Sunday, 31 May 2009

Набережная Орфевр, 36 / 36 Quai des Orfevres / Department 36 (2004)

Оливье Маршаль, из интервью о фильме: "Знаете, мне трудно дать четкое определение, что есть Добро и Зло. Я ничего не изгоняю. Я читаю много детективных романов и смотрю много фильмов. Меня поражает способность человека творить зло – во всевозможных формах и проявлениях. Я перестал смотреть новости и читать газеты – меня пугает всё, происходящее сейчас повсеместно. Возможно, будучи сосредоточеными на ужасном, мои фильмы на самом деле обращены к другому, к возвышенному".

Недавно я писала про «MR 73» Оливье Маршаля, столь впечатливший; по следам - посмотрела «36».

Начну опять с названия. Набережная Орфевр, 36 для французов почти то же, что для англичан – Скотлэнд Ярд, а для любителей советских кинодетективов – Петровка, 38; в Париже по этому адресу (дословно – Набережная Ювелиров) расположено Центральное управление полиции.

Не раскрывая всех сюжетных хитросплетений, вкратце расскажу.
Начинается фильм событиями, происходящими ночью, одновременно, но в разных местах. Неизвестные крадут со здания табличку с адресом – та самая Набережная Орфевр, 36; и везут её в подарок коллеге-полицейскому: старина Эдди Валанс (Даниэль Дюваль/Daniel Duval) переходит в другой отдел.

Дружная команда оперативников во главе с Лео Вринксом (Даниэль Отей) обмывает перевод Эдди; молодой Тити Брассар (Франсис Рене/Francis Renaud) даже читает стихи собственного сочинения.

В это же время неизвестные врываются в бар, избивают и насилуют его немолодую хозяйку. Налётчиками оказываются Брюно и Рольф Винтерштейны, решившие отомстить бывшей проститутке Ману (Милен Демонжо/Mylène Demongeot) – информаторше и приятельнице Лео Вринкса.
Позже в эпизоде возникнет Кристо, друг Ману и бывший уголовник; в этой маленькой роли выступил сам Оливье Маршаль: «сыграть сцену с Даниэлем Отеем - как я мог отказаться?».


...Всё происходящее - в темных тонах, приглушенных красках, порой едва различимо... Мрачное, цвета индиго, утро. Шоссе. Ограбление банковского фургона, убийство инкассаторов.

Оперативник Лео приезжает на место преступления – там уже орудует отдел по борьбе с бандитизмом во главе с мрачным начальником Дени Клейном (вездесущий Жерар Депардье).

Эдди: Папаша Клейн не любит, когда его люди общаются с врагами.
Эва (подчиненная Клейна): А мы враги? Я думала, мы - команда.
Эдди: Только на словах.
Катрин Маршаль (Catherine Marchal), жена режиссера, играет во всех его фильмах – здесь она исполнила роль Эвы Верхаген из команды Клейна.



Раньше Лео и Клейн были друзьями. Потом их пути разошлись. Автор фильма недвусмысленно намекает, что между ними встала женщина – Камилла, жена Вринкса (Валерия Голино), когда-то была с Клейном. Понятно, что дружбе пришел конец, а разногласия профессионального характера привели к откровенному соперничеству и вражде. Кстати, у Лео и Камиллы есть дочь Лола – 17-летнюю Лолу играет настоящая дочь Отея, Аврора (Aurore Auteuil), на фото внизу.


Роберт Мансини, генеральный директор полиции (Андрэ Дюссолье), мягко говоря, недоволен своими подчиненными: Семь фургонов меньше, чем за полгода. Убито девять инкассаторов.
Власти Парижа настоятельно просят полицию «подойти к проблеме вплотную».

Мансини собирается на повышение, а на его место есть два претендента – Клейн и Вринкс, оба на равных. Сам Мансини хотел бы видеть гендиректором Вринкса:

Мансини: Клейну нужна власть, а не работа.
Лео: Но сидеть в конторе – не для меня.
Мансини: Пойми: времена изменились. Ты стал отклонением от нормы – ты, твоя команда, твои методы работы. В полиции новые правила: придерживаешься их – ты в обойме, вышел за рамки - никто тебя уже не прикроет. С этим все давно смирились...
Лео: Даже вы?

В общем, поимка банды становится делом чести – и ступенькой карьерной лестницы.

Между делом Лео со своей командой мстит Рольфо, который насиловал Ману. После «операции» Тити оставляет себе его нож: «Охотничий трофей» (сыграет роль чеховского ружья в развязке).

Тем временем на побывку отправляется некий заключенный Сильен (Рошди Зем/Roschdy Zem) – осведомитель Лео. Он звонит ему, когда Лео в баре общается с Клейном, большим любителем выпить... Пообещав дать Лео необходимую информацию о банде, громящей банковские фургоны, Сильен подставляет его. «Я знаю, когда их следующий налёт... В обмен ты меня покрываешь. Нет – сядешь вместе со мной».



Клейн через своих информаторов узнал о проступке Вринкса и не преминул воспользоваться этим в своих интересах – подло, хладнокровно, жестоко. Проступок Вринкса помог вынесению самому Клейну оправдательного приговора (видевшие фильм поймут, о чем речь) – когда его зачитывали, у меня от возмущения, бессилия и ужаса похолодели руки.
Режиссер настаивает, что Дени Клейн не должен вызывать антипатии - он просто искалеченный жизнью несчастный парень. Вот уж не знаю. На мой взгляд, Клейн - его проступок, даже преступление, его жестокость, подлость, хамство, мерзкое вожделение власти и размашистые шаги по трупам (и коллег тоже) ради карьеры - вызывает не только антипатию, но и яростное неприятие.



Режиссер, сценарист и актер Оливье Маршаль – бывший полицейский. Естественно, что в своих фильмах он использует 12-летний опыт работы в полиции и всевозможные случаи из жизни. Похоже, что Маршаль, как и многие творческие личности, создаёт одно и то же "произведение на тему", с некоторыми вариациями. Именно благодаря опыту, его фильмы столь убедительны и реалистичны – он не стремится попотчевать зрителя хэппи-эндами; у него всё - почти как в жизни (хотя, наверное, в жизни – всё еще гаже и печальнее)...


События, описанные в «Набережной Орфевр» действительно происходили в 1980-х. Фильм посвящен памяти погибших полицейских. Образ Лео Вринкса – дань памяти Жану Вриндту (Jean Vrindts), офицеру, который был убит при захвате банды, в перестрелке вроде той, что показана в фильме.
В финале фильма есть посвящение - Кристиану «Кики» Карону (Christian “Kiki” Caron), который погиб во время операции 31 августа 1989 года. «Ветеран отряда по борьбе с бандитизмом, он был другом Доминика Луазо. У Кристиана была жена и трое детей, и он решил уйти из отряда на менее опасную должность. Он погиб, когда до его перевода оставалась одна неделя», - рассказал режиссер фильма.
Со-автором сценария выступает Доминик Луазо (Dominique Loiseau), бывший оперативник, которого по сфабрикованному обвинению приговорили к 12 годам тюрьмы, - из них он отсидел 6.
Оливье Маршаль: «Я хотел, чтобы то, что происходит с Лео Вринксом было столь же убедительным, столь же чудовищным, как то, что случились с Луазо».

В свете вышесказанного смотреть фильм особенно тяжело – вопиющая несправедливость, откровеннейшая подлость и грязь, полнейшее бессилие перед непрошибаемой системой...


Как и «MR 73», этот фильм раскрывает неприглядное и жутковатое нутро правоохранительной системы: балансирование на тонкой грани закона и близость к преступной среде; использование методов по принципу «с волками жить – по волчьи выть» и услуг осведомителей; невозможность в рамках закона добиваться справедливости; грязь и гниль системы в целом – коррупция, интриги на всех уровнях; малодушие начальства...

Я, как и было сказано, не поклонница полицейских фильмов. Но у Маршаля, похоже, криминальная составляющая – не самая важная, и уж точно не единственная. Он изучает психологию людей, поставленных в жесткие профессиональные рамки. Человек способен на многое, порой даже сам не осознавая, на что именно. И в подлости, и в благородстве.

Признаться, «MR 73» мне понравился больше. «36» понравился тоже, но - с оговорками.
(Тем, кто только собирается смотреть фильм, далее лучше не читать).

Англоязычный Интернет полнится проклятьями в адрес режиссера – ах, он что-то там перепутал с марками автомобилей. Честно сказать, мне плевать на эти марки – я в них всё равно не разбираюсь. Хотя, конечно, художник, взыскующий достоверности, должен быть внимателен.

Финал мне показался неожиданно мягким и оттого каким-то скомканным. Из-за всех этих несправедливостей хотелось мести – мести со стороны Лео, а не судьбы (или её орудия - впавшего в кому Тити)...

Не вполне понятно, зачем приплетена история с Камиллой, бывшей с Клейном, ставшей с Лео. Восторженная ссылка режиссера на «Море любви» покоробила. Маршаль: «Идея возникла, когда я посмотрел «Море любви» Гарольда Бекера (Harold Becker’s ‘Sea of Love’), в котором Аль Пачино играет уставшего от жизни человека, жена которого ушла к его коллеге». Я лично люблю французское кино именно за его непохожесть на Голливуд.

Что еще из goof'ов... Виктор Драган, выпавший из окна и долженствующий лежать замертво, - всей грудью (очень заметно) дышит...

Еще – заметила пару явных провисаний в сюжете. Непонятно, каким образом проститутке-азиатке, трудившейся в автомобиле над клиентом в момент убийства оного, удалось в кромешной тьме разглядеть Лео (и разглядеть так хорошо, что спустя некоторое время она его узнала, лишь мельком взглянув!) – Лео сидел в другом автомобиле, в отдалении, спиной к происходящему!
Но опознание проституткой «падшего флика» необходимо, это двигатель сюжета. Как и второй невнятный момент: почему Лео, зубру полиции с громадным опытом работы и великолепным знанием методов своих коллег, даже в голову не пришло, что яростно разыскивающие Сильвена полицейские во главе с Клейном, не поставят домашние телефоны Лео на прослушку! А во время свидания с женой – которого он добился с таким трудом! – Лео на удивление вяло среагировал на сообщение Камиллы о визите Дени Клейна и звонке Сильвена...
Остаётся неприятный осадок: фильм основан на реальных драматических событиях, претендует на достоверность, а сюжет склеивается как-то топорно.

Кстати, ставший известным режиссер-актер-экс-полицейский (на фото) снял новый фильм с Депардье, собой и своей женой в ролях. Оригинальное название фильма Diamant 13 (2009)(страшно даже думать, как обзовут его местные прокатчики, если “MR 73” перевели как «Очень страшный детектив»...) Посмотрю при случае, но не сразу. Боюсь, если Маршаль будет и дальше приправлять правдивые и мрачные истории из жизни полицейских голливудским сиропом, - моё мнение о режиссере, основанное на впечатлении от «MR 73», может измениться. С другой стороны, "36" был снят раньше, чем столь меня потрясший «MR 73» - вполне может быть, что режиссер прогрессирует. В любом случае, фильмы Оливье Маршаля - находка.

Saturday, 30 May 2009

Каннский кинофестиваль-2009: любимые актрисы и не только/Cannes 2009


(слева - Дево и Клюзо; справа - Белуччи и Марсо, сыгравшие в неудобоваримом фильме "Не оглядывайся")

(официальный плакат фестиваля и смахивающий на Патрицию Каас Джонни Холлидей)

Wednesday, 27 May 2009

"Когда деревья были большими"/ When the Trees Were Tall/Kogda derevya byli bolshimi (1961)

Трогательная история возрождения заблудшей души.
Кузьма Кузьмич Иорданов (Юрий Никулин) - человек нелёгкой судьбы. Воевал, получал награды, работал токарем... Но оставшись один (жена погибла во время войны), он ведет бессмысленную и непутёвую жизнь - пьёт, не работает, пробавляясь случайными заработками.

Случайно Кузьма узнаёт, что где-то в деревне живет сирота, которая до сих пор ждет своих родителей, которых она потеряла в войну. И Кузьма Кузьмич решает выдать себя за её отца и начать жизнь на новом месте (за пьянство и тунеядство его всё равно лишают московской приписки).

Герой отправляется на встречу с «дочерью». Утомленная одиночеством и сиротством, Наташа (чудесная 20-летняя Инна Гулая) ни в чем его не подозревает и совершенно счастлива.
Кузьмич ведет привычный образ жизни – тунеядствует, выпивает. А «дочь» Наташа всё прощает ему и готова работать за двоих (Ты когда-нибудь жил один? Вот так, чтобы совсем?... Вот и не говори... – замечает она Лёньке).
Со временем непутёвая душа Кузьмича пробуждается – искренняя любовь и доверие Наташи делают для него невозможным «жить как подлец».
Красивое название фильма: Наташа говорит Кузьмичу, что помнит его – с тех пор, «когда деревья были большими»...
- Ну, тогда тебе все деревья казались большими...

Юрий Никулин - о первой встрече со своей партнершей по фильму:
«До того, как встретиться с Инной на пробах, я уже видел её в кино. Но в жизни она на меня произвела неизмеримо более сильное впечатление. Короче говоря, просто потрясла. Очень талантливый человек. Репетировать с ней было до безумия интересно. Она умела захватывать так, что забывалось обо всем на свете. И ее огромные, чистые, пронизывающие душу глаза! В том, что такую актрису ждет только великое будущее, никто не сомневался. Не знал человека, который мог бы не любить ее. И я был лишь одним из многочисленной армии почитателей».

*
Сегодня 19 лет назад умерла актриса Инна Гулая

После смерти мужа, Геннадия Шпаликова (он покончил с собой в ноябре 1974), Инна осталась одна, много пила. Не единожды пыталась свести счеты с жизнью. И 27 мая 1990 года ей это удалось. Ей было 49 лет...
Смерть заслуженной артистки России до сих пор окутана покровом тайны. Официальная версия смерти — передозировка снотворного.

*
Юрий Никулин, из книги «Почти серьезно»:
И вот первая встреча с Инной. Она посмотрела на меня в упор и спросила:
- Вы клоун?
- Да…
Помолчав и еще раз посмотрев на меня внимательно, она сказала: - Как интересно…
И после паузы продолжала, - Ни разу в жизни не видела живого клоуна. Меня зовут Инна, - представилась она, протягивая руку.
В павильоне выстроили комнату деревенской избы. На пробах снималась сцена разговора Кузьмы с Наташей. Чтобы мы не просто сидели за столом, а чем-то занимались, Кулиджанов, предложил - пусть Наташа ест борщ.
Принесли в павильон кастрюлю горячего борща. Порепетировали. Начали снимать первый дубль. Инна Гулая спокойно, с аппетитом ела борщ. У меня даже слюни текли.
Второй дубль. Инна съела еще тарелку борща.
Третий дубль. Инна так же спокойно и с аппетитом съела третью тарелку.
Сняли пять дублей. И, что меня поразило, Инна Гулая съела пять тарелок борща.
Когда я спросил, почему она так много ест, она ответила:
- Волнуюсь.

Наталья Фокина, кинодраматург и жена режиссера Льва Кулиджанова о фильме "Когда деревья были большими":
"Сценарий [Коли Фигуровского] «Когда деревья были большими» Лёве понравился, и он решил его ставить. На этот раз все дружно хвалили сценарий, и решено было запускать его как можно быстрее, так как там была летняя натура и надо было не упустить ее. Неожиданно высказал возражения главный редактор студии Сергей Петрович Бабин. Он спросил меня:
— А как его классифицировать? Он же ни про что.
— Как ни про что? — нахально ответила я. — Это же сценарий о колхозной деревне.
— Почему?
— Потому что основное действие происходит в колхозной деревне, — безапелляционно заявила я.
— Ну если так… Запускайтесь. Я доложу, что это сценарий на колхозную тематику, — сказал он.
Теперь эта фразеология ушла из оборота, и странно думать, что когда-то она заключала в себе магическую действенность.

Сначала Лёва решил, что Кузьму Кузьмича может сыграть Василий Меркурьев. Великолепный актер, он был тогда в очень хорошей форме; он дал предварительное согласие. Однако через несколько дней, когда директор картины Борис Яковлевич Краковский начал более конкретные переговоры с Меркурьевым, тот выдвинул целый ряд условий, на которые трудно было согласиться. Главное требование: натура должна сниматься под Ленинградом, рядом с его дачей, поскольку ему трудно выехать в экспедицию. Пришлось от Меркурьева отказаться.

Начали вновь искать актера. Среди первых кандидатов оказался Юра Никулин. Перед пробами мы пошли с Лёвой в цирк, где Юра выступал вместе с Карандашом. Юра нам очень понравился. По существу, больше конкурентов у него не было. Решено было его утвердить. С кандидатурой на роль Наташи было сложнее, пробовались многие молодые актрисы, но в конце концов утвердили Инну Гулая.

Никулин до «Деревьев» снялся у Леонида Гайдая и в нескольких эпизодах в не очень удачных картинах. Представить его исполнителем центральной драматической роли никто не мог. Инна играла в фильме у Васи Ордынского «Тучи над Борском». Ее актерские данные были вполне очевидны. Леня Куравлев прекрасно сыграл у Михаила Швейцера в фильме «Мичман Панин» острохарактерную роль. У Лёвы ему предстояло стать героем-любовником. Василий Макарович Шукшин был тоже уже известен по фильму Марлена Хуциева «Два Федора». Одна только Люда Чурсина, тогда еще студентка Щукинского училища, играла в кино свою первую роль.

Съемки начались в Москве с трех эпизодов, которые потом не вошли в фильм. В них более подробно, чем это потом было необходимо в картине, рассказывалось о московской жизни Кузьмы Кузьмича. Пытаясь заработать себе на жизнь, Кузьма Кузьмич отправляется в лес за ландышами, его ужалил шмель, и с опухшей физиономией он идет продавать цветы на рынок. Рыночные торговки накидываются на новоявленного конкурента и устраивают драку, которую разгоняют милиционеры, а Кузьму Кузьмича как зачинщика засаживают на пятнадцать суток. Всю эту историю сняли. Юра играл очень хорошо. Но в окончательную редакцию фильма этот материал не вошел.

Еще не успели отправиться в экспедицию, как над картиной сгустились тучи. Партийные цензоры стали наведываться в объединение и просить сценарий для ознакомления.
И пошли звонки из Главного управления по производству художественных фильмов. Звонил курирующий киностудию редактор Александр Аскольдов [...] и высказал свое возмущение по поводу безыдейности сценария. Тем временем группа лихорадочно снимала в Москве и готовилась к выезду на натуру. И вот, когда первые эпизоды были уже сняты, на студию нагрянул редакторский десант во главе с заместителем министра культуры Николаем Николаевичем Даниловым. Потребовали материал фильма в проекционную и вместе с представителями дирекции пошли смотреть. Когда смотрели материал, Данилов смеялся. Все редакторы высказались резко отрицательно и требовали картину закрыть. Совершенно неожиданно Данилов «позволил себе с ними не согласиться», он хвалил Никулина. «Зачем торопиться закрывать, — сказал он, — мне было интересно». Слово начальника — закон.

Группа уехала в экспедицию. Деревня Мамонтово, недалеко от города Глухово Ногинского района, стала главным местом пребывания съемочной группы. Эту деревню очень долго искали, исколесили всё Подмосковье, а увидев, сразу успокоились. Всем нравились и красивая, тихая бутылочно-зеленого цвета река Шерна с заводями и песчаными берегами, и живописно раскинувшаяся на берегу реки деревня, и поля с перелесками, и прекрасные леса, еловые и смешанные.

Коля Фигуровский тоже приехал в деревню Мамонтово и жил в одном доме с нами, на маленькой террасе. Группа была семейная, Юра Никулин привез с собой жену Таню, сына Максима и любимую тещу Марию Петровну. Съемки происходили или в самой деревне, или совсем близко от нее, и дети, несмотря на настоятельные просьбы родителей не ходить на съемочную площадку, просачивались туда. Конечно, главным центром притяжения очень скоро стал Юра Никулин. Его веселый, дружелюбный и очень контактный характер, гитара, всегдашняя спутница досуга, как магнитом, притягивали к нему людей.

Более счастливой экспедиции не было больше в нашей жизни. Более радостной и согласной работы представить себе невозможно. С выбором Юры Никулина на эту роль многое переменилось в концепции сценария. Дело в том, что Юра обладал высшим уровнем артистизма, который присущ хорошему клоуну. Представьте себе на его месте Меркурьева, артиста прекрасного, но отношения его с названой дочерью складывались бы совершенно не так, и играл бы он по-другому, а значит, были бы другие мизансцены, другой диалог. Приход Юры обязывал пересмотреть сценарий и во многом переписать его под него. Коля Фигуровский, человек чрезвычайно одаренный и чуткий, понял это так же хорошо, как и Лёва, и зажегся этим. Сценарий менялся в процессе съемок, на которых Коля присутствовал непременно. После смены он шел на свою терраску и стучал на машинке, переписывая под актеров и сцену, которую предстояло снимать завтра, и диалог. Предлагал по нескольку вариантов одной реплики.

Не менее важную роль в фильме сыграла Инна Гулая. Если обращаться к определению Феллини, то она тоже по уровню своей одаренности была актриса-клоунесса. Но, в отличие от Юры, Инна была скорее нелюдимой и неконтактной. Поселили Инну вместе с эпизодницами Людой Чурсиной и Таней Тишурой. Дом их тоже был центром притяжения, особенно для Коли Фигуровского, часто посещавшего девушек, восхищавшегося девичьей притягательностью и талантом Инны, который был ее тяжелым бременем и игом, порабощал и мучил ее и ее близких. Она распространяла беспокойство и дискомфорт, что потом проявилось в семейной драме Инны и Гены Шпаликова. Какая-то в ней была «черная дыра», которую с первого взгляда не угадаешь. Было что-то обманчивое в ее привлекательной внешности, бездонных выразительных глазах. В работе Инна была беспощадна к себе, не боялась быть некрасивой, морщила нос и волочила ноги. В сцене приезда Кузьмы Кузьмича всё это очень выразительно и усиливает драматизм сцены.

После съемок кто-то из группы выговаривал ей: «Как ты некрасиво ходишь в кадре. Ты же героиня». На что она очень грубо возражала: «Вы ничего не понимаете, и лучше вам помолчать». Она была совершенно права. Ей требовалась та самая «клоунада», которую людям, привыкшим к стереотипам, так трудно принять.

Третьим центром притяжения был, конечно, Василий Макарович Шукшин. Он жил в одном доме с Леонидом Куравлевым, там-то и сложился их творческий альянс. Они не только подружились, но были очень нужны друг другу. Первый успех режиссера Шукшина, связанный с фильмом «Живет такой парень», был заложен именно тогда, в их совместном общении и жгучем интересе, возникшем у каждого к одаренности другого.

Вообще, это было плодотворное время. Дело было, пожалуй, не только в атмосфере, сложившейся в нашем объединении. Дело было в тех надеждах, которыми жило общество, надеждах на возрождение, прогресс, благие перемены. Надеждах, может быть, наивных и необоснованных, но все же… «Блажен, кто верует»…

Смысл фильма «Когда деревья были большими» — именно в этих надеждах на лучшее, доброе в жизни и в людях. Почему главный герой вызывал возмущение у редакторов Главка? Потому что он противоречил установкам, принятым еще в сталинские годы. Герою в кино надлежало быть самым-самым. Полагалось считать, что «советские карлики самые высокие в мире»! И вдруг — жулик-неудачник, самозванец, в конце концов пробудившийся к нравственному существованию. Проблемы нравственности на деклассированные элементы не распространялись. И вдруг такой герой! А ведь именно тогда, когда проходила реабилитация многих и многих тысяч невинно отбывающих свой срок в преисподней сталинских лагерей, сколько вокруг нас появилось людей с изломанной, неудавшейся жизнью, как трудно было им обрести какой-то статус в реальной советской действительности. Как им всем, людям с такой судьбой, и не только им, а всем, пережившим репрессии, не хватало доброты! Как хотелось и Лёве, и Коле Фигуровскому, и Юре Никулину, и всем, кто работал с ними, наполнить этот фильм добротой. И судя по тому что фильм жив по сей день, это удалось". (полный текст статьи)

Monday, 25 May 2009

Надежда Кожушаная. Гимн. Актерам. Ненаучный

Из книги «Надежда Кожушаная. Прорва и другие киносценарии» [киносценарии и эссе]. СПб.: Сеанс, Амфора. 2007

Сканирование и spellcheck - Е. Кузьмина

(фото Бориса Кожушаного из книги «Надежда Кожушаная. Прорва и другие киносценарии», отсканировано автором блога)

Два с половиной года назад один Актер спас мне жизнь.
Другого Актера мне пришлось спустить с лестницы, потому что он — по-пьяни — разбил в доме половину посуды и стекло в шкафу.
Как Актеры пьют — известно. Лучше Актеров пьют только Штукатуры и Сценаристы. Это тоже известно.

Один Режиссер (хороший. Правда хороший. Настоящий) сказал:
— Никогда не подпускай к себе Актеров. Не унижайся до них.
Не верю. Подпускаю. Люблю. Молчу радостно, когда Актеры целуют мне руку, узнают, звонят и рассказывают о себе. Приходят.
Они врут, когда рассказывают. Врут, но не обманывают.
Они рассказывают о себе часть. Они рассказывают о себе красивое и трагическое. Чтобы получилась история. Миф.
Я горжусь тем, что Актеры врут мне.
Кто ни разу не соврал о себе — приходите, я посмотрю вам в глаза. Приходите без очков. Очки я ломаю. Актеры знают.

Сказано было однажды: «Актеры — это дети». Мне не нравится.
Звучит так, как будто идиоты.
Все люди — дети. Все дети — люди.
Дети, люди, кошки, мышки — все играются.
Просто у каждого из детей-людей — в возрасте — своя задача.
А представьте себе задачу: играться каждый день. В чужую судьбу. Чтобы видели. Напоказ. По расписанию. Вчера — убийцу. Сегодня — Флоренского по радио. Завтра — женщину в кино. Не умея при этом ни штукатурить, ни писать, ни даже руководить.
Чтобы посмотреть, пришли еще раз. Чтобы не ушли.
Поигрался — и непонятно, чего хотеть. Сдохнуть? Цветов? Ждущих девочек, мальчиков? Чтобы хвалили?

Хвалить Актеров надо. Даже если не за что хвалить.
А зачем Актер выкладывается? За деньги? Неправда. Актер может выложиться и бесплатно.
Один Режиссер (суперизвестный), рыгая от обжорства, сказал:
— Художник должен быть голодным. Отвечаю официально:
Во-первых. Художник никому ничего не должен. Если он Художник. Он и так расшибет лоб о стену, чтобы добиться результата. И никогда ни о чем не попросит. Если он — Художник.
Во-вторых. Брать на себя ответственность держать Художника голодным — не надо.
А вдруг Художник захочет поесть?
Или взять такси и проехаться по Садовому кольцу.
По всему.
Заехать к женщине и сделать ей подарок.
И не обязательно спать с ней. Просто подарить подарок.
Художник сделал. Он горд. Прав. Такси — это деньги.
Не платить за работу, за творчество — значит унизить и уничтожить. Ждать Их смерти.
Актеры и так умирают. Они стареют быстрее других.
Они стареют так же быстро, как быстро растут чужие дети.
Их начинают помнить после их смерти. Или, повспоминав положенное время, забывают навсегда.
Почти как нормальных людей.
Вспоминают, как те мальчики, вспоминавшие о Томе Сойере:
— А он меня когда-то тоже ударил! — Цитата неточная.
Дань? Дань.
Актеров обворовывают, обкрадывают и унижают чаще других, нормальных, людей. Дань.
— А ты знаешь, кого я вчера обокрал?!! Его!!
Брань. Стихи. Улет. Счастливый запой:
— И я Его даже не избил! — И жесты.
Слава. Почти как Актерская.
В своей определенной среде, но почти такая же. Моя дочь спросила однажды (маленькая):
— Что такое: «Он хотел славы»?
— «Хотел славы» — это значит, что Он хотел, чтобы все знали, чтó Он сделал. Чтобы Его узнавали на улице и говорили: «Это Он». Он сделал вот это и вот это. Вот сейчас Он завязывает шнурок на ботинке. И все говорят: «Это Он». Он живет вот в этом доме. Это Его машина. Его сын... и проч. и проч.
Дочь долго смотрела и поняла:
— А! Он хотел, чтобы все знали, как Его зовут?
Права. Люблю ясность.

Хорошо понимаю, за что можно не любить и презирать Актеров.
Как стыдно бывает за Актера, который старается.
За Актера, который просится, делая при этом улыбку, чтобы видно было белые (или желтые) зубы и обаяние. Осанку. Походку. Паузу. Многозначительность. Ложную чаще всего.
Как Актер — выпросив — работает, а потом продает за милую душу всех. Вся.
Понятно, но неудобно, когда Актер ходит в ресторан Дома кино, где Его накормят и напоят бесплатно за то, что Он снялся когда-то в одном известном фильме известного Режиссера. Ходит — и опять улыбается. Но теперь иначе. Чтобы узнали и дали выпить. Поесть. Поговорить. Не уходить домой, где, кроме Него, нет никого живого.
Страшно.
Брезгливо, когда Актер снимается в идиотской рекламе или озвучивает очередной идиотский сериал. Прав.
Актер обязан быть «на слуху». «На глазу». Иначе о нем забудут и не пригласят работать. Жалок, но прав. Но жалок.
Плохо.
Хочется замолчать, когда Актер (Актриса) спрашивает:
— А какая будет моя сверхзадача?
Официальное обращение:
— Любимые. Сверхзадачу не играют. О сверхзадаче знают. Или не знают. Не знаешь — играй то, что чувствуешь, телом, лицом, нюхом.
Себя вспомни. Знакомых. Любимых. Врагов. Случайных встречных. Неслучайных. Воспроизведи, как живое животное зеркало, то, что Ты знаешь. Роди ребенка и первые полгода жизни ребенка смотри, как ребенок двигает мышцами лица.
Цитата:
«Талант — это вовремя вспомнить». Конец цитаты.
Если Актеры дети, почему Они не помнят, что девочка в пять лет во много раз больше женщина, чем в тридцать и сорок? А мальчик до школы жесточе и искреннее мужчины? Потому что невинен. Потому что прав и свободен.
Опять цитата (не дословная):
«Невинность невинна не потому, что ничего не делает, а потому, что — по незнанию — делает все». Конец нецитаты.
Вопрос: почему Актеры так талантливо плачут и редко умеют смеяться?
Для того чтобы Актер рассмеялся на съемках, мне пришлось неожиданно для Него встать на голову. Оператор неожиданно для Актера снял штаны, и Актер рассмеялся. Получилась удача. Странно.
Комедия достигает большего результата, чем трагедия.
В чем дело?
Не мне учить Актеров, но хочется иногда, чтобы Их кто-нибудь поучил. Чтобы кто-нибудь вложил в Них нерв, знание, веру. Деньги. Нутро.
Потому что иногда бывает стыдно за Актеров.
Конец обращения.
Чуть не забыла, за что я так бесконечно люблю эту общность. Начнем сначала. Актеры бывают:
Толстыми. Высокими. Страшными. Похотливыми. Сексуальными. Бисексуальными. Транссексуальными. Бесполыми.
Начитанными. Дураками. Идиотами. Гениальными. Талантливыми. Разовыми. Способными. Порочными.
Красивыми. Очень красивыми. Красавчиками. Похожими друг на друга своей красотой и красивостью.
Непохожими ни на одного другого человека в мире и истории мира.
С большой головой (больше туловища).
Склочными. Склочными. Склочными.
Без голоса.
Заигранными. Закомплексованными. Старательными. Обязательными. Необходимыми. Незаметными.
Прижившимися.
Выжившими из ума. Никогда не имевшими ума.
Родившимися, живущими и умирающими, так и не придя в сознание.
Верящими. Верующими. Не верящими ни во что.
Преданными. Отвергнутыми. Непризнанными.
Ненужными. Никому.
С физическими недостатками, благодаря которым живут и выживают в искусстве.
Любимыми.
Счастливыми. Счастливчиками.
С огромной горы сравшими на публику.
Умершими.
Чем не люди?
Одно отличие от людей есть, точно.
Актеры, как никто, любят насилие. Они страждут насилия, чтобы, подчинившись, рассказывать знакомым и незнакомым, что Они противостояли насилию. Рассказывают и опять ждут, когда их рассадят и расставят на съемке или репетиции. И им дадут конкретную задачу. А если повезет — сверхзадачу!! (Чтобы она была наконец здорова, эта сверхзадача.) Когда опять сладко изнасилуют.
Еще: «Обмани меня!» — Актерская фраза.
Еще: «Актеры бессильны в мести». Это хорошо. Сказано: «Месть— это привилегия рабов».
Еще: «Убираем сплетни, шепоты — и Актеры всегда защитят других Актеров. Помогут. Позвонят, если есть живая работа. Похвалят. Осудят насильников».
Никогда не забудут бывших живыми Актеров.
Общность.
Как мне нравится, что можно писать ненаучно.

За последние несколько лет наши Актеры взялись вдруг умирать. Оптом. Поколениями. Вехами. Парами. Эпохами.
Почему-то летом. Может быть, потому, что летом нет спектаклей.
Хотите сойти с ума? Читайте список умерших. За последние два года, например.
Страшный. Божественный, безобразный, непоправимый список.
Каждый, кто читал этот список, читал его молча, удивляясь вслух: и Он тоже? И Она? И каждый вспоминал еще одну, две, три фамилии. И еще двадцать фамилий.
Чем отвратителен этот список? Он неполон.
Хотите — допишите. Рукой.
Почему после смерти Актера должно быть спокойно?
— Сколько Ему было? Девяносто? Ну, девяносто не страшно.
А почему не страшно? Пусть Ему было бы сто девяносто. Жил бы и жил. Еще сто девяносто.
И все равно становится легко: пожил. Сделал. Умер? Прощай. Всё равно жив. Вот — Ты: по телевизору.
И слезы — временные.
— Умереть проще, чем жить. Надежнее.
Умер — о Тебе скажут и напишут. Сделают передачу, книжку, статью. Назовут Твоим именем планету, комету. Метеор. Метеорит. Рудник. Кафе. Напиток. Жвачку. Сына. Улицу. Собаку соседа. Сделают татуировку в честь Тебя. На своем предплечье.
Был жив — кто знает, что Ты вытворишь? Вдруг не то?!!
Умер — можно слагать. Дай друзьям написать, врагам — раскаяться.
Скучно. Витиеватые законы. Но — законы.
Уверена, что Чехов просил шампанского не перед смертью. Он просил шампанского вместо смерти. Он видел смерть, потому что лечил от нее. И не всегда вылечивал. И не хотел умирать.
Скотский закон — это ваша смерть.
Жаль, что никакой завод не выпустил еще шампанского вместо смерти.
Конец отступления.
Очень люблю людей, которые знают.
Преклоняюсь перед людьми, которые умеют.
Но если человеку дано — иди сюда.
А Актерам бывает так дано!
Я не знаю, как Они это делают. Они делают то, чего в нормальной жизни нет. То, чего не хватает в нормальной жизни. И в ненормальной тоже.
Они чувствуют, что жизнь и искусство — это разные вещи.
Хотя иногда путаются и играются в жизни тоже. И забывают, что артистизм и актерское мастерство — это «две большие разницы».
Почему для ненависти и обиды слов много, а для любви — меньше?
Как сказать, за что я люблю Актеров?
Может быть, потому, что Их мало?
Любой, последний вор, знает Актера, которому поклоняется.
Может быть, потому, что Актер сыграл когда-то вора? Или, наоборот, милиционера, который наказал вора? Или короля, который в гробу видел и воров, и милиционеров?
И последний вор пытается всю свою оставшуюся жизнь воспроизвести жест, интонацию, голос, движение Актера. Взгляд.
И не может воспроизвести.
Ворам не дано воспроизвести Актеров.
Не-ворам — тоже не дано. Но каждый из воров и не-воров — помнит число и год, когда он впервые — единственный раз — увидел Актера, Актрису в спектакле. Сегодня — сотый
раз в фильме. И один раз — живьем! И вору, не-вору — хотелось отдать Актеру все, что у него было с собой. А Актер не взял. Наоборот: постоял и покурил с вором.
Покурили — и расхотелось убивать. Красть. Захотелось улыбаться и рассказывать встречному и поперечному о том, что и как делал Актер, живьем стоя рядом.
Я не знаю, что такое Актеры. Дописалась.
Потому что ненаучно.
Может быть, Актер — это излишество, без которого — как без мыла или одеколона, без перчаток, без бус, без шампуня от вшей, без магнитофона, без домашних животных, без мозгов, без нервов, без слуха, обоняния, половых органов, без пупа, без детей, без истории, без мифов, без религии — все равно можно жить?
Лучше и проще всего, на мой взгляд, об Актерах сказала моя бывшая соседка по коммунальной квартире. Валя. Бухгалтер.
— Представляешь, Надь! Еду сегодня в автобусе, и стоит один Артист! (!!!) Фамилию не помню, но везде-везде играл. И стоит близко-близко, вот как ты сейчас.
Пауза. Финал. Валя:
— А я — в старых босоножках и ненакрашенная!!!
По-моему, это Гимн.
Работы вам, Актеры.
Умирать — хватит.
Всем остальным встать.
И стоять.
Пока ноги не отвалятся.

Friday, 22 May 2009

MR 73 / Однажды в Марселе / The Last Deadly Mission (2008)

Сотри случайные черты,
И ты увидишь – мир прекрасен...

А. Блок

Я не жалую детективы и «полицейское кино» - то есть не смотрю их почти никогда. Но этот фильм исключение - великолепный триллер и драма. Потрясающая. Незабываемая.

Посвящение:
«Катрин, Леа, Зоэ и Нинон.

Четырем женщинам в моей жизни.

Моим родителям.
Софи, Каролине и в память их родителей...»

Фильм основан на реальных трагических событиях; это – дань уважения и памяти людям, чья жизнь и смерть подтолкнула его создателей рассказать о том, что, если стереть случайные черты, мир окажется – безобразен... Ставшая рекламной для фильмов фраза «основан на реальных событиях» здесь - скорее пугает...


Для справки:
Создатель фильма Оливье Маршаль (Olivier Marchal) родился 14 ноября 1958 года в Талансе, Франция. Актёр, режиссер, сценарист и - бывший полицейский.
За фильм «Набережная Орфевр, 36» (36 Quai des Orfevres) в 2005 году номинировался на кинопремию Сезар в трёх категориях – лучшие: режиссер, фильм и сценарий.

Еще работая в полиции Оливье Маршаль начал посещать уроки актерского мастерства. Альтернативную карьеру начинал на телевидении, появляясь во второстепенных ролях или сочиняя сценарии к детективным телесериалам.

В 1989 году, когда Ив Ренье (Yves Rénier) возродил свой телесериал «Комиссар Мулен» ("Commissaire Moulin", 1976), Маршаль стал его партнером в качестве соавтора сценария, администратора и иногда как актер.

В 2000 году Маршаль сыграл главную роль командира Пьера Ривьера (Pierre Rivière) в собственном телесериале «Полицейский округ» ("Police district", 1999), написанного Югом Паганом (Hugues Pagan), тоже бывшим офицером полиции.

Поскольку это детективная драма, пересказывать подробности сюжета не буду. Однако о фильме расскажу.

Начну с названия. У Маршаля оно – как и весь фильм – великолепно: лаконично, броско, ёмко.
Для справки: Револьвер Manurhin (MR-73) был разработан в 1973 году Французской компанией Manurhin. Штатное оружие французской жандармерии, а также специальных противотеррористических групп вроде G.I.G.N., R.A.I.D. и других.

В русскоязычном прокате фильму дали (я не могла поверить своим глазам, когда искала в Сети информацию!) пошлейшее название «Очень страшный детектив», призванное заманить на просмотр невзыскательного (мягко говоря) зрителя. ("Last Deadly Mission" немногим лучше...) Еще вариант русскоязычного проката – «Однажды в Марселе», совершенно бесцветное название, отдаёт сентиментальщиной и нимало не отражает сути.

«MR-73» - полицейская драма с распутыванием преступлений серийного убийцы (даже двух, поскольку параллельно повествуют еще одну страшную историю)... Будни офицеров полиции – это не только поиск и погоня за убийцами-маньяками, но и жестокая вражда и интриги между собой...


Меня привлекли имена исполнителей, прежде всего – Даниэля Отея в главной роли. А едва начав смотреть, была совершенно зачарована, подавлена и поглощена - мрачной, роскошной, депрессивной, неспешной и безысходной атмосферой фильма. Снято потрясающе; превалируют холодные, мрачные оттенки (оператор Дени Руден/Denis Rouden) – подчёркнутый реализм. Виды и интерьеры (тюрьма, гостиничный номер, где «кантуется» персонаж Отея, офисы в полицейском округе, палата жены Шнайдера и т.д.) продуманы и тщательно воссозданы; всё - мрачно, грустно и страшно.

...В первых кадрах видим немолодого полицейского Луи Шнайдера (Даниэль Отей) - измученный, небритый, пьяный, сникший, в ссадинах, с потухшим, мертвым взглядом. Фоном - Леонард Коэн:
Well I stepped into an avalanche,
It covered up my soul;
When I am not this hunchback that you see,

I sleep beneath the golden hill.
You who wish to conquer pain,

You must learn, learn to serve me well.

Настроение задано.

Шнайдер бредет к водителю автобуса, требуя «отвези меня домой» (подкрепляя требование - оружием)... Следует арест, «вызов на ковер», негласное расследование (Учитывая ваши заслуги и пережитую личную драму...) и наказание – карьере конец.


Вспышками в мозгу Шнайдера возникают неотвязные картины, осколки кошмара – его дочь и жена попали в автокатастрофу; девочка погибла, жена «овощем» лежит в больнице... Несчастье подкосило его; Луи нечего терять и не на что надеяться. С первых кадров ясно, что в фильме не может быть хэппи-энда, юмора, света – или хотя бы просвета; фильм слишком реалистичен.


В параллельной сюжетной линии рассказывается о насильнике-психопате по имени Шарль Сюбра (Филипп Наон/Philippe Nahon) – грабеж, покушение, изнасилование несовершеннолетней, наконец – двойное убийство. Приговорен к пожизненному заключению. Больше половины жизни он провёл в тюрьме, но теперь, кажется, уверовал в Бога, «переродился» и готов выйти на свободу...

Судьи: Вы считаете, что заслужили освобождение?
Сюбра: Мне 69 лет. Половину из них я провел в тюрьме. 38 лет, за которые я смог измениться и стал на путь истинный благодаря Господу...

Жюстин (Оливия Бонами/Olivia Bonamy) 25 лет назад стала свидетельницей издевательств и убийства её матери и отца Шарлем Сюбра. В отличие от своей младшей сестры, Жюстин до сих пор не оправилась от травмы. Она в ярости от того, что убийца родителей выходит на свободу (Этого не может быть... Он приговорен к пожизненному... Он зарезал моего отца спящим, издевался над мамой и убил её – это вы называете примерным поведением?!).
В порыве эмоций она пишет Сюбра в тюрьму, обвиняя его (Весь мир забыл о вас. Кроме меня. Чудовище выходит на свободу...).
Только нам, зрителям, известно, что, вопреки заявлениям об «осознании вины» и исправлении, Сюбра остался тем же садистом-убийцей...

Наверное, утверждая, что в фильме нет света и просвета, я всё-таки не права. Ведь в финале Жюстин рожает мальчика: «Как назовете?» - «Луи...» Но, честно сказать, параллельная история Жюстин легко забывается; она блеклая по сравнению с судьбой – и борьбой с собственными демонами – Луи, полицейского. Без особого ущерба для сюжета историю Жюстин можно опустить.


Луи Шнайдер - хотя и был в наказание отстранён от дела и переведен перекладывать бумажки в ночную смену, - расследует дело еще одного серийного маньяка, современного; извращения, изнасилования и убийства женщин...

Хочу особо отметить домашних животных, участвующих в фильме. Очень запомнилось и растрогало то, как трепетно персонаж Отея относился к найдёнышам - коту, щенку («Не обижай его – у него было трудное детство»)...

Памятуя про человеческое варварство, необузданную агрессию и патологическую кровожадность, с которыми Луи приходится сталкиваться ежедневно, вполне уместно вспомнить ставшее избитым высказывание Бернарда Шоу: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак». Бережное и уважительное общение Луи Шнайдера с животными вполне объяснимо.
Шнайдер: Ну что, кот, ты тоже теперь один?

Мать жертвы, молодой девушки: У вас есть дети, мсье Шнайдер?.. Мы рожаем детей, а потом живем в страхе их потерять. Успокаиваем себя, говорим, что беда обойдет нас стороной... А потом однажды беда приходит. Губит всё – все воспоминания, все чувства. Вырывает сердце и слезы. Поселяется в тебе и наблюдает, как ты страдаешь. Говоришь себе, что не сможешь это пережить – а потом живешь... Жизнь держит тебя, непонятно для чего...

Надо видеть лицо Шнайдера – ведь он сам только что потерял дочь...

Мать жертвы: У неё был пес, Мариус. Мы подарили его дочери на 10-летие. Они были неразлучны.
Шнайдер: Пёс сейчас у вас?
Мать жертвы: Нет. Умер от тоски.

«Почерк» преступника узнаваем; Луи в одиночку находит зацепку и разгадку, арестовывает подозреваемого, но события принимают неожиданный и трагический оборот...

Персонаж Отея – в полном одиночестве. Ему пытается помочь сотрудница Мария (в этой роли - жена режиссера, Катрин Маршаль/ Catherine Marchal), но сделать ничего нельзя, поскольку жизнь Луи рушится – изнутри и снаружи... Он – один против коррумпированной системы – и против своих кошмарных воспоминаний об утрате семьи...

К мучениям Шнайдера примешивается изрядная доля вины: предательство, пересып его с Марией происходил в то же время, когда его жена и дочь разбились в машине... «Заткнитесь!» - орёт он своим демонам...
Можно сказать, что это – фильм одного актёра; Отей играет выше всяких похвал.


Жюстин - тоже в отчаянии и одиночестве; она обращается за помощью к Луи (именно он много лет назад арестовывал Шарля Сюбра). Тем самым девушка словно подсказывает омертвевшему от горя полицейскому, как обрести покой и расставить все точки над i.


На создание фильма Оливье Маршаля вдохновили реальные события. В 1981 году новичок-полицейский (ему было тогда 23), Маршаль стал свидетелем жестокого убийства целой семьи. Он так и не смог избавиться от гнетущих воспоминаний – в итоге Маршаль из полиции уволился. Судя по кинопроизведениям, его cразили не только варварские преступления – но и всепронизывающая коррупция внутри полиции; бесконечная жестокость и цинизм – и по отношению к «своим» тоже - как неотъемлемая составляющая «будней полицейского»; институт осведомителей, ложь, шантаж со стороны вышестоящих; карьеризм... Грязь, грязь, немыслимая грязь... (Оказывается, не только страны Третьего мира могут «хвастаться» такими методами и условиями работы)... Всё это показано в фильме, создавая атмосферу безысходности. От происходящего в фильме захватывает дух и опускаются руки.

MR-73 впечатлил настолько, что решила посмотреть наконец «Набережную Орфевр, 36» этого же режиссера - фильм ждет своего часа уже давно.

Wednesday, 20 May 2009

умер Олег Янковский... / Oleg Yankovsky died


Сегодня, 20 мая 2009 года, в одной из московских клиник умер актёр Олег Иванович Янковский...

"Цареубийца", "Любовник", "Крейцерова соната", "Ностальгия", "Тот самый Мюнхгаузен", "Полёты во сне и наяву", "Храни меня, мой талисман", "Влюблён по собственному желанию", "Слово для защиты" - и множество других замечательных фильмов...

Для меня собщения о смерти Янковского - полнейшая неожиданность... О его болезни не знала. Не верится - вот только отмечали его юбилей, 65-летие... Всё больше любимых актёров уходит.

Марк Захаров:
"Конечно, кончина такого выдающегося, замечательного артиста – это боль, это трагедия, это печаль. Здесь годятся самые пронзительные слова. Он давно уже принадлежит не только "Ленкому", но и всему национальному театру. Феноменален вклад Янковского и в кинематограф. Значительны такие фильмы с его участием, как "Ностальгия", "Зеркало", "Полеты во все и наяву", но мне, наверное, дороже всего те картины, которые мы делали вместе с Олегом – "Обыкновенное чудо", "Тот самый Мюнхгаузен", "Убить дракона".

*
из интервью (год 1999):
О. Янковский: ...по-настоящему меня распирало от восторга только однажды - в 1983-м году. Тогда всерьез боялся захлебнуться от счастья.

- Это после "Полетов во сне и наяву"?

О. Янковский: Всё совпало! Я снимался за границей, позвонил жене из Италии, а Люда (Людмила Зорина - актриса театра "Ленком") говорит: "Олег, в Доме кино прошла премьера "Полетов". Ты даже не представляешь, какой успех! Показывали сразу в двух залах, люди сидели на ступеньках, стояли в проходах". Звоню через пару дней: "Олег, сегодня премьера "Влюблен по собственному желанию". Снова народ набился битком. Фильм приняли прекрасно". Представьте мое состояние! А если добавить, что я не просто снимался за границей, а играл у Андрея Тарковского в "Ностальгии", то... Наверное, так бывает раз в жизни.

- Грустно, наверное, что не повторится?

О. Янковский: Слава Богу, что было! Ведь могло и вовсе не случиться или, скажем, случиться не со мной. Повторяю, я же видел массу прекрасных актеров, которых обделила судьба. Мне повезло больше, и дело не в моей гениальности. Так совпало, карта легла.

**
из интервью:
О. Янковский: Знаете, у меня поступательно так все шло. То ли воспитание, то ли еще что-то сработало, но я на многое не рассчитывал... Ну, смотрите. Родился в Джезказгане в Казахстане. Учился в Саратове. В Минске в театре работал... А молодому артисту из провинции вырваться в ведущие актеры кино и одного из лучших московских театров — об этом же и мечтать невозможно! Так что знание, что мне очень повезло и что очень возможен, реален был совсем другой вариант моей судьбы, оно спасает. И охраняет. И дает понимание, что ты ответственен за то, что дает судьба.
И что надо каждый день благодарить за это. Вставать с благодарностью и ложиться с благодарностью. А как иначе?

**
еще об актере: Правила жизни

Tuesday, 19 May 2009

не моё кино: коротко про кино-разочарования

Влюбись, если осмелишься / Детские игры / Jeux d'enfants / Love Me If You Dare / Games of children (2003)

При первом взгляде вспоминается «Амели» и «Наука сна» (леденцовая зелено-красная цветовая гамма; мультяшки и технические прибамбасы). Но на этом сходство заканчивается.

Претенциозная попытка поразить зрителя чем-то необычным, в частности - клиповостью изображения. Фильм напоминает несколько рекламных роликов, слепленных вместе. История – чудовищна, вульгарна и безвкусна.

Название «Детские игры» (или забавы, как угодно) почему-то перевели на английский «Влюбись в меня, если осмелишься» - русскоязычный прокат подхватил. Начала смотреть – что за идиотизм? Ну, ладно: нельзя же так сразу и так категорично; надо еще посмотреть, может, чего-то не понимаю!

Двое неуправляемых детишек – французский мальчик и польская девочка (из беженцев?), - неутомимо играются в «слабó?!» - ставят друг другу чем дальше, тем более дебильные задания, чтобы доказать себе и другим, какие они крутые штучки: мочатся на пол в кабинете директора школы; стаскивают скатерть со стола на свадьбе девочкиной сестры и т.п. (даже пересказывать противно). Шалостей так много и они такие шизофренические, скажем так, что становится... скучно, гадко и совсем не смешно.

Фоном – умирает странная мама мальчика; детишки взрослеют, и игры на «слабó» приобретают всё более дебильный (так, девушка отправляется на экзамен в трусах и лифчике поверх одежды, ха-ха-ха!) и жестокий по отношению к окружающим характер.

Смешным фильм может показаться тем, кто находит юмор в громком пускании ветров в общественных местах, скажем, или кто в детстве (или позже) развлекался отрыванием лапок мухам и бабочкам... Могу высказать предположение, что автор фильма именно так и развлекался. Что там дальше в его произведении? Мучают кошек? Глумятся над инвалидами в колясках? Мочатся на коврики у дверей соседей? На спор заражают сокурсников венерическими болезнями?

Будь это голливудская комедия, где народный юмор выстроен на разнообразных выделениях организма, ненормативной лексике и прочих незатейливых развлечениях очень простых зрителей - я бы её и не смотрела.
Но - Франция? А актеры?! Собственно, из-за Гийома Кане и Марион Котилльяр решила посмотреть. И ждало меня изумление пополам с гадливостью.
Минут через 20 начала перематывать, посмотрела там и сям – бросила. Никакого юмора, никакой романтики. Подивилась, до чего доходит извращенность человеческой фантазии.

Жена Жиля / La femme de Gilles / Gilles' Wife (2004)

Очень длинная, практически бессловесная история, которую можно пересказать двумя фразами (говорят, большой плюс для произведения!). Элиза (Эммануэль Дево) замужем за Жилем (Кловис Корнильяк), которого любит до беспамятства. Она рожает ему детей, возится по дому, не сводит глаз со своего идола. (Мне это странно, поскольку в силу личного вкуса не могу подавить антипатии к актёру как таковому). Да, так вот «идол» заводит романчик с бойкой младшей сестренкой жены (золовка, кажется? Никогда не разбиралась в хитросплетениях родственнических названий), а Элиза молча терпит, подозревает, рожает, выслеживает и любит.
Досмотреть эту романтическую историю не смогла.

Легкое поведение / Easy Virtue (2008)

Длинная несмешная комедия о том, как раскомплексованная американка расшатала устои чопорной британской семьи. Досмотрела до конца, однако уже на следующий день не могла вспомнить, о чем там шла речь.

La personne aux deux personnes / Me Two / The Person Who Is Two Persons (2008)

И снова я - жертва актерских имён: о, Ален Шаба и Даниэль Отей! Наверняка славный фильм! Оказалось, ложная тревога. После минут 20 недоуменного просмотра – выключила. Может, это смешная комедия абсурда? Однако, не для меня.

Враг государства №1 / L'instinct de mort / Public Enemy Number One (2008)

Ради интереса и актеров (Венсан Кассель, Сесиль де Франс, Жерар Депардье – куда же без него!) – посмотрела; причем полностью. По сравнению с вышеперечисленными фильмами, этот – самый «смотрибельный». Однако, жаль потраченного времени (а это оказалась только первая часть – есть и вторая! Её смотреть не буду, пожалуй – попросту не моё кино...)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...