Monday, 24 May 2010

63-й Каннский кинофестиваль / Festival de Cannes 2010

перевод с английского - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/;
фотографии и статьи с вебсайта
(у сайта есть русскоязычная версия, но меня не устроило качество предлагаемых там переводов).

Официальная афиша 63-го Каннского фестиваля, автор - Анник Дюрбан (d'Annick Durban) на основе фотографии Жюльетт Бинош (Juliette Binoche), сделанной Брижитт Лакомб (Brigitte Lacombe).

В дизайне афиши нашла свое продолжение начатая два года назад серия женских образов, воплощающих тайну экрана. Организаторы были очарованы олицетворяющей киноискусство аллегорической фигурой, которая вдыхает в изображение жизнь одним росчерком сверкающей кисти.

**
Французский кинорежиссер и сценарист Клер Дени (Claire Denis) уже трижды демонстрировала свои фильмы на Каннском фестивале. В этом году она − председатель жюри программы «Особый взгляд», открытие которой состоялось вчера. Из интервью Клер Дени:

"Будучи подростком, я влюбилась в кино, мне нравилось быть кинозрителем. Нравилось руководить школьным киноклубом, в котором, кстати, впервые увидела фильм Сатьяджита Рея «Трилогия об Апу». Внезапно я поняла, что кино − это самое прекрасное, самое благородное занятие на свете; что это гораздо больше, чем просто развлечение. Разумеется, кино - это зрелище, развлечение, но одновременно каждый фильм − это еще и определенная концепция мира. Я чувствовала, что кино учит меня жить, что жизнь - это серьезная вещь. Я жила на окраине, приезжала в Париж на вокзал Сен-Лазар и шла прямиком в ближайший кинотеатр «Сен-Лазар Паскье». Там я впервые посмотрела «Наудачу, Бальтазар» (Au hazard Balthazar). В этом кинотеатре я посмотрела фильмы, которые сегодня бы назвали «кино не для всех», но тогда так не казалось.


У Вас есть какой-то ритуал или привычка, связанная с Каннским фестивалем?

К фестивалю мне обязательно нужны хорошие духи со свежим, не очень сильным - чтобы не причинять неудобства окружающим, - ароматом. Это очень важно. Каждый раз приехав в Канны я люблю покупать такие духи.

Чем Вы занимаетесь, когда не снимаете кино?

Ничем. Люблю ничего не делать. Совсем ничего. Бездельничать. Слоняться. Поболеть. Это, кстати, один из способов отдохнуть, притормозить − немного приболеть. Но в итоге безделье утомляет и приходится снова браться за дела...

**


Мексиканский актер Диего Луна (Diego Luna, "И твою маму тоже", "Харви Милк", "Rudo y cursi") пробует себя в режиссуре. Он впервые на Каннском кинофестивале, куда привез свой полномертажный дебютный фильм. Главный герой – 9-летний Авель, который не произнес ни единого слова с тех пор, как его отец ушел из дома. Однажды дар речи возвращается к нему, и мальчик начинает чувствовать себя главой семьи. Он заботится о матери, следит за братом и сестрой, все довольны. Но в один прекрасный день раздается стук в дверь: вернулся отец...

Когда началась его актерская карьера, Диего Луна был еще младше своего героя. Он дебютировал на театральных подмостках, а затем на телеэкране, и, по его собственным словам, еще в детстве чувствовал на себе груз ответственности взрослого человека. «Я начал работать в шесть лет, поэтому мне очень рано пришлось повзрослеть. В чем-то я действительно стал взрослым, а в чем-то до сих пор остался ребенком. Ведь не все стороны личности развиваются одинаково быстро».

Фильм снят в городе Агуаскальентес в центре Мексики, где Диего Луна и его соавтор сценария Августо Мендоса (Augusto Mendoza) провели детские годы.

**


Михаэль Ханеке в прошлом году в Каннах получил «Золотую пальмовую ветвь» за фильм «Белая лента». В этом году министр культуры Франции Фредерик Миттеран (Frédéric Mitterrand) вручил режиссеру «Орден искусств и литературы» (Commandeur des Arts et Lettres). Награждение прошло в Café des Palmes.


Рядом с Михаэлем Ханеке была актриса Жюльетт Бинош, которую австрийский режиссер снял в фильмах «Код неизвестен» (2000) и «Скрытое» (2005). На церемонии также присутствовали член Еврокомиссии по вопросам культуры Андрулла Василиу, Жиль Жакоб, Тьерри Фремо и Вероник Кайла.

**

На пресс-конференции по случаю выхода своего нового фильма «Ярость» (Outrage) Такеши Китано выступил вместе с продюсером картины Масаюки Мори (Masayuki Mori), членом кинокомпании Kitano Office.



Гангстерское кино или комедия?
Китано Такеши: Мне приходится быть, словно маятник: показывать крайнюю жестокость, но в тоже время и определенную долю юмора. Вот как я описал бы свою работу. Я показываю сцены ненависти и любви. Больше всего я опасаюсь, чтобы этот маятник не заклинило, и он не начал вращаться по кругу, как стрелки часов.

Как снять фильм, совет от Такеши Китано:
У меня есть комикс из четырех полосок: начало, развитие действия, кульминация и конец. Смогу найти эти четыре элемента для фильма – значит, смогу завершить сценарий. Когда сценарий готов, можно приступать к разработке деталей. Вот так я и делаю кино.

Современные якудза глазами Такеши Китано:
Я не считаю, что якудза устарела. В любом случае, я слышал, что они всё еще существуют (смеётся). Их методы изменились; они очень активны на финансовом рынке. Но я об этом знаю мало, так что могу говорить только в общем. В якудзе очень строгая иерархия между молодыми и старыми членами. Раньше, чтобы войти в организацию, надо было отрезать себе палец. Теперь этого условия нет.

статья:
После трех автобиографических фильмов, Такеши Китано снова погружается в мир якудза: «Я снимаю жестокость так, что зритель действительно чувствует боль. Я работал в рамках жанра, но в сценарий неожиданные элементы. Я также пытался найти новые пути постановки и показа насилия и убийств. Большинство сыгранных мной персонажей не показывают своих эмоций. На этот раз фильм вращается вокруг грозного якудза, который трещит без умолку».

**
Алехандро Гонсалес Иньярриту (Alejandro González Inárritu): «Стремление к приватности - новая панк-культура нашего общества».


Алехандро Гонсалес Иньярриту о главной идее фильма Biutiful:
"Хотя мир «Красоты» окрашен в тёмные тона, фильм всё же предлагает и проблески надежды. Я бы даже сказал, что это самый оптимистичный мой фильм. Главный персонаж, Уксбаль полон света. Он многое делает, чтобы организовать свою жизнь, помочь своим детям, чтобы любить других людей. Этот фильм также эссе о приватности. В эпоху социальных сетей Интернета близкие отношения и стремление оградить свой мир от посторонних стало почти провокационным, - своего рода панк-культура нашего общества".

Алехандро Гонсалес Иньярриту: «Я написал Biutiful специально для Хавьера Бардема (Javier Bardem), и очень горжусь работой, которую мы проделали вместе».

**
Незаурядный и требовательный испанский режиссер Виктор Эрисе (Victor Erice, "На 10 минут старше: Труба") привозил в Канны каждый из своих трех фильмов. В этом году он - члену жюри в конкурсе полнометражных фильмов.
Из интервью:

Какие фильмы Вам нравятся?
Виктор Эрисе: Хорошие. У кино нет национальности. Это - универсальный язык. Фильмами моего детства были североамериканские, потому что их прокат был отлично организован, почти как сегодня. Я начал смотреть кино в 1940-е! Фильмы Джона Форда, Говарда Хоукса, Майкла Кёртиса, Виктора Флеминга… но о них я не знал, мы тогда выбирали фильмы из-за актеров. Это был выбор, сделанный детьми. В те времена встречи с кино были публичным переживанием, просмотром в обществе. Сегодня дети открывают кино по телевидению, это приватный, личный опыт. Я думаю, в этом – огромная разница.

Вы сняли три фильма за почти 40 лет. Вы так долго вынашиваете замысел?
В фильмах, которые я делаю, всегда есть тень картин, которые мне снять не удалось. Когда пишешь сценарий, когда думаешь о фильме, всегда что-то остается внутри, даже если фильм и не снимаешь, и этот неудачный опыт находишь в картине, которую сделал.

А почему некоторые фильмы не получается снять?
Недостаток финансирования. Кино - вопрос денег. Правда, мои продюсеры всегда возвращали инвестиции. Это очень важно для меня.

Почему вы занимаетесь кино?
Не знаю точно. Может, потому, что посвятил этому много лет моей жизни, не только снимая кино, но и как зритель. Мой зрительский опыт, возможно, важнее, чем режиссерский.

Чем вы занимаетесь, когда не снимаете кино?
Пишу о кино. Я начал писать о кино до того, как стал режиссером. Провожу мастер-классы. Я люблю встречаться с молодежью, передавая свой опыт. К сожалению, среди молодых испанцев отсутствует кинематографическая культура. Кинематограф не входит в нашу образовательную систему. В этом наше отличие от Франции. В школе искусство, скорее исключение, чем правило. Тогда как это самое важное, ведь искусство – краеугольный камень культуры.

**
После 39 фильмов, 13 появлений в Каннах и одной «Золотой пальмовой ветви», Аббас Киаростами (Abbas Kiarostami) возвращается в конкурсную программу с лентой «Заверенная копия» (Copie conforme). Начиная с выбора актеров и заканчивая местом съемки, эта картина стала для него первой «не иранской».

Режиссер выбрал для съемок тосканскую деревушку Сан Джиминьяно. «Не думаю, что съемки в Италии что-то изменили в моей художественной манере. Уверен, что нет: даже если место и язык новые для меня, фильм и персонажи хорошо знакомы. Когда я писал сценарий, то хотел избавить его от любых деталей восточного колорита. Я хотел, чтобы герои и их диалоги были универсальными».

Иранский режиссер Аббас Киаростами (Abbas Kiarostami): «Мои фильмы - не форма искусства. Они основаны на реальности.»

Пресс-конференция, посвященная фильму «Заверенная копия» (Copie conformе), была отмечена известием о голодовке, которую начал режиссер Джафар Панахи (Jafar Panahi), находящийся в иранской тюрьме.



Жюльетт Бинош о своем опыте работы с иранским режиссером:
«Аббас Киаростами предоставил мне массу времени перед камерой. Я обладала редкой для актрисы свободой. Его стиль съемок позволяет мне совершать эмоциональные кульбиты, жить с невероятной внутренней насыщенностью, погрузиться в такую творческую свободу, которую мне не часто доводилось испытывать раньше».

Аббас Киаростами о социальном и политическом аспектах своего фильма:
«Можно ли быть жить в обществе и не испытывать на себе его политического влияния? Мои фильмы не основаны на литерытурных или вымышленных историях, они всегда о действительности. А в реальном мире социальные и политические аспекты – повсеместны и всепроникающи».

**

Режиссер - о фильме «Шантрапа»
Я хотел снять фильм о человеке, упорном в своей профессии. Сначала я подумал об ученом-филологе или о зубном враче, но мой продюсер Мартина Мариньяк (Martine Marignac) убедила меня взять за основу работу кинорежиссера. Но это не имеет ничего общего с моим личным опытом. Мои фильмы запрещали, но меня это не ранило.

О сегодняшнем мире
Мы думали, что с падением большевизма всё пойдет лучше. Но пришел разнузданный капитализм: мерзкий, грязный, отвратительный. Когда появилась эта тварь, мы уже ничего не могли поделать.

Меня беспокоит, когда слишком часто произносят слово «демократия». Меня беспокоит, когда выигрывает большинство. Меня очень беспокоит то, что число кретинов на этой планете растет.


Продюсер - о трудности производства «авторского кино»
Мартина Мариньяк: «Перефразируя Андре Мальро (André Malraux), можно сказать, что искусство и промышленность маятником качаются, преобладая друг над другом, однако сегодня промышленность побеждает. Если бы не частные средства российских меценатов, мы не смогли бы снять этот фильм [«Шантрапа»], и это было бы впервые за 20 лет. Мы сделали этот фильм благодаря известности Отара и нескольких его друзей, и вопреки препонам европейского кинорынка».

Иоселиани: "Мне всегда удавалось сделать то, что я хочу, даже если мои фильмы потом запрещали. Кино – прелестная ярмарка. Найдется всё: торговцы, пьяницы, серьезные люди и чиновники. И кинорежиссер – в самом центре, и все веселятся".

**
Пресс-конференция, посвященная фильму Апичатпонга Веерасетакула (Apichatpong Weerasethakul) «Дядюшка Бунме, который помнит свои прошлые жизни»
(Lung Boonmee Raluek Chat / Uncle Boonmee who can recall his past lives).
Режиссер отвечал на вопросы журналистов в компании актрисы Валлапы Монгколпрасет (Wallapa Mongkolprasert) и продюссеров Симона Филда, Кейта Гриффитса, Шарля де Мо и Луи Миньяро.


Режиссер – о замысле фильма

«Я вырос на северо-востоке Таиланда, но раньше я никогда не говорил об этом в своих фильмах. Моя цель – оживить воспоминания детства и показать природу, среди которой я вырос. Эта история давно была во мне, и я должен был выпустить её на свет.»

О вере в привидения в культуре Азии
«Все таиландцы воспитываются с верой в переселение души в людей и животных. И даже в наши дни многие в Таиланде верят в привидения. Я хотел запечатлеть эту детскую фантазию, связав её с понятием смерти».

Об образах призраков в фильме
«Я черпал вдохновение в сериалах и комиксах моего детства. Еще, помню, один друг как-то рассказывал мне, что в его доме жили привидения с красными глазами. Этот образ остался в памяти».

О ситуации в Таиланде
«Моя поездка сюда едва не сорвалась, потому что мой паспорт находился в центре города, и ехать за ним было опасно. Так что мне выдали другой паспорт. Перед отъездом я видел дым, стлавшийся по улицам города. Мне казалось, будто я внутри фильма; это было так грустно. Это самый чрезвычайный и яростный период за всю историю моей страны. Думаю, это должно было случиться; между бедными и богатыми в стране - такая пропасть. Я надеюсь, что эти события в итоге сплотят страну. Но хуже всего то, что об этом даже фильм снять нельзя – его запретят. Цензура запрещает фильмы, которые «угрожают национальной безопасности», под этот ярлык может попасть любой фильм».

Режиссер: «Я верю, что душа кочует между людьми, растениями, животными и призраками... История дяди Бунме показывает отношения между человеком и животным, одновременно стирая границу, их разделяющую».

Дядюшка Бунме страдает от почечной недостаточности и решает закончить дни рядом со своей семьей в деревне. Ему являются призраки его умершей жены и потерянного сына; они берут Бунме под свою опеку. Размышляя о причинах своей болезни, он углубляется в джунгли в сопровождении семьи, и находит пещеру на вершине холма - место своего рождения в первой жизни...


Апичатпонг Веерасетакул проводит параллель между режиссерской работой и темой реинкарнации: «В определенном смысле, съемки фильма напоминают создание искусственных прошлых жизней. Мне интересно исследовать внутренности машины времени, каковой является кино».

Вдохновением для режиссера стала книжечка, написанная Дядей Бунме, где рассказывается, как во время глубокой медитации он мог видеть свои прошлые жизни, словно фильм. Экранизируя книгу, режиссер стремился сосредоточиться не на персонаже, но на его личной интерпретации темы реинкарнации.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...