Sunday, 13 September 2009

Внутри я танцую / Inside I'm Dancing / Rory O'Shea Was Here (2004)


Замечательный фильм ирландского режиссера Дамиена О’Доннелла (Damien O'Donnell; несколько лет назад видела его полукомедию-полудраму «Восток есть Восток»).

Фильм одновременно смешной, немыслимо печальный и бесконечно трогательный – без малейших признаков приторности и мелодраматизма.

Майкл (Стивен Робертсон /Steven Robertson) много лет живет в Кэрриджморе, в приюте для людей с ограниченными возможностями – перенеся церебральный паралич, он оказался прикован к инвалидному креслу. С мозгами у Майкла всё в порядке. А вот общаться с окружающими он не может – они просто не понимают его. Приходится пользоваться «картонкой с алфавитом», что, понятно, не способствует оживленной болтовне.
Однажды скучную размеренную жизнь обитателей Кэрриджмора разбавляет своим появлением новый жилец. Рори О’Шей (Джеймс МакЭвой /James McAvoy, «Искупление») привлекает внимание обитателей необычным видом (панковская прическа, пирсинг) - а также уверенным и раскованным поведением - не вполне привычными для инвалидов-колясочников.
Эйллин Шихи, директор Кэрриджмора: Надеюсь, Рори, ты будешь чувствовать здесь себя как дома.
Рори:
Я получу ключи от входной двери?

Эйллин Шихи: Мы никому не даем ключей!
Рори:
Тогда я здесь не дома, верно?


У парня отличное чувство юмора и прекрасно подвешен язык.

Рори (знакомясь с остальными обитателями приюта): Рори О'Шей, болезнь Дюшена, мышечная дистрофия. Кроме полного владения голосовым аппаратом могу пользоваться еще двумя пальцами правой руки, достаточно для самопередвижения и онанизма. Можете пожать мне руку или поцеловать мне зад, – но не рассчитывайте на взаимность.

Новые соседи Рори взирают на него без эмоций.
Рори: Эй, тут всегда такое веселье? Или сегодня чей-то день рождения?

С появлением Рори скучная жизнь Кэрриджмора для Майкла расцветилась новыми красками. Поначалу казалось, что новенький будет изводить Майкла (На суахили не понимаю. Ты по-английски говоришь?) – которого заинтересовал необычный инвалид, нарушитель спокойствия.
Но вскоре оказалось, что Рори каким-то непостижимым образом с легкостью понимает затрудненную речь Майкла!
Рори про Майкла: Говорит, что готов от меня по стенам бегать. Хотел бы я на это посмотреть.

На вопросы пораженного Майкла о необыкновенном «даре», Рори, как всегда, насмешлив:
Да я шесть лет просидел за партой рядом с парнем, по сравнению с которым ты – Лоуренс, мать его, Оливье!

Майкл проникается к Рори почти благоговением. Между ними устанавливается тесное и доверительное общение, пересыпанное бесконечными ироничными комментариями Рори. Он будит в спокойном смирившемся Майкле неведомые мысли:
Рори: Что вне этих стен? Там - не это! Разве тебе не хотелось быть, как остальные? Напиться, попасть в кутузку, оторваться по полной?... И давно ты здесь? Всю жизнь? Какое же преступление ты совершил?

Рори навещает отец, простой мужик с постоянно виноватым видом, доверчиво принимающий за чистую монету шутки сына:
- Пап, это мой друг, Хью Грант, - знакомит тот отца с Майклом.
- До скорого, Хью. Славный какой парень...


Майкла никто не навещает. Он рассказал своему новому другу, что мать умерла, а отец, успешный юрист, сбагрил сына-инвалида в приют.

Рори: Ну, у меня было больше девчонок, чем у тебя занятий с логопедом.

Во время сбора пожертвований в городе Рори показывает Майклу «настоящую романтику» - ведет его в паб и знакомится с девушками: Мы покупаем выпивку, вы её для нас держите.
Рори (видя, что Майкла мучает совесть тратить собранные деньги): Это же средства на нужды инвалидов! Я - инвалид, и я нуждаюсь в выпивке.

Майкл просто потрясен открывшимися ему новыми сторонами жизни.

Рори ввязывается в перепалку с одним из посетителей паба; за него заступается красивая блондинка по имени Себон (Ромола Гарай /Romola Garai, с которой Джеймс МакЭвой встретится в фильме «Искупление»), но тут же она вынуждена осадить Рори:
Замолчи! Если он ударит тебя по губам, у тебя не останется ничего, что действует.

Неугомонные колясочники направляются на дискотеку.
Рори: Давай, танцуй!.. Ну конечно, это танец! Что, по-твоему, я делаю внутри?!


Независимый бунтарь Рори стремится вкусить вольной жизни; почувствовать себя нормальным человеком; получить средства на самостоятельное проживание. Ему в третий уже раз отказывают – он «неорганизован, незрел и недостаточно ответственен».

Рори: Не говорите мне о зрелости, я, черт дери, не сыр.
А тут еще история о растрате благотворительных средств...
Притихший Майкл, которого Рори взял с собой и представил как адвоката, сконфуженно молчит.

Развлекательные вечера в Кэрриджморе... Песенка «И целый мир в его руках» в исполнении немолодого весельчака... Как раз для инвалидов...
И тогда добросердечный Майкл - ради друга - подает прошение на самостоятельное проживание.
Комиссия: Рори, сегодня мы заслушаем заявление Майкла.
Рори:
Заслушаете. Но не поймете.


Рори (переводит Майкла): При мне будет постоянно живущий переводчик. Рори О’Шей. Два по цене одного.

Рори (Майклу): Как ты додумался до таких ответов? Что?! Просто прочел их брошюру? Ты зачитал им их же брошюру! Гениально!

Риэлтор показывает друзьям отличный дом. Рори: Есть небольшая проблема. Угадайте, какая.

Выделенных средств на жилье не хватает – ребята обращаются к отцу Майкла... Бедный Майкл втайне рассчитывал тронуть сердце отца, который уверен, что сын – умственно отсталый.
Но юрист-папа остался невозмутим – у него есть другой, вполне благополучный сын. А этому согласен снять квартиру - чтобы снова забыть о его существовании.

Рори: Только ты да я в раю для калек.

Однако требуется еще найти сиделку. После массы забавных собеседований с потенциальными "нянями" - гей, бывший военный, христианка и прочие, - по счастливой случайности Майкл замечает на улице красивую блондинку, помогшую Рори тогда в пабе. Конечно же в раю для калек должна быть именно такая сиделка!

Рори: С нами никаких забот. Он едва говорит, а я вообще спокойный.

Удивительно, но Себон тоже немного понимает речь Майкла.


Рори (полицейскому, поймавшему его в автомобиле на превышении скорости): Вы что, не собираетесь меня арестовать?
Полицейский:
Нет.

Рори:
Это дискриминация! Вы ведь меня отпускаете только потому, что я инвалид. Быть арестованным – моё право гражданина!



Майкл: Я тебя люблю.
Себон:
Это не любовь, это благодарность... Мне нравится на тебя работать, но это просто работа.

[…]

Рори:
Майкл, не упрашивай, это недостойно. Майкл, попугаи не спариваются с броненосцами, всё!

Себон: Подло говорить ему такое.
Рори:
Неужели? Но это правда!

Себон:
А, ты хочешь правду? Ладно, слушай. Хочешь быть на равных, проявляй к людям такое же уважение, какого требуешь к себе! Если ты задел кого-то в пабе, будь готов к тому, что тебя излупят. Если являешься домой в полночь, не рассчитывай, что тебя дожидаются, чтобы помочь. А если женщина говорит тебе «нет», пойми, что ты просто не тот, кто ей нужен. Не считай, что раз ты в инвалидном кресле, это автоматически дает тебе право на любовь!

Рори:
Ты сказала, что уходишь. Думаю, тебе пора... проваливай!

Себон:
Знаешь, в чем твоя инвалидность? Ты говнюк.


Рори – Майклу: У тебя есть будущее. Это то, что называю даром я.

Рори: Напишем письмо, Майкл. В городской совет Дублина. «Дамы и господа, как пользователь инвалидных кресел с суицидальными наклонностями, я выражаю протест против невнимания к нуждам подобных мне. Ни один из мостов не оборудован удобным доступом к парапету, что мешает инвалидам воспользоваться правом броситься в реку. С отвращением к вам, Рори Джерард О'Шей и Майкл Конноли».

Рори: Рори О'Шей был здесь...
Майкл (указывает на свое сердце):
Рори О'Шей есть - здесь.



Майкл (перед комиссией, Себон переводит): Когда я познакомился с Рори, то подумал, что от него будут одни неприятности. Я был прав. Он и есть неприятность. И поскольку он считается бунтовщиком, вы решили, что у него нет ответственности для самостоятельной жизни. Но как научиться ответственности? Надо просто жить. Принимать свои решения. Делать свои ошибки. Так что если комиссия дает право самостоятельного проживания человеку вроде меня, до последнего времени не имевшему и понятия, что это значит, но отказывает в этом праве кому-то, чья жизнь является воплощением независимости, то на мой взгляд, комиссия действует предвзято.


Интересные подробности
:

- Фильм основан на рассказе ирландского писателя Кристиана О'Рейли (Christian O'Reilly), который сам работал в дублинском Центре по предоставлению права на самостоятельное проживание, где познакомился с Дермотом Уолшем (Dermot Walsh), у которого был церебральный паралич.

- Джеймс МакЭвой хотел пробоваться на роль Майкла, но после совместного прослушивания с шотландским актером Стивеном Робертсоном понял, что тот больше подходит на эту роль.

- Готовясь к съемкам, актер Джеймс МакЭвой много общался с людьми, у которых мышечная дистрофия Дюшена. Он выяснил, что они предпочитают, чтобы их вообще не замечали - только бы не жалели.

- Во время съемок актеры проводили в инвалидных креслах по 12 часов в день.

Поразительно то, как играют инвалидов исполнители главных ролей – Майкла и Рори. Особенно потряс меня Стивен Робертсон в роли Майкла.
Просто не верится, что он – играет; он – живёт; вся его душа буквально рвется наружу – через распахнутые доверчивые голубые глаза.


Стивен Робертсон (Steven Robertson) родился в 1980 году в Видлине, Шетландские острова. Страдал дислексией, но преодолел этот недуг и был признан Лучшим студентом года в Файф колледже (Fife College), что в шотландском городе Керколди. Окончив колледж, отправился в Лондон, изучать драматическое искусство в актерской школе Гьюилдхолл (Guildhall acting school) – он стал первым поступившим туда жителем Шетландских островов.
В 2004 году Робертсон номинирован на приз имени Йэна Чарльсона (Ian Charleson) за роль в «Чайке» Чехова.
(Йан Чарлсон (Ian Charleson), 11.8.1949 - 6.1.1990. Шотландский актер, в честь которого в 1991 году была учреждена премия Ian Charleson Awards; вручается лучшему британскому театральному актеру, в возрасте до 30 лет.)

**
Один из зрительских комментариев; перевод мой:

«Этот фильм – настоящий. В разные периоды своей жизни я испытывал эмоции обоих – и Рори, и Майкла. У меня - мышечная дистрофия Дюшена, так что то, что вы видели, полностью отражает мои чувства. Кто-то может не поверить, что на самом деле бывают инвалиды вроде Рори, исполненные ярости и возмущения. Я точно знаю, что бывают, потому что я – один из них.
История великолепна. Для драмы характеров этот фильм очень динамичен. Я не скучал ни минуты, возможно, отчасти потому, что всё, что я видел, чрезвычайно близко моему сердцу. Но уверен, что большинство думающих людей будут неотрывно следить за происходящим на экране и сопереживать персонажам. Актерская игра просто феноменальна! Джеймс МакЭвой прекрасно сыграл Рори О'Шея, страдающего мышечной дистрофией Дюшена. Стивен Робертсон заслуживает награды за воплощение образа Майкла Конноли, парня с церебральным параличом.

Майкл влюбляется в девушку, которая не отвечает на его чувства. Рори помогает ему это пережить. Со мной подобное происходило много раз; я задавал себе вопрос: «Она не любит меня, потому что я не тот, кто ей нужен? Или ее отталкивает моя инвалидность?» Неважно, что скажет девушка. Мы всегда будем скептичны. Это нормально, но в любом случае это больно.

Несколько эпизодов заставили меня плакать: всё это так грустно, я столько раз сталкивался с подобным в жизни. Те, у кого нет неизлечимой инвалидности, просто не могут представить себе – каково это.

Фильм обязателен к просмотру для всех. Инвалиды есть везде, и их часто не понимают. Этот фильм высвечивает некоторые стороны жизни, которые нормальными людьми принимаются как должное.

Мы хотим быть такими же, как вы все – жить как хотим, выходить, куда хотим, иметь право выпить и быть любимыми. Внешне кажется, что мы мало на что способны. Но внутри – мы танцуем!»
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...