Sunday, 19 June 2011

снова "Декалог 3" / Kieslowski, Decalogue III

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

В очередной раз смотрю «Декалоги» - на этот раз в хорошем качестве, на польском языке с субтитрами. Как всегда, фильмы затягивают, заставляют думать и разгадывать мотивы поведения персонажей; замечать новое.


Снова "Декалог 3". В начале, когда Эва едет в дом престарелых, она становится свидетельницей странной сцены:


из больницы выбегает ребенок в пижаме, за ним гонится человек в форме и белом халате, торчащем из-под пальто; хватает... Эва вся – глаза, неотрывно наблюдает эту молчаливую сцену, забыв поехать на зажегшийся зеленый свет.


Ввиду запланированного ею на эту ночь, такая встреча, наверное, кажется предзнаменованием...

Далее – трогательный и печальный эпизод в доме престарелых.


Невеселое застолье – старики безжизненно сидят за столом уставленным чашками, рядом ёлка, под руководством сиделки поют колядки...


Эва нежна с тётушкой (Кристина Дрочоцка/ Krystyna Drochocka); та пробуждается от дремоты и тревожно спрашивает, сделала ли Эва уроки...


Потом снова погружается в дремоту. Эва оставляет ей свой подарок – кожаные перчатки, которые, судя по всему, тёте вряд ли пригодятся...


Интересно, что в сценарии Эву мы видим только в костеле, то есть там она без всяких предисловий предстает манипуляторшей и безжалостной преследовательницей Януша. А фильм создает образ нежной и заботливой женщины, на дальнейшие поступки которой смотришь уже несколько иначе.

Кстати, тётя спрашивает Эву: «Я думала, ты придешь с этим... как его... с Эдвардом».
Поэтому когда Эва сообщает Янушу о пропаже Эдварда, не подозреваешь, что она лжет.


В начале фильма Эва следит за Янушем через окно его квартиры на первом этаже – позже действие рифмуется: он точно также следит за ней, когда в поисках мужа Эвы они приехали домой к ней...


У Эвы дома, в ванной, Януш развинтил бритву и потрогал тупое лезвие: «Эдвард отпустил бороду?» – «Нет...»
По иронии, на фотографии счастливого краковского семейства Эдвард бородат. Кстати, мужчина похож на Эдварда Клозиньского, может, это он и есть?


В финале фильма, на вокзале, находит продолжение история мальчика в пижаме:
«Когда я ехала ночью к костелу, видела мальчика. В пижаме. Сбежал из больницы...»
И тут же Эва видит его склонившимся над рельсами, к нему идут полицейские... «Его поймали», - заключает она.
Что это за мальчик? Был ли на самом деле, или привиделся Эве – как символ спасения, бегства из больницы-одиночества?

В сценарии эпизода с мальчиком нет. Зато есть про погоню за неизвестным пареньком и попытки Януша помочь ему спастись от преследователей.
П а р е н е к. Всё равно достанут.
Э в а. Тогда зачем убегаешь?
П а р е н е к. Не знаю. Просто так.
Похоже на её собственный безрассудный поступок этой ночью.


А еще в этот раз особенно потрясла визуальная красота этого эпизода. В рассказе про этот "Декалог" я упоминала уже работу оператора, Петра Собочиньского – чудо. Снято удивительно – визуальное отчуждение, одиночество, разобщенность персонажей; атмосфера Сочельника ощущается в каждом кадре, в то же время – тревога, опасность, тянущее предчувствие... Телефон, по которому лжет Эва... Огни Сочельника за окном.


Много красноватых оттенков, вызывающих то тревогу, то чувство уютного тепла; прямо вступление к «Красному»...


Пётр Собочиньский (узнала: умер во сне в возрасте 43 лет, ненамного пережив Кесьлевского) – единственный оператор, который снял два эпизода 10-серийного «Декалога», второй – «Декалог IX», тоже отличается поразительными операторскими находками.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...