Tuesday, 27 July 2010

Умница Уилл Хантинг / Умник Вилл Хантинг: цитаты и подробности съемок/ Good Will Hunting (1997): quotes & trivia

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Уже как-то упоминала этот фильм: "Аланис Мориссетт почему-то напоминает мне актрису Минни Драйвер. А когда я слушаю обожаемый мною Supposed Former Infatuation Junkie - всё время вспоминаю Скайлар, героиню Драйвер в «Умнице Уилле Хантинге» - она единственное, за что я люблю этот претенциозный фильм. Такие вот визуально-аудиальные ассоциации".

Независимость и выбор Уилла – нежелание карабкаться круто вверх по карьерной лестнице или от одного научного открытия к другому – необычны и вызывают уважение. Но история как таковая вызывает в основном вопросы и сомнения в достоверности... Уилл – гений буквально во всём – не только в математике, физике, химии и биологии; он запоминает целые страницы книг и легко обводит вокруг пальца психоаналитиков... Вы много встречали подобных гениев? При этом гений Уилл уютно чувствует себя, общаясь с ребятами, значительно уступающими ему в интеллекте. Сентиментальная коммерческая история – добротно снятая Гасом Ван Сентом и умело косящая под "инди".

Из того, что нравится в фильме: роскошный низкий гогот Скайлар. Дивная Between the bars в нужный момент... (Вот еще красивое исполнение этой песни). Потрясающая сцена объяснения Скайлар и Уилла, когда он уходит, бросив «Я не люблю тебя»... Задворки Бостона.

Отношение к фильму не изменилось, но с интересом посмотрела его еще раз, в оригинале. В русском переводе (и субтитрах, обнаруженных в Сети), помимо мелких огрехов, меняющих тон диалогов, поразило, что среди родственных душ Уилл Хантинг называет Фрейда (??) и... Папу Римского (?!)! На самом деле это поэты Фрост и Поуп (Alexander Pope).

Нижеприведенные цитаты из фильма перевела я.

Профессор Лэмбо (Стеллан Скарсгард/Stellan Skarsgård): Ты когда-нибудь слышал о человеке по имени Рамануджан [Srinivasa Ramanujan]?
Шон (Робин Уильямс): Да. Нет...
Лэмбо: Он жил более ста лет назад. Индиец. Точки, не перья... Этот Рамануджан жил в крохотной лачуге в Индии. Ни образования, ни доступа к научным работам. Но он наткнулся на старую книгу по математике и с её помощью смог экстраполировать теории, ставя в тупик маститых математиков.
Шон: И он отправил это Харди...
Лэмбо: Точно, Шон. Он послал это профессору в Кембридж, тот сразу понял гениальность этой работы и привез Рамануджана в Англию.
Шон: Где тот подхватил пневмонию и умер молодым...
Лэмбо: Они работали вместе до конца своей жизни, создав самые невероятные математические теории в истории. Гений Рамануджана был беспримерным. И этот парень такой же. Но он крайне замкнут, закрыт. Мне нужен кто-то, кто сумеет к нему пробиться.

*
Шон: Слушай, Джерри, в 60-х один молодой человек закончил университет в Мичигане. Ему принадлежат гениальные работы по математике. В особенности по ограниченным гармоническим функциям. Потом он приезжает в Беркли, становится ассистентом профессора. Демонстрирует огромный потенциал. Позже переезжает в Монтану и сметает конкурентов.
Лэмбо: И кто это был?
Шон: Тед Качинский.
Лэмбо: Никогда не слышал о нем.
Шон (кричит бармену): Эй, Тимми!
Тимми: Йо?
Шон: Кто такой Тед Качинский?
Тимми: Унабомбер.

[Unabomber (University and Airline Bomber) - взрыватель. Теодор Джон Качинский /Ted Kaczynski - американский математик, прославился кампанией по рассылке бомб почтой.

Мнение, из статьи: "Зовут его Теодор Качински, растиражированный как террорист-“Унабомбер”. Именно он довел идею экотажа (экологического саботажа) до абсолюта, обосновав необходимость борьбы с первопричиной плачевного положения дел в цивилизации – бесконтрольностью системы в ее пожирании человеческих и природных ресурсов. Теодор ещё в детстве проникся идеей здорового, первобытного образа жизни на свежем воздухе. Выдающиеся от природы умственные способности, блестящее от Гарварда образование и радужные карьерные перспективы преподавателя математики от Университета штата Калифорния (Беркли) не сбили его с пути истинного: в возрасте 27 лет Тед уходит в лес и становится отшельником. Но именно там он становится свидетелем безжалостного отношения человека к природе. Оставаться безучастным он не смог и ввязался в войну с индустриально-технологический укладом современной западной цивилизации. С помощью своих "умных бомб", избирательно поражавших “плохих” людей (типа директора крупного креативного агентства с миссией “Противостоять Обычному”, который, как и все специалисты по рекламе, был повинен в том, что промывал мозги честным людям), Тед заставил газетчиков опубликовать свой манифест “Индустриальное общество и его будущее”. Смотрите вкладку в Нью-Йорк Таймс и Вашингтон Пост за 19 сентября 1995 года. Но триумф был недолгим. Система, против которой восстал Тед, в конце-концов оказалась сильней. Его родной младший брат узнал в авторе манифеста своего родного старшего брата и для блага последнего сдал его системе. 3 апреля 1996 Качинский был арестован и не будет выпущен вплоть до четвертой смерти].
*
Шон Магуайр (Робин Уильямс): Я думал о том, что ты сказал мне на днях, про мой рисунок. Полночи не спал, всё думал. А потом понял... заснул глубоким спокойным сном, и больше о тебе не думал. Знаешь, что я понял? Ты всего лишь ребёнок и не имеешь ни малейшего понятия, о чем говоришь.
Уилл Хантинг (Мэтт Деймон): Спасибо.
Шон: Не за что. Кроме Бостона нигде не бывал, так?
Уилл: Нигде.
Шон: Итак, спроси я тебя об искусстве, ты выдашь мне отчет по каждой из когда-либо написанных книжек об искусстве. Микеланджело, ты много о нем знаешь. Произведения, политические взгляды, отношения с Папой, сексуальная ориентация, ведь так? Но бьюсь об заклад, ты не знаешь, как пахнет в Сикстинской капелле. Ты никогда не стоял там, закинув голову и разглядывая великолепный потолок.
Если я спрошу о женщинах, ты, вероятно, выдашь мне сводку информации о своих подружках. Наверное, ты даже переспал с кем-то. Но ты не сможешь мне рассказать, каково это - проснуться рядом с женщиной, чувствуя себя абсолютно счастливым... Ты хулиганистый парень. Спроси я тебя о войне, ты наверняка процитируешь Шекспира, точно? «Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом» [Шекспир, Генрих V, акт III]. Но ты войны не знаешь. Ты никогда не держал на коленях голову лучшего друга, видя его последний вздох и взгляд, молящий тебя о помощи.
Спрошу тебя о любви – ты процитируешь мне сонет. Но ты никогда не смотрел на женщину, будучи полностью открытым, уязвимым. Ты не знал женщины, глядя на которую понимаешь, что Бог послал на землю ангела специально для тебя. Который спасёт из недр ада. И тебе неведомо, что значит быть ангелом и для неё, любить её так сильно, быть рядом всегда, пройти через всё, через рак. Ты не знаешь, что такое два месяца спать в больнице на стуле, держа её за руку, потому что по твоим глазам доктора видят, что «часы посещений» не для тебя. Тебе неведома подлинная утрата, потому что так бывает только если ты любишь кого-то сильнее, чем себя. А я сомневаюсь, что ты когда-либо отважился любить так сильно.
Глядя на тебя, я не вижу умного, уверенного в себе человека. Я вижу самонадеянного, наглого и до смерти перепуганного мальчишку. Ты гений, Уилл, никто этого не отрицает. Возможно, никто не понимает твоей глубины. А ты решил, что взглянув на мой рисунок понял всё обо мне, и вдребезги разнёс мою долбаную жизнь... Ты сирота, правильно? [Уилл кивает]. И ты думаешь, я знаю, насколько тяжело тебе жилось, чтó ты чувствуешь, кто ты такой, только потому, что прочитал «Оливера Твиста»? Разве весь ты и твоя жизнь - в этой книжке? Лично я... Плевать хотел на всё это, потому что, знаешь, ты не можешь научить меня ничему, чего нельзя прочесть в этих гребаных книжках. Разве что ты захочешь говорить о себе, о том, кто ты такой. Вот тогда мне интересно. Тогда я в игре. Но ты не хочешь, верно, дружище? Ты в ужасе от того, что можешь рассказать. Твой ход, шеф.

*
Шон: У тебя есть единомышленник, родственная душа?
Уилл: Дай определение.
Шон: Кто-то, кому ты можешь доверять. Кто открывает для тебя новое.
Уилл: Конечно, таких много.
Шон: Ну, назови.
Уилл: Шекспир, Ницше, Фрост, О'Коннер, Кант, Поуп, Локк...
Шон: Что ж, здорово. Все они умерли.
Уилл: Не для меня.
Шон: Но ты не можешь вести с ними диалог.
Уилл: Только с помощью нагревателя и сильных нюхательных солей.
Шон: Да, я об этом и говорю. Никогда у тебя не будет таких отношений в мире, где ты боишься сделать первый шаг, потому что на сто миль вперед видишь только негативное.
*

Уилл (о Скайлар): Не беспокойся, я знаю, что делаю. Знаешь, эта девушка красивая. Она умна, забавна. Она не похожа на тех, с кем я был раньше.
Шон: Так позвони ей, Ромео.
Уилл: Зачем? Чтобы понять, что она не так уж умна, что она, мать твою, жутко скучная? Понимаешь... Сейчас эта девушка – совершенство, не хочу это разрушить.
Шон: А может, это ты сейчас совершенство. Может, ты не хочешь разрушить это. Великолепная философия, Уилл, из-за которой ты можешь прожить всю жизнь, так никого и не узнав по-настоящему...
Моя жена пукала, когда нервничала. У неё было множество замечательных идиосинкразий [индивидуальная или групповая отличительная особенность (характера, стиля); мед. нестандартная реакция организма (на какие-л. раздражители) - Е.К.]. И знаешь что? Она пукала даже во сне. Извини, что делюсь с тобой такими вещами. Однажды ночью она пукнула так громко, что разбудила собаку. Жена проснулась и спрашивает: «Это ты?» Я сказал, да... не решился сказать ей правду. О, Боже...
Уилл (хохочет): Она сама себя разбудила?
Шон: Да. Мой Бог... Уилл, два года прошло с тех пор, как она умерла, а я вспоминаю такие вещи. Замечательные вещи, знаешь, такие чудесные мелочи. Именно по ним я скучаю больше всего. Крохотные черточки, особенности её характера, о которых знал только я. Это и делало её моей женой. Она тоже знала всё обо мне, многое мне прощала, знала все мои грешки. Люди называют их недостатками, но это не так, это замечательные черты. Мы сами выбираем, кого впустить в этот свой странный мирок. Ты тоже несовершенен, дружище. И позволь я избавлю тебя от тревожного ожидания. Девушка, которую ты встретил, тоже несовершенна. Вопрос в том, совершенны ли вы друг для друга. Тесная связь, интимная близость – всё дело в этом. Ты можешь знать всё на свете, дружище, но единственных способ узнать это – попытаться, дать шанс себе самому. Ты не научишься у такого старпёра как я. А даже если бы и знал, я не рассказал бы сопляку вроде тебя.
Уилл: Но почему? Ты рассказываешь мне всё. Господи Иисусе. Ты болтаешь больше, чем любой из психоаналитиков, которых я видел в жизни.
Шон: Я учу всему этому дерьму, но не говорю, что знаю, кáк это делается.
Уилл: Ясно... Ты никогда не думал жениться снова?
Шон: Моя жена умерла.
Уилл: Отсюда и фраза: жениться снова.
Шон: Она умерла.

*
Уилл: Почему я не хочу работать на Управление национальной безопасности? Сложный вопрос. Но попробую ответить. Представим, что я на вас работаю, и мне на стол кладут шифр, который не может взломать никто другой. Возможно, я попытаюсь и возможно, расшифрую его. Я доволен собой, потому что выполнил свою работу. Но может оказаться, что этот код определяет местоположение какой-нибудь повстанческой армии в Северной Африке или на Ближнем Востоке. Узнав координаты, деревню, где скрывается армия, разбомбят. 15 сотен человек, которых я никогда не видел и против которых ничего не имею, убиты.

Тут политики говорят: «Посылаем военно-морские силы для поддержания безопасности в регионе», ведь им насрать. Их сыновей туда умирать не пошлют. Там окажется парень из Саути, его ранит шрапнелью в задницу; он вернется домой и обнаружит, что завод, где он работал, переехал в ту самую страну, из которой он только что вернулся. А его рабочее место занял именно тот, кто зарядил ему в задницу шрапнелью, потому что готов работать за 15 центов в день без перерывов на туалет.

Тем временем парень понимает, что единственное, ради чего он там воевал – привести к власти тех, кто станет продавать нам нефть по выгодной цене. Нефтяные компании воспользуются ситуацией и вздуют цены в США – славная добавочная прибыль для них, но не для моего приятеля с бензином по $2.50 за галлон. Понятно, нефтепромышленники не будут торопиться, возможно, они наймут шкипера-алкоголика, любителя мартини и слалома между айсбергов. Вскоре он врежется в один из них, прольет нефть и убьет всё живое в Северной Атлантике.
И вот, мой приятель безработный, денег на бензин нет, он ходит пешком на собеседования, и это полный отстой, ведь шрапнель в заднице сделала его хроником, страдающим от геморроя. Между тем он еще и голодает, потому что едва соберется перекусить – единственное блюдо по сниженной цене – тухлая североатлантическая треска.
Так я что подумал? Подожду предложений получше. А если я с вами, не лучше ли просто пристрелить моего приятеля, отдать его рабочее место заклятому врагу, вздуть цены на газ, разбомбить деревушку, забивать бельков [новорожденных тюленей], выкурить трубку гашиша и вступить в национальную гвардию? Меня могут избрать президентом.
*

Интересные подробности о фильме (источник, перевод мой)

- В сцене, где Шон рассказывает Уиллу про пуканье своей жены, Робин Уильямс импровизирует. Наверное, поэтому Мэтт Деймон так натурально хохочет. Если смотреть внимательно, можно заметить, что на фразе про разбуженную собаку камера трясётся – видимо, оператор еле сдерживал смех.

- Последняя реплика Шона в фильме сымпровизирована Робином Уильямсом («Сукин сын, украл мои слова»).

- Персонаж Минни Драйвер назван в честь Скайлар Сатенштейн (Skylar Satenstein), бывшей подруги Мэтта Деймона. Еще до начала съемок фильма она ушла от актера к ударнику группы Металлика Ларсу Ульриху (Lars Ulrich). Работает врачом в службе экстренной медицинской помощи.

- На съемках у Деймона и Драйвер завязался роман.

- Картинку с лодкой в море, которую раскритиковал Уилл, нарисовал режиссер Гас Ван Сент.

- Журнал Premiere назвал фильм среди 20 наиболее переоцененных фильмов всех времен.

- Робин Уильямс получил премию Оскар за роль второго плана. Перу Аугустински (Peer Augustinski), который дублировал его персонажа на немецкий язык, актер послал уменьшенную копию статуэтки с запиской: «Спасибо, что сделал меня знаменитым в Германии».
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...