Wednesday, 18 May 2011

Аки Каурисмяки и его картина «Гавр» в Каннах / Aki Kaurismaki presented Le Havre in Cannes


«Мне всегда больше нравился вариант сказки, где Красная Шапочка съедает волка, а не наоборот».
(Аки Каурисмяки)

**
На кинофестивале в Каннах в рамках конкурсной программы состоялся показ новой ленты Аки Каурисмяки. Картина «Гавр» (статья о съемках фильма) стала первой работой режиссера за последние пять лет. Ее показ вызвал овацию каннских кинокритиков.
Фильм Каурисмяки рассказывает о бедном чистильщике обуви, который, невзирая на материальные трудности, успевает заботиться не только о больной жене, но и о мальчике из Африки. Проблему нелегальных мигрантов режиссёр затронул и на пресс-конференции, посвященной премьерному показу.

«Я уже касался проблемы мигрантов в своей ленте "Жизнь богемы". Теперь вновь говорю об этом. Пусть это прозвучит наивно, но все же хочется верить, что эту глобальную проблему решить возможно», – отметил Каурисмяки.
(источник)

**
«Гавр» (Le Havre) погружает зрителя в безудержный мир финского режиссера, одновременно безысходный и душевный. Это второй фильм, который Aки Каурисмяки (Аki Kaurismäki) снял во Франции: первой была лента «Жизнь богемы» (La Vie de Bohème). «Гавр» - четвертая картина Каурисмяки, которая участвует в основной конкурсной программе Каннского фестиваля. В 2002 году «Человек без прошлого» (The Man without a Past) получил Гран-при, а Кати Оутинен (Kati Outinen, исполнительница главных женских ролей почти во всех фильмах Каурисмяки) - приз за лучшую женскую роль.
(статья)

**
Аки Каурисмяки представляет «Гавр» вместе с актерами Жан-Пьером Дарруссеном, Андре Вильмом, Кати Оутинен и продюсером Фабьенн Вонье.

Аки Каурисмяки о своем фильме, менее ироничном, чем предыдущие его полнометражные картины:
«Когда я вижу людей, населяющих эту планету, то не питаю никаких надежд на её светлое будущее. А чтобы не умножать эти мерзости, фильм задумывался, прежде всего, как отдушина. Уже в 10 лет я утратил иллюзии по поводу происходящего вокруг, но претворялся, чтобы пробудить надежду в других».

Жан-Пьер Дарруссен (Jean-Pierre Darroussin) об Аки Каурисмяки:
«Харизма Аки сообщается без слов. Он - полная противоположность президенту Франции. Из пары обломков и осколков Аки создаёт целый мир, тогда как президенты весь мир превращают в обломки и осколки».

Андре Вильм (André Wilms) о фильмах финского режиссера:
«Сегодня в кино больше нет звучных голосов, подобных голосу Габена… Всё теперь произносят шепотом. Конечно, если говорить шепотом, реже ошибаешься, но и эффект получается другой. А вот Аки – режиссер, говорящий в полный голос».

Аки Каурисмяки шутливо говорит о камере, которую он использовал на съемках:
«Эта камера принадлежала Ингмару Бергману. Но он ею снял два фильма, а я – восемнадцать, так что это больше не его камера. (…) Мир праху его».

Фабьенн Вонье (Fabienne Vonier) об Аки Каурисмяки:
«Он – настоящий специалист, искусный мастер во всем, что касается съемок, он работает очень усердно. А еще Аки – подлинный поэт, объединяющий в себе юмор и застенчивость».
(источник)

**
...И вот вчера на этом безрадостном фоне появился фильм, который объединил публику и критиков, вызвав у обоих здоровый смех. «Гавр» Аки Каурисмяки — сказка про чистильщика обуви, его смертельно больную жену и юного негритенка-нелегала, которого герой с помощью добрых людей переправляет через Ла-Манш к маме в Лондон. Эта абсолютно нереальная история с двумя хеппи-эндами и с оборотнем-полицейским, который из плохого становится хорошим, имеет прямое отношение к реалиям сегодняшней Европы, но никакого — к политкорректным штампам и спекуляциям. Она сделана талантливо и с удовольствием — слово, о котором напрочь забыли авторы вымученных фильмов каннского конкурса. Аки Каурисмяки дошел до крайней точки пессимизма в своей предыдущей ленте «Огни городской окраины». И вдруг он делает фильм настолько просветленный и оптимистичный, насколько это вообще возможно сегодня в кино.

Сказка не превращается в китч: ее предохраняют от этого финский юмор и память о лучших временах французской культуры. Именно оттуда пришли герои картины — Марсель и Арлетти Маркс (контаминация культовых фигур Марселя Марсо и Арлетти), доктор Бекер в исполнении ветерана-комика Пьера Этекса, певец Little Bob — Роберто Пьяцца и единственный негодяй в картине, которого играет любимый актер Трюффо и Каурисмяки Жан-Пьер Лео. Сам финский режиссер тоже внес в свое время вклад во французскую культуру снятым в Париже фильмом "Жизнь богемы": "Гавр" — это его неявный сиквел, и Каурисмяки, казавшийся конченым алкоголиком и мизантропом, опять, как в молодые времена, предстает неизлечимым последним романтиком, верящим в "пролетарскую солидарность". Это самое большое чудо, подаренное Каннским фестивалем.
Андрей Плахов, «Коммерсант»
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...