Sunday, 12 July 2009

снова "На десять минут старше: Труба" / Ten Minutes Older: The Trumpet (2002)

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Видимо, в связи с жарой и вызванной ею общей леностью наступил период ретроспективного просмотра. Было интересно проверить впечатления – в данном случае, четыре года спустя.

Номер 1 (как порядково, так и по степени симпатичности).
Аки Каурисмяки. Ада нет для собак / Aki Kaurismäki, Dogs Have No Hell


Эта короткометражка так и осталась для меня номером один! Понравилась безоговорочно, даже больше, чем в первый раз. Суховатый юмор, марионеточные движения актеров, минимализм от финского режиссера; в 10 минутах (нам подчеркнуто суют под нос разнообразные часы) – история всей жизни.

Мужчина (Марку Пелтола/Markku Peltola) только что вышел из тюрьмы - его задержали за попытку покончить с собой.

Полицейский: Только не ложитесь опять на рельсы.
Мужчина: Поезд опаздывал, я заснул.

После неудачного самоубийства пришло решение изменить свою жизнь. Мужчина продает свою долю владения автомастерской:

Мужчина: Дело подвернулось. Нефть бурить. В Сибири. И хочу жениться, но она пока не знает об этом.
Его напарник: Ты бросаешь меня ради своей страсти.
Мужчина: Ради любви.
Упоминание о страсти в диалоге таких каменнолицых персонажей звучит уморительно.

В пять минут решается судьба – объяснение в любви.


В кафе бармен по молчаливой просьбе мужчины зовет его подружку (Кати Оутинен/Kati Outinen), которая работает на кухне – так смешны и трогательны её движения: порыв идти, брошенные овощи, поправленная шапочка.


Украшение эпизода (помимо патетической музыки Чайковского) – незатейливая песенка финской группы “Marko Haavisto ja Poutahaukat”. Снова не удержусь от сравнений с группой «Браво» (Дорога в облака и т.п.)



“Thunder and lightning”
Thunder and lightning
Oh, so frightening
I still hear your sweet voice in the air.
Feeling sorrow, there’s no tomorrow
For I love was you won’t be there.

Sky is crying, wind is bending trees,
Here I am on my bended knees.

Thunder and lightning,
Alone and crying

Summer’s gone and so are you.
I recall the time in lovely May,
Spring was warm, love was pure and true
You were mine to stay.
Gone is June, gone is sweet July
Then came August took my sweet one and left me here to cry.

Thunder and lightning..."



- Я давно тебя не видела. - Я тебя избегал. - Почему? - Потому что не мог решиться.



Под торжественные раскаты музыки Чайковского мужчина покупает кольца (- Обручальные или венчальные? – Венчальные), – после чего, как на небеса, пара возносится на эскалаторе.


Наконец поезд с надписью Санкт-Петербург и диалог с патриотичным финалом (тут же и Чайковский):

- Я смотрю. – Куда? – Там ли еще она. – Кто? – Родина.

Каждое движение и кадр выверены идеально; ни прибавить, ни отнять.
Все актеры снимались у Каурисмяки неоднократно. Мистика: сколько раз замечала, что импульс написать о том или ином человеке возникает в день его/её рождения/смерти!

Например, как раз сегодня, 12 июля 2009, было бы 53 года Марку Пелтола (Markku Peltola). Он не только актер, но и музыкант; играл во многих фильмах Каурисмяки. Он уже умер (31 декабря 2007), ему был всего 51 год.

Очень смешной и симпатичный угловато-невозмутимый бармен - Яннэ Хюютиайнен/ Janne Hyytiäinen; обладатель скандальной репутации и пятерых детей, активно играющий в (финском) кино и театре; исполнил главную роль у того же Каурисмяки в фильме "Laitakaupungin valot" ("Огни в сумерках" / "Огни окраин", 2006). Обязательно посмотрю при случае.

2. Виктор Эрисе «Линия жизни» / Victor Erice, Lifeline


Испанская глубинка, лето, жара. Почти безмолвный эпизод – гипнотический эффект создают звуки тикающих часов, капающей воды, постукивание молотка по косе. Снято очень красиво, такая округлая миниатюра – чему способствует обилие круглых предметов: маятник, циферблат, раковина с кругами каплющей воды.

Предполагалось, что эпизод будет цветным, но потом сделали его черно-белым, гораздо более выразительным.
Во время послеобеденной сиесты у младенца развязался пуп. Все обитатели дома (а их немало, детей и взрослых) продолжают заниматься своими делами: спят, месят тесто, кладут пасьянс, рисуют на запястье часы, косят траву, вешают белье, качаются на качелях и занимаются прочими делами. Напряжение нарастает. Этому способствует и настойчивое изображение неновой газетной страницы – 28 июня 1940 года, когда немецкие войска вошли в Испанию...

Наконец мать, спавшая рядом с ребенком, очнулась, кровотечение заметила – на крики набежали окружающие, пуп завязали, всё исправили. Интересно, что автор этой миниатюры – Виктор Эрисе – родился 30 июня 1940. Можно предположить, что младенец – сам режиссер, что придает эпизоду еще более глубокий смысл.

3. Вернер Херцог «На десять тысяч лет старше» / Werner Herzog, Ten Thousand Years Older


Печальный документальный эпизод. Бразилия, джунгли Амазонки. Племя уруэу (Uru Eus) обитало здесь, где-то в отдаленном районе, по уровню развития - в каменном веке. В 1981 году племя, к его несчастью, было обнаружено – и вскоре исчезло под натиском цивилизации: "перенесение на тысячу лет вперед стало шагом в пустоту". В течение года большинство уруэу вымерло из-за простой простуды и ветрянки, не успев выработать к ним иммунитет. Молодые уруэу стыдятся диких сородичей и стремятся устроиться в больших городах. Племя обречено. Двадцать лет спустя Вернер и член первой экспедиции отправились повидаться с оставшимися из уруэу – вождем и его братом, которые поведали о своей «доцивилизационной» жизни.

4. Джим Джармуш «Ночь в трейлере» / Jim Jarmusch, Int. Trailer Night

Стильно черно-белая история о тяготах актерского ремесла. Ночь, 10-минутный перерыв в съемках – но несчастной актрисе (Хлоэ Севиньи/Chloe Sevigny), забившейся в свой трейлер, не дают толком насладиться музыкой Баха и поговорить по телефону:

то звукооператор заявится и проверяя, всё ли в порядке по его части, унизительно шарит у девушки под платьем; то гример приплетется прическу проверить... Ах, никакой личной жизни. Честно сказать, меня тошнит от историй о муках актерского творчества; отношение старика Хопкинса куда как честнее. Правда, в каких-то рецензиях читала, что взгляд Джармуша исполнен юмора. Ну, разве что так.

5. Вим Вендерс «12 миль до Троны» / Wim Wenders, Twelve Miles To Trona


Клёвый 10-минутный road-movie - про офисного парня, в каком-то трейлере ненароком объевшегося «печеньем для взрослых». Парень (Чарльз Эстен/Charles Esten) приехал в больницу Троны за помощью, но не повезло – рабочие дни с пн. по чт., а была пятница. Чертыхаясь, он едет до ближайшей больницы, которая расположена в 12 милях, в Риджкресте (кстати, почему в названии – 12 миль ДО Троны?). Слышны удары гулко колотящегося сердца.


По дороге парня посещают всевозможные нарядные видения, а в итоге, когда «держаться нету больше сил» - на перекрестке пустынных дорог Господь посылает ему машину с только что получившей права девушкой (Amber Tamblyn) за рулем, которая довозит беднягу до больницы. Снято потрясающе; плюс музыка – альбом Souljacker (2002) группы Eels.


Вот что рассказывает Вим Вендерс про свои «На 10 минут старше» (Wim Wenders' Synopsis for his contribution to the "Ten Minutes Older" project):

Десять минут - это ничто. Десять минут – это вечность.
Я хотел наполнить «мои» десять минут чем-то из собственного опыта, чем-то, что пережил я сам, придать этому экзистенциальную основу, актуальность. В итоге могло получиться подобие вымысла, но начать я хотел с настоящего, важного для меня.

Пытаясь вспомнить по-настоящему важные десять минут из моей жизни, я находил множество случаев. Некоторые были слишком личными, так сказать, для изложения других потребовалось бы гораздо больше десяти минут, а некоторые лучше рассказывать в словах, а не изображениях. Наконец память столкнула меня с тем, что меня всегда преследовало и о чем я никогда не упоминал раньше, ни в фильме, ни в сценарии. Это был единственный раз, когда я был очень близок к смерти; случай изменил тогда мою жизнь. С тех пор прошло 33 года.

Как любое другое яркое воспоминание, с годами это происшествие начало жить само по себе, стало самостоятельным существом, - после того, как я несколько раз рассказывал о нём, после определенных процессов фильтрации, которые использует мозг, чтобы справиться с травмами. В общем, я чувствовал, что могу делать со своим собственным воспоминанием всё, что захочу. Так, я изменил место действия, изменил общую ситуацию, изменил обстоятельства, изменил время, когда всё происходило, изменил участников. Я сохранил лишь ядро, основу ситуации, которая стала ужасным переживанием. Я подытожил её как «полная потеря реальности».

«Потеря реальности» - таково было рабочее название, хотя я отлично понимал, что так сделать никогда не получится. В качестве названия это было слишком очевидно, слишком «ради денег». Однако оно помогло определиться по поводу того, кем я буду через десять минут фильма, которые имел в распоряжении. Само по себе происшествие пересказать можно очень быстро; и конечно, я был не единственным, с кем произошло нечто подобное в те невероятные 60-е: невольный наркотический опыт, случайная передозировка.

Меня поразило то, сколько людей за короткий процесс съемок и монтажа воспринимали ситуацию в качестве знакомой, как нечто, произошедшее и с ними. Мы работали крошечной командой, но даже в такой небольшой группе я услышал с десяток похожих случаев. Всё же «околосмертные переживания» были не тем, что я хотел снять и рассказать. Это было то, что всегда, при любых попытках облечения в слова звучит плоско, не так. Ни слова, ни образы никогда не смогут даже приблизиться к тому, что я хотел выразить. Так что в очередной раз многое из этой истории осталось со мной, невысказанным. Но та часть истории, которая приводит к этому, то, что я связываю с потерей (и результатом) отсутствия реальности, ЭТО, думаю, было нечто, способное довольно точно вписаться в десять минут.

Мне была необходима порция рок-н-ролла и форма миниатюрного road movie. Вам не придется выкручивать мне руки, заставляя ступить на эту территорию. Для рок-н-ролльной части я обратился за помощью к группе EELS. Для части «на-дороге» я выбрал Калифорнийскую пустыню около Долины Смерти. (Что с самого начала звучало очень кстати...).



Был обнаружен городишко Трона, - один из тех счастливых случаев, на который всегда рассчитываешь, отправляясь на поиск места для съемок. Больницу, которую вы видите в начале и которая открыта только «с понедельника по четверг», я не придумал. Она есть на самом деле. И нет ничего лучше для описания потери реальности, чем то, что действительно существует".
(перевод мой; пользуйтесь на здоровье, не забывая на меня ссылаться).

6. Спайк Ли «Нас ограбили» / We Wuz Robbed, by Spike Lee


Мини-документалка про манипуляции голосами избирателей, в результате которых Буш-2 выиграл выборы у Гора.

7. Чен Кайге «Сто цветов скрыты глубоко» / Chen Kaige, 100 Flowers Hidden Deep



Грустная и трогательная история об одной из жертв принудительного переселения в мощно развивающемся Пекине (многоэтажные современные здания, магистрали – напирают, сметая на пути старые традиционные домики).


- Смотрите, это язычок колокола. Он мелодично звенел на ветру.

Чен Кайге (о Китае): "Это страна без прошлого. Политические режимы систематически крадут у нас нашу историю. Только теперь мы начинаем её возвращать" (отсюда).
Очевидно, парень свихнулся, когда его любимый дом заровняли под стройплощадку. Теперь он вызвал перевозчиков, которые посмеиваясь (заказ оплачен) имитируют погрузку невидимой мебели и предметов обихода.


Симпатичная короткометражка – если бы еще не уродливая компьютерная графика в финале.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...