Saturday, 28 February 2009

Родилась Ирина Купченко (29.02.1948)/ Irina Kupchenko

Ирина Купченко появилась на свет в 1948 году в Вене, где служил ее отец. Раз в четыре года она празднует свой день рождения 29 февраля, а в остальные годы – 1 марта.

Поскольку вдали от Родины нравы были проще, то ее маме удалось уговорить чиновников записать дочке «нормальную» дату рождения - 1 марта. Так это и пишется во всех справочниках и энциклопедиях.

*
из интервью:

...Я верю в Бога.

- У вас очень удачная для женщины конституция. Смотрю на вас в фильмах, в спектаклях – вы не меняетесь…

Эта конституция достается таким потом! Если бы вы знали! Такими голодовками и отказами... Есть люди, которые едят и не поправляются, а мне все время нужно мучаться...

...Вы знаете, моё детство прошло в Киеве. Потом так получилось, что я уехала в Москву. Я и хотела поступать в Москве, я не хотела учиться в Киеве. Потом так случилось, что умер мой отец, потом бабушка и дедушка. Мама переехала в Москву, и у меня ни одного человека там не осталось. В общем, детские воспоминания – это самые счастливые воспоминания. Хочется вернуться туда, где прошло детство. Конечно, я вспоминаю Киев, но я понимаю, что там жить я никогда не буду. Я туда часто езжу – в командировки, со спектаклями или на съемки. Я приезжаю и так же иду на кладбище, потом гуляю по тому месту, где я жила, словом, все так же, как у всех. Одинаково.

...моя жизнь складывалась довольно удачно, тут грех роптать. Жалею ли я, могло ли быть иначе? Я совершенно не могу представить, как бы это было иначе. Вот если бы я стала заниматься делом, которое мне чуждо, противно, тогда можно было бы сказать, тогда можно было бы изменить свою судьбу, и это не поздно сделать и в 30, и в 40 лет. У меня этого не было, я всегда любила дело, которым я занималась, мне везло.

*
из интервью:
- Отец у меня военный. Мама - преподаватель, если это о чем-то говорит... Уклад жизни, безусловно, повлиял. У меня как у дочери военного дисциплина в крови. Мы были послевоенным поколением, которое живо помнило войну...
- А у вас есть дети?
- Два мальчика. И со своими мальчиками я старалась всегда говорить по-мужски. Но мне очень бы не хотелось говорить о личном.

- Вы, наверное, далеки от того, что связано с бытом, с реальной жизнью?
- Почему? Я с удовольствием нахожусь и в реальности. Люблю хозяйство. Копать, сажать. Как Том Сойер, все отдам, чтобы мне дали что-нибудь покрасить. Я очень люблю жизнь. Но не люблю «кухню». Я над миром люблю парить...
...Спрашивайте у молоденьких о влюбленностях. Я человек азартный. Хотя быстро остывающий. Увлекающийся человек. От этого страдаю... Какое-то время играла в покер и нервничала ужасно. Даже если в карты играю, переживаю всерьез...

- А чем вы заряжаетесь?
- Книгами, музыкой, фильмами, спектаклями, картинами. Люблю балет.

- У вас же балетная внешность!
- В детстве занималась танцами, мечтала стать балериной. Но, к сожалению, была слишком высокой, метр семьдесят пять - и вопрос о карьере балерины отпал. Я очень страдала, ходила на низких каблуках, сутулилась... А сейчас выросло поколение акселератов, все дети высокие. Мой старший сын, например, ростом два метра...

- А вы верите, что кино может воспитывать зрителя?
- Без идеологии ничего нет. Когда в подъезде собираются три подростка, даже у них есть общая идеология.
Вот я играла Трубецкую ["Звезда пленительного счастья" (реж. В. Мотыль, 1975)]. Ее дом рядом с Сенатской площадью, в нем пол выложен мрамором из дворца Нерона. Богатейшая фамилия, родственники царя. Но когда арестовали их мужей, декабристов, они поехали в Сибирь, хотя имели право получить развод и даже заново выйти замуж. Став женами каторжных, они теряли дворянские титулы. Почему они на это шли? Потому что у них в крови понятие долга, ответственности. И данный при венчании обет, по которому жена должна быть рядом с мужем и в счастье, и в несчастье, придавал сил.
Этому учит семья, учит сама общественная атмосфера, об этом должны задумываться и руководители страны. Чувство достоинства в нас надо поощрять, а не гноить...

*
Олег Янковский о фильме «Приходи на меня посмотреть»:
Не менее важно и присутствие в нашем фильме Ирины Купченко. Сейчас есть немало артисток среднего возраста одаренных, ярких. Но в последнее время, случается, встретив свою знакомую этих лет, с трудом узнаешь ее. Или вовсе не узнаешь. По нынешней моде на усиленное омолаживание женщина нередко теряет в своей индивидуальности, которая так важна для актрисы. Ирина Купченко обошла эти рифы, оставшись собой: красивой, обаятельной, женственной.
Купченко – замечательный партнер, сотоварищ, и, надеюсь, она еще раз доказала это в нашей картине.
*
Лия Ахеджакова встречается с Купченко не только на съемочной площадке. Актрисы - соседки по даче в поселке Внуково:

Со стороны может показаться, что она очень сдержанный и закрытый человек, но на самом деле - темпераментный и сильный. И обладает каким-то невероятным внутренним благородством. На даче у нее - вроде бы простой дом, много собак, а когда приходишь в гости - впечатление, что ты попал в чеховскую эпоху. Такая там царит особая атмосфера и аура. Как будто бы за Ирой стоит ее внутренняя тайна, именно она придает ей такое обаяние и благородство. К сожалению, Ира немного играет на сцене и в кино, она не всеядная актриса. Это меня в ней восхищает. И работать с ней приятно. Съемки - это не только когда ты стоишь перед камерой или репетируешь, это еще и многочасовое ожидание, когда начнут снимать. И это ожидание может превратиться в настоящую пытку, если рядом - чужой человек. А вот общение с Ирой всегда питает, облагораживает и лично для меня истинный подарок.

*
Василий Лановой:

— Моя жена — замечательная русская актриса Ирина Петровна Купченко. У нас два сына Саша и Сережа. Имена дали в честь Пушкина и Есенина. Один закончил факультет журналистики, второй экономический. Члены семьи — две собаки Трезор и Полкан, кошка Лиза. У каждого животного уникальная история. Трезора подобрали зимой на улице. Сгорел дом, щенок сидел и ждал хозяина. Полкан появился во время иракской войны. Зашел сын и сказал: «Смотри, папа, как Саддам Хусейн». Он оказался таким же черным, не одного белого волосика. Котенок же упал сверху. Неизвестно, с какого этажа. Мы еле его спасли. Делали две операции.

— Дети не помышляли пойти по родительским стопам?

— Сыновья — красивые, большие, материал просто божественный. Они относятся к актерству брезгливо. Мы, родители, очень счастливы, что они не стали актерами. В течение всей жизни они два или три раза видели нас на сцене. Мы старались, чтоб актерская зараза к ним не попала. В нашей профессии очень многое зависит от случая. Часто талантливейшие люди погибали, так и оставшись невостребованными.

Wednesday, 25 February 2009

Косноязычная натурщица Тильда Суинтон / Tilda Swinton

Вообще-то я не припомню ни одного фильма с ней – ну, разве недавний «После прочтения сжечь» и давняя "Адаптация", кажется... Но в высказываниях актрисы, вывешенных в «Эсквайре» в рубрике «правила жизни» есть занятные:

На самом деле я натурщица. И кроме того — дизайнерский продукт. Мне не интересно изучать актерское мастерство. Что это может изменить? Каждая история, которую ты играешь, даже если она происходит в реалистических декорациях, все равно искусственна. У тебя есть 90 минут, чтобы изложить идею своего персонажа. Если ты занят только в паре сцен, приходится работать очень быстро, и в любом случае ты играешь ненастоящего человека. Поэтому изображать Белую Ведьму или домохозяйку за мытьем посуды — примерно одно и то же. Ведьму даже проще: если играешь не человека, это в каком-то смысле честнее.

Я снималась только в экспериментальных фильмах, даже если некоторые из них стоили сотни миллионов долларов. Люди, с которыми я работала, это понимали, а те, кто не понимают, ко мне даже не приближаются. Один агент говорил мне: «Тильда, когда же ты снимешься в чем-нибудь, что тебе не нравится, — для разнообразия».

Мой любимый киноперсонаж — ослик из фильма «Наудачу, Бальтазар» (фильм Робера Брессона 1966 года. — Esquire). Совершенно серьезно. То ли потому, что он великолепно играет, то ли просто потому, что он ослик. Я себя с ним отождествляю. В этом, по-моему, и состоит функция актера, чтобы зрители себя на него проецировали. Уж точно не в том, чтобы играть.

Слишком хорошо подвешенные языки сценаристов породили миф, что всякий в состоянии внятно излагать свои мысли, как только они придут ему в голову. Это неправда. Я стремлюсь работать с режиссерами, которых интересует косноязычие.

Мы привыкли к сюжетам, которые длятся тридцать минут, включая рекламу, стоит ли удивляться, что мы не готовы ждать развязку больше 90 минут, включая попкорн.

Я воюю за документальность. За небеленное лицо и неровную походку. За эмоционально достоверную семейную сцену. За мучительный подбор слов. За открытую, а может, несчастную концовку. За слезающий с пятки ботинок, и движение ступни, чтобы его поправить. За разбитое яйцо и разлитое молоко. За идею косноязычия. За пространство кино, в котором не происходит ничего, но всё возможно.

Я слишком серьезна, чтобы быть дилетантом, а чтобы быть профессионалом, мне не хватает квалификации.

Tuesday, 24 February 2009

Сердца / Частные страхи в публичных местах / Coeurs / Private Fears in Public Places (2006)

Тьерри (Андрэ Дюссолье/André Dussollier), немолодой агент по недвижимости, всё никак не найдет квартиру для Николь (знойная красавица Лаура Моранте/Laura Morante) и её безработного жениха Дана, которому зачем-то обязательно нужен в квартире свой кабинет.

В офисе набожная сотрудница Тьерри, Шарлотта (Сабин Азема/Sabine Azéma) даёт ему кассету с записью своего любимого воскресного телешоу «Песни, изменившие мою жизнь». Однако кроме телешоу на кассетах содержатся всякие эротические выкрутасы в исполнении разнузданной дамочки, в которой ошалевший Тьерри узнаёт свою богобоязненную коллегу Шарлотту.

Гаэль (Isabelle Carré) - младшая сестра Тьерри, с которой они живут под одной крышей. 25-летняя разница в возрасте между актерами, играющими брата и сестру, ставит в тупик – их герои скорее похожи на отца и дочь.
Гаэль ежевечерне отправляется "к подружкам" – а на самом деле она (безуспешно) пытается избавиться от одиночества, знакомясь по объявлениям... Глядя на эту юную блондинку в такое верится с трудом.



Жених Николь, бывший военный Дан (Ламбер Уилсон/Lambert Wilson), что-то натворив в армии, теперь безработный - «ищет себя» и пьёт, проводя время в гостиничном баре и утомляя бесконечными монологами бармена Лионеля. Когда Николь не выдерживает и выставляет жениха вон – он не унывает: знакомится по объявлению.. да, с Гаэль, которая оказывается большой любительницей горячительных напитков.

Бармен Лионель (Пьер Ардити/Pierre Arditi) живет с парализованным стариком отцом – злобным и капризным Артуром (в кадре он так и не возник, существует лишь в качестве голоса; озвучил крикливого дедулю Клод Риш/Claude Rich). Понятно, что сиделку для Артура найти трудно, но наконец Лионелю повезло – ею оказывается набожная (и шаловливая одновременно) Шарлотта...

Судьбы шести героев плотно переплетаются, о чем сами они, как водится, не ведают; каждый связан с двум-тремя остальными – какие-то отношения на наших глазах завершаются, какие-то завязываются...

Как и вся наша жизнь, фильм – смешение жанров, трагикомедия. В пересказе сюжета кажется, что фильм захватывающий. На самом деле – мне он показался длинным и довольно скучным, несмотря на дивный актерский состав.

С интересом узнала, что режиссер собрал здесь своих любимых исполнителей – Ардити, Дюссолье и, конечно, свою спутницу жизни Сабин Азема (когда снимался фильм, ей было уже 60!)...

Самому Алану Рене (Alain Resnais), режиссеру фильма, на момент съемок исполнилось 85. Крепкий старец. Фильм – экранизация пьесы (67-й по счету!) британского драматурга Алана Экберна (Alan Ayckbourn) под названием «Личные страхи в публичных местах» (Private fears in public places, 2004). Непонятно, зачем Рене дал своему фильму другое, столь бесцветное, название – лучше бы оставил оригинальное: оно, на мой взгляд, слишком многообещающее, но хотя бы запоминающееся.


Очевидна пьесовая основа фильма – искусственный Париж и интерьеры... Постоянно сыплющий снежок - символ леденящего одиночества людей, которым почему-то не сочувствуешь; все разобщены-разделены перегородками – стеклянными, сплошными, с окнами, отверстиями, занавесками и висюльками. Всё какое-то бутафорское, картонное – вплоть до чуть клишированных героев. Этот финт с (квази- или истинно) набожной распутницей, любящей подразнить мужчин странными видеокассетами. Ах, да, мужчины любят порно – а женщинам это омерзительно (вон как необъяснимо Гаэль взвилась!); мужчинам нужно пространство и независимость – а женщинам дети; старики невыносимы – девушки наивны... Набор трюизмов.

Сходство со спектаклем заставляет поёживаться от клаустрофобического ощущения – наверное, именно его и хотели вызвать создатели фильма, но мне было неуютно. Слишком нарочитые символы; длинные диалоги о вполне очевидном и предсказуемом; столь же длительные многозначительные молчания; вкрапления юмора съедены общим ощущением безысходности.
Не разочарование, но второй раз смотреть если буду, то не скоро.

Friday, 20 February 2009

2 дня в Париже / 2 Days in Paris (2007)

Вместо эпилога: «Внешность обманчива»
или
«Когда я начала рассказывать о себе у психоаналитика, она хотела сразу же вызвать полицию!» (Жюли Дельпи)

Уроженка Парижа Марион (Жюли Дельпи), живущая ныне в Нью-Йорке и зарабатывающая на жизнь фотографией, привезла своего американского бойфренда Джека (дизайнера интерьеров) на родину – его показать родителям, ему – Париж. Богема на отдыхе. Непрерывная болтовня, колоритные родители, толпа «бывших» раскомплексованной Марион, языковой барьер, вследствие которого американец с одуревшим видом непонимающе бродит среди щебечущих богемных и полубогемных французов... Не забыты и комплексы новых соотечественников – террористы (Франция - мусульманская страна! «Соотечественники!» Голосовали за Буша и приехали пялиться на Да Винчи) и одержимость спасения от инфекции (Джека легко понять: в квартирке Марион «воняет болотом», а ванная поросла плесенью – «водопроводчика во Франции нет»).


...По замыслу фильм сродни «Перед рассветом» и «Перед закатом» (где Дельпи, как и Хоук, соучаствовала в написании сценария – то есть диалогов). Здесь тоже сплошь диалоги, только у Дельпи поменьше романтики и побольше сарказма. А от её крикливо-говорливых родителей в их квартирке-клоповнике, увешанной ковриками и заставленном шмотками, просто голова кругом.

Марион: «Как подумаю, что где-то летят бомбы... Еще прочитала... мы используем больше бумаги, чем мужчины, потому что подтираемся и когда писаем...» В таких условия жизнь невозможна, она права. Впечатление, что Линклейтеровская Селин выродилась в полную идиотку.

О «Перед закатом», где родители Дельпи также возникали рядом с дочерью – в маленьких ролях соседей Селин, актриса говорила: «Нет, это ж не реалити-шоу! Они играли не моих родителей!»
То есть, теперь пришло время для реалити-шоу. Не мудрствуя лукаво, Дельпи создала такой семейный мирок: родителей Марион играют настоящие родители Дельпи — актер и режиссер-авангардист Альбер Дельпи (не ему ли принадлежат картины в фильме на выставке, с говорящими названиями: «Ангелы сношаются», «де Голь трахает в зад французов среднего сословия» и т.п?) и актриса Мари Пийе (одна из тех, кто в 1971 году подписали "Манифест 343 сучек", в защиту абортов. Среди подписанток были Симона де Бовуар, Катрин Денев, Маргерит Дюрас, Жанна Моро, Франсуаза Саган, Марина Влади, Аньес Варда). Причем мама столь же шумна и криклива «по жизни», а вот отец, по словам актрисы, в реальности поспокойнее – угу, ходит себе и тихонько царапает автомобили...

Даже кот в фильме – настоящий кот Дельпи по имени Макс; привычный к воплям вокруг, вид - невозмутимо-обкуренный.
Автобиография продолжается – актриса действительно всю жизнь в Париже жила над квартирой родителей; по её словам, это был кошмар (в фильме это заметно), а еще у нее проблемы со зрением – что-то там с восприятием трехмерности и расстояний, так что в детстве Дельпи считала себя умственно отсталой, постоянно натыкаясь на всяческие предметы.

... Да, я – в тисках стереотипов. Жюли Дельпи, видимо, из-за фильмов Кесьлевского, Шлендорфа и того же Линклейтера, ассоциировалась у меня с милым, порочноватым ангелом: этакое белокуро-эфирное создание с многообещающе чувственными губами. Но как гласит избитая истина, внешность обманчива. Белокурый ангел оказался отъявленной хипаркой (к сожалению, с возрастом бессовестно раздавшейся в нижней части тела)...


Жюли Дельпи очень любит кроликов – жалеет и кушает с большим аппетитом («Мы все, вся семья, - пожиратели кроликов. Папа часто их готовит. Я подумываю стать вегетарианкой, но пока нет».)

Она легко толстеет и ей плевать («Не забывайте, что я - не американская актриса, а французская. Никаких диет, эта жуткая диета Аткинса...»). Замечу, что вряд ли Дельпи после стольких лет жизни в Америке можно в полной мере назвать французской актрисой...

Она сама шьет себе одежду (не её ли авторства жуткая хламида, изуродовавшая располневшую фигуру?)
А еще она никогда не пользуется дезодорантами и духами, но клянется, что от нее «не пахнет»...

Она не замужем и детей у нее нет – но «в меня влюблялось огромное количество людей». И вообще все эти «бриджит-джонсовские» штучки, будто все одиночки невротики – фигня.
«Слишком многие женщины бросаются в любовные отношения, потому что больше боятся одиночества, чем компромиссов и потери себя как личности. Я этого делать не стану». Что ж, на диво революционные взгляды...

Все эти познавательные детали я почерпнула, читая об актрисе после поставившего в тупик фильма «2 дня в Париже» (такая фирменная фишечка – «два» в названии писать цифрой). Среди зрительских комментариев видела, что фильм называют карикатурой и сатирой на всевозможные клише «национального характера», - зашоренные американцы, чокнутые парижане. Ну, что вы! Какая там карикатура – разве что дружеский шарж, ведь карикатуристка – одна из них...

В фильме бывали забавные эпизоды, хотя так сразу и не вспомню... А запомнились окровавленные тельца животных, поедаемых весёлыми французами (омерзительная сцена обеда у родителей Марион - за столом у папы изо рта вываливались куски, буэ) – как-то не умею я абстрагироваться. Не смешно.

Фильм наверняка найдет своего зрителя. Но это буду не я. Я в шорах своей предубежденности – Дельпи в образе полнеющей истерички, поедающей животных и дебоширящей в такси – свыше моих сил.

Wednesday, 18 February 2009

Инна Чурикова, из интервью / Inna Churikova, interviews

Знаете, старость всегда одинока. Вот… вы не знаете, наверное… Такая была актриса… Георгиевская… Не знаю даже, как говорить. Мне рассказали… В общем, она умерла, и никто не подумал даже… Ее не было какое-то количество дней в театре, и я не знаю, на какой точно день обнаружили, что она мертвая. А там в квартире голодная собака была… И собака обгрызла ее. Ее любимая собака. Потому что она хотела кушать. …Мне кажется, что мы ну очень индивидуально живем. Понимаете меня? Я не знаю, как это сказать… Равнодушие. Это серьезно сидит во всех нас.

*
Мне не нравится читать рецензии. В них хвалят огульно. Ругают с наслаждением. И некомпетентны. И некультурны. И тоже суетливы, как и то, что делают некоторые режиссеры.

*
Я сейчас очень много работаю, и все время мечтаю уехать куда-нибудь в лес, подышать воздухом. Но нет времени даже выйти на улицу, это меня немножечко утомляет. Я очень люблю в лесу погулять, послушать деревья, меня это подпитывает. У мамы есть дача. Моя мама - биохимик, всю жизнь занималась цветами, работала в ботаническом саду И я тоже остро чувствую природу.

*
...искусство у нас... какое-то суетливое стало. Большинство суетятся перед зрителем так, как будто на рынке подыгрывают клиенту. Ни достоинства, ни простоты. Ни лучезарности. Ничего. Сплошная суета и демонстрация денег: у кого громче по деньгам!
Не по искусству. По деньгам! Bсe какая-то, понимаете, хрень. Когда-то ходили под начальством, а теперь - под рублем...

- Что еще хуже, по-моему...

- Хуже. Потому что талантливые сидят - ничего не делают. А те, кто умеет толкаться, - снимают. Да вы сами посмотрите на все. Неужели вы не видите, как во всем подражают. Подражают! Суетливое кино. Слова - заимствованные. Музыка - заимствованная. Изображение - заимствованное. Не успели оглянуться, а уже и у нашей молодежи... клиповое сознание.
Пустая и страшная одинаковость. Высший стандарт пустоты! И все быстренько, быстренько, быстренько так.

*
Я много думаю. Я очень люблю жизнь, хотя понимаю, что это - временная величина... Боюсь ли я смерти? С некоторых пор я приучаю себя к мысли, что это должно быть... Но тем не менее в любой ситуации, если она случается, например, с мамой, с ее здоровьем, или с моими близкими, у меня возникает испуг. И насчет себя - тоже испуг. Я очень часто думаю об этом. У меня работа такая. Все измеряется этим. Все идет по грани между жизнью и смертью. Это не вечно мучающая меня мысль, но как-то она во мне все время присутствует.

*
Жизнь настолько коротка, что я буквально чувствую, как она несется, и... с активным ускорением. А сколько жизней уже прошло, промчалось через мою жизнь!

*
По своей натуре я люблю созерцать. Для меня такая радость — посмотреть на звездное небо и никуда не спешить. Погулять по лесу, поговорить с соседями, побольше времени проводить с любимыми мужем и сыном, не спеша почитать книгу, а не гнаться в нескончаемой суете за призраками.

*
Я родила его [сына] для того, чтобы он жил, а не для того, чтобы он поступал так, как мне хочется.

источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6

Monday, 16 February 2009

Ключ / La Clef / The Key (2007)

Режиссер, писатель, актер Гийом Никлу (Guillaume Nicloux) создает сценарии к собственным картинам — и свой мир, замысловато населенный персонажами, кочующими из истории в историю. В каждом из фильмов раскрываются новые подробности об этих героях.
Уже после просмотра «Ключа» узнала, что в нем, помимо нашего знакомца Маньери, действует еще один персонаж из прошлого фильма Гийома Никлу — комиссар Мишель Варен; она уже появлялась в «Той женщине» (That Woman, 2003).
У неё — своя, полная драматизма, история (которая определенно придает красок персонажу Баласко в «Ключе»). Надеюсь при случае посмотреть этот фильм – обожаю Баласко. И фильмы Никлу вполне симпатичны.

В картине идет рассказ о событиях, происходящих параллельно, с разницей в 30 лет.

Декабрь 1975 года.В собственной постели жестоко убит некто... Убийством занимается следователь Мишель Варен (Жозиан Баласко).

Октябрь 2007 года32-летний Эрик (Гийом Кане/Guillaume Canet) успешен в бизнесе; он живет с Одри (Мари Гиллен, «Ад» Тановича/Marie Gillain). Она мечтает о ребенке, но Эрик, которого вырастили приёмные родители, относится к чадорождению несколько скептически.

Эрик: У нас будет ребенок, когда закончится наш медовый месяц. А до его конца еще далеко.

Еще одна сюжетная линия картины: детектив Франсуа Маньери (Тьерри Лермитт), знакомый по фильму «Частное расследование» того же Гийома Никлу, смертельно болен и с помощью коллеги-детектива, Пижоля (Yves Verhoeven) разыскивает свою дочь (которой оказывается по-достоевски совестливая проститутка Сесиль, в исполнении тщательно состаренной Ванессы Паради/Vanessa Paradis).
Маньери необходима операция по пересадке, дочь – идеальный донор... Кстати, в предыдущей истории Маньери имел сына от любимой жены (с которой, правда, развелся). Здесь об этом сыне не упоминается. В поисках таинственной дочери Маньери встречается с матерью Сесиль – в этой маленькой роли Мария Шнайдер/Maria Schneider.

Первый раз на моей памяти пижонистый красавчик Лермитт в таком виде: немытые волосья космами на затылке; то ли борода, то ли небритость. Колоритный персонаж — вполне в духе того образа, который создан им в «Частном расследовании».

Однажды Эрику домой звонит некто Жан Арп (Жан Рошфор/Jean Rochefort). Он называет себя другом Дени Сегерса (недавно умершего биологического отца Эрика), и настаивает на встрече — чтобы отдать сыну урну с прахом родителя.
Эрик довольно долго колеблется (Это прах незнакомого мне человека!) — но Одри, считающая, что невыясненные вопросы о его биологических родителях мешают ему самом устать отцом, уговаривает его:
— Приемные дети не обязательно сироты. Повидайся с ним.

Кроме того, Жозеф Арп крайне настойчив — звонки продолжаются теперь уже на работу Эрику. После ссоры и слез Одри Эрик едет к Арпу. Тот обитает в просторном загородном доме — во дворе полно каких-то темных личностей... А в доме внимание Эрика обращает на себя всклокоченная старуха, со слезами и подвываниями протягивающая к нему руки...

Ничего особенно не объясняя, Арп отдает парню урну с прахом.

По дороге домой неизвестные на заправке ломают «дворники» автомобиля Эрика — тот вынужден пережидать ливень в ближайшей кафешке, где к нему пристаёт траченная жизнью блондинка; ею оказывается Сесиль...

Наутро Эрик очнулся в своём авто — без бумажника и без урны... Вскоре урну подбрасывают к порогу дома Эрика и Одри. Приключения только начинаются — вокруг Эрика сгущается зловонное марево непонятных событий...

Во время второй встречи с Арпом он узнаёт о себе — и о нем — гораздо больше интересного.

Хороший фильм: отличные актеры; мрачноватый, полный психологических нюансов сюжет. Смотреть обязательно больше одного раза — причем даже после неоднократного просмотра в россыпи загадок, замысловато посеянной автором, остаются — так, видимо, и предусмотрено автором — неразгаданные.
Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Friday, 13 February 2009

«Дворянское гнездо» / Dvoryanskoe gnezdo / A Nest of Gentlefolk (1969)


Я не люблю ни слащавого отутюженного Тургенева, ни «дворян» клана Михáлковых.
Посмотрела ради интереса – и прежде всего, ради юной Иры Купченко, которой все уши прожужжал Сергей Соловьёв – вот, искал себе Ерголину в «Сто дней», чтобы была в точности как Купченко ("нам нужна совсем юная Ира Купченко. На три года младше, чем та, которая в «Дворянском гнезде»"...)

Со своим дивным голосом и прозрачными глазами 21-летняя Купченко - чье прерывистое дыхание ненадолго утолило томление темпераментного режиссера, так живо и откровенно им описанное (Кончаловский, «Возвышающий обман»: «Состояние было отчаянное, и в этом состоянии у меня было одно желание — ощутить рядом прерывистое женское дыхание. Так начался мой роман с Ирой Купченко... Помнится, в номере было полно платьев с картины: мы наряжались в них, играя... Роман наш оказался достаточно кратким. К концу картины мы были просто друзьями. Никогда не видел ни обиды, ни претензий, ни следов горечи на ее лице, хотя натура она интровертная: что переживает, что чувствует, не отгадаешь».) - действительно чудо как хороша.



Купченко о Кончаловском:
...у нас был первый фильм – "Дворянское гнездо", потом – "Дядя Ваня", следующий – "Романс о влюбленных", и был еще один фильм – "Ближний круг". Эти картины мы снимали практически подряд. Режиссер он, конечно, замечательный, причем у него есть качество, довольно редкое даже у хороших режиссеров, – это умение работать с артистом. Не все режиссеры это умеют. Они могут поставить, как бы выстроить, а вот помочь артисту не каждый может – это особый талант, особое умение. Кончаловский этим талантом обладает. Он это умеет – объяснить, рассказать, настроить, подготовить… У него всегда хорошо играют актеры. И все, что я умею в кино, – этим я обязана, конечно, ему.


Фильм чрезвычайно живописен. Михаил Ромадин, художник, о работе над фильмом «Дворянское гнездо»:

«Андрей - хитрец большой. Он пригласил лучших художников, и мы там друг перед другом ломали копья. Каждый старался, как мог. И не показывал друг другу эскизы. И когда на Мосфильме вывесили наши работы, это было паломничество. Туда ходили все! Как человек умный, как замечательный организатор, он создал такую систему конкуренции, подстегивал нас.

Из моих декораций мне больше всего нравится комната Марфы Тимофеевны. Завешанная маленькими картинками, где она отдыхает на каком-то старом диване. Андрей был доволен результатом. Пускай знают, как жили в России, - так он говорил. Работая с Андреем, я понял, что такое кино. Я понял: чтобы делать цветное кино, нужно цвет не в декорации делать. А делать в смене кадров разноцветных. И получится некое подобие живописи. Только растянутой во времени».

Monday, 9 February 2009

Вечер пятницы / Vendredi Soir / Friday Night (2002)

Париж, пятница, вечер (см. название).
Не очень молодая и не слишком привлекательная женщина по имени Лора (Валери Лемерсье, из-за которой, собственно, я и решила смотреть этот фильм) пакует вещи – завтра в 8 утра она переезжает к «мужчине своей мечты». Имя, кстати, не пригодится – в фильме отсутствуют диалоги.
Упаковавшись, она не знает, куда себя деть. Скучая, звонит друзьям и едет к ним на ужин. Но в городе чудовищные пробки – из-за забастовки водителей городского транспорта движение парализовано.
И вот – несколько часов (?) в пробках. Такое впечатление, что всё показывают в реальном времени и что зрители тоже застряли в немыслимой пробке (может, снято и талантливо - но ощущение не из приятных). Водители машин «втыкают» или разговаривают; оператор скользит по лицам... Есть и еще находки - скачущие буковки в названии марки авто; потом в ресторане - улыбающаяся пицца; как мило...


Наконец хоть что-то происходит - к женщине в авто стучится мужчина (Венсан Линдон/Vincent Lindon) – прохожие движутся гораздо энергичнее замершего транспорта. Опять оператор скользит по мужчине, потом по женщине, потом по прохожим, потом по дыму сигареты из окна машины...

Короче, пересказывать эту муть просто нет сил. Женщина и мужчина оставили машину у гостиницы, сняли дешевый номер с санузлом на этаже – и тихо-беззвучно занялись абсолютно асексуальным, холодным, безэмоциональным сексом (разве что полезная реклама безопасности - крупным планом - презерватив); прошлись поужинать и снова чего-то там вяло побрыкались под одеялом.
Наутро освеженная этим брыканием женщина помчалась навстречу новой жизни.

Фильм кажется снятым специально для женщин – женщинами же (оператор - женщина; режиссер, Клер Дени, она же сценарист, в соавторстве с женщиной-писательницей, по книге которой снят фильм)... Наверное поэтому он похож на рассказики из дамских журналов вроде "Космо" или подешевле – "Натали": фантазии на тему секса с незнакомцем в пятницу вечером.

Читала восторженные отзывы – "поэтично и сюрреалистично", кто-то счел фильм даже "чувственным". Понятно, что при желании или будучи в подходящем настроении, можно в любом фильме обнаружить всё, что угодно. А как по мне - нестерпимо скучно.

Friday, 6 February 2009

Нодар Мгалоблишвили: Надо жить так: сегодня, и только сегодня / Nodar Mgaloblishvili interview (2005)

„Бизнес” 04.04.2005
Сканирование и spellcheck - Е. Кузьмина


Нодар Мгалоблишвили, актёр, народный артист Грузии

РОДИЛСЯ: в 1931 г. Живет в Грузии.

ОБРАЗОВАНИЕ: Тбилисский театральный институт (1954 г.).

КАРЬЕРА: после окончания института был принят в Театр им. Марджанишвили (г. Тбилиси), где ему сразу предлагали главные роли. Среди наиболее ярких театральных работ Мгалоблишвили — Актер ("На дне"), Овальд ("Привидения"), Хаки Адзба ("Хаки Адзба"), Яго ("Отелло"), Теймураз Хевистави ("Обвал"). В кино дебютировал в 1958 г. в фильме "Sabudareli chabuki” режиссера Шота Манагадзе. В 1984 г. снялся в фильме Марка Захарова "Формула любви" (граф Калиостро). В 1986-2000 гг. снимался в фильмах "Капитан "Пилигрима" Андрея Праченко, "Катала" Сергея Бодрова-старшего, "Серп и молот" Сергея Ливнева, "Мадота" Айнеке Смите (Нидерланды), "По имени Барон" Дмитрия Светозарова, "Московские красавицы", "Империя пиратов" и др. В его фильмографии 15 картин и несколько телесериалов.

СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: вдовец, есть сын. Воспитывает внучку 18 лет и внука 16 лет.

ХОББИ: пение (русские, грузинские, итальянские песни).

В детстве Нодар прекрасно пел, но потерял голос. После школы поступал в Грузинский политехнический институт, но "срезался" на математике и, поддавшись на уговоры друга, решил пойти в актеры. Поначалу играл героев-любовников, потом стали предлагать характерные, чаще отрицательные роли: мошенников, авантюристов, злодеев и воров "в законе".
Нодар Мгалоблишвили — личность редкого дарования. Это не только глубокий, интеллектуальный артист классической школы, это актер с невероятно сильной харизмой, обладающий выразительной пластикой и мощной энергетикой. К сожалению, Мгалоблишвили — один из самых недооцененных актеров своего поколения, его до обидного мало снимали.

В кино Мгалоблишвили дебютировал в 1958 г., в 1980 г. сыграл в знаменитом детективе "Огарева, 6". Звездный час актера пробил в 1984 г., когда режиссер Марк Захаров увидел его в роли Яго в спектакле "Отелло" Темура Чхеидзе. Захаров сразу понял, что нашел "графа Калиостро" для своей "Формулы любви". Фильму было суждено стать культовым, а в Мгалоблишвили-Калиостро, с его обаянием "антигероя", сразу влюбилась вся страна.

Вторая звездная роль пришла к актеру, когда ему было уже 70 лет. В 2000 г. режиссер Дмитрий Светозаров пригласил его в свой масштабный проект "По имени Барон". Фильм получил премию "ТЭФИ", а "крестный отец" московской мафии Барон в исполнении Мгалоблишвили стал одним из самых значительных образов в российском телекино.

В 2001 г. Нодар Мгалоблишвили отказался от высокой правительственной награды Грузии — ордена Чести. Он заявил, что грузинские власти отняли у него достоинство, заставив бедствовать (в прославленном грузинском театре зарплата ведущего артиста, о работах которого пишут диссертации, составляет около $70). Актер не пришел на церемонию награждения, а присланный домой орден вернул. Наш петербургский корреспондент встретился с актером на съемочной площадке нового сериала Дмитрия Светозарова "Князь Фаворский". В этом авантюрно-приключенческом фильме — современной версии «Графа Монте-Кристо» мы увидим Нодара Мгалоблишвили в роли наставника и друга главного героя.

Своей ролью в "Формуле любви" вы покорили всех — зрителей, критиков. Казалось бы, предложения должны были посыпаться на вас просто как из рога изобилия. Но этого не произошло. Почему?

Двадцать лет прошло с тех пор. К нам в Грузию даже делегация какая-то приезжала — отмечать юбилей. Да, вы правы, я мало снимался. Как сказал мне один режиссер: "Твои глаза выдают тебя". С тех пор я все время прячу свои глаза. Когда один режиссер спросил другого: "Почему вы не снимаете Нодара в грузинском кино?", — тот ответил: "Его внешность не подходит". Так что, кто я такой вообще, какой я актер, не знаю до сих пор. Ни национального, ни интернационального... Вот такая проблема у меня. И поэтому меня мало снимают. Да я и сам не люблю сниматься, если честно.

Больше любите театр?

Во-первых, репетиционный период — самый интересный для актера, потому что очень близок к жизни... В театре познаешь себя и другого человека, а в кино пять минут снимаешься, а потом несколько часов сидишь. Отдыхаешь. Становится как-то неловко от такой расхлябанности... В театре с 11.00 до 15.00 репетируешь, ищешь и потом, на спектакле, продолжаешь искать — это все импровизация: сегодня так, завтра — по-другому. Поэтому в кино я соглашаюсь работать, если роль действительно интересная. Как сейчас у Дмитрия Светозарова.

У Светозарова репутация режиссера, который умеет работать с актерами как никто другой. Говорят, эту черту он унаследовал от отца — Иосифа Хейфица, которого тоже называли "актерским режиссером".

Это на площадке чувствуется. Репетирует он много, с удовольствием. Хотя специфика кино не позволяет погрузиться в репетицию надолго — приходится все быстро-быстро делать. А на меня это очень плохо действует.

"Барон" тоже давался нелегко?

Там был такой же режим работы.

Сразу согласились на эту роль?

Как только прочел сценарий. Это было так. В 1999 году Светозаров прислал мне письмо, где говорилось, что у него есть сценарий и он хочет начать работу, но у него не выходит из головы, что только я должен играть Барона. Я прочел и согласился. Вы знаете, я думаю, что это очень интересная роль. Начнем с детства. Сначала это был один человек. Потом, когда он стал взрослым, — какая-то перемена в нем происходит. Он становится жестким, но остается благородным с теми людьми, которым верит. И как-то случилось, что его сыновья, эти приемные мальчики, повели себя так, что он перестал им верить. Они предали его, и он убил их всех. Это, конечно, вендетта, но в каждом человеке сидит такое чувство, и надо как-то бороться с ним. Образ очень интересный. В Тбилиси фильм приняли хорошо, не так, как, допустим, "Формулу любви". В Грузии не так давно стали обращать внимание на меня. Снимался я мало. Несколько фильмов в Украине, в Москве.

А в Украине какие фильмы были?

"Иванко и царь Поганин", сказка, я там играл Ворона. Был еще в 1991 году фильм "Любовь на острове смерти" Андрея Малкжова. Киев люблю. Для меня после Тбилиси любимые города — Петербург и Киев. Или Киев и Петербург. Не знаю даже, какой на первом месте, — очень разные города.

Как вам последние политические события?

Каждый раз на "НТВ" русские об Украине говорили "грузинский вариант". Им очень хотелось, чтобы походило все как-то на Грузию. Как им не стыдно, мы же маленький народ, маленькая страна, почему не оставить нас в покое? Но что поделаешь, политика это (вздыхает). Когда я рос, у нас был настоящий такой итальянский двор. Это очень часто встречается в Грузии, особенно в Тбилиси: старые дворы, трехэтажные, одноэтажные дома. Мы там росли вместе с русскими, с евреями, турками... Курды, фузины и так далее. Мы вместе играли и не знали, кто из нас кто вообще. Зачем нам это было надо? А сейчас появляется такая смешная теория о людях кавказского происхождения, которых надо всех арестовывать. Мне было очень плохо, когда из Москвы мы летели в Питер. Там раздели всех, а когда меня увидели, тут же говорят: этого "молодого человека" пропустите. Какой я "молодой"? Смешно даже. Но тогда мне было не смешно, а страшно, потому что не все окружающие знали, что я актер, и посмотрели на меня как на какого-то сотрудника КГБ. Наверное, их можно понять. Всех-то раздели, а меня пропустили так

Значит, известность всё-таки помогает в жизни?

Иногда это играет какую-то роль. Был еще один случай. Я вылетал из Питера в Тбилиси. Молоденькая девочка проверяла мои документы. И так она пристально посмотрела на меня! "Вы, — спрашивает, — актер?" Я говорю: "Да". Она на минутку отбежала, привела какого-то майора. Он мне: "Молодой человек, следуйте за мной". В чем дело, думаю? Нет у меня ничего, денег немного — тысяча или полторы рублей, вещей одна сумка. А он меня ведет. Открывает дверь: проходите, пожалуйста. А там накрыт стол, шампанское, коньяк, шоколад! Они мне хором: "А это наш граф Калиостро!". Это приятно, конечно. Но, если честно, я неловко себя чувствую в такие моменты. Мне по-человечески терпеть популярность как-то очень трудно.

А хочется побыть одному?

Я знаете, как живу? У меня очень много друзей. Даже пить я могу только с друзьями. Когда мне одному быть? У меня много дел. Мне надо растить внуков. У меня одна кровать, стены, зарплата. Мне достаточно. А им не хватает. Поэтому я снимаюсь. Что мне делать? Но я люблю одиночество. Потому что тогда свободно себя чувствую. Нет, я не скован в обществе. Но все же одному мне лучше. Может, потому что я рос почти один. Мать жила своей жизнью, она даже не знала, куда я иду, когда приду. Она не знала, что я в театральном институте учусь почти год. Потому что у нее другие проблемы были: как кормить меня и так далее. Она была акушеркой и работала все время.

Вы были один раз женаты?

Конечно. Я однолюб. Как ни странно... Да?

Вы были секс-символом...

Мне вчера принесли тут кучу листов из этого... из интернета... Распечатки. Там такие вещи пишут, что мне как-то даже стыдно. Просто никогда не ожидал услышать. Я не застенчивый, между прочим, в этом отношении. Мне вообще стыдно. Когда кто-то говорит, что ты актер мирового значения... Нельзя такие вещи говорить, потому что на меня это не действует, но это действует на других. Когда актер ничего не делает, его все любят, как ни странно... Но когда актер работает и его хвалят — его ненавидят коллеги...

???

Коллеги, конечно. У меня есть хороший круг друзей. Я дружу с ними еще со школы. А с коллегами не получается.

А ваша жена была актрисой?

Нет, экономистом.

И как вы познакомились?

Ой, это очень давняя история, знаете... Это был 1955 год. Собрали тогда нас, артистов, и создали концертную бригаду. В одной деревне, возле церкви был клуб. Там-то мы и выступали. Кончилось первое отделение, и вдруг подходят ко мне какие-то две девушки. Одна, активная, сразу сказала: "Нодар, мы из Тбилиси и хотели бы познакомиться с вами". Я говорю: "Хорошо". Познакомились. А другая стоит немножечко подальше и молчит. Она была в красном платье. Я посмотрел на нее и сразу подумал, что она — моя жена. Потом мы встретились с ней в Батуми, это было летом, в июне. Из Батуми поехали на теплоходе в Сухуми. В Сухуми мы смотрели аргентинский фильм... Не помню, как назывался. Такая слезливая аргентинская мелодрама. И мы очень плакали. Оба плакали. Потом на теплоходе, на палубе стояли, разговаривали и поняли, что полюбили друг друга. Приехали в Тбилиси. Попрощались. А я даже фамилии ее не знал. Даже не знал, где она живет.
И я начал каждый день ходить на проспект Руставели. Потому что мы все тогда ходили на Руставели, вся молодежь там собиралась. Мои товарищи не знали, почему я туда ходил. А я надеялся ее увидеть. Ждал. Прошел один день, второй день, и 7 сентября в полпервого ночи я увидел, что гуртом идут какие-то молодые люди. А среди них она и ее двоюродная сестра. Ну, в общем, мы встретились, потом на второй день встретились, на третий... И в течение гола так ходили. Потом поженились. В общем, так: познакомились мы 24 июля 1955 года, 24 июля 1956 года поженились, 17 июля 1957 родился ребенок. Потом, в 1971 году, 21 июля, я купил "Жигули" — тогда я был директором театра. Вторую машину приобрел 23 июля через два года. А сам я рожден 11 июля. Июль — это мой месяц.

Любовь много значит для вас?

Надо любить обязательно. Без любви нет жизни. Без любви сразу появляется черт, сатана. Когда нет любви — нет веры.

Вы говорили, что никогда не будете играть Гамлета. Почему?

Думаю, это не человеческая роль. Ну приблизительно можно сыграть как-то... Но целиком образ — нет. Знаете, это адская работа. На вид актера посмотришь — вроде подходит. Но при этом и нутро надо иметь такое... Это невозможно. Нельзя талантливому актеру играть Гамлета. Я бы скорее сыграл черта, а не Гамлета. А Гамлет для меня — это как Бог. Я не знаю, почему.

А как вы относитесь к известной гипотезе о том, что Шекспира на самом деле не было, что это — легенда?

Вы знаете, я вообще таких вещей не признаю. Для меня Шекспир существует. У нас есть такой писатель — Чабуа Амираджеби, который "Берега" написал. Еще фильм по этой книге был. И говорят, что это не его произведение. Это, знаете, злые люди говорят. Говорят, что вместо Шекспира Марло, что ли, писал. Почему в историю не попал этот Марло? Почему Шекспира все знают? Для меня Шекспир — это конкретный человек, личность. Всё.

А кто вам интересен из драматургов, писателей, кроме Шекспира?

Достоевский. Я думаю, другого такого драматурга поискать. Другого просто нет. Его надо играть сейчас. Чаше и больше. Он для нас обязателен, такой писатель. Я много видел спектаклей по Достоевскому. Не все получается, не всегда, но все же надо пробовать. Как допустим, Верди... Не все поют арии Верди так, как надо. Актеру надо обязательно играть Шекспира и Достоевского. Думаю, еще Островского, Чехова. Молодежь надо воспитывать на таких произведениях. Плохо, что театр не сохраняется, в отличие от кино. На пленку снимать спектакль — это уже специфика кино. А книги... Есть, есть, конечно, такие, которые помогают в жизни. Для меня первый герой — Спартак, как ни странно. А почему нравится, это анализировать я не могу. Наверное, своими поступками и своей жизнью, тем, что он герой и бунтарь. Мне нравится в нем то, чего, наверное, во мне нет, и что я бы хотел взять. Мне очень понравился Спартак Керка Дугласа. Но фильм — это совершенно другое. Вообще, ни одно произведение на экране не удается. Язык другой. Большое произведение нельзя передать за полтора или два часа фильма. Надо сериал снимать. А сериал снимать — тоже неизвестно, что получится.

Вы трагикомический актер?

Я не знаю, какой я актер. Я не знаю, что я делаю на сцене, на экране. Думаю, разделить очень трудно, где комедия в человеческой жизни, где трагедия, где драма, где мелодрама... Я разобрать спектакль не могу, могу только воспринимать.

Какие спектакли вы сейчас репетируете в театре?

Сейчас у нас ремонт в театре идет. Ремонт солидный, капитальный, делает один очень известный в Грузии бизнесмен. Он тратит очень много денег. Театр будет очень хороший, современный. Душ для актеров, собственные туалеты, гримерки и так далее. Аппаратура из Италии привезена, из Германии.

А что о грузинской публике можете рассказать?

В общем, зритель хороший. Воспринимают все, что ты предлагаешь. Очень много молодежи в театр ходит.

В другие театры ходите?

Я посмотрел тут в Петербурге "Дни Турбиных". Спектакль нормальный. Но немножечко... Это знаете, везде так — когда актер чувствует, что зритель смеется, он начинает повторяться — еще раз, еще раз. Я бы не сказал, что это плохо. Но неправильно. Надо менять себя. И не только нутро, наверное. Когда актер в каждом фильме все тот же — это плохо для зрителя. И самое главное, что современный зритель хочет, чтобы побыстрее действие шло. И играть так, как, допустим, в XIX веке Чехова играли, — нельзя. Другой ритм жизни.

Из актеров мирового кино кто вам нравится?

Роберт Де Ниро — очень большой актер. Но немножечко у него появились замашки такие, знаете... С лицом. Добавляет, добавляет. А не надо добавлять. Если добавляет, значит, не доверяет он зрителю. Мэрил Стрип очень нравится. Дастин Хоффман. Николсон, по-моему, сыграл только один фильм — "Кукушку". Потом все повторяется. Странность он играет.

А как вам Голливуд?

У Голливуда есть свои темы, свое видение. Большие фильмы они хорошо снимают. Я обожаю французские фильмы и итальянские. Даниэль Отей — гениальный актер. Гениальный. В общем, есть еще актеры. Есть. Кроме меня. Да? (Смеется.) Хотя нельзя так говорить ни об одном актере — он гениальный. Отрицательные стороны у всех есть.

Вы религиозный человек?

Я внутренне религиозный, но не каждое воскресенье хожу в церковь. Как-то не получается. Но внутри у
меня есть вера. Конечно, я верующий человек. Для себя я часто читаю молитвы — это мне помогает.

Вам присуще тщеславие?

Этого у меня нет. Мне еще 25 лет было, когда одна режиссер-женщина, с которой мы в одном театре работали, в один прекрасный день, когда мы стояли возле объявления о распределении ролей в новой пьесе, сказала: "Я вот на тебя смотрю и не понимаю, ты в этом спектакле есть или нет? По тебе этого не видно. Почему?". Я говорю: "А мне все равно. Если буду я в спектакле — значит, нужен. Если нет — значит, нет". Но это неправильно. Актер, когда видит, что нет для него роли, должен заплакать. А если есть, он должен быть счастлив. У меня такого нет. И это плохо. Актер должен играть очень много. А я всегда говорю: пусть мало сыграю, зато, может быть, хорошо получится. Это, конечно, моя отрицательная сторона. Актер должен постоянно играть — только тогда что-то получается. Наверное, так. А сыграешь мало ролей, из них останется еще меньше. Я помню, как мы раньше после репетиции оставались и репетировали дополнительно. Сейчас уже так не могу. Нет желания. Даже нет желания сниматься иногда. Но надо. Без кино актеры гибнут.

У вас есть в жизни страсть?

Пение. Для себя. А вообще, будет работа, не будет работы — это ничего не значит для меня. Для меня жизнь - это игра. Сегодня ты, а завтра я. Бесшабашный, между прочим, я человек. А что будет завтра?.. Много чего будет завтра. Я не думаю, чтó будет завтра. Надо жить так: сегодня, и только сегодня. Это плохо, наверное, не думать о завтрашнем дне, но все же, думаю, это присуще людям. Проснешься утром — спасибо Богу, делай свое дело. Уважай ближнего. Люби врага. Правда, "люби врага" не доходит до меня. Пока не доходит. Уважать и не трогать — да. Но как ближнего любить... Наверное, я не дорос до этого.

Tuesday, 3 February 2009

Карен Шахназаров, Александр Бородянский "Сны" (1993) / Shakhnazarov, Dreams


"Граф с интересом наблюдает за манипуляциями мсье Ренуара, который продолжает:
— Вы спите, графиня... Вы видите сны... Что вы там видите?
— Не хватай меня за задницу, мент поганый! — произносит графиня.
Граф подается к доктору:
— Не понял, что она сказала?..
— Тише, господа! — просит мсье Ренуар и спрашивает спящую графиню:
— Что вы еще там видите?..
— Я просто тащусь от тебя! — объявляет графиня и начинает петь: — Ксюша, Ксюша, Ксюша... Юбочка из плюша!
Граф испуганно смотрит на графиню.
— Это что ж такое? — говорит он растерянно.
— Это монстры рока в борьбе за мир! — сообщает графиня.
— Кто-кто? — не понимает мсье Ренуар.
— И я — Маша Степанова,— продолжает графиня.— Секс-герл! Кто меня хочет, мальчики?!
Мсье Ренуар пятится от графини и, вытирая испарину, шепчет:
— Поразительный случай...
...
— Господа, можно с уверенностью сказать, что мы имеем дело с редчайшим случаем: во сне графиня живет в 1992 году, то есть — через сто лет,— объявляет он.
— Ясновидение? — уточняет доктор.
— В какой-то степени. Видите ли, есть люди, которые обладают даром ясновиденья и вполне осознанно владеют им, как, например, Нострадамус, который в XVI веке предсказал Наполеона. Есть люди, у которых эта способность проявляется во сне. Тогда их сны отражают не ту реальность, в которой они живут, а ту, которая произойдет через 100 или 200 лет. Это чрезвычайная редкость,— сообщает мсье Ренуар,— но подобные примеры известны науке. В частности, преподобный Бенвенутто Кавуаро...
— Слушайте, как вас там,— обрывает его граф.— Мсье Ренуар! Но это же какой-то бред! Это не может быть никакой реальностью ни через сто, ни через двести, ни через тысячу лет!"

кадры из фильма и полный текст сценария фильма "Сны"

Monday, 2 February 2009

«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» / Spring, Summer, Autumn, Winter... and Spring (2003)

«Хотя фильм повествует об основах буддизма, я снял его, абсолютно ничего на эту тему не изучив».
(Ким Ки-дук, режиссер)

Оно и видно.

Едва начав смотреть, уже – вслед бессчетным восторженным рецензентам - стала всплёскивать руками в восхищении: ах, визуальное хайку! суми-е! ах, буддизм! ах, единение с природой! C'est magnifique! Каждый кадр – готовая фотография; буйство девственной природы; хижина на озере, эти трогательные двери без стен...
Ну да, немного театрально и искусственно, но живописно-то как.

Но вскоре после начала фильма восторг поутих. (Эпизод «Весна»): малолетний "буддист", мерзко хихикая, начал неутомимо тиранить животных – рыбку, жабку, ужика... Судорожные рыдания малыша, осознавшего свою ошибку после того, как мудрый учитель в отместку привязал на его спину булыжник. Поучительно, но человеколюбия и сострадания ко всему живому маловато.

Дальше – больше, вернее - меньше... Не выношу, когда мучают животных – и «ради искусства»; такое "искусство" для меня перестаёт существовать.

Мудрый учитель таскает на веревочке петуха, а потом привозит невесть откуда (небось, взял из ресторанчика с традиционной кухней) облезлую несчастную кошку... Измученное голодом животное всё дальнейшее действо продолжало жалобно орать, взывая - безуспешно – к милосердию монахов (или киношников)... Ким Ки-дук посоветовался с "буддистами" и решил, что раз у животных хреновая карма - пусть отдуваются? Или просто - так красивше, мифология буддизма, бла-бла?

...В общем, коловращение жизни.
Мальчик, хихикая мучивший животных, вырос (эпизод «Лето») - влюбился в красавицу, приехавшую к святому мудрецу "лечиться", стал без устали заниматься с ней сексом, где только можно.
Учитель о девушке: «В её душе воцарится мир, и её тело обретет здоровье».
Еще как обрело, с таким-то радикальным лечением! Странно, но мистически проницательный мудрец не подозревал ученика в похоти, пока не убедился в этом воочию. После чего изгнал девицу – а за ней потянулся в «мир людей» и ученик, влекомый небуддийским либидо.

Наставление учителя: «Похоть вызывает желание обладать. А это желание пробуждает намерение убивать».

Прошли годы, пришла «Осень». Бывший ученик, как и пророчил учитель, стал убийцей - любимой жены.
А сам мудрый учитель, «со смыслом» тиранивший животных (выписывал иероглифы «Сутры сердца», обмакнув в чернила хвост несчастного орущего кота, безуспешно пытающегося вырваться...), - красиво покончил с собой.

«Зима». На смену старику учителю явился некто – очевидно, отбывший наказание за убийство ученик (в роли монаха-спортсмена – сам мэтр Ким Ки-дук). А потом ему подкинули младенца – ставшего новым учеником, который («...и снова весна»), хихикая, мучит несчастную черепаху (видимо, мальчик так же далек от буддизма, как и предыдущие "просветленные" в этом фильме)...
Читала, что британская цензура вырезала кадры в финале, где милый малыш сует камни в рот рыбе, ужу, лягушке... Наверное, мне попался (Бог миловал от созерцания – еще - мучений животных) этот цензурированный вариант фильма.
Круг замкнулся: растет новый похотливец и убийца.

Если принять фильм корейского режиссера на веру, в качестве руководства по буддизму для начинающих (что, к сожалению, сделало повальное большинство зрителей), - можно решить, что у буддистов совсем плохо дело с воспитанием любви ко всему живому (кстати, режиссер называет себя христианином).

А вот отзыв, подтвердивший мои ощущения и скептицизм - и который готова полностью поддержать:

«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» культивирует безмятежность, однако почти с первых до заключительных кадров меня не покидало ощущение фальши.
Буддизм – подчиненная дисциплине система умственного и духовного роста, с целью развития сострадания и основанной на доброте любви ко всем живым существам. Его практика включает ежедневные медитации, успокаивающие и очищающие сознание и позволяющие достичь более ясного понимания, кто мы такие на самом деле. Это не гарантирует, что мы никогда не совершим ошибок.
Но для меня неправдоподобно и маловероятно то, что мальчик, с рождения воспитанный в буддийской традиции, оказывается способен на жестокость в отношении животных и людей. В конце фильма я не чувствовал ни душевного подъема, ни трогательности, ни даже причастности происходящему. Если нирвана означает спокойствие и невозмутимость, то лучшее лекарство от чепухи вроде такого кино – тихий смех. В конце концов, и это пройдет. Цикличность применима ко всему - даже к плохим фильмам о духовности.
(Говард Шуманн, Ванкувер; перевод мой)

Sunday, 1 February 2009

Рисовать или любить / Peindre ou faire l'amour /To Paint or Make Love (2005)


Мадлен (Сабин Азема/Sabine Azеma – поразительна в свои 56 лет!) и Вильям (Даниэль Отей/Daniel Auteuil) – прекрасно сохранившаяся (как внешне, так и в плане пылкости чувств друг к другу) пара "хорошо за 50".
Супруги Лассар женаты уже «сто лет», но до сих пор влюблены; их взрослая дочь Элиза живет в Италии; жизнь размеренна и спокойна...


У Мадлен своя фирма; в свободное время она увлекается рисованием. Приехав в живописный уголок в горах, она устраивается с мольбертом перед дивным видом – но с удивлением видит, что в её сторону направляется странноватый человек, вызывающий у нее улыбку. Это Адам (Серхи Лопес/Sergi Lopez, ломающий ложки придурок из «Разницы во времени») - он слеп, но отлично ориентируется - и увлекает Мадлен поэтическим рассказом о красоте окружающего, обращая её внимание на звуки и запахи: «это как успокаивающий, нежный вулкан». Адам оказывается мэром деревеньки неподалеку (Слепой мэр – никто не решается мне лгать); он ведет Мадлен посмотреть дом, выставленный на продажу: «Владение домом – тоже переживание».


Роскошны не только пейзажи – но и звуки: жужжание насекомых, пение птиц, голос кукушки, лай собак и мычание коров вдалеке, ночное стрекотание цикад и шум дождя... Звуки леса и музыка на заключительных титрах...
Кажется, что слышны запахи теплого «бабьего лета». Нечто похожее было, когда смотрела «Ускользающую красоту», тоже источает запахи лета...

Дома Мадлен ждёт взволнованный муж. Он недавно почему-то вышел на пенсию, хотя буквально одержим своей работой – он метеоролог: «Погода – это настоящая страсть».

Оказавшись не у дел, он растерян, чувствует себя бесполезным... Друзья уговаривают Вильяма ценить достоинства «отпуска без конца», в котором он оказался. Тут как порыв свежего ветра врывается Мадлен, впечатленная красотами природы и загородного дома...

Она уговаривает Вильяма купить этот дом. По мановению невидимой волшебной палочки запущенный дом и заросший двор тут же становятся не просто обжитыми – но превращаются в чудо со страниц интерьер-дизайнерского каталога.


Адам и его жена Ева (знойная дочь курда и русской Амира Казар/Amira Casar) оказываются соседями Лассаров. Дружба, совместные ужины...

В общем, очень скоро раскомплексованный слепец и его жена ненавязчиво приобщат немолодых супругов к радостям свигнерства.

Как раз и новоиспеченному пенсионеру Вильяму занятие найдется, и Мадлен будет не столько рисовать, сколько любить. Сначала супруги Лассар смущены и растеряны таким поворотом дружбы (как говорит Уилсон, "Мне тоже друзья подставляли плечо, но так плотно, чтобы язык выпал другу в рот - никогда."); они тщатся избавиться от «манипуляторов» с библейскими именами.

Но очень скоро оказывается, что свингерские манипуляции пришлись обоим по душе (старые друзья Лассаров со своим гольфом просто старомодны по сравнению с чувственными Адамом и Евой). Короче, жизнь только начинается – причем даже не в 40, а в 50 с хвостиком.


Забавная лёгкая мелодрама братьев Арно и Жана-Мари Ларрье о немолодых свингерах (без всяких непристойных сцен, всё чувственно, но сдержанно) - и одновременно необыкновенно поэтичная картина природы, на фоне которой так дивно отдыхаешь душой и становишься, словно первый человек от сотворения мира – не случайно знакомых Мадлен и Вильяма зовут Адам и Ева – под стать райским местам, где они обитают.


Неторопливое повествование; богатство интерьеров; Les Marquises Жака Бреля; дух захватывающие пейзажи; отсутствие забот и проблем – всё легко и игриво на фоне живописных пейзажей...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...