. На подъеме внезапного патриотизма он решил дать сыну ацтекское имя Теноч.


Той ночью Хулио и Теноч поглощали алкоголь, марихуану и экстази, завезенный из Сан-Франциско. Их планы перепихнуться провалились. Они беспокоились, что этот провал станет правилом на всё оставшееся лето. В четыре часа утра Хулио рвало на улице. Около пяти по пути домой Теноч разбил фару. На рассвете Саба впервые попробовал групповой секс.
Прошла неделя, и скука вошла в привычку.
Отец Теноча был членом правления загородного клуба, поэтому его сын имел право бывать здесь по понедельникам, когда клуб закрывался для техобслуживания».

На богатой свадьбе с участием президента «больше телохранителей, чем гостей».

Теноч встречает своего двоюродного брата – заносчивого писателя.

- Когда мы виделись последний раз, ты горевал о потере черепашки-ниндзя.
- Это был игрушечный вездеход.
- Да? Неважно. Так ты хочешь быть писателем? Рассказывать истории о богатеньких сопляках?
- Нет, о говнюках вроде тебя.
- Одно дело писать милые рассказики, совсем другое творить литературу. Подумай об этом. Ты действительно хочешь быть писателем? Легко сказать, но чтобы стать писателем требуется целая жизнь.

Голос за кадром:
«Алехандро Монтес де Ока - Хано - был племянником матери Теноча. Отец умер, когда ему было три года, оставив сына на попечении матери. Он спасся от её чрезмерной заботы под предлогом учебы за границей. Теперь Хано вернулся домой после 10-летнего отсутствия».

Хулио и Теноч поливают светлый костюм претенциозного зануды кока-колой с ромом...

Голос за кадром:
«Луиса Кортес потеряла родителей в автокатастрофе, когда ей было 10 лет. Её воспитывала двоюродная бабушка, старая дева Франквиста. Она заболела, и Луисе пришлось ухаживать за ней последние пять лет её жизни. Луиса жила с ней до 20 лет, а в 20 вышла замуж за Хано. Через четыре месяца бабушка умерла. Она была последней живущей родственницей Луисы».

Грациозная Луиса (юнцы заприметили её еще до того, как выяснилось, что она жена Хано) помнит Теноча гораздо лучше, чем её муж: Ты Теноч? Мы виделись много лет назад. Ты тогда плакал из-за пропавшего вездехода.

Она в Мексике месяц. Хано едет на симпозиум, а она будет искать работу.

Парни, восторженно гогоча над собственным остроумием, тут же измышляют тропический райский пляж под названием Небесные уста (которое, конечно, невероятно смешит сексуально озабоченных юнцов своей двусмысленностью) и зовут привлекательную родственницу (Луиса - жена зануды-писателя) с собой.

Голос за кадром:
«Президент уехал через час. У него была срочная встреча с лидерами правящей партии по назначению кандидатов для предстоящих всеобщих выборов. На следующий день он выразит свое негодование по поводу кровавой бойни Серро Верде и заверит, что губернатор штата не причастен к трагедии. Выразив соболезнования родственникам жертв, он улетит в Сиэтл на конференцию по глобализации».

Голос за кадром:
«Шли дни. Пока Хано был на симпозиуме, Луиса зашла к врачу за результатами каких-то тестов.

В приемной она ответила на журнальный вопросник для женщин «Полностью ли вы реализовали себя?». Из нескольких вариантов она выбрала ответ «б» на 1-й вопрос: «предпочитаете бодрствование сну и грёзам». На 4-й вопрос – ответ «в»: «цените время превыше денег и власти». На 7-й вопрос ответ «а»: «думаете о настоящем больше, чем о прошлом или будущем». Она набрала 16 баллов; журнал определил её как женщину, которая боится признать свою свободу. Луиса с этим не согласилась».

Плачущая Луиса вечером в постели. Рядом телефон. Звонок Хано.

Не давая ей ничего сказать, он пьяно рыдает и кается – переспал с другой.


Наутро Луиса звонит Теночу и просит взять её с собой, если они все еще собираются на райский пляж.

Машину Теноча отобрал отец – за разбитую фару и нежелание поступать на экономический. Теноч звонит Хулио...

- Куда? – На пляж Небесные уста. – Его нет. – Знаю, но Луиса хочет поехать. – Какая Луиса? – Испанка.

Голос за кадром:
«Хулио Сапата жил с матерью и сестрой. Своего отца он не видел с пяти лет. Мать была секретарем в одной корпорации; она работала там всю жизнь. Его сестра, Мануэла, изучала политологию в национальном университете Мехико и была активисткой левого крыла.

После непростых переговоров Хулио удалось взять машину на пять дней. Затем Мануэла сможет пользоваться ею три недели – она с друзьями поедет в Чьяпас развозить продукты, одежду и лекарства».

Обкуренный Саба дает парням самые противоречивые направления в поиске по карте несуществующего пляжа:

- Вот по этой дороге... – Это река, кретин!

Наконец собрались и заехали за Луисой - она ждет в аккуратно убранной квартире, куда больше не вернется.


Теноч: Так чем ты занимаешься? Луиса: А ты как думаешь?

– Социолог. – Холодно. – Философ. – Холодно. – Психолог. – А что, похожа? – Модель «Victoria secret»? – Морозно! – Сдаемся. – Я сертифицированный ассистент стоматолога. – Это что? – Это те, кто отсасывают твои слюни у зубного. – Нет, точно? – Да. – Но почему ты это выбрала? – Слушайте, я же не мечтала об этом. Играя с куклами, я не претворялась, будто отсасываю их слюну. – Тогда почему? – Я жила с теткой, она заболела. Мне было 16 и срочно нужна работа. За 4 месяца я получила сертификат ассистента стоматолога. – Но чем бы ты действительно хотела заниматься? – Я не слишком успевала в школе. Всё, о чем я мечтала – путешествовать и повидать мир. ...А вы правда подумали, что я философ? – Ты похожа на мыслителя. И ты замужем за Хано.

Голос за кадром:
«На ужинах Хано, среди его артистичных и интеллектуальных друзей, Луисе всегда было неуютно. Обязательно находился кто-то, начинавший – с добрым или злым умыслом, - добиваться её мнения во время споров. Она всегда скромно отвечала: «Я об этом ничего не знаю». Часто ей хотелось заставить кого-нибудь из гостей перечислить все зубы в правильном порядке. Она ни разу не отважилась».

Луиса: А что такое «чаро...»?
Хулио: Чаро- это вроде мексиканского ковбоя, типа «астральный ковбой». Вообще-то это придумал Саба, когда был под грибами.

Голос за кадром:
«Хулио и Теноч поведали Луизе много историй. Каждая укрепляла их связь, создавая неразрывное единство. Их истории, пусть и приукрашенные персональной мифологией, были правдивы. Но поскольку правда редко бывает полной, некоторые факты были опущены. Никогда не упоминалось, как Хулио жжет спички, чтобы скрыть запах после пользования туалетом Теноча. Или как Теноч поднимает сиденье унитаза в доме Хулио ногой. Эти подробности друг о друге им было знать не нужно».
Луиса познакомилась с Хано в баре. Она с друзьями была навеселе. Он был внимателен и ей понравился его мексиканский акцент. Их многое объединяло, например, он рос без отца, она сирота; его мать запилит до смерти – её тетка тоже. «Бедная тётя... Она умирала на моих глазах. Только Хано был рядом».


Когда трое путешественников ужинают, нам показывают комнатку, смежную со скромным помещением кафе. Там подружки-старушки выпивают и отплясывают под радиомелодии. Мне очень нравится этот момент.

Поселившись в колоритно обшарпанной, как и всё вокруг, гостинице, веселые парни решают утешить Луису, которой Хано, как они поняли, изменяет направо и налево.

Но подкравшись к (разбитому) окну её комнаты, видят Луису отчаянно рыдающей.


Рано утром Луиса как ни в чем не бывало будит ребят - надо ехать!

Голос за кадром:
«Теноч вдруг осознал, что никогда не бывал в Тапельмене – деревне, где родилась Леодегария Виктория, - Лео, его няня. Она переселилась в Мехико в 13 лет и получила работу в доме Теноча. Лео заботилась о нем с самого его рождения. До 4-х лет он звал её мамой. Теноч никогда никому об этом не рассказывал».
У всех есть свои секреты - оказывается, даже у таких вроде бы легкомысленно-беспутных парней...

Но вскоре путешественники возобновляют беседу на излюбленную тему.
- Ты трахалась со многими до Хано?
- Я начала слишком поздно, и встретила Хано слишком рано.

По пути встречается сельская свадебная (?) процессия, требуя "выкуп". Луиса говорит, что у них очень красивая королева...
- Так ты была девственницей? - продолжает интересный разговор Теноч.
- Нет, у меня до него был парень. В первый раз он привел меня на завод, где работал ночным сторожем его дядя. Мне было страшно, мы были едва знакомы. Я думала, он хочет меня поцеловать, а он меня дефлорировал. Было так больно, я думала, никогда больше не смогу это сделать. Но мы занимались сексом каждый раз, когда встречались. Я думала, он хотел только секса... – Нет, он хотел еще и поболтать. – Он правда влюбился в меня. – Кто бы не влюбился? – Он забирал меня из школы на своем мотоцикле, в своей куртке «пилот». Это было чудесно. Я постоянно прогуливала уроки, потому что хотела быть с ним. Мы ездили на его мотоцикле в такие красивые места.

Планировали уехать во Французскую Ривьеру. Приятель нашел ему там работу официанта. Мы так радовались... У него был хвостик, сломанный передний зуб и серьга в ухе. Я так его любила... – А потом явился Хано-жеребец и тебя у него украл. – Нет. – А что? – Он погиб в аварии. – Дерьмо... – Ему было 17.
На протяжении рассказа Луисы парни гогочут, показывая жестами размеры, за которые она его «так любила». А после слов о гибели сникают, словно их окатили ледяной водой.

Голос за кадром:
«Проезжая здесь десять лет назад, они увидели бы на дороге пару клеток, а потом въехали бы в облако белых перьев. Через пять метров они миновали бы гору сломанных клеток, набитых бьющими крыльями окровавленными цыплятами, а потом – еще дымящийся грузовик, лежащий на боку.

За ним они бы увидели два тела, одно меньше другого, едва прикрытые курткой, а рядом с ними – безутешно рыдающую женщину».

Песня Брайана Ино... Нищенские пейзажи сельских окраин Мексики... Блокпосты, о которых говорил режиссер.

Везде прекрасное небо... Вдоль всего пути – могильные кресты, смерть, даже батарейки приемника «сдохли»...

Днем Луиса разговорчива и даже кокетлива, расспрашивает ребят об их подружках; те взахлеб хвастаются своими постельными подвигами.
Машина сломалась; селяне, прицепив к трактору, притащили её к ближайшему ремонтнику.

Везде запустение, грязь...

Хулио предлагает старику сигарету и говорит, что у того красивая шляпа. Старик дарит её Хулио. Этот момент мне тоже нравится.


На привале, пока чинят их машину, Луиса видит выставленные семейные реликвии – фотографии, свечи, ракушки, нарядные распятия, игрушки, вазочки, бусы и другую мелочь... Рядом сидит худая старуха.

- Это моё имя, - обращается к ней Луиса, увидев среди «сокровищ» симпатичную игрушечную мышку.
- Луисита... Красивое имя, - едва слышно шелестит старуха. Каждый лист растения за её спиной (алоэ?) трогательно повязан красной ленточкой, вроде той, что украшает седую голову старухи.

(Луиса по телефону, автоответчик разносит голос по пустой квартире):
«Привет, Хано. Я знаю, что ты вернешься только завтра. Я звоню, потому что не оставила записки. Может, чтобы ты поволновался. Хотела исчезнуть из твоей жизни, без предупреждений. Теперь я понимаю, что так нельзя.
Так что вот моя записка, хотя я даже не знаю, что сказать.
Я познакомилась с женщиной по имени Дона Мартина. Ей 98 лет и она помнит всё с пятилетнего возраста. Представь себе всё, через что она прошла и всё, чего тебе никогда не удастся пережить.
Твоя мать прислала твой любимый мусс, он в холодильнике. Не забудь оплатить счет за телефон, он на столе. И забери свои рубашки из чистки. Не обращайся к ним больше – они портят одежду. Что ж, береги себя».

Пока она говорит по телефону, Хулио с Теночем, подталкивая друг друга локтями, стоят у изображения микеланджеловского Давида, обсуждая его мужские достоинства. Каждый раз, когда Луиса, рыдая или едва сдерживая слезы, говорит по телефону – рядом в кадре дурачащиеся Теноч и Хулио, не имеющие понятия о трагедии, которая разворачивается рядом с ними.
...Помывшийся без шампуня, за которым отправился Теноч, Хулио видит своего друга с Луисой.

Голос за кадром:
«Хулио не мог понять, чтó он чувствовал. Это была не ярость. Единственный раз, когда он чувствовал такую боль в животе, был в восемь лет. Однажды ночью он проснулся от жажды и по пути на кухню увидел мать в объятиях своего крестного. Он тихонько ушел и никогда никому об этом не рассказывал».

Хулио признаётся, что спал с подружкой Теноча, Аной.

Голос за кадром:
«Теноч только раз в жизни чувствовал такую боль в животе. Ему было 11 лет, и он увидел фотографию отца на первой странице газеты. Статья связывала его имя со скандалом из-за продажи нуждающимся зараженных продуктов. Теноч и его семья на восемь месяцев уехали в Ванкувер. Он никогда не спрашивал, почему.
О признании Хулио Луисе никто не говорил, но она заметила напряжение в отношениях двух друзей. Она решила, что её проступок нарушил естественный баланс, который только она может восстановить».

Голос за кадром:
«Так продолжалось всю ночь. Теноч доискивался малейших подробностей, пытаясь сложить пазл из кусочков, не всегда подходивших один к другому. А Хулио формировал эти подробности, стремясь создать менее болезненную правду».

Голос за кадром:
«Дона Мартина подарила Луисе игрушечную мышку с её именем. Она принадлежала её внучке Луисе Обрегон, которая умерла от теплового удара 15 лет назад, пересекая с родителями границу в Аризоне в поисках лучшей жизни.

Луиса считала, что даже после смерти люди остаются здесь. Ей было интересно, как долго она будет жить в памяти людей. Но она предпочитала не думать о смерти».
...Беззаботно болтающая в машине Луиса едва добравшись до уединения гостиничного номера начинает рыдать. Её спонтанные пересыпы с юнцами (в первый раз Теноч застал, когда она плакала, оставшись одна; второй раз с Хулио, после того, как из машины увидела похоронную процессию) – словно чтобы доказать: я еще жива, еще желанна...
И чуть ироничная улыбка сожаления после фиаско обоих парней – наслаждения на прощанье не получилось...


Теноч мстительно признался Хулио в том, что переспал с его Сеси. Они орут друг на друга.
Теноч: Типичный гребаный белый отброс, чертов крестьянин.

- А ты не лезь! – отпихивает Луису Хулио.
Луиса взрывается: Ну всё! Можете трахаться вдвоем! Какая же я идиотка! Думала, вы другие, а вы просто животные! Ваш манифест полное дерьмо. Кретины, нарушаете свои же правила! Типичные мужики. Деретесь, как псы, метя свою территорию. Чего вы действительно хотите – так это трахнуть друг друга.

Какая разница, с кем вы переспали, если вы тут же кончаете! Нет, начни играть с младенцами, и закончишь стиркой их подгузников!

Голос за кадром:
«Хулио и Теноч понятия не имели, ни где они находятся, ни как добраться до несуществующего места. Инструкции Сабы были противоречивыми. Боясь, что Луиса догадается, Хулио свернул на пыльную дорогу справа.

Хулио и Теноч думали, что Луиса спит. Они не заметили, что страх, который не дает ей заснуть, не связан с темнотой или окрестностями».

К удивлению ребят, которые следовали невнятным указаниями хронически обдолбанного Сабы, они действительно добрались до пляжа.

И даже нашелся один под названием «Небесные уста» - а они его придумали...

Голос за кадром:
«Хесус Карранса, более известный как Чуи, и его жена Мабель, были семьей рыбаков в четвертом поколении.

Они жили неподалеку, в заповеднике Сан Бернабэ. Чуи предложил на следующий день тур по соседним пляжам. За всё, включая еду, он просит 350 песо».

На пляже Луиса играет с малышкой Лусеро, дочерью Чуи и Мабель:

Посмотрим, как ты плаваешь, будто труп. Ой, она и правда мертва...

Чуи с ребятами играет в футбол, смешно и эмоционально комментируя.

Глядя вечером на тихое море, Луиса спрашивает:
Вам когда-нибудь хотелось жить вечно? – Конечно. – Было бы замечательно...

Голос за кадром:
«В конце года Чуи с семьей вынужден будет покинуть дом, потому что в заповеднике Сан Бернабэ начнут строить роскошную гостиницу.

Они переедут на окраину Санта Мария Колотепек. Чуи попробует устраивать лодочные туры, но союз лодочников Акапулько при поддержке местного совета по туризму ему помешают. Два годя спустя, он закончит привратником в гостинице. Он никогда больше не будет рыбачить».

Голос за кадром:
«Из-за свиней лагерь стал непригодным для жизни. Хулио и Теноч решили переночевать в Сан Бернабэ, где Чуи предложил им комнату с электричеством и водой за 75 песо. Луиса мечтала о душе, пусть и с холодной водой. На следующий день они вернутся, чтобы разобрать лагерь.
23 свиньи сбежали с соседнего ранчо. В ближайшие два месяца 14 из них забьют. Три из них вызовут вспышку трихинеллёза среди участников фестиваля на ранчо Чаварин».

Луиса рыдает в телефонной будке (прощание с вернувшимся наконец с симпозиума мужем), Теноч и Хулио играют рядом (в одном кадре с ней).

(Луиса по телефону, с Хано): «Не знаю, скажи матери, что хочешь. Дай мне договорить, или я повешу трубку. Спасибо. Я в любом случае собиралась уйти, твое признание только упростило это. Я благодарю тебя.
Дело не в мести. Я всегда знала про твои романы, с Кармен и с той девушкой в Барселоне. Я всегда всё знала... Просто надеялась, что ты изменишься.
Моё решение никак с этим не связано, поверь. Я не могу объяснить сейчас, но очень скоро ты поймешь. Я не виню тебя. Некого винить.

Ну конечно, я тебя не ненавижу! И пожалуйста, не питай ненависти ко мне.
Послушай! Я позвонила сказать, что люблю тебя, и что ты был для меня всем. Я не жду, что это станет счастливым прощанием, но хотя бы нежным. Успокойся. Пожалуйста.
Послушай... Ты заметил, что я почти не взяла денег? У меня есть больше, чем мне понадобится. Я оставила ключи в кухне, с запасным набором. Не потеряй ключ от чулана, он единственный.
Я взяла твои футболки с Ибицы – знаешь ведь, как я люблю в них спать.
Надеюсь, ты научишься быть счастливыми, ладно? Я сейчас счастлива. Береги себя. Прощай».

Во время разговора она бодрится, но потом отчаянно плачет. Плачущая Луиса смотрит на резвящихся у настольной игры несмышленышей, - вроде вместе, да одна, никто ничем не сумеет ей помочь, даже если бы она рассказала...
Фильм очень ярко и в то же время очень просто и спокойно (хорошее по-английски: matter-of-fact-ly) иллюстрирует истину: каждый умирает в одиночестве.

Вечером, напившись, трое откровенно болтают. О любовницах Хано, об отношениях друзей...

Теноч: Так я гребаный яппи?
Хулио: Нет, преппи! (богатенький).
- Но ты любишь бывать у меня, карьерист! - Только чтобы отведать накраденного твоим папашей.
Луиса рассказывает, что когда Теноч кончает, он кричит «мамасита», а Хулио скашивает глаза. Поучает: клитор должен стать вашим лучшим другом; наивысшее наслаждение – давать наслаждение, и т.п. Каждый из парней признается, что трахал подругу другого по многу раз. «И твою маму тоже!» - поведал Хулио. Когда мама Теноча «прочищала ему ауру».
Всё очень весело, но, как и на протяжении всего фильма, – присутствует что-то зловещее, тень беды; так беззаботно откровенничают только зная, что никогда своего собеседника больше не увидят.

Луиса смотрит прямо в камеру, на тебя – поразительный взгляд. Отважная женщина, которая не боится – вопреки ответам журнального теста – признать свою свободу.


Наутро Луиса уютно беседует с Марибель, держа явно привязавшуюся к ней малышку Лусеро на коленях. Марибель перечисляет красивые названия пляжей и прибрежных городков, но «там утонуло много людей». Снова упоминается смерть.

Голос за кадром:
«В час пополудни Хулио и Теноч выехали в обратный путь. Это было очень спокойное путешествие без приключений.

Их семьи никогда не узнали об этой поездке к морю с Луисой. Она осталась, чтобы исследовать местные бухты».
«Последнее, что Луиса сказала Теночу и Хулио: «Жизнь как прибой, будьте же подобны морю».

Море – её последний любовник; шелковистая сила морской воды, лишающая тело тяжести... освобождение...

Голос за кадром:
«Вернувшись из Европы, Сесилия и Ана расстались с Хулио и Теночем. Два месяца спустя Теноч начал встречаться со своей соседкой. Через девять месяцев Хулио начал встречаться с девушкой из его класса по французскому. Хулио и Теноч перестали видеться».
«Следующим летом правящая партия проиграла всеобщие президентские выборы впервые за 71 год.

Хулио столкнулся с Теночем по пути к стоматологу. Зайти в кафе на чашку кофе было проще, чем отказываться».

Теноч поступил на экономический, как и хотел его отец (может, чтобы утешить его после проигранных партией выборов); Хулио – в местный колледж подешевле, на биологическое отделение.

- Слышал про Луису? – Нет, а что? – Она умерла. – Не может быть... – Рак. Всю её сожрал. Там же, в Сан Бернабэ, месяц спустя. Чуи позвонил Хано. Она всё это время знала. Не хотела, чтобы другие догадались.

Голос за кадром:
«Луиса провела последние четыре дня в больнице Санта Мария Колотепек. По её просьбе Чуи и Мабель никогда никому не рассказывали о приключении с Теночем и Хулио.
Она подарила Лусеро маленькую игрушечную мышку по имени Луиса.

Теноч извинился – подружка ждала его в кинотеатре.
Хулио настоял на оплате счета.
Больше они никогда не виделись».
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...