Thursday, 8 July 2010

«Птичья клетка» и «Клетка для чудиков» / La cage aux folles (1978) vs The Birdcage (1996)

автор – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Арманд Голдман (Робин Уильямс) - владелец знаменитого гей-клуба «Птичья клетка» в Майами, Альберт (Натан Лейн/Nathan Lane) – звезда его шоу, а также многолетний спутник жизни. 20 лет назад 30-летний гей Арманд решил поэкспериментировать и переспал с некой Кэтрин. Теперь у него есть сын Вэл (Дэн Фаттермэн/Dan Futterman), которого они с Альби вырастили вдвоем как собственного ребенка. Юноша хочет жениться, его избранница - дочь политика-консерватора-борца за нравственность. По стечению обстоятельств, семейство политика решило нагрянуть к будущим родственникам...

Я смотрела и пересматриваю голливудскую «Птичью клетку» сто раз. И только сравнительно недавно увидела оригинал – французский фильм 1978 года «Клетка для чудиков» (La cage aux folles).

Фильм снят по пьесе Жана Пуаре (Jean Poiret) – она очень популярна; выдержала массу постановок и экранизаций. В написании сценария участвовал Франсис Вебер (Francis Veber, «Ужин с придурком», «Хамелеон»). В роли владельца гей-клуба - Уго Тоньяцци (Ugo Tognazzi), в роли Альби/«звезды» Зазы Наполи – нежно любимый мною Мишель Серро (Michel Serrault). В качестве поборника нравственности – Мишель Галабрю (Michel Galabru), известный своими ролями в «полицейских» комедиях с Луи де Фюнесом. Сюжет, игра актеров – всё безупречно. Особенно впечатляет Мишель Серро.

Эти два фильма – яркий пример того, как работают над одним и тем же материалом французы и американцы. Оригинал и римейк - очень похожи, многие фразы и даже жесты воспроизведены в точности. И в то же время, фильмы удивительно разные. Голливуд снял более современную (что естественно: фильм снят на 20 почти лет позже), и опрощенную, опримитивленную версию. Правда, Натан Лейн, будучи гомосексуалистом не только по роли, но и в жизни, оказался в роли Альби-Альберта вполне органичным. Так что нарекания некоторых комментаторов в адрес «переигрывающего» актера звучат просто придирками... Вот если, как и планировалось, Альберта сыграл бы Робин Уильямс – кто знает, что бы вышло...

После американского римейка французский оригинал вызывает – у меня - мало смеха. Французский фильм глубже, юмор тоньше и изысканнее, мягко-романтическая, чувственная музыка Эннио Морриконе (Ennio Morricone) создаёт совершенно иное настроение, тон. Это не кричаще-карикатурные персонажи, как в Голливуде, но вполне реальные люди со своими милыми и смешными чертами. Удивительно: ведь диалоги в обоих фильмах почти слово в слово идентичны!


Американцы сняли фарс, где всё чуть чрезмерно, чуть преувеличенно – это ведь Голливуд со своими табу и стереотипами, а тут история про геев – не драму же показывать...
Герои обоих фильмов произносят практически один и тот же текст. Но сравнить Альби у Мишеля Серро и Альби Натана Лейна! Например, сцена в гримерке в начале фильма, когда владелец клуба (имена персонажей в фильмах отличаются) подгоняет Альби: пора на сцену. У Натана Лейна Альби патетичен, капризен, даже истеричен, - и тем смешон. Серро произносит свои (те же!) слова, адресованные сожителю-партнеру, иначе – и диалог обретает более глубокий и печальный смысл... И реакция Уго Тоньяцци, - немного иная.

Французский фильм – классика, усыпанная наградами. В 1979 году Мишель Серро получил несколько премий как лучший актер за роль Альби-Зазы, включая Сезар. Это смешная комедия, комедия со смыслом, не лишенная тепла и глубины. За эту черту – умение снимать человечные и уморительные истории, - я и обожаю французское кино.

Кстати, интересно, что финалы фильмов чуть отличаются: у американцев безусловный и непременный хэппи-энд, у французов – намёк на дальнейшие разногласия между гей-четой: «Явилась мать мальчика; я тут не останусь!» - нервничает Заза-Серро...

Единственное: юноша и девушка, желающие пожениться, - у французов раздражают своей приторной сусальностью еще больше, чем парочка в голливудской версии. Может, причина в том, что американской невесте на самом деле не «нет еще 18», как говорят в фильме, - актрисе уже 31; а юноше Вэлу – не 20, а 27 (trivia) - ребята зрелые и тем лишены чрезмерной слащавости.


Нет, мне нравится голливудский фильм – смешно, симпатично и развлекательно. В нем масса хорошего: Хэнк Азария, вылепивший образ пламенного гватемальца-гея Агадора-Спартака на основе образа собственной бабушки (trivia). Очень смешной сенатор Кили (Джин Хэкмен) и его жена (Дайан Уист/Dianne Wiest). Ну, и конечно, уморителен дуэт Натана Лейна и Робина Уильямса.

Джозеф Натан Лейн: «Мне пришлось развить чувство юмора, уверен – это защитный механизм. Вроде того, «Пока надо мной не начали подшучивать, – пошучу сам». Быть забавным – это на самом деле отношение к жизни в целом. Иногда это рождается вследствие трудного детства, когда ты вынужден развивать чувство юмора. В конечном счете, это дар».



**
Несколько цитат из фильма (источник):

Альберт: Не говори со мной таким тоном!
Арманд: Каким «таким»?
Альберт: Этим саркастически высокомерным тоном, который означает, что ты знаешь всё, потому что ты мужчина, а я не знаю ничего, потому что я женщина.
Арманд: Ты не женщина.
Альберт: Мерзавец!... [...] Если бы не таблетки «Пирина», я бы не выдержал ...

Альберт: Ты сделал меня таким, какой я есть. Когда-то я был очаровательным, юным и полным надежд. А сейчас – посмотри на меня! Нечто беззащитное, толстое, коротконогое и пожилое!
Арманд: Я сделал тебя коротконогим?

Арманд: Зачем ты даешь ему лекарства?! Что это, дьявол дери, за «Пирин»?
Агадор: Я взял аспирин и соскоблил буквы «а» и «с».
Арманд: Господи, это гениально!
Агадор: Я знаю.


Арманд: А теперь снимай парик, или я скажу Альберту, что ты его надевал.
Агадор: Тогда я расскажу ему, что ты кое с кем встречаешься, пока он на сцене.
Арманд: У меня для тебя есть одно слово: гринкарта.



Цельсий: Жвачка помогает мне думать.
Альберт: Милый, ты напрасно расходуешь жвачку.

Сенатор Кили: Луиза, я вице-президент коалиции за нравственный порядок! Мой сопредседатель только что умер в постели несовершеннолетней черной проститутки! […] Людей в этой стране не интересуют подробности, они им даже не верят. Они верят только одному – заголовкам.

Альберт: «Ты выглядишь усталым» значит «ты выглядишь старым». А «ты выглядишь отдохнувшим» - значит, сделал коллаген.


Альберт: А можно им сказать, что я родственник? Дядя Вэла. Дядя Эл.
Арманд: А смысл? Ты будешь голубым дядей Элом.
Альберт: Но я могу сыграть натурала!
Арманд: Господи, да посмотри на себя! Как ты держишь стакан! Твоя одежда! Твоя поза!
Альберт: Что? А как насчет тебя? Ты уж точно не культурный... как его там... Ты ни разу не был в музее, и ешь как свинья!
Арманд: Альберт, эти люди – консерваторы правого толка. Им плевать, если ты свинья, их волнует только то, что ты гей!... А, черт с ними! Конечно, ты можешь сойти за дядю!


Арманд (репетирует): А, старый сукин сын! Как тебе сегодняшняя игра? Судья дал свисток, когда «Дельфины» были в 30 ярдах от ворот, за 34 секунды до конца игры!
Альберт: А как думаешь, я себя чувствую? Поруган, сбит с толку... (перестает играть) Не то сказал?


Луиза Кили: Какой интересный фарфор! Похоже, молодые люди играют в чехарду. Это греческий [сервиз]?
Сенатор Кили (разглядывает тарелку): Да, это греческие юноши. Обнаженные греческие юноши.
Альби: И девушки! На моей есть девушки! А на вашей?


Арманд: Агадор!
Вэл: Спартак!
Арманд: Агадор-Спартак!.. Он требует, чтобы его называли полным именем.

Луиза (слыша завывания Альберта): У вас дома есть кто-то еще?
Арманд: Только наша собака, Пиранья. Мы всегда запираем её, когда принимаем гостей.

Агадор: Сенатор, еще порцию?
Сенатор: Вообще-то я не пью...
Агадор: Да, но сейчас самое время притвориться!


Альберт: Что? Я снял кольца... Не накрасился... Я - парень.
Арманд (указывает на розовые носочки): А это что?
Альберт: Но можно же хоть капельку цвета...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...