Friday, 24 June 2011

Документальный фильм "Я - так себе..." с участием Кшиштофа Кесьлевского (1995)/ Kieslowski: I'm so-so...

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Съемки проходили в мае 1995 года. Однако год выпуска ДВД с фильмом указывают разный – то 1998, то 2000 – в общем, уже после смерти режиссера.

Об этом фильме я знала и писала давно. Посмотрела впервые.

Покоробило начало - какие-то постановочные лица, врачи-экстрасенсы-графологи и прочий бред. Я даже испугалась, что это не тот фильм. Очевидно, такое оккультное вступление было добавлено Вержбицким после смерти друга и коллеги (живой КК подобной пошлости не вынес бы). Единственное полезное из вступления – упомянуты имена родителей Кшиштофа, Роман и Барбара (Barbara, в девичестве Szonert).

Однако спустя минуты четыре этой невнятицы начинается настоящее - большое интервью Кесьлевского, снятое Кшиштофом Вержбицким (Krzysztof Wierzbicki) по заказу датского телевидения в мае 1995 года, всего за 10 месяцев до смерти режиссера.

Многое из этого фильма оказалось в сборной книжке интервью Кесьлевского "О себе". Но там - "литературная запись", причесано и красиво. А здесь - бесценное: прямая речь режиссера, который, кстати, изъясняется очень просто и безыскусно; его голос, интонации, жесты, измученное лицо, вдруг освещенное чудесной улыбкой.

Почти часовой фильм состоит из встреч-бесед Кесьлевского с его старым другом, ассистентом и режиссером Кшиштофом Вержбицким. А это кадры из другого документального фильма, "Still Alive".


Снят фильм (если отбросить абсурдное 4-хминутное начало) очень красиво, композиция гармонична, музыка Збигнева Прейснера (из «Декалога») божественна.
Каждый диалог – вернее, почти монолог КК - посвящен какому-то периоду его жизни и творчества. Места для съемок выбраны соответствующие: о раннем детстве и юности, о первом своём кино - невеселых черно-белых документальных картинах, - КК рассказывает в полутемном сарае – ведь о детстве помнится так мало, а Лодзь тех лет была черно-белой...

Период «Покоя» – это тихие кадры с Кесьлевским, рисующим шутливые картинки. А сцены в поле, где пасутся лошади и одна из них осторожно толкает и нюхает ведущего свой рассказ режиссера (Вержбицкий как раз задал вопрос о мистических лошадях в фильмах КК), трогают до слёз...

Рассказывая про «Кинолюбителя», Кесьлевский отражается в некоей прозрачной поверхности – позже мы видим, что на него направлена камера (об этом и идет речь).

Говоря о «Случае», ведущий и герой фильма бредут по перрону загородного вокзала – КК провожает Вержбицкого после дня съемок.

О вере и Боге речь ведут, когда режиссер зашел на заброшенное деревенское кладбище – слова, произнесенные им, сидящим на старой могиле, о Боге и вере, обретают особый вес и смысл...

Длинные монологи перемежаются коротенькими зарисовками – Кесьлевский рассказывает про попутчицу-бабулю («Всё от Бога»), про свой сон с полетом – при этом у него такое просветленное и немного озорное лицо, легко представить, каким он был в детстве...

Финальные вопросы-ответы сняты на фоне камина – часы на руке КК показывают 23:15, потом 23:55... Кесьлевский постоянно держит руки у лица, словно пытается скрыть его... Ведущий вынуждает КК повторить уже сказанное... Мы видим Яцека Петрицкого – с этим оператором снято немало картин Кесьлевского. В своём интервью Петрицкий упоминал работу над "Я так себе":
"Снимать фильм про него было так же легко, как и снимать фильм с ним, ведь он был тем же идеальным партнером, дружелюбным и готовым помочь, заставлявшим всех расслабиться. Но, конечно, ощущалось напряжение, стресс, потому что мы знали, что это - наш единственный шанс. Кесьлевский никогда раньше не посвящал целую неделю своего времени созданию фильма о себе. Мы чувствовали ответственность. Необходимо было сделать всё возможное.
Иногда он вмешивался, если считал, что мы с ним слишком нежны и осторожны, всё ему прощаем... Мы всегда работали сообща. С предложением мог подойти электрик – Кесьлевский бы его принял, если бы оно ему понравилось. Здесь было то же самое. На этот раз он не был режиссером фильма, но если у него возникала идея получше – говорил нам. Одними из самых важных моментов были те, когда он объяснял нам что-то.
Мы думали о создании второй части «Я – так себе», без него, используя предварительно отснятый материал. Я снял сцену, где он говорит: «Мы должны исследовать человеческую душу до самых глубин, до конца».

Отрывки из фильма:


"Можно ли снимать настоящую смерть и использовать её в документальном кино? Можно ли показывать умирающего? Разве человек не имеет права на уединение? Должен ли человек лишиться права на опыт умирания – согласовывается ли это с внутренними принципами человека или с ходом его жизни?"


КК: Чего хочу я? Покоя. Но к этому можно лишь стремиться. Интересен сам путь. Кто я? Кинорежиссер на пенсии. Сейчас это так и есть.

**

...Недавно я познакомился с итальянцем, который переживал в точности то же, что девушка в «Двойной жизни Вероники». Однажды ночью он проснулся от страха и уже не мог заснуть.


На следующий день сотрудник показал ему фото американской рок-группы. На фото был он сам, – хотя в Америке он никогда не бывал. Позже ему сказали, что певец той ночью умер – и итальянец проснулся среди ночи в страхе, что случилось нечто ужасное.

Удивительное чувство... непонятности, тайны... было всегда. Есть оно и сейчас.

[Мотив загадочной лошади, о котором Кшиштоф Вержбицкий говорит и в "Still Alive", и в "Я - так себе", возникает и в "Коротком фильме об убийстве" (Декалог 5)]

**
Кшиштоф Кесьлевский: Пока ехал сюда, подвез пожилую пару, старика и такую старушку. Мы ехали и разговаривали, как обычно, ни о чем: «Хорошо, что вчера прошел дождик». А она и говорит: «Простите, пан, а ведь от нас это не зависит». Простая бабуля.

«Такие вещи от Бога. Если Он хочет, чтобы шел дождь – будет дождь. Если хочет, чтоб было сухо – будет сухо».

[как хорошо улыбнулся после этих слов!]

**
Вержбицкий: Выключить камеру?

КК: Нет... Снилось, что могу летать.

Начал по-над башней, а потом поднялся и полетел самым естественным образом, до самого дерева.

Дерево там было.

[застенчивая мальчишеская улыбка]

Полный текст интервью (в трёх частях) - в моих переводах
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...