Thursday, 14 October 2010

Друбич отвечает на вопросы читателей "Экрана"; Соловьев рассказывает о фильме "Иван Тургенев. Метафизика любви"/Drubich, Solovyov

Экран, №4 1993: "Вопрос актеру от читателей"

Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Первая ваша картина? Что она значила для вас? Как вы пришли в кино?
Мой первый фильм «Пятнадцатая весна» режиссера Инны Туманян (студия им. М. Горького) — чистая случайность, обычный по тем временам школьный отбор, напоминавший художественную самодеятельность. Очень мучительный возраст, когда видишь себя на экране со стороны, когда все в себе не нравится, всего в себе стесняешься, когда тебя ломает буквально от каждого собственного движения, звука голоса, от «не той» походки, «не той» одежды...
Естественный возрастной декаданс. И очень здоровое решение — не быть актрисой никогда!

В вас что-то от француженки...
Разве что мой плохой французский.

Расстались ли вы со своей настоящей профессией?
С медициной, как и с кино, расстаться невозможно — и то, и другое абсолютно соотносится с жизнью, с ежесекундными ее проявлениями — философией жизни.

По-моему, вы красивы. Почему вы никогда не принимаете участия в конкурсах красоты?
Мне и в голову не приходило!

Принесла ли вам удовлетворение работа в фильме «Черная роза...»?
Мне очень нравится этот фильм. На мой взгляд, он почти совершенен, мое участие в нем, думаю, никому не помешало. Впрочем, в этой картине звучит всё вместе, как в оркестре.

Без чего, по-вашему, не может состояться современный актер? Насколько важны для актера успех, мода? Накапливаете ли вы профессиональные навыки, опыт? Ваши любимые партнеры?
Современный актер, как и несовременный, не может состояться без таланта. Успех для актера необходим, как для космонавта полет в космос.
Опыт. Этим словом люди называют свои ошибки. Признаюсь, опыта много не накопила (в смысле — ошибок). А серьезно, опыту следовать невозможно. Каждое поколение всегда начинает с азов. И в этом есть кайф.
Любимые партнеры — прежде всего режиссеры, у которых снималась (всегда в этом очень определенна). Саша Абдулов — безукоризненный партнер: деликатный, терпимый, с замечательной актерской манерой. Хотя с кем, с кем, а со всеми партнерами мне очень везло, до неправдоподобия.

Ваши любимые писатели и поэты? И, если есть, любимое изречение?
Извините, Александр Пушкин! Бродский, Фолкнер, Набоков, Бунин.

Что считаете главным в жизни?
Это пойму в последнюю минуту...

Кем хотели стать в детстве?
Космонавтом в лучшем случае, а в худшем — историком-архивистом.

Есть ли у вас специальное актерское образование?
Нет у меня специального актерского образования, не-е-ет!

Поддерживаете ли отношения с «Африкой» — Бугаевым (мальчик Бананан)? С Б. Г.?
Вчера разговаривала по телефону с «Африкой», он звонил из Санкт-Петербурга. У Б. Г. в Москве будут концерты, обязательно пойду.

Ваше любимое блюдо? Любимые духи? Хобби?
Недоверие к тому, что я действительно кого-то интересую, долго мешало мне ответить на вопросы читателей «Экрана». Про духи, хобби, идеалы, любимые изречения отвечать не стала, и в этом нет ни в коей мере пренебрежения, а лишь искреннее недоумение: какое все это имеет значение? Извините меня!

Согласились бы вы сняться в фильме с «крутой» эротикой?
Встречный вопрос: какие виды эротики вы еще знаете?

На ваш взгляд самая большая актриса отечественного кино и самая красивая?
Фаина Раневская.

Главная черта вашего характера?
Главная черта моего характера — штрихпунктир! А серьезно — упрямство.

Честно говоря, я была бы рада, если бы вы появлялись на экранах разной, а не самой собой в предлагаемых обстоятельствах. Я вижу вас и в оперетте, и в комедии. Что вы думаете обо всем этом? Нет ли у вас желания, подобно Вере Глаголевой, снять фильм на тему, близкую вашему и моему поколению? Есть ли у вас любимые фильмы, актеры? Извините, но после «Черной розы...» только досада за даром выраженное доверие.
Желания снять фильм у меня нет. Равно как и петь в оперетте и появляться разной на экранах. Думаю, что мне надо дать похвальную грамоту за два года «ничегонеделания» в кино. Любимые фильмы и актеры, конечно, есть. Сожалею о «досаде за даром выраженное доверие».

Наша страна в данное время в полнейшем беспорядке. Хотелось бы уехать за границу?
Это всегдашнее состояние нашей страны, но уехать уже нет сил.

(еще: интервью Татьяны Друбич Дмитрию Быкову (1999); Друбич в Esquire и Vogue)

***
Никогда не говори "никогда" - петь Татьяне Друбич довелось, в роли Полины Виардо. Хотя проект так и остался незавершенным и вместо Татьяны пела (бы) Любовь Казарновская...

Режиссер Сергей Соловьев:
Тот сценарий был принят у нас, принят и во Франции, запущен в производство. Шел подготовительный период. Он двигался очень активно: уже на картине появился Юра Клименко, сделавший замечательные фотопробы Олега Янковского - Тургенева, Тани Друбич - Виардо, Катя Васильева должна была играть мать Тургенева, шились костюмы, была найдена вся натура -- дело неукротимо двигалось к съемкам.

И, надо же такому случиться, в это время нашими доблестными летчиками был сбит южнокорейский гражданский самолет с тремя сотнями пассажиров на борту. На следующий же день автоматом все цивилизованные страны мира прекратили какие бы то ни было - особенно культурные, гуманитарные - отношения с Советским Союзом, со страной, как они тогда выражались, бандитов и варваров, «полпредом» которой в Европе мне с моим Тургеневым предстояло бы быть. В тот же день от французского канала пришел факс, похеривший означенное «полпредство» да и саму мысль о возможности дальнейшего сотрудничества.
Тогда же произошел замечательный финальный эпизод, который, мне кажется, вполне достоин остаться в анналах нашей кинематографической истории. К тому времени Клименко по техническим причинам ушел с картины (у него были ранее взятые обязательства), и «Тургенева» на момент лихой авиационной атаки уже должен был снимать Паша Лебешев.
Получив французский факс, в мосфильмовском коридоре я встретил Сашу Адабашьяна.
- Что такой мрачный? - поинтересовался Адабашьян.
- Из-за этого корейского самолета у нас закрыли «Тургенева»!
- А-а-а!!! - страшным голосом на всю студию прокричал Адабашьян.
Меня поразила неадекватность его реакции.
- Саша, а отчего ты страдаешь по этому поводу даже больше, чем я?
- Ты что, действительно не понимаешь, какая произошла трагедия?
- Какая?
- Ты понимаешь, что Пашка зря «Муму» прочитал!..
Казалось, это и был истинный конец «Тургенева» в моей жизни. Но по-прежнему, без всяких логических причин подспудный интерес к этой фигуре оставался...

Полный текст на "Книжной полке": 
Сергей Соловьев "Странный Тургенев"
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...