Wednesday, 30 September 2009

Иван Дыховичный оставил после себя... А. Плахов, Сеанс, 2009

Иван Дыховичный оставил после себя шесть полнометражных фильмов, несколько чудесных короткометражек, множество влюбленных в него женщин и столько же мужчин, для которых он был предметом восхищения и ролевой моделью. Он обладал феноменальным вкусом к жизни, до конца дней сохранил юношеский азарт и беззаботность золотой молодежи, он был нашим главным плейбоем, русским Роже Вадимом (впрочем, тот тоже был русским), влюблявшим в себя женщин и делавшим из них медиа-звезд. В то же время он, со своими еврейскими кровями, скорее ассоциировался с Романом Поланским и подобно ему расплачивался за свою экстравагантность и публичность. Его же личным идеалом художника был Андрей Тарковский — «черный монах» нашего кинематографа.

Главный фильм Дыховичного, который останется в истории — «Прорва». Душный сон о сладком сталинском тоталитаризме, сладком настолько, что он не отпускает даже через сорок, через пятьдесят лет. Никто кроме Бертолуччи во всем мировом кино не передал с такой гипнотической мощью сладости и прекрасной пошлости этих грез, их гламурно-эротической природы.

Войти в контакт с новым временем Дыховичному при его обаянии и коммуникабельности ничего не стоило, но на самом деле он был «новым русским» чужим — как и они ему. Потому что он был не буржуа и не нуворишем, а настоящим потомственным советским аристократом, абсолютно бескорыстно ненавидевшим рабоче-крестьянскую власть. Пришедший ей на смену капитализм он принял как данность, но тоже не полюбил, даже если пытался делать вид. Причем очень убедительно — все-таки он был не последним в этой стране артистом.

А. Плахов, "Сеанс", 30 сентября 2009

Monday, 28 September 2009

умер Иван Дыховичный (16 октября 1947 года – 27 сентября 2009 года) / Ivan Dykhovichny died

(фото отсюда)

Как и в случае с Олегом Янковским, совершенно сбила с ног новость о смерти Ивана Дыховичного. Казалось бы: ничто не предвещало; полный творческих замыслов, крепкий нестарый мужчина...
Не скажу, что мне нравилось всё, что делал Иван Владимирович; в частности, коробило его появление в качестве ведущего какой-то вульгарнейшей телепрограммы из разряда «адского трэша».

Но я любила его – за «Чёрного монаха» и «Прорву», за стёбную «Копейку».

В недавнем выпуске российского Esquire (февраль 2009) в интервью под названием «Похороны Ивана Духовичного» он рассказывал о том, какими видятся ему собственные похороны... Кстати, упомянул своё смертельное заболевание, но настолько спокойно, вскользь, что я даже как-то не поверила...

ВЫ ЧАСТО ДУМАЕТЕ О СМЕРТИ?

И. Дыховичный: Я начал о ней думать рано, когда умер мой отец. С тех пор я ее совершенно не боюсь. Испуг, конечно, бывает, когда в аварию попадаешь. От неизвестности. Но это не страх самой смерти. У меня есть какое-то смертельное заболевание, но я к нему отношусь совершенно нормально: я не плачу, не иронизирую по этому поводу. Я сейчас живой человек, и сколько мне отпущено, столько отпущено.

ЕСЛИ БЫ ВЫ УМЕРЛИ ПРЯМО ЗАВТРА, О ЧЕМ НЕСДЕЛАННОМ СОЖАЛЕЛИ БЫ?

Я думаю снять еще как минимум одну картину. «Володя». Это картина про Маяковского - очень сильного, одаренного человека, но совершенно заблудшего. Он принял за главное что-то совершенно ложное и запутался так, что не смог себе помочь. И никто не смог. И фильм, в общем-то, о том, что единственный, кто испытал к нему после смерти жалость, настоящую разделенность, - это простой следователь, который расследовал самоубийство. Это удивительно, когда человека нет, а его помнят... Я бы жалел, если бы не снял эту картину. А потом, может, еще одну и еще.

Человек не может влиять на судьбу. Вернее, влияет, но не так, как он думает. Ее просто нужно любить и принимать. Когда у меня так происходило, всегда получалось все, что я хотел.

КАК НУЖНО БЫ ГОТОВИТЬСЯ К СМЕРТИ?

Не надо жить каждый день как последний, потому что все мы умрем, неизвестно когда. Одному кирпич на голову свалится, а другой, может, еще поживет. Я когда ловлю на себе взгляды, думаю: «А что вы-то про себя знаете?» Это мне смешно.

КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПРОДЛЕНИЮ ЖИЗНИ?

Я не хочу продления жизни. Более того, я иногда больше живу с людьми, которых уже нет. Разговариваю с ними, спорю, извиняюсь. Они служат для меня каким-то удивительным воздухом, меня это очень вдохновляет.

КОГО БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВОСКРЕСИТЬ?

Отца. Потому что мне было только 15, и я чувствовал, что не договорил с ним, был в чем-то еще несостоятельным, маленьким, часто несправедлив — по отношению к нему. Он был молодой человек, моложе, чем я сейчас, - 53 года. Боль по нему и сделала меня человеком. Мой фильм «Испытатель» - про это.

У ВАС ЕСТЬ КАКИЕ-ТО РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЖИЗНИ ПОСЛЕ СМЕРТИ?

Безусловно, продолжение какое-то следует. Но не такое, как мне рассказывают. Я очень люблю нашего христианского героя, это великий пример. Я убежден, что его путь был правильным. Но верить в то, что мне говорят фарисеи, не могу. Я точно не иудей, хотя меня склоняли к иудаизму всячески. Просто мне кажется, что жизнь доверительная лучше, чем жизнь с подозрением. Счастливее, что ли.

ВЫ ЧАСТО БЫВАЕТЕ НА КЛАДБИЩЕ?

К сожалению, да. Я маленьким очень любил близких отца, а они все сидели в лагерях в молодости и потому быстро уходили. Я рано начал хоронить. Отец никогда не изолировал меня от страданий, сочувствий: чтобы чувства развивались, необходимо испытывать сердечную боль, и надо прощаться со всеми.

ЕСТЬ ЛИ ИСТОРИИ ПОХОРОН, КОТОРЫЕ ВАМ НРАВЯТСЯ ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ ИЛИ КИНО?

Прочтите Достоевского, и вы поймете, как я отношусь к ним. У меня лично об этом картина «Черный монах»: о смерти, о том, как нельзя переделывать человека, какая чудовищная субстанция получается, если переделывать.

КАКИМИ БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВИДЕТЬ СВОИ ПОХОРОНЫ?

В России два самых страшных ритуала - это рождение и похороны. По ним очень хорошо видно, что мы такое. Если бы это было в моих силах, я бы их как-то поменял.
Что касается собственных похорон, то что бы я сейчас ни пожелал, точно знаю, что это будет белиберда и комедия: меня положат в общественном месте, будут что-то говорить, откуда-то вылезут люди, которых я не хочу видеть, станут делать карьеру на этом... Но пусть так и будет, пусть будет настоящий карнавал, на котором все проявится. А я посмотрю на это как-то. На самом деле, я бы хотел, чтобы люди веселились на моих похоронах: выпили, попрощались, может даже поплакали немного, но только недолго. Я же веселый человек.

ПОЧЕМУ, КАК ДУМАЕТЕ, ТАК ПРИНЯТО СТРАДАТЬ НА ПОХОРОНАХ?

Это все наша непоследовательность, наверное. Когда человека нет больше рядом, люди начинают испытывать чувство вины, вспоминать, что в жизни бывали в чем-то неласковы, не навестили, не сделали маленькой детали. Все-таки мы, люди, - совестливые, это наше общее место.

ЧТО МОГЛО БЫ БЫТЬ НАПИСАНО НА ВАШЕЙ НАДГРОБНОЙ ПЛИТЕ?

Я бы написал, как на кольце у Соломона было: «Все пройдет. И это тоже пройдет». Или другое: «Если больно, значит жив».

ЧТО ДРУЗЬЯ МОГЛИ БЫ РАССКАЗАТЬ О ВАС НА ПОХОРОНАХ?

Ну, могут рассказать, как я куролесил. Хотя про меня мало кто что знает, я никогда не делился особенно. Женщины вспомнят, потому что я к ним с большим чувством относился... Знаете, у меня был один вечер, день рождения, и были гости, немного, но не очень близкие между собой. И я предложил что-то сказать друг про друга, и люди стали открывать вдруг такие вещи в себе приятные! Вечер закончился в два часа следующего дня, и я никогда не видел выше хорошего настроения в жизни - так все были счастливы. Вот такими, кажется, должны быть похороны.

ЧТО БЫ ВАМ ХОТЕЛОСЬ БОЛЬШЕ ВСЕГО ОСТАВИТЬ ПОСЛЕ СЕБЯ?

Следует оставлять детям понятия про жизнь и точную уверенность в том, что ты их любил. Свой пример, свое достоинство. Это больше, чем любое наследство.

Tuesday, 15 September 2009

Вендерс, "Входите без стука" /Don't Come Knockin' (2005)


Бывший «Гомо Фабер» Сэм Шепард (Sam Shepard) играет Говарда Спенса, престарелую звезду Голливуда. Пресытившись сексом, наркотиками и рок-н-роллом, старикан решил начать новую жизнь. Он внезапно понял, что устал - и красиво исчез верхом на горячем скакуне прямо со съемок очередного вестерна.

Обновленный трогательный Говард решает податься к маме (Eva Marie Saint), с которой не виделся лет 30 (старушка выглядит ровесницей сына, потертого неуёмными удовольствиями).
Вскоре выясняется, что за свою бесшабашную жизнь он заимел отпрыска – и даже не одного. Теперь на досуге самое время их поискать. Жизнь обретает смысл.
Сюжет поражающий человеколюбием и новизной.

Затянутые надуманные диалоги и перепалки – ковбоя-актера с бывшей любовницей-официанткой/мамой его сына; сына с мамой (подправленная хирургами-пластиками Джессика Ланж/Jessica Lange, многолетняя подружка Шепарда «в жизни»); сына с новообретенным папой; загадочной хрупкой блондинки со всеми подряд...
Припанкованный сын – музыкант (Gabriel Mann) встречает известие о появлении папы яростным неприятием (ненатуральным и истеричным в своей гипертрофии). Эльфоподобная дочь (Сара Полли/ Sarah Polley, «Моя жизнь без меня») весь фильм обнимающая урну с прахом матери, в финале разражается поэтичным монологом во славу новообретенного отца...

Бесподобно снятая - скулосводяще скучная история.

Когда поняла, что меня окармливают затянутой претенциозной притчей на тему «даже старый потасканный мудак (зачеркнуто) мужчина, осознавший ошибки молодости, имеет право на семью и дом», - было уже поздно; я посмотрела минут 45 этой тягомотины – минимум 2-х часовой, как всегда у Вендерса, избравшего неспешное пространное повествование своим фирменным стилем. Всё тщилась постичь глубокий замысел автора... Потом начала активно перематывать.

Снято великолепно. Красивые кадры, роскошная природа, гармоничные цвета; костюмчики героев в тон к интерьерам. Однако роскошные виды и напичканный хитами саундтрек (еще одна фирменная черта Вендерса) не спасают эту скучную мыльную оперу.

Удивилась, увидев в соавторах сценария Сэма Шепарда. Он оказался осыпанным Пулитцеровскими премиями драматургом. Познавательно. Но фильм, сценарий к которому сочинен им, от этого лучше не становится.


Самый симпатичный (хотя и трафаретный, как все остальные) персонаж - у Тима Рота: этакий комиксовый страховой агент по имени Саттер, невозмутимо выслеживающий капризулю-актера с целью вернуть на съемочную площадку.

Говард: Не возражаете, если я включу радио?
Саттер: Вообще-то возражаю. Да. Я не люблю вторжений извне.
Говард: Извне?
Саттер: Именно. Мир огромен. И отвратителен. Зачем в этом участвовать? Гибель скота, песнопения навахо, обезглавливание, зверства и разврат. Ничего не изменилось. Чёрная смерть, инквизиция, крестовые походы, завоевание Мексики. Что изменилось?

Sunday, 13 September 2009

Esquire, февраль 2009: Похороны Ивана Дыховичного/ funerals

Esquire, № 41, февраль 2009

ВЫ ЧАСТО ДУМАЕТЕ О СМЕРТИ?

Я начал о ней думать рано, когда умер мой отец. С тех пор я ее совершенно не боюсь. Испуг, конечно, бывает, когда в аварию попадаешь. От неизвестности. Но это не страх самой смерти. У меня есть какое-то смертельное заболевание, но я к нему отношусь совершенно нормально: я не плачу, не иронизирую по этому поводу. Я сейчас живой человек, и сколько мне отпущено, столько отпущено.

ЕСЛИ БЫ ВЫ УМЕРЛИ ПРЯМО ЗАВТРА, О ЧЕМ НЕСДЕЛАННОМ СОЖАЛЕЛИ БЫ?

Я думаю снять еще как минимум одну картину. «Володя». Это картина про Маяковского - очень сильного, одаренного человека, но совершенно заблудшего. Он принял за главное что-то совершенно ложное и запутался так, что не смог себе помочь. И никто не смог. И фильм, в общем-то, о том, что единственный, кто испытал к нему после смерти жалость, настоящую разделенность, - это простой следователь, который расследовал самоубийство. Это удивительно, когда человека нет, а его помнят... Я бы жалел, если бы не снял эту картину. А потом, может, еще одну и еще.

Человек не может влиять на судьбу. Вернее, влияет, но не так, как он думает. Ее просто нужно любить и принимать. Когда у меня так происходило, всегда получалось все, что я хотел.

КАК НУЖНО БЫ ГОТОВИТЬСЯ К СМЕРТИ?

Не надо жить каждый день как последний, потому что все мы умрем, неизвестно когда. Одному кирпич на голову свалится, а другой, может, еще поживет. Я когда ловлю на себе взгляды, думаю: «А что вы-то про себя знаете?» Это мне смешно.

КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПРОДЛЕНИЮ ЖИЗНИ?

Я не хочу продления жизни. Более того, я иногда больше живу с людьми, которых уже нет. Разговариваю с ними, спорю, извиняюсь. Они служат для меня каким-то удивительным воздухом, меня это очень вдохновляет.

КОГО БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВОСКРЕСИТЬ?

Отца. Потому что мне было только 15, и я чувствовал, что не договорил с ним, был в чем-то еще несостоятельным, маленьким, часто несправедлив — по отношению к нему. Он был молодой человек, моложе, чем я сейчас, - 53 года. Боль по нему и сделала меня человеком. Мой фильм «Испытатель» - про это.

У ВАС ЕСТЬ КАКИЕ-ТО РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЖИЗНИ ПОСЛЕ СМЕРТИ?

Безусловно, продолжение какое-то следует. Но не такое, как мне рассказывают. Я очень люблю нашего христианского героя, это великий пример. Я убежден, что его путь был правильным. Но верить в то, что мне говорят фарисеи, не могу. Я точно не иудей, хотя меня склоняли к иудаизму всячески. Просто мне кажется, что жизнь доверительная лучше, чем жизнь с подозрением. Счастливее, что ли.

ВЫ ЧАСТО БЫВАЕТЕ НА КЛАДБИЩЕ?

К сожалению, да. Я маленьким очень любил близких отца, а они все сидели в лагерях в молодости и потому быстро уходили. Я рано начал хоронить. Отец никогда не изолировал меня от страданий, сочувствий: чтобы чувства развивались, необходимо испытывать сердечную боль, и надо прощаться со всеми.

ЕСТЬ ЛИ ИСТОРИИ ПОХОРОН, КОТОРЫЕ ВАМ НРАВЯТСЯ ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ ИЛИ КИНО?


Прочтите Достоевского, и вы поймете, как я отношусь к ним. У меня лично об этом картина «Черный монах»: о смерти, о том, как нельзя переделывать человека, какая чудовищная субстанция получается, если переделывать.

КАКИМИ БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВИДЕТЬ СВОИ ПОХОРОНЫ?

В России два самых страшных ритуала - это рождение и похороны. По ним очень хорошо видно, что мы такое. Если бы это было в моих силах, я бы их как-то поменял.
Что касается собственных похорон, то что бы я сейчас ни пожелал, точно знаю, что это будет белиберда и комедия: меня положат в общественном месте, будут что-то говорить, откуда-то вылезут люди, которых я не хочу видеть, станут делать карьеру на этом... Но пусть так и будет, пусть будет настоящий карнавал, на котором все проявится. А я посмотрю на это как-то. На самом деле, я бы хотел, чтобы люди веселились на моих похоронах: выпили, попрощались, может даже поплакали немного, но только недолго. Я же веселый человек.

ПОЧЕМУ, КАК ДУМАЕТЕ, ТАК ПРИНЯТО СТРАДАТЬ НА ПОХОРОНАХ?

Это все наша непоследовательность, наверное. Когда человека нет больше рядом, люди начинают испытывать чувство вины, вспоминать, что в жизни бывали в чем-то неласковы, не навестили, не сделали маленькой детали. Все-таки мы, люди, - совестливые, это наше общее место.

ЧТО МОГЛО БЫ БЫТЬ НАПИСАНО НА ВАШЕЙ НАДГРОБНОЙ ПЛИТЕ?

Я бы написал, как на кольце у Соломона было: «Все пройдет. И это тоже пройдет». Или другое: «Если больно, значит жив».

ЧТО ДРУЗЬЯ МОГЛИ БЫ РАССКАЗАТЬ О ВАС НА ПОХОРОНАХ?

Ну, могут рассказать, как я куролесил. Хотя про меня мало кто что знает, я никогда не делился особенно. Женщины вспомнят, потому что я к ним с большим чувством относился... Знаете, у меня был один вечер, день рождения, и были гости, немного, но не очень близкие между собой. И я предложил что-то сказать друг про друга, и люди стали открывать вдруг такие вещи в себе приятные! Вечер закончился в два часа следующего дня, и я никогда не видел выше хорошего настроения в жизни - так все были счастливы. Вот такими, кажется, должны быть похороны.

ЧТО БЫ ВАМ ХОТЕЛОСЬ БОЛЬШЕ ВСЕГО ОСТАВИТЬ ПОСЛЕ СЕБЯ?

Следует оставлять детям понятия про жизнь и точную уверенность в том, что ты их любил. Свой пример, свое достоинство. Это больше, чем любое наследство.

Внутри я танцую / Inside I'm Dancing / Rory O'Shea Was Here (2004)


Замечательный фильм ирландского режиссера Дамиена О’Доннелла (Damien O'Donnell; несколько лет назад видела его полукомедию-полудраму «Восток есть Восток»).

Фильм одновременно смешной, немыслимо печальный и бесконечно трогательный – без малейших признаков приторности и мелодраматизма.

Майкл (Стивен Робертсон /Steven Robertson) много лет живет в Кэрриджморе, в приюте для людей с ограниченными возможностями – перенеся церебральный паралич, он оказался прикован к инвалидному креслу. С мозгами у Майкла всё в порядке. А вот общаться с окружающими он не может – они просто не понимают его. Приходится пользоваться «картонкой с алфавитом», что, понятно, не способствует оживленной болтовне.
Однажды скучную размеренную жизнь обитателей Кэрриджмора разбавляет своим появлением новый жилец. Рори О’Шей (Джеймс МакЭвой /James McAvoy, «Искупление») привлекает внимание обитателей необычным видом (панковская прическа, пирсинг) - а также уверенным и раскованным поведением - не вполне привычными для инвалидов-колясочников.
Эйллин Шихи, директор Кэрриджмора: Надеюсь, Рори, ты будешь чувствовать здесь себя как дома.
Рори:
Я получу ключи от входной двери?

Эйллин Шихи: Мы никому не даем ключей!
Рори:
Тогда я здесь не дома, верно?


У парня отличное чувство юмора и прекрасно подвешен язык.

Рори (знакомясь с остальными обитателями приюта): Рори О'Шей, болезнь Дюшена, мышечная дистрофия. Кроме полного владения голосовым аппаратом могу пользоваться еще двумя пальцами правой руки, достаточно для самопередвижения и онанизма. Можете пожать мне руку или поцеловать мне зад, – но не рассчитывайте на взаимность.

Новые соседи Рори взирают на него без эмоций.
Рори: Эй, тут всегда такое веселье? Или сегодня чей-то день рождения?

С появлением Рори скучная жизнь Кэрриджмора для Майкла расцветилась новыми красками. Поначалу казалось, что новенький будет изводить Майкла (На суахили не понимаю. Ты по-английски говоришь?) – которого заинтересовал необычный инвалид, нарушитель спокойствия.
Но вскоре оказалось, что Рори каким-то непостижимым образом с легкостью понимает затрудненную речь Майкла!
Рори про Майкла: Говорит, что готов от меня по стенам бегать. Хотел бы я на это посмотреть.

На вопросы пораженного Майкла о необыкновенном «даре», Рори, как всегда, насмешлив:
Да я шесть лет просидел за партой рядом с парнем, по сравнению с которым ты – Лоуренс, мать его, Оливье!

Майкл проникается к Рори почти благоговением. Между ними устанавливается тесное и доверительное общение, пересыпанное бесконечными ироничными комментариями Рори. Он будит в спокойном смирившемся Майкле неведомые мысли:
Рори: Что вне этих стен? Там - не это! Разве тебе не хотелось быть, как остальные? Напиться, попасть в кутузку, оторваться по полной?... И давно ты здесь? Всю жизнь? Какое же преступление ты совершил?

Рори навещает отец, простой мужик с постоянно виноватым видом, доверчиво принимающий за чистую монету шутки сына:
- Пап, это мой друг, Хью Грант, - знакомит тот отца с Майклом.
- До скорого, Хью. Славный какой парень...


Майкла никто не навещает. Он рассказал своему новому другу, что мать умерла, а отец, успешный юрист, сбагрил сына-инвалида в приют.

Рори: Ну, у меня было больше девчонок, чем у тебя занятий с логопедом.

Во время сбора пожертвований в городе Рори показывает Майклу «настоящую романтику» - ведет его в паб и знакомится с девушками: Мы покупаем выпивку, вы её для нас держите.
Рори (видя, что Майкла мучает совесть тратить собранные деньги): Это же средства на нужды инвалидов! Я - инвалид, и я нуждаюсь в выпивке.

Майкл просто потрясен открывшимися ему новыми сторонами жизни.

Рори ввязывается в перепалку с одним из посетителей паба; за него заступается красивая блондинка по имени Себон (Ромола Гарай /Romola Garai, с которой Джеймс МакЭвой встретится в фильме «Искупление»), но тут же она вынуждена осадить Рори:
Замолчи! Если он ударит тебя по губам, у тебя не останется ничего, что действует.

Неугомонные колясочники направляются на дискотеку.
Рори: Давай, танцуй!.. Ну конечно, это танец! Что, по-твоему, я делаю внутри?!


Независимый бунтарь Рори стремится вкусить вольной жизни; почувствовать себя нормальным человеком; получить средства на самостоятельное проживание. Ему в третий уже раз отказывают – он «неорганизован, незрел и недостаточно ответственен».

Рори: Не говорите мне о зрелости, я, черт дери, не сыр.
А тут еще история о растрате благотворительных средств...
Притихший Майкл, которого Рори взял с собой и представил как адвоката, сконфуженно молчит.

Развлекательные вечера в Кэрриджморе... Песенка «И целый мир в его руках» в исполнении немолодого весельчака... Как раз для инвалидов...
И тогда добросердечный Майкл - ради друга - подает прошение на самостоятельное проживание.
Комиссия: Рори, сегодня мы заслушаем заявление Майкла.
Рори:
Заслушаете. Но не поймете.


Рори (переводит Майкла): При мне будет постоянно живущий переводчик. Рори О’Шей. Два по цене одного.

Рори (Майклу): Как ты додумался до таких ответов? Что?! Просто прочел их брошюру? Ты зачитал им их же брошюру! Гениально!

Риэлтор показывает друзьям отличный дом. Рори: Есть небольшая проблема. Угадайте, какая.

Выделенных средств на жилье не хватает – ребята обращаются к отцу Майкла... Бедный Майкл втайне рассчитывал тронуть сердце отца, который уверен, что сын – умственно отсталый.
Но юрист-папа остался невозмутим – у него есть другой, вполне благополучный сын. А этому согласен снять квартиру - чтобы снова забыть о его существовании.

Рори: Только ты да я в раю для калек.

Однако требуется еще найти сиделку. После массы забавных собеседований с потенциальными "нянями" - гей, бывший военный, христианка и прочие, - по счастливой случайности Майкл замечает на улице красивую блондинку, помогшую Рори тогда в пабе. Конечно же в раю для калек должна быть именно такая сиделка!

Рори: С нами никаких забот. Он едва говорит, а я вообще спокойный.

Удивительно, но Себон тоже немного понимает речь Майкла.


Рори (полицейскому, поймавшему его в автомобиле на превышении скорости): Вы что, не собираетесь меня арестовать?
Полицейский:
Нет.

Рори:
Это дискриминация! Вы ведь меня отпускаете только потому, что я инвалид. Быть арестованным – моё право гражданина!



Майкл: Я тебя люблю.
Себон:
Это не любовь, это благодарность... Мне нравится на тебя работать, но это просто работа.

[…]

Рори:
Майкл, не упрашивай, это недостойно. Майкл, попугаи не спариваются с броненосцами, всё!

Себон: Подло говорить ему такое.
Рори:
Неужели? Но это правда!

Себон:
А, ты хочешь правду? Ладно, слушай. Хочешь быть на равных, проявляй к людям такое же уважение, какого требуешь к себе! Если ты задел кого-то в пабе, будь готов к тому, что тебя излупят. Если являешься домой в полночь, не рассчитывай, что тебя дожидаются, чтобы помочь. А если женщина говорит тебе «нет», пойми, что ты просто не тот, кто ей нужен. Не считай, что раз ты в инвалидном кресле, это автоматически дает тебе право на любовь!

Рори:
Ты сказала, что уходишь. Думаю, тебе пора... проваливай!

Себон:
Знаешь, в чем твоя инвалидность? Ты говнюк.


Рори – Майклу: У тебя есть будущее. Это то, что называю даром я.

Рори: Напишем письмо, Майкл. В городской совет Дублина. «Дамы и господа, как пользователь инвалидных кресел с суицидальными наклонностями, я выражаю протест против невнимания к нуждам подобных мне. Ни один из мостов не оборудован удобным доступом к парапету, что мешает инвалидам воспользоваться правом броситься в реку. С отвращением к вам, Рори Джерард О'Шей и Майкл Конноли».

Рори: Рори О'Шей был здесь...
Майкл (указывает на свое сердце):
Рори О'Шей есть - здесь.



Майкл (перед комиссией, Себон переводит): Когда я познакомился с Рори, то подумал, что от него будут одни неприятности. Я был прав. Он и есть неприятность. И поскольку он считается бунтовщиком, вы решили, что у него нет ответственности для самостоятельной жизни. Но как научиться ответственности? Надо просто жить. Принимать свои решения. Делать свои ошибки. Так что если комиссия дает право самостоятельного проживания человеку вроде меня, до последнего времени не имевшему и понятия, что это значит, но отказывает в этом праве кому-то, чья жизнь является воплощением независимости, то на мой взгляд, комиссия действует предвзято.


Интересные подробности
:

- Фильм основан на рассказе ирландского писателя Кристиана О'Рейли (Christian O'Reilly), который сам работал в дублинском Центре по предоставлению права на самостоятельное проживание, где познакомился с Дермотом Уолшем (Dermot Walsh), у которого был церебральный паралич.

- Джеймс МакЭвой хотел пробоваться на роль Майкла, но после совместного прослушивания с шотландским актером Стивеном Робертсоном понял, что тот больше подходит на эту роль.

- Готовясь к съемкам, актер Джеймс МакЭвой много общался с людьми, у которых мышечная дистрофия Дюшена. Он выяснил, что они предпочитают, чтобы их вообще не замечали - только бы не жалели.

- Во время съемок актеры проводили в инвалидных креслах по 12 часов в день.

Поразительно то, как играют инвалидов исполнители главных ролей – Майкла и Рори. Особенно потряс меня Стивен Робертсон в роли Майкла.
Просто не верится, что он – играет; он – живёт; вся его душа буквально рвется наружу – через распахнутые доверчивые голубые глаза.


Стивен Робертсон (Steven Robertson) родился в 1980 году в Видлине, Шетландские острова. Страдал дислексией, но преодолел этот недуг и был признан Лучшим студентом года в Файф колледже (Fife College), что в шотландском городе Керколди. Окончив колледж, отправился в Лондон, изучать драматическое искусство в актерской школе Гьюилдхолл (Guildhall acting school) – он стал первым поступившим туда жителем Шетландских островов.
В 2004 году Робертсон номинирован на приз имени Йэна Чарльсона (Ian Charleson) за роль в «Чайке» Чехова.
(Йан Чарлсон (Ian Charleson), 11.8.1949 - 6.1.1990. Шотландский актер, в честь которого в 1991 году была учреждена премия Ian Charleson Awards; вручается лучшему британскому театральному актеру, в возрасте до 30 лет.)

**
Один из зрительских комментариев; перевод мой:

«Этот фильм – настоящий. В разные периоды своей жизни я испытывал эмоции обоих – и Рори, и Майкла. У меня - мышечная дистрофия Дюшена, так что то, что вы видели, полностью отражает мои чувства. Кто-то может не поверить, что на самом деле бывают инвалиды вроде Рори, исполненные ярости и возмущения. Я точно знаю, что бывают, потому что я – один из них.
История великолепна. Для драмы характеров этот фильм очень динамичен. Я не скучал ни минуты, возможно, отчасти потому, что всё, что я видел, чрезвычайно близко моему сердцу. Но уверен, что большинство думающих людей будут неотрывно следить за происходящим на экране и сопереживать персонажам. Актерская игра просто феноменальна! Джеймс МакЭвой прекрасно сыграл Рори О'Шея, страдающего мышечной дистрофией Дюшена. Стивен Робертсон заслуживает награды за воплощение образа Майкла Конноли, парня с церебральным параличом.

Майкл влюбляется в девушку, которая не отвечает на его чувства. Рори помогает ему это пережить. Со мной подобное происходило много раз; я задавал себе вопрос: «Она не любит меня, потому что я не тот, кто ей нужен? Или ее отталкивает моя инвалидность?» Неважно, что скажет девушка. Мы всегда будем скептичны. Это нормально, но в любом случае это больно.

Несколько эпизодов заставили меня плакать: всё это так грустно, я столько раз сталкивался с подобным в жизни. Те, у кого нет неизлечимой инвалидности, просто не могут представить себе – каково это.

Фильм обязателен к просмотру для всех. Инвалиды есть везде, и их часто не понимают. Этот фильм высвечивает некоторые стороны жизни, которые нормальными людьми принимаются как должное.

Мы хотим быть такими же, как вы все – жить как хотим, выходить, куда хотим, иметь право выпить и быть любимыми. Внешне кажется, что мы мало на что способны. Но внутри – мы танцуем!»

Friday, 11 September 2009

Мартин Скорсезе выбрал 10 фильмов.../Martin Scorsese

Режиссер Мартин Скорсезе выбрал 10 фильмов, которые стали для него образцами работы со светом и цветом в кино.

«Презрение»
На сценариста Поля сваливается заказ: переписать сценарий «Одиссеи» для Фрица Ланга. 1963, Жан-Люк Годар

«Шепоты и крики»
Режиссер показывает влияние болезни и смерти женщины на двух ее сестер... 1972, Ингмар Бергман.

«Врата ада»
Самурай в XII веке влюбляется в замужнюю женщину. 1953, Тэйноскэ Кинугаса

«Любовное настроение»
Гонконг, 60-е, две молодые пары - в двух соседних комнатах. 2000, Вонг Кар-Вай.

«Последний император»
Последний представитель тысячелетней династии взошел на Трон в 1908 году трехлетним ребенком. 1987. Бернардо Бертолуччи.

«Красная пустыня»
Пустыня - символ духовного кризиса, который настиг героиню. 1964, Микеланджело Антониони.

«Река»
«Каждая картинка этого фильма буквально «поёт» с помощью цвета», - говорит Скорсезе. 1951, Жан Ренуар.

«Чувство»
Первая цветная лента Висконти. Замужняя дама влюбляется в молодого офицера. 1954, Лукино Висконти.

«Сатирикон»
По мотивам фривольного памятника литературы. Римская империя в упадке. 1969, Федерико Феллини.

«Тени забытых предков»
О любви гуцульских Ромео и Джульетты. 1964, Сергей Параджанов.

Esquire, № 22 май 2007; сканирование - автор блога

Monday, 7 September 2009

Татьяна Друбич: 10 вещей о женщинах из Esquire и анкета Vogue

Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Режиссер Сергей Соловьев в журнале Советский экран: о фильме «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви» [за отсутствием обложки год выхода журнала установить затрудняюсь; примерно 1989].

«Недавно мне случайно пришла на ум формула, которая, как кажется, при всей разности моих картин, где снималась Таня, объединяет их неким нравственным модулем. Они, пожалуй, едины тем, что это всегда история блуждания идеального в реальности. Роли Тани в этих картинах — это и есть то «идеальное», которое «блуждает».

Что касается нового фильма, то он на первый взгляд лишен тяжеловесной идеологичности. Но за внешней легкомысленностью, даже «дурацкостью» скрыто серьезное и живое. Это та же тема, только в измененной реальности. Для Тани эта роль — рубеж, своего рода подведение итогов. Кончился определенный возрастной период, кончается определенная цепь ролей, которые она играла в течение 15 лет.


Думаю, что начинается новый поворот жизни той же ее героини, но в новых обстоятельствах и в новых возрастных реалиях. Возраст тут категория даже не арифметическая — категория зрелости. И вопрос для меня сейчас в том, что же она возьмет с собой в свою новую экранную жизнь...»


**
10 вещей о женщине / Esquire

1. Среди Нобелевских лауреатов есть и женщины...

2. Женщины живут дольше мужчин на 10-15 лет, хотя многие из них отказались бы от этого преимущества.

3. Женский организм содержит больше элемента aurum (золото), но не все мужчины Менделеевы.

4. У настоящих женщин часто занижена самооценка - иногда это путь к женскому успеху.

5. У женщин память лучше, чем у мужчин, - жаль, что не наоборот.

6. У женщин и собак тоньше обоняние, поэтому они так разборчивы в любви и дружбе.

7. Женщина может, даже если не хочет, обмануть мужчину, а мужчина - только если женщина сама этого захочет.

8. Как бы женщина ни относилась к сексу, к деньгам она относится лучше.

9. Как бы женщина ни относилась к сексу и деньгам, юмор она ценит больше.

10. С возрастом женщины перенимают лучшие свойства мужчин - выносливость, сдержанность, решительность и, наконец-то, хорошую ориентацию на местности.

Esquire, № 26, октябрь 2007
**
Татьяна Друбич / анкета Vogue

Ваше представление о счастье?
Кто его знает. Может быть, когда все живы и здоровы.

Ваше самое большое достижение?
Что не скурвилась.

Самые стойкие привычки?
Мои друзья.

Любимый завтрак?
В Венеции, на террасе отеля Daniel с видом на Santa Maria Maggiore.

На что тратите больше всего денег?
Ни на что, обычно даю в долг. К сожалению, часто оказываюсь "спонсором".

Самая экстравагантная покупка?
Стараюсь таких не делать.

Ваш главный недостаток?
Недостаток денег и моя неспортивность.

Что люди склонны переоценивать?
Талант.

Кем вы восхищаетесь?
Мамой, Чубайсом. Из исторических личностей - Гагариным, из литературных героев - князем Мышкиным.

Что для вас символ дурного вкуса?
Пушкин и Натали в "Беседке" у Никитских ворот.

Ваше любимое слово?
Ёхон-мохон!

Самый страшный сон?
Бессонница.

О чем вы сожалеете?
Что рано умер папа.

Любимый цвет?
Черно-белый.

Любимый наряд?
Белая рубашка, голубые джинсы. Несмотря на то, что они меня полнят.

Любимый аромат?
Gigli, Lalique.

Любимый модельер?
Ямамото, Армани.

Любимая марка машины?
"Мерседес-Бенц" 420 SL, 1987 года выпуска, как у Бонда.

Куда и с кем хотели бы отправиться в путешествие?
С Кусто, все равно куда.

Кто заставляет вас смеяться?
Жванецкий и Сергей Соловьев.

Что вас пугает?
Вранье и глупость.

Любимое занятие?
Смотреть кино.

Что вы цените в мужчине?
Мужчину.

Кем хотели бы быть в следующем рождении?
Нобелевским лауреатом.

В какую эпоху хотели бы жить?
Во всех понемногу.

Ваш девиз?
Времена и погоду не выбирают.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...