Tuesday, 13 October 2009

режиссер Сергей Соловьев у Познера (01/06/2009) / SAS vs Pozner

На мой взгляд, довольно невыразительная беседа, с совершенно неприглядно смотревшимся (звучавшим) гостем. Как-то САС мялся, тянул распевные интонации а-ля Радзинский - буровил, одним словом… Пересказывал сто раз рассказанное, а потом и описанное в книжке...
Опять Башмет, Шнуров, Жванецкий – то же самое, слово в слово, поёт во всех интервью Друбич. Вот уж Пигмалион с Галатеей.

Отрывки диалога:

В. ПОЗНЕР: Вы говорите: "Кино – это моя профессия, я никогда не изменю ей. А мое удовольствие жизненное – это фотография и театр". Значит, от кино удовольствия нет, а от фотографии и театра есть?

С. СОЛОВЬЕВ: Вы как-то меня очень сурово трактуете. Нежнее относитесь к моим высказываниям. Я говорю о том, что любая профессия превращает жизнь в некий быт. И даже моя праздничная профессия кинорежиссера все равно превращает жизнь в профессиональный быт. А когда я попадаю в театр или занимаюсь фотографией, у меня ощущение праздника, который я сделал себе сам.

С.СОЛОВЬЕВ: Ну, какая она [картина «Анна Каренина»] большая? 2:22 – это по нынешним временам смешная...

А Вы знаете, почему Лев Николаевич Толстой написал "Анну Каренину"? С чего началось? К нему пришла Гартунг, внучка Пушкина. Сидела, и Лев Николаевич увидел у нее на затылке завиток черных волос, и он весь вечер не мог оторвать глаза. И когда ему Софья Андреевна сказала: "Лев Николаевич, Вы что? В своем уме? Что это такое?" Он говорит: "Я смотрел на нее и представил себе, каким был живой Пушкин". Это заехало в голову и там осталось. Дальше пришло первое собрание сочинений Пушкина. Он листал последний том – письма, незаконченные отрывки и нарвался на полторы странички текста, где было написано: "Гости съезжались на дачу, баронесса N..." И он прочитал "Гости съезжались на дачу" 20 раз. Лег спать, встал и прочитал еще – там не написано ничего. Возникло то, что я называю, маниакально-депрессивный психоз. Возникла необходимость. Он просто написал. Он говорит: "У этого отрывка, вероятнее всего, есть какое-то начало и есть какой-то конец". И он решил дописать это начало и это конец, и помирить это с завитком волос на шее Гартунг. Это и есть искусство, художество.

...Просто она мне представляется вообще идеалом женщины, идеальной женщиной. Но это нужно ощущать, и этими своими ощущениями я хотел поделиться.

[...]

В.ПОЗНЕР: Вы знакомы с Марселем Прустом?

С.СОЛОВЬЕВ: Лично – нет.

В.ПОЗНЕР: А он Вас знает и хотел бы задать некоторые вопросы. Первый. Чего Вы больше всего боитесь?

С. СОЛОВЬЕВ: Особенно я ничего не боюсь.

В. ПОЗНЕР: Какое качество Вы более всего цените в мужчине?

С. СОЛОВЬЕВ: Способность воплотить то, что он хочет воплотить.

В. ПОЗНЕР: А в женщине?

С. СОЛОВЬЕВ: Способность ничего не воплощать, кроме как быть женщиной.

В. ПОЗНЕР: А в себе?

С. СОЛОВЬЕВ: Ну, да, способность воплотить то, что хотелось бы воплотить.

В. ПОЗНЕР: Когда и где Вы были наиболее счастливы?

С. СОЛОВЬЕВ:
Вы знаете, я как-то, в принципе, счастливый человек. И могу сказать, что я был наиболее счастлив в этой студии.

В. ПОЗНЕР: Если б Вы могли что-то в себе изменить, что бы Вы изменили?

С. СОЛОВЬЕВ: Возраст.

В. ПОЗНЕР: Какое Ваше главное достижение, как Вам кажется?

С. СОЛОВЬЕВ: Главных достижений у меня нет. Таких, о чем стоило бы говорить, нет таких.

В. ПОЗНЕР: Если бы после смерти Вы могли вернуться кем-то или чем-то, то кем или чем Вы бы хотели вернуться, если бы это было возможно?

С. СОЛОВЬЕВ: Ну, конечно, не хотелось бы рыбкой или козликом. Хотелось бы самим собой. Не то, чтобы клонировать, а хотел бы просто быть самим собой и в новых обстоятельствах, в новом времени.

В. ПОЗНЕР: Вы боитесь смерти?

С. СОЛОВЬЕВ: Никакого тотального ужаса я не испытываю. Конечно, я воспринимаю это как очень тяжелую страницу жизни, но необходимую – я очень понимаю, что это необходимо.

В. ПОЗНЕР: Оказавшись перед Богом, что Вы ему скажете?

С. СОЛОВЬЕВ: То же, что Анна Каренина – "Прости меня, Господи".
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...