Thursday, 17 February 2011

Король говорит! / Королевская речь / The King's Speech (2010)

автор – Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
За довольно долгое время это - первый фильм, о котором неудержимо потянуло написать. Смотреть решила из-за любимых актеров – Джеффри Раш, Хелена Бонем-Картер, Колин Фёрт. С первых же кадров история захватывает. Почти сразу обращает на себя внимание прелестная серо-коричневая палитра, в которой снят фильм. В финале, невероятном, эпическом, монументальном – моя любимая музыка Бетховена (меломан я никудышний, всё на уровне интуиции и эмоций). Доставив эстетическое наслаждение, фильм (в моем случае) выполнил и образовательную функцию.

Фильм повествует о короле Великобритании Георге VI (George VI, он же принц Альберт), заикающемся человеке, вынужденном общаться с целым миром.
Заикающемуся, несомненно, сложно общаться даже с близкими приятелями – слушать, во всяком случае, речь заики нелегко. Каково же должно быть напряжение, если ты – король, перед тобой – радиомикрофон и несметная аудитория, внимающая каждому слову? В период, о котором повествует фильм, Британская империя включала в себя более четверти населения планеты...



Режиссер Том Хупер (Tom Hooper) выбрал отличную сцену для начала своего фильма. 1925 год. Принц Альберт, герцог Йоркский (Колин Фёрт/Colin Firth) закрывает, вернее, пытается произнести речь о закрытии выставки Британской империи. Напряженное волнение принца и его окружения чувствуется немедленно, едва видишь, как, словно к гильотине, он следует к микрофону... Контрастом – бойкоязыкий диктор-профессионал, объявивший радиослушателям о выступлении герцога.
И вот, перед толпой людей, а также под дулом микрофона, он пытается произнести «инаугурационную» речь... или хоть какие-то звуки... За агонией мужа перед лицом громадной толпы с болью наблюдает Елизавета (Хелена Бонем Картер/Helena Bonham Carter)...

Принц Альберт (на фото с женой, 1923 год) - второй сын короля Георга V и вряд ли унаследует трон, который должен занять его старший брат принц Эдуард (или Дэвид, как называют его близкие). Это вполне устраивает Альберта и его жену, которые стремятся к спокойной жизни вдали от дворцовых обязанностей и условностей. Позже Елизавета признается мужу, что отклонила два его предложения руки и сердца, поскольку страшилась жизни при дворе. Но потом всё-таки согласилась, приняв третье предложение настойчивого поклонника – потому что была уверена: Берти так славно заикается, их наверняка оставят в покое!
[Вопреки общепринятым монаршим порядкам, Берти женился по любви. Елизавета хоть и была потомком королевских кровей, но формально считалась простолюдинкой. Два раза она отказывала Альберту, два года раздумывала, но затем все же приняла его предложение.] Кстати, Альберт и Елизавета – родители нынешней королевы Великобритании, Елизаветы II.

Отец Альберта, король Георг V (Майкл Гэмбон/ Michael Gambon) всегда ставил Берти (домашнее имя принца) выше, чем его старшего брата Эдуарда (Гай Пирс /Guy Pearce – интересно, что исполнитель роли старшего брата на самом деле на семь лет моложе Фёрта). Времена изменились – старый король сетует на появление новоизобретенных радио и кинохроники, требующих от монарха многочисленных публичных выступлений; политики стали актерами, поскольку технологические новинки сделали публику ближе к власть предержащим.
А Берти с раннего возраста сражался с заиканием и застенчивостью.

Елизавета, как и многие при дворе, понимает, что страсть Дэвида к Уоллис Симпсон (Eve Best) неизлечима, и что, тем самым, её робкий и неуверенный в себе Берти рано или поздно вынужден будет появляться перед публикой с выступлениями... Чтобы это не обернулось новыми унижениями, Альберт посещает специалистов по исправлению речи.


Нам показывают один из «целительных» сеансов – когда беднягу принца заставляют набить рот (Продезинфицированы, сэр) мраморными шариками, следуя примеру древнего Демосфена...
- Сигаретный дым успокаивает нервы и придает уверенности, - авторитетно добавляет специалист.
Елизавета: Какова цель этих камешков?
Специалист: Классический метод. Они исцелили Демосфена.
Елизавета: Это было в Древней Греции. И с тех пор работает?
(В скобках замечу: я смотрела фильм в оригинале; приведенные здесь диалоги - в моём переводе с английского).
Не всегда сдержанный Берти нервничает, выплевывает камешки и просит жену больше не показывать его подобным специалистам...

Почти потеряв надежду, по одной из рекомендаций Елизавета отыскала неудачливого австралийского актера по имени Лайонел Лог [Lionel Logue. Внук Лога, Марк, написал книгу под названием The King's Speech: How One Man Saved the British Monarchy, в которой рассказал об отношениях деда и короля Георга VI], который занимается постановкой речи и проблемами дикции, а также славится своим нетрадиционным подходом. В роли эксцентричного логопеда блистательный Джеффри Раш (Geoffrey Rush).

Он проводит занятия дома (Моя территория, мои правила)... Странный лифт, отсутствие секретаря и, собственно, приемной (Лайонел: «Я люблю, чтобы всё было как можно проще»).
Знакомство:
Лайонел: Приятно познакомиться.
Елизавета (с формальной фразой): Как поживаете?
Лайонел (доверчиво): Да вот, сильно кашляю...

Несомненно, это люди из разных социальных слоев, и если бы не обстоятельства, их пути никогда бы не пересеклись. Сюжет – драматический и почти документальный - пронизан прелестным тонким юмором и полон забавных моментов. Иначе и быть не может – ведь по ходу сюжета чисто деловые отношения двух совершенно разных людей из непересекающихся слоев общества перерастают в дружбу и полное взаимопонимание.

Елизавета [явившаяся инкогнито]: По роду деятельности, моему мужу приходится часто выступать перед публикой.
Лайонел: Возможно, ему стоит сменить работу.
Елизавета: Он не может.
Лайонел: Что, законтрактованный работник?
Елизавета: Нечто в этом роде.

Лайонел: Надо, чтобы ваш муженек заскочил сюда... Во вторник подойдет?
Елизавета: Простите, доктор, но у меня нет «муженька», мы не «заскакиваем», а также ни с кем не делимся информацией личного характера.

Но Лайонел Лог отказывается прийти к ним: Моя игра, моя территория, мои правила.



Поначалу он не догадывается, кто именно обратился к нему за консультацией. Отношение Лога к королевским привилегиям и прочему – одна из тем фильма, обыгранная с прелестным юмором. Возможно, его взгляд вполне типичен для австралийцев-антиподов. Первое, что предлагает принцу Альберту необычный логопед – обращение друг к другу просто по имени.



Альберт – неплохой парень, скромный, застенчивый, не мечтающий о троне, а напротив, стремящийся к тихой жизни простого обывателя в лоне семьи. Однако воспитан он под сенью монарших привилегий и к подобному панибратству не привык... Но Лайонел Лог – отличный психолог и душевед. Он знает, что для исцеления принца необходимо стать ему ближе, стать другом.

Обстановка в доме Лайонела тоже не отличается традиционностью. Всё эклектично, просторно, творчески-беспорядочно и при этом уютно. У него есть милая жена (Jennifer Ehle) и трое довольно взрослых сыновей. И у него есть свои неудачи – на очередном прослушивании его исполнение роли короля Ричарда «забраковали»...
Поначалу при встрече с Берти Лайонел немного растерян, он не очень-то привык общаться с представителями королевских кровей: ему сказали не садиться слишком близко; не надо ли предоставить принцу право самому выбрать тему для беседы, и т.п.

Лайонел (когда Берти намеревается закурить): Пожалуйста, не далейте этого.
Альберт: Прошу прощения?
Лайонел: Уверяю, затягивание дыма в лёгкие вас убьет.
Альберт: Мои терапевты говорят, что это помогает расслабить горло.
Лайонел: Они идиоты.
Альберт: Все они посвящены в рыцари.
Лайонел: Придаёт официальный статус.
Фраза про затягивание дыма оказалась пророческой - причиной смерти короля стал рак лёгких...
Фильм не просто скрупулезно, проницательно рисует развитие отношений главных героев, с тонкими психологическими нюансами; здесь дотошно воссозданы детали того времени и неизбежные классовые различия.


Диалоги и игра Джеффри Раша и Колина Фёрта – поистине безупречны.

Первая встреча Берти с Лайонелом прошла не слишком удачно. Принца покоробили нетрадиционные методы и непривычная фамильярность «доктора», хотя тот сразу же доказал, что Берти способен говорить, не заикаясь, – если для него самого заглушить собственный голос...

В наушниках:
Альберт: Вы включили музыку? И как я услышу то, что говорю?
Лайонел: Несомненно, мозг принца знает, что делает его рот.
Альберт: Вы не слишком хорошо знакомы с членами королевской семьи.


Занятия с антиподом-логопедом продолжаются.
- Забудьте вы про этот чертов шиллинг! – вопит подчас не слишком сдержанный принц...

Я, как и Лог, тоже не очень хорошо знакома с монаршими нюансами, поэтому с интересом узнала историю принца и впоследствии ИО короля (коронации Эдуарда не было), возникающую как бы на краю основного сюжета, с изумительным решением Дэвида – отказаться от трона ради разбитной американки Уоллис Симпсон из Балтимора (Wallis), дважды разведенной женщины, «которую я люблю».

Двор был шокирован – разведенные ко двору вообще не допускались, а уж о женитьбе короля на дважды разведенной и вовсе речи быть не могло. Дэвид был буквально «порабощен» Уоллис, засыпал её драгоценностями и т.п... Она же спокойно приняла эту жертву от Дэвида, несомненно, считая себя достойной её. Впоследствии пара герцог-герцогиня Винздорские (титул, пожалованный Георгом VI) неустанно привлекали к себе внимание общественности... Эпизодически показанная дамочка-не-промах вызвала отталкивающее впечатление.

Черчиль (об Уоллис и Дэвиде): Чем она его держит?
Елизавета: Не имею представления. Очевидно, определенными навыками, приобретенными в Шанхае.
Ядовитая фраза Елизаветы по поводу Шанхая: дама с бурным прошлым, Уоллис некоторое время жила в Китае с первым мужем и, говорят, выучила на местном наречии одну фразу: «Мальчик, шампанского мне».

На фоне битвы Берти с заиканием происходят известные события при дворе. Эдуард, унаследовавший трон после смерти отца, готов отречься.
Альберт: Я пытался встретиться с тобой.
Эдуард: Я был занят.
Альберт: И чем же?
Эдуард: Королевствовал.
Он, как и его подруга Уоллис, изображен в неприглядном свете: старший брат жестоко высмеивает и унижает младшего, передразнивая его заикание...

Лайонел пытается понять истоки заикания – обычно это детские травматические переживания: Дети никогда не начинают говорить, заикаясь. Когда у вас это началось?

Лайонел: Меня не было рядом, когда мой отец умирал... До сих пор от этого больно.
Альберт: А кем был ваш отец?
Лайонел: Пивоваром. По крайней мере, всегда бесплатное пиво...
(отец настоящего Лайонела был офисным клерком; пивовар, очевидно, призван подчеркнуть классовую пропасть - Берти после этой фразы выпивает с покоробленным видом).


Однако после смерти старого короля-отца, робкому принцу не к кому обратиться со своей болью. И он наконец находит силы поделиться, рассказать о детстве, вернее, по подсказке Лайонела, спеть о нем,– воспоминания настолько болезненны даже теперь, что стопорят речь принца... Брат с детства дразнил его заикание, отец только приветствовал: давай, это его вылечит!
Отец повторял, что боялся своего отца – «поэтому мои дети тоже должны меня бояться».
- Вы по природе правша? – спрашивает Лайонел, наблюдая, как Берти клеит макет самолета его сына.
- Левша. Меня наказывали. Теперь пользуюсь правой рукой.
– Да, обычное дело с заиками. А другие... коррекции были?
- Х-образное искривление ног. Сделали металлические шины, носил их день и ночь.
– Наверное, больно.
– Адская агония... Теперь прямые ноги.

Лайонел: А с кем в семьи вы были ближе всего?
Альберт: С няней. Не с первой, она ненавидела меня, любила Дэвида... Когда нас приносили к родителям для ежедневной аудиенции, она щипала меня, чтобы я расплакался, и меня немедленно ей вернули. А потом... п-п-...
– Пропойте это.
(на мотив "Swanee River") А потом она не кормила меня, долго, долго... Прошло три года, пока родители заметили. Как понимаете, возникли проблемы с желудком. До сих пор.

В ответ на признательность Берти за то, что выслушал его, Лайонел замечает: «Для чего же еще нужны друзья!» - «Не знаю»... Потрясающая сцена, великолепная.


Как уже было сказано, фильм напоминает старинные фотоснимки - оператор Дэнни Коэн (Danny Cohen) окрасил происходящее в тускловатые серо-коричневые тона. Стильно и красиво.



Запоминаются интерьеры и декорации, в которых снимал свою историю Том Хупер – как правило, это вытянутые залы или узкие коридоры, словно символизирующие зажатость робкого заики Берти в тиски монарших условностей и обязанностей.

Лайонел: Почему с Дэвидом вы заикаетесь больше, чем со мной?
Альберт: Потому что вам, дьявол возьми, отлично платят, чтобы вы слушали.
Лайонел: Берти, я не гейша. (Берти пылко сквернословит)...Вульгарно, но бегло. Вы перестаёте заикаться, когда ругаетесь.
Принц бегло ругается! Логопед использует это в качестве инструмента для исцеления; Берти сквернословит; в итоге фильм – совершенно безобидный и рекомендуемый к просмотру всей семьей – наказан цензурными ограничениями!

Психологическая дуэль протагонистов – сдержанного Берти-Фёрта и необузданного Лайонела-Раша, - вызывает неусыпный интерес; редкое удовольствие смотреть!

Рядом с мужем - Елизавета-Бонем-Картер, исполненная такта, сочувствия и любви; прекрасное воплощение образа любимицы публики королевы-матери, умершей, кстати, совсем недавно – в 2002 году в более чем почтенном возрасте (101 год).
Елизавета посвящает себя заботам о муже и воспитанию дочерей, Марго и будущей королевы Елизаветы II, Лилибет (вопреки показанному в фильме, домашние никогда не называли девочек полными именами). Принц Берти – заботливый и внимательный отец, контрастом к его собственному детству, когда их с братом приносили родителям для «ежедневной аудиенции».

Несмотря на ссору между ними, Лайонел соглашается подготовить Берти к церемонии коронации.



Лайонел (в ответ на обвинения в отсутствии диплома): Всё верно, я не врач. Верно и то, что я выступал на сцене. Я декламировал в пабах и обучал дикции в школах. Но потом началась война, наши солдаты возвращались с фронта. Многие страдали от коммоционного невроза после поражения взрывной волной, не могли говорить. И мне сказали: Лайонел, ты отлично справляешься с проблемами речи. Может, поможешь этим беднягам?
Я лечил мускулы, мы упражнялись, расслабляли мышцы, но я знал, что нужно копать глубже. Эти несчастные парни плакали от страха, и никто их не слышал. Моей задачей было вселить в них веру в собственный голос и показать, что есть друг, который их слушает. Вам всё это должно быть очень знакомо, Берти.

...Постепенно антиподу-Лайонелу удается стать другом Берти и сгладить, если не уничтожить вовсе, шероховатости его речи... Между тем, Гитлер набирает мощь, приближается время Георгу VI обратиться к нации и миру...

...Когда кинохроника изображает жестикулирующего Гитлера, ораторствующего перед толпой, Берти с завистью замечает: «Не знаю, чтó именно он говорит, но, кажется, делает это отменно»...

1939 год, король Георг VI, Британия вступает в войну с Германией. Слушателям необходима твердость, ясность и решительность, а не заикание и мучительные паузы.



Лайонел: Превратите заикания в паузы и повторяйте «Боже, храни короля».
Георг VI: Я повторяю это непрестанно. Но никто не слушает.
Лайонел: Долгие паузы хороши, великим событиям они придают торжественности.
Георг VI: В таком случае я самый напыщенный король из всех когда-либо живших.

Черчилль (отличная маленькая роль Тимоти Сполла /Timothy Spall, "Под покровом небес"): Удачи, сэр. Я тоже боюсь этого аппарата. Знаете, я ведь сам страдаю заиканием.
Георг VI: Не знал.
Черчилль: Семейная тайна. Косноязычие. Операцию сочли слишком опасной. В итоге это пошло мне на пользу.
Георг VI: Благодарю, мистер Черчилль.

Король скрывает напряжение и сохраняет лицо, однако по мере прохождения в комнату звукозаписи (словно на плаху) - мы видим: всё окружение, все домашние почти в ужасе, крайне взволнованны: как он проведет эту речь?
Эта сцена – самая мощная в фильме, незабываемое эмоциональное переживание.



Георг VI: Лайонел, чем бы всё это ни кончилось, хочу сказать: не знаю, как вас отблагодарить за всё, что вы сделали.
Лайонел: Рыцарский титул?



Снят фильм потрясающе. Особенно финал – когда чуткий логопед дирижирует эпохальной речью застенчивого заики-монарха.



Едва загорелась красная лампочка, означающая сокрушительное «вы в эфире», слышны такты великолепнейшей бетховенской музыки (Symphony 7, Allegretto, mvt 2), от которой самой по себе мурашки по коже.



Видеоряд - подобно нотному листу, испещренная пометками Лайонела речь короля; внимательные лица внимающих слушателей, застывших у радиоприемников по всей стране...

старики в пабе, солдаты, люди на площади люди,


королева-мать, даже Уоллис и Дэвид, бросивший ответственность «королевствования» на брата...


Ошеломляющий эффект. Смотрела фильм два раза, - и оба раза на этом месте не могла сдержать слёз.

Лайонел: Вы все еще заикаетесь на звуке «в».
Георг VI: Пришлось, чтобы люди знали, что это действительно я.
Диалог подлинный - режиссер рассказал, что взял его из дневниковых записей Георга VI.

После поздравлений короля (настоящий диктор!) мягко вступает еще одна бетховенская мелодия, нежнейшая и прекрасная (Piano Concerto No 5, Op. 73 ('Emperor') in E-Flat Major: II. Adagio un Poco Mosso).



В результате усилий специалиста по коррекции речи, а также собственных, Георг VI стал символом борьбы Великобритании и стран Британской империи против нацистской Германии во Второй мировой войне.
После этой речи впервые Лайонел называет Берти «Ваше Высочество». Они оставались друзьями до конца жизни.

Композиция фильма гармонична и красиво уравновешена мощным началом, приковывающим внимание и эмоции зрителя, и еще более мощным кульминационным финалом, вызывающим слезы и аплодисменты.

Заикание в исполнении Колина Фёрта просто разбивает сердце; немыслимо тяжело слышать и видеть... Эти жуткие попытки исторгнуть из себя слова...
Совершенная ему противоположность – Лайонел. «Вы чудаковатый... – Принимаю за комплимент». Проницательность, юмор, человечность Лайонела вытягивают Берти из путаных коридоров его заикания. К тому же – это единственный «простолюдин» - пусть не британский, но австралийский, – с которым монарший Берти общался и даже сдружился.

Фильм прекрасен во всех отношениях. Необычные (исторические!) персонажи, чудесные диалоги с мягким суховатым юмором. Прекрасная музыка. Незабываемая историческая и личная драма в исполнении потрясающих актеров. Много реальных фактов из жизни протагонистов. Болезненный с детства Берти. Необыкновенный Лайонел Лог. Даже упомянутый мимоходом несчастный принц Джонни...



Во время короткой сессии вопросов-ответов после показа фильма на кинофестивале в Торонто, авторы поведали, что сценарист Дэвид Сейдлер (David Seidler) в детстве страдал заиканием, поэтому ему особенно близка битва короля с его речевым недугом. Ребенком он слушал выступления Георга VI по радио, а на заре своей карьеры загорелся желанием написать киносценарий об этом, и почтительно обратился к королеве-матери, испрашивая монаршего позволения. Она согласилась, но поставила условие: только после моей смерти, поскольку воспоминания о тех временах до сих пор свежи и болезненны. Условие сценарист выполнил – правда, ему пришлось ждать долгие 30 лет!

Еще одна интересная деталь, о которой рассказали авторы фильма: ближе к концу съемок удалось установить место проживания одного из внуков Лайонела Лога. Жизнь полна совпадений; оказалось, он живет по соседству с режиссером фильма! Съемочная группа получила доступ к дневникам и переписке Лайонела, и фрагменты этих документов удалось включить в фильм.

Интересные подробности (источник):

- Съемочная группа разыскивала кого-нибудь, живущего по соседству с Джеффри Рашем, чтобы опустить конверт с киносценарием прямо в его почтовый ящик. К сценарию прилагалось письмо с извинениями за эту незатребованную доставку и объяснениями, что съемочная группа крайне заинтересована в том, чтобы актер узнал о существовании этого киносценария. Раш прочел его и согласился на участие в фильме.

- На протяжении фильма Лайонел запрещает Берти курить, приговаривая, что «втягивание дыма в легкие вас убьет». Во время Второй мировой войны, чтобы справиться со стрессом, король курил даже больше обычного. Он умер от рака легких в 1952 году.

- Роль Берти предлагали Полу Беттани (Paul Bettany, «Догвилль»; внешне он действительно ближе к прототипу). Однако он отказался, поскольку хотел «больше времени проводить с семьей». Позже актер признавался, что сожалеет о своем отказе.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...