Wednesday, 7 July 2010

Исторический сериал «Рим» / “Rome” historical drama television series (2005-2007)

автор – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Не могу назвать себя любительницей или знатоком истории вообще и Древнего Рима в частности. Ни одного из голливудских «блокбастеров», интерпретирующих древнеримскую историю, я не смотрела.

Тем не менее, мастерски снятый сериал «Рим» - впечатлил: великолепно выполняет как развлекательную, так и образовательную функции.

Совместное британско-итальянское историческое полотно (иначе не назовешь), сериал HBO/BBC «Рим» - захватывающее и красочное зрелище. Отличный повод погрузиться в дополнительные источники информации, в поисках деталей для сравнения исторических фактов с их интерпретацией в киноповествовании. А если учесть, что DVD нам достались на языке оригинала, - время, проведенное за просмотром, и вовсе неоценимо – еще и языковая практика. Самозабвенно смотрели сериал недели три – под конец, правда, начало надоедать; но на то он и сериал, чтобы смотреть порционно.

Сериал, уверена, понравится всем: роскошные костюмы, кровавые и весьма реалистичные битвы, страстный секс (раскрепощенный Древний Рим – куда ж без этого), динамичный сюжет – тем более волнующий, когда знаешь, что в основе – факты истории. Небольшой, но насыщенный отрезок из интереснейшей древней цивилизации.

Итак, Древний Рим. Первый сезон (2-хсезонного) сериала начинается событиями в 49—45 годов до н. э. (или до Рождества Христова) – когда Юлий Цезарь почти 8 лет отсутствовал, воюя с галлами, а правил Римом Помпей Магн.
За Цезаря - лишь небольшое количество сторонников – популисты (Populares) под руководством новоизбранного трибуна Марка Антония и XIII легион. Противостоят Юлию Цезарю оптиматы (консервативная фракция римского сената) во главе с Марком Порцием Катоном; умеренные под предводительством Цицерона, а также бывший союзник Помпей Магн.
Смерть жены Помпея, дочери Цезаря (на самом деле в 54 до н. э. – в фильме даты смещены); интриги против крепнущего престижа Цезаря; как результат - разрыв между союзниками; последующее возвышение Цезаря до диктатора Рима - и гибель.

В 12 сериях 1-го сезона охвачен период в 8 лет - от Галльских войн (52 год до н.э.) до убийства Цезаря 15 марта 44 года до н.э. (знаменитые мартовские Иды). Довольно подробно показывают также отрочество и юность Октавиана, которому суждено стать первым Императором Рима, Августом.

В первом и начале второго сезона Октавиана играет симпатичный юноша – жестокость его поступков при почти девичьей мягкости черт производит еще более сильное впечатление.
Когда вместо юноши возникает «взрослый муж», холодно-змееглазый – персонаж теряет в обаянии, а также в остроумии и интеллекте (но это уже, скорее, упущение сценаристов). Подробнее про исторических персонажей и их киновоплощение - здесь.

Серии второго сезона охватывают период с 44 по 31 год до н.э. и повествуют о противостоянии Марка Антония и Октавиана после гибели Цезаря; а также о смерти Клеопатры и Антония в Египте.

Для пущей связности событий, а также отображения жизни не только власть имущих и за власть борющихся, но и простого люда, в историю введены два полувымышленных протагониста. Луций Ворен - центурион XIII легиона, и Тит Пуллон – солдат. Их судьбы затейливо и весьма плотно ввинчены в достоверные исторические перипетии.

Тит Пуллон: Мои вкусы просты. Я люблю убивать врагов, забирать их золото и развлекаться с их женщинами. Всё. К чему привязывать себя к одной? Где острота? Где радость?
Луций Ворен: Пуллон, скажи, когда последний раз ты был с женщиной, которая не плакала или не требовала оплаты?

При всём обилии персонажей – вымышленных и подлинных – трудно назвать кого-либо в полной мере героем, антигероем, праведником, преступником. Каждый соткан из доброго и злого, каждый борется за выживание - своё и семьи - в непростых условиях Древнего Рима. В общем, все живые и вполне достоверные.



Начало сериала захватывающе-ударное: обилие кровавых битв, натурализм которых заставил меня долгие промежутки времени «смотреть», прикрывшись от экрана рукой. Роскошные костюмы; динамизм и интриги исторических событий; диалоги, приправленные долей юмора.

Цицерон: И вот - мы беженцы в собственной стране...
Помпей: Мы не беженцы. Мы маневрируем.

Рим в изображении авторов сериала – живое, дышащее создание, полное незабываемых уголков и нюансов. Вспомнить хотя бы душераздирающую сцену с операцией по вскрытию черепа – понятно, что тогдашняя хирургия, хоть и была, как оказывается, очень продвинутой, но анестезии еще не ведала...



Фильм снимался на студии Чинечитта (Cinecitta Studios) в Италии, опять же, для пущей убедительности. Одеяния и жилища римлян; структура древнего города и организация субуры (лат. Subura, в античные времена - название района Древнего Рима; Субура между Эсквилином и Виминалом — оживленная улица в Риме, пользовавшаяся дурной репутацией); даже армейские построения и тактики – всё тщательно продумано и воссоздано до мельчайших деталей (среди прочего, например, простая тога последователя стоиков - Катона; детали доспехов римлян поздне-республиканского периода). Иными словами, смотреть сериал – ощущать полное погружение в этот захватывающий период истории (не забывать про неоценимую образовательную функцию).


Улицы Древнего Рима – не стереотипно-голливудская роскошь, но подобие грязного перенаселенного Бомбея. Лужи; помои; падаль на мусорках, грязь и смрад. Щедрая обнаженка обоих полов; настенная живопись с непристойными картинками – граффити, как их называют авторы фильма в бонусном интервью на DVD.
Для справки: В Древнем Риме существовали специальные информационные стены – «альбумсы», их белили известкой и делили на равные прямоугольники. «Альбумсы» (или альбомы, как бы мы назвали их сегодня) заполняли написанными углем или пурпурной краской объявлениями и новостями.

Выкрики колоритного полнотелого глашатая (актер Ян МакНис/Ian McNeice): «Проститутки, актеры, рабы [на празднование] не допускаются!». Глашатаи сообщали городскому населению важнейшую оперативную информацию: политическую, деловую, коммерческую.

Злобная интриганка Атия Юлия купается в крови – причем не только фигурально, но и буквально: римляне любили пустить кровушку – не суть важно, животным или людям, - во славу своих языческих богов... Кстати, Полли Уокер, исполнительница роли Атии, в интервью отметила, что не считает свою героиню злодейкой. «Атия делает всё возможное, чтобы сохранить свое положение и выжить. В те времена жизнь была такова – никто не мог позволить себе роскошь мягкосердечия».

Роскошные пиры аристократов. Для увеселения, среди прочих утех, - представления акробатического секса: «Секс завоевал и театральную сцену. Повсеместно в Риме устраивались представления акробатического секса, которым артисты занимались в самых невероятных позах. Такую сексуальную «разрядку» обычно показывали в перерывах между представлениями. Исполнители театрального секса были не менее популярны, чем серьезные артисты, а картинами их выступлений расписывали стены таверн». (статья)


Не упущена, наверное, ни одна сторона жизни Древнего Рима. Похороны знатных персон и простолюдинов; кухня и предметы утвари; быт; безудержный секс; посмертные маски предков на стенах аристократического дома; посыпание головы пеплом; публичные дома; храмы; тессеры — жетоны на право получения хлеба (или других государственных раздач); судебное разбирательство с участием обвинителя и защитника; языческие жертвоприношения, гадания (для этого были особые жрецы – гаруспики) и колдовство; рабство; казни; бои смерти – когда приговоренного бросали на арену Колизея с устрашающими громилами-гладиаторами; наёмные убийцы и борьба за сферы влияния в городе; сенат; поля сражений и спальни... Всё очень красочно и достоверно...
Безуспешные попытки военных приспособиться к мирной жизни (актуально и по сей день). Несметный сонм богов, помогавших простолюдинам (авторы объясняют, что знать придавала им меньше значения) прожить день.

Бруно Хеллер (Bruno Heller), со-автор сценария и продюсер: «Люди постоянно беседовали с богами. Для людей, у которых не было какого-то единого "супер-эго", диктовавшего им, что есть добро и что есть зло, было очень важно переносить свою преданность с одного божества на другое, пытаясь выяснить, защита которого из богов окажется действеннее в той или иной житейской ситуации. Таким образом, общество было более свободным и раскрепощенным, но, безусловно, гораздо более жестоким... Трудно объяснить психологию или характер, не объяснив отношения людей той эпохи к религии с её космологией. Человек, который думает, что после смерти исчезнет в пустоте, ведет себя совсем иначе, чем тот, что уверен: умилостиви он богов – и будет обитать на райских Элизейских полях».

Джонатан Стэмп, исторический консультант: «Религия римлян основывалась на жертвоприношениях и ритуальных повторениях тех или иных действий, а не на вере или какой-то одной книге». (статья, перевод с английского мой)

При всей мрачности происходящего, авторы умудрились приправить серии изрядной долей (часто черноватого) юмора.



Показан триумф (лат. triumphus) Юлия Цезаря в Риме — торжественное вступление в столицу победоносного полководца и его войска.
Для справки: «Некоторых пленников по приказу триумфатора во время триумфа убивали в особой тюрьме, расположенной на склоне Капитолия. В давние времена такое избиение пленных было обычным и, вероятно, имело характер человеческой жертвы; однако есть примеры и из более поздней эпохи: так погибли Югурта и противник Цезаря в Галлии Верцингеторикс» (этот последний показан в сериале).

Лицо триумфатора было выкрашено ярко красной краской. Древние говорили, что это делалось, чтобы скрыть краску тщеславной радости, выступавшую на лице от оказанных триумфатору почестей.

Роясь в информации о традициях Древнего Рима, нашла объяснение некоторым непонятностям. Например, в одной сцене (наделавшей шуму полной наготой Марка Антония, то бишь Джеймса Пьюрфоя) раб что-то проделывает с телом Антония: словно коня, вычищает или массирует какой-то выгнутой палочкой. Что это было? А вот: в период развития Римской империи огромной популярностью пользовались общественные бани – термы. Мыло еще не изобрели и римляне мылись с помощью золы, мела и специальных скребков; использовалась также благовонная мазь, изготовленная на основе животного жира, для смягчения кожи и питания её лекарственными веществами.

Однако как неспециалисту в древнеримской истории, мне многое осталось неясным. Например, что регулярно проделывает священник/жрец у стены форума, переставляя фигурки из одной ячейки в другую? Это какой-то календарь того времени?
В рот мертвого Цезаря по приказу вдовы рабыня капает молоко из груди. В статьях о погребальных древнеримских обрядах нет упоминаний на сей счет. Потом еще гадание жрецов с выпусканием голубей...
Жаль, что исторический консультант сериала не делал сносочек для зрителей вроде меня...


Сципион: Где жизнь, там надежда.
Катон (с грустной улыбкой): Думаю, дружище, мы эту пословицу опровергли.

Ближе к концу первого сезона сюжетная линия полувымышленных персонажей «из народа» - особенно Луция Ворена, - стала раздражать затянутостью и мыльно-оперной мелодраматичностью. Хотелось больше внимания уделять истории, а не душевным метаниям легионера Луция с неизменно каменным лицом - и его туповатого, но симпатичного напарника Тита.

Интересные подробности: Автор сценария и продюсер Бруно Хеллер (Bruno Heller) узнал о грядущем прекращении съемок сериала посреди работы над сценарием 2-го сезона. В результате 15 интереснейших и насыщенных лет истории втиснуты в 8 эпизодов; плюс возникли всякие неувязки вроде побочной сюжетной линии про братьев евреев, которая пришла в тупик...

Признаюсь, второй сезон мне понравился меньше. Чрезмерное внимание к судьбам Луция Ворена и Тита Пулло – вполне объяснимое стремлением авторов создать «цельное полотно», - стало раздражать откровенными измышлениями и передёргиваниями: они и с Клеопатрой спят (и Цезарион вовсе не Цезарион, а солдатский сын), и Помпея ловят-отпускают, и на арене Колизея геройствуют, и выживают – двое из пяти тысяч! – в кораблекрушении, и с Цезарем чуть ли не панибратствуют... Для фильма, претендующего на историческую правду, как-то многовато фольклора.



Оказывается, первоначально предполагалось снять три сезона. Второй сезон планировали посвятить детальному изображению победы над республиканцами во главе с Брутом и Кассием. Третий сезон должен был повествовать о Египте и завершиться гибелью Антония и Клеопатры. Но посреди работы над вторым сезоном съемочная группа узнала, что финансирования не будет, и сценарий спешно ужали. Это особенно заметно в развитии любовной линии Антоний-Клеопатра. Вот она в Риме, и эти двое явно не нравятся друг другу. Вот перед высылкой в Александрию Антоний предается пылкой страсти с Атией. Хлоп – в следующей серии он уже давно и плотно любовник Клеопатры, и вскоре пара кончает самоубийством. После того, как зрителей потчевали дозированным развитием (вымышленных) отношений Атии и Антония на протяжении полутора сезонов, осознание, что женщина его жизни – Клеопатра, - выглядит чересчур внезапным. Легендарная история любви показана оскорбительно кратко; развитие отношений, от отвращения к всепоглощающей страсти, остается не раскрытым... Что ж, отсутствие финансирования – веская причина, и сюжетная линия сериала стала пунктирной...


Однако похвальных слов в адрес создателей сериала гораздо больше, чем порицаний. Не впадая в привычную голливудскую патетику и стереотипы, авторы находят новые пути изображения событий. Например, в противовес традициям, знаменитую пламенную речь Антония на похоронах Цезаря – мы слышим в пересказе пьянчужки в борделе.

Поражают воображение сцены с рабами; раб или несколько невольников присутствуют практически в каждой сцене. Потрясает покорность (поистине рабская) и вещность, какая-то неодушевленность... Подчас зритель, наверное, может и не замечать эти забитые создания. С рабами обращаются, словно с предметами, используя, например, как подставку при водружении всадника на лошадь; рабы безучастно сидят по углам комнаты, готовые подать воду, вино, или что прикажут, - пока их хозяева стонут-упиваются сексом; рабов дарят в качестве предметов для услуг и сексуальных утех; на них срывают гнев, используя в качестве боксерских груш... Жестокое обращение выглядит как данность, и через несколько эпизодов фильма к нему почти привыкаешь: что делать, реалии времени. Почти документальное изображение рабской повседневности – еще одна заслуга создателей фильма.

Впечатлил в фильме образ бесстрашного солдата, кровожадного и алчного политика, вульгарного простолюдина, циничного остряка и неуёмного любовника Марка Антония. Последние серии посвящены его падению и гибели. Незабываема игра британского актера - исполнителя роли Антония. На фоне его страсти и бездн отчаяния, Клеопатра выглядит бесцветно. Кстати, критики пишут, что из всех киношных дуэтов Клеопатра-Антоний в этом более ярок и впечатляющ - Антоний.

Джеймс Пьюрфой (James Purefoy) в интервью: «Меня заводит роль Марка Антония. Он олицетворяет силу, с которой приходится считаться – он нахален, дерзок, он живой, живет на всю катушку. Я люблю играть людей, которые ярко горят».

В другом интервью: «Это фильм о власти, о силе. О борьбе Марка Антония и Октавиана, который будет Августом Цезарем. Древний Рим был жесток и бесчеловечен. Мы бы не достигли цели, если бы не отразили этого. Здесь много солдат, лошадей, смертей, разрушений – отличный сериал, просто великолепный».

«Думаю, я не до конца повзрослел. Мне невероятно нравится проделывать все эти штуки. Вести за собой римскую кавалерию, 200 всадников, в битве при Филиппах - это заводит? Конечно, ведь это не работа с 9 до 5, а если удастся соединить это с психологической глубиной...

[…] Чем больше я читал о Марке Антонии, чем больше узнавал о его месте в истории, тем больше понимал – это невероятно трагическая фигура. И конечно, то, что показываем мы, сильно отличается от того, что показывали раньше... Все эти сцены, особенно он и Клеопатра в конце, - здесь подлинная трагедия. Интересно подумать о человеке его масштаба, и о том, во что он превратился; как он мог справиться с её предательством... А ведь это великий римский генерал, который искренне верил, что он сын бога. Просто подумайте об этом».

«А, эти сцены с обнаженкой... Это ранняя осень моей карьеры... Думаю, чем старше становлюсь, тем реже стоит это делать. [Нагой Марк Антоний] – идеальная возможность показать человека, который даже с голой задницей оставался вызывающе невозмутимым, сильным и уверенным, безо всякой растерянности, - это многое говорит о характере человека».

Джеймс Пьюрфой описывает Марка Антония как откровенного альфа-самца. «Мне за него не стыдно, и в нем нет никакой робости; если захочет – он выскажет всё, что взбредет в голову. Нет никого, кто бы остановил его, никто не обвинит в политической некорректности, не скажет: как смеешь ты вести себя таким образом. Ему плевать. Очень раскрепощает, когда играешь такого человека. Я просто произношу то, что написано в сценарии».

«Я понимаю, о чем вы говорите: все эти фразы, «Я не встану с постели, пока меня не трахнут», «Никогда еще не трахал даму в трауре»... Нет времени делать много дублей, это же телевидение. И нельзя же извиняться за это, правда? Так написано в сценарии, нельзя просто промычать текст в подушку, притворившись, будто ничего не было. Единственный способ – сказать прямо и по тексту, и пусть зрители воспринимают это как им угодно, и если рекация «о, боже!», как в вашем случае, несколько жеманно, - что ж, наверное, вам же на пользу, заставит немного зардеться».

«Когда мы начали рекламную кампанию последних серий, мы противились, когда их называли «мыльной оперой». Но это и есть «мыло»; секс в сандалиях, этакая Римская "Династия". Когда погружаешься в роль, поиграешь ее подольше, ты как-то расслабляешься. Есть хорошее "мыло" и низкопробное "мыло", и только потому, что это "мыльная опера" не стоит стервозничать или становиться снобом по поводу жанра. Сделай это высококлассным "мылом". Я так думаю». (перевод - автор блога)

Со-автор сценария Бруно Хеллер отметил, что «Мы стараемся сохранять баланс между тем, что ожидают увидеть зрители, основываясь на прежних интерпретациях событий, и натурализмом, достоверностью... Этот сериал не об исторических событиях, как мы их знаем, но о том, каким образом психология, характеры людей повлияли на историю...»
Исторический консультант сериала Джонатан Стэмп (Jonathan Stamp) отметил также, что целью создателей была «достоверность» (authenticity), а не «точность до мелочей» (accuracy).

*
На DVD Джонатан Стэмп и Бруно Хеллер рассказывают:
«Были очень богатые и очень бедные. Не существовало сообщения между классами; это были два разных мира. Горстка патрициев, по сути, владела городом. Всего около 30 семей, которые непрерывно соперничали между собой. Древний Рим, особенно с наступлением темноты, был очень опасным городом. Любой рисковал жизнью, выйдя из дома».

Рассказали о популярности азартных игр; о пристрастии к вину - пили все, а вот опиум и гашиш были экзотикой из Египта. Настенные картинки - граффити – являли собой в основном рекламу проституток; проституция - обычное явление в Риме: дохристианское общество; никаких запретов и рамок. Распространен гомосексуализм: богатые и облеченные властью могли делать всё, что угодно, с кем угодно...
По словам создателей сериала, оргии и прочие излишества возникли несколько позже: «Поздняя республика еще сохраняла понятия благородства, достоинства, стоицизма».

Исторический консультант сериала Джонатан Стэмп: «Клеопатра – одна из самых знаменитых женщин в истории. Но она была не египтянкой. Она происходила из Македонии... Клеопатра соблазнила Цезаря, преследуя свои интересы. Она была очень расчетлива. У нее не было выбора – ей приходилось лавировать, выживая под властью римлян. Она считала, что Цезарь, став отцом ее ребенка, стал зачинателем новой династии... Марка Антония встретили с невероятной роскошью; он, как и Цезарь, чувствовал влечение к Клеопатре. Она была амбициозна, властолюбива и не скрывала этого.

Она не была красива, но очень умна, знала много языков, играла на инструментах...
В Египте Антонию поклонялись как богу...»

«Клеопатра и Антоний влюблены. Они потонули в излишествах - в пище, вине, наркотиках, сексе... Он - брутальный убийца, воин, пьяница и бабник. Всегда жил по полной. Но в Египте Антоний стал мягче, утратил ярость, слишком много времени в постели, все эти «шепоты на подушках». Он потерял себя, полностью растворившись в Клеопатре. И это тоже отдалило его от римлян...»

Джонатан Стэмп: «Они всё делали вместе – охотились, пили... Они были безгранично близки, мир лежал у ног. А после той битвы [при Акциуме] она бросила его, отплыв из захваченного города. И он последовал за ней, оставив свою армию... Последовал за страстью, предав свои принципы. И сожаления его окончательно уничтожили, раздавили. Великолепный военачальник, отважный вояка, некогда консул Рима, - он бросил всё, свою армию, последовав за своей восточной женой. Он погиб, всё, что осталось – любовь этой женщины.

Все понимали, что приход Октавиана в Александрию – вопрос времени. Мир рушился, и в этом гибнущем мире шел пир приговоренных... Гермофродиты, наркоманы, проститутки... «Вот наша армия», - говорит Антоний Клеопатре. Он вдруг осознаёт, что он вовсе не бог, он смертен; пришло время признать это, - и он покончил с собой. Клеопатра предала Антония, но вскоре поняла, что её перехитрили и что для нее нет будущего. Соблазнить и подчинить своим чарам Октавиана ей не удастся... Клеопатра давно стала мифом, а не реальным историческим лицом.»


Что еще? Ну, зрители жалуются на акцент римлян: исполнители – сплошь из Великобритании. Ну, не знаю – мне всё равно; кто знает, как именно говорили древние римляне?

Про ошибки (источник; перевод мой):

- Географическая: В нескольких сценах показаны птицы в неволе. Среди них – амазонские попугаи и попугай ара из Америки, и какаду из Австралии. Древние римляне не знали о существовании континентов, откуда прибыли эти птицы.

- Анахронизм: В Древнем Риме не практиковалось обрезание – даже евреями того времени.
(о других отступлениях от истории)

- В начале серий Луций Ворен - primus pilas Тринадцатого легиона. Примипил (Primus Pilus) - самый высокий по рангу центурион легиона, стоящий во главе первой двойной центурии. Название дословно означает «первая шеренга». Из-за сходства слов pilus (шеренга) и pilum (пилум, метательное копьё) термин иногда неправильно переводится как «центурион первого копья». Далее в сериале к Ворену именно так и обращаются: «Центурион первого копья» (First Spear Centurion); тогда как правильно - «Центурион первой шеренги».

Интересные подробности (trivia):

- В августе 2007 года на натурной съёмочной площадке римской киностудии Cinecitta Studios начался пожар. В огне погибли декорации площадью 3 000 кв. метров (вся площадь съемочной площадки «Рима» составила 400 000 кв. метров). К счастью, огонь не перекинулся на остальные павильоны студии. За три часа, пока бушевал пожар, сгорели декорации квартала "красных фонарей" в субуре, сделанные из легковоспламеняющегося стекловолокна. К счастью, Форум, храмы, термические бани и прочие декорации остались нетронутыми. «Рим» считается обладателем крупнейшей в истории кино натурной съемочной площадки под открытым небом.

- В сериале использованы 250 туник (каждая весом в 36 фунтов), а также 40 кирас офицеров-легионеров.

- Оружие, шлемы и прочие металлические элементы костюмов для главных действующих лиц сериала изготовил вручную дизайнер Лука Джампаоли (Luca Giampaoli). Металлические изделия и части костюмов для массовки (оружие легионеров и прочее) по эскизам дизайнера воспроизвели индийские компании металлических изделий.

- В сериале использованы 4 тысячи предметов одежды; дизайнер - Эприл Ферри (April Ferry).

- В Болгарии изготовили около 1 250 пар обуви того периода (сандалии и прочее).

- Региональные британские акценты актеров использованы специально, с целью подчеркнуть социальные отличия населения Древнего Рима. Однако после предварительных просмотров некоторые роли пришлось переозвучивать, смягчив акценты ради американской аудитории.

- Декорации Форума воссозданы в пропорции 60% от реальной величины.

- Оливковым деревьям в Священной роще Форума в фильме – почти 200 лет.

- Подлинные ткани того периода – шерсть, хлопок, лен и шелк – импортированы из города Прато, а также из Индии, Туниса и Марокко. Материалы покупали «сырыми» и окрашивали в цехах киностудии.

- В сцене «Триумф Цезаря» участвовали 750 актеров и статистов.



- 55 статистов из местных жителей отобрали для исполнения ролей «римских легионеров» и отправили в военный тренировочный лагерь. «Новобранцы» жили в палатках и подчинялись военной дисциплине: подъем в 5 утра, отбой в 9 вечера; маршировка, искусство фехтования, построение и сворачивание лагеря, маневрирование (днем и ночью) и купание по вечерам только в местном озере и без мыла. 43 статиста из 55 успешно закончили обучение.

- Древние римляне не пользовались седлами со стременами. Однако на съемках в целях безопасности они были. На крупных планах стремена убирали.

- Все без исключения статисты – участники массовок – настоящие римляне. Создатели фильмы настаивали на этом, считая, что итальянцы обладают специфической манерой ходьбы и движений, что добавит фильму достоверности.

- Секретная доставка в Александрию принцессы Клеопатры, увязанной в мешок, описана греческим историком Плутархом. В сериале сцена воссоздана подробно и точно, вплоть до нарочито покорной позы Клеопатры при встрече с Цезарем.

- Актер Джеймс Пьюрфой говорит, что некоторый реквизит и драпировки в сценах в Александрии заимствованы из реквизита фильма «Клеопатра» 1963 года. Информация вполне правдоподобна, ведь оба фильма снимались на одной студии.

- Свечи и масляные светильники в сериале на самом деле газовые, подпитывались из потайных шлангов.

- Человек вроде Тита Пуллона – сын раба – не мог быть легионером. По римским законам, легионеры должны были быть рождены свободными. Однако по сюжету мать Тита Пуллона умерла, когда он был ребенком, так что возможно, он присоединился к армии, назвавшись сиротой.

- Кираса Джеймса Пьюрфоя (Марк Антоний) сделана из кожи. Актер Рэй Стивенсон (Тит Пуллон) очень ему завидовал: металлические кирасы остальных актеров были крайне неудобными.

подробнее об истории и вымысле в "Риме"
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...