Wednesday, 3 June 2009

Татьяна Друбич: "Каренина – жертва научно-технической революции…"/"Anna Karenina", new screen version

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Когда-то в ШЗ Александр Генис рассказал: «…в Америке есть фантастически популярная женщина – Офра [Уинфри]. Афроамериканка, которая ведет популярную передачу. Она более популярна, чем всё человечество вместе взятое. И раз в год она назначает книгу, которую будут всё лето читать её зрители. И год назад этой книгой стала «Анна Каренина». В результате вся Америка скупила Анну Каренину – это значит, что Анна Каренина из недели в неделю становилась бестселлером!»

У нас роль Офры сыграл Сергей Соловьев со своей экранизацией, «назначив» роман Толстого для чтения. Все бросились перечитывать шедевр Льва Николаевича, чтобы понять особенности его интерпретации Соловьевым, а попутно разобраться в деталях, вроде: а чё, Каренина морфинистка, чё ли? Так или иначе, Сергей Соловьев – знатный просветитель.

Версия Соловьева по определению не могла не быть экстравагантной. Меланхоличная Друбич, «делающая всё с лёгкой необязательностью», в роли вулкана страстей, пылкой Анны… А тем более светлой памяти Олег Янковский в роли Каренина, того самого, «ворочавшего всем тазом и тупыми ногами», с «пронзительным, детским и насмешливым голосом», и конечно, с «хрящами ушей, подпиравшими поля круглой шляпы»! (цитаты из романа Л. Н. Толстого)
Не знаю пока, буду ли смотреть Соловьёвскую экранизацию - трепетно отношусь к роману.

А вот отрывки из интервью Татьяны Друбич, по поводу. Запомнились её слова о Янковском - именно, был рассчитан на долгую жизнь; поэтому еще его смерть стала таким шоком...

"Дм. Быков: А композитором «Анны Карениной» была, насколько я знаю, ваша с Соловьевым дочь Аня.

Т. Друбич: Точно.

Дм. Быков: Но она ведь дитя, в сущности. Ей чуть за двадцать.

Т. Друбич: Ну, побольше, но если она пишет для американских сериалов, почему ей не сочинить музыку для отцовской картины? Мне кажется, у нее получилось.

Дм. Быков: Вы уже «Анну» видели?

Т. Друбич: Я видела ее в таком количестве вариантов, что затрудняюсь вот так ответить – «видела». Я не думаю, что эта картина закончена и что может быть закончена в принципе. Есть пятисерийный вариант, есть кино, в котором нет Левина, – чистый треугольник, и эта версия, может быть, лучшая, почти черно-белая, точней, тонированная, синяя… Есть нормальный цветной фильм с линией Левина. Мне он нравится. Это самая точная, пошаговая, поэпизодная экранизация из тринадцати существующих на сегодня.

Дм. Быков: Ну, соловьевская экранизация традиционной быть не может…

Т. Друбич: Она нетрадиционная в том смысле, что Каренина там играл Олег Иванович Янковский. И это Каренин без скрипучего голоса и без тупых ушей под шляпой. Такого Каренина, насколько я знаю, еще не было. По крайней мере понятно, за что его любит Анна. И он ее любит тоже. На его фоне Вронский простодушен, хотя и честен. И Бойко – замечательный Вронский, и Абдулов – замечательный Стива, но принципиальная новизна этой версии «Карениной» в том, что там все крутится вокруг Алексея Александровича. Он – солнце, мы – планеты. И я счастлива была поиграть в этом оркестре, где Янковский – первая скрипка.

Дм. Быков: Кстати, скажите как врач: его можно было спасти?

Т. Друбич: Не знаю. Когда он снимался в «Карениной», он был в отличной форме – физической и актерской. Янковский вообще был рассчитан на долгую жизнь, идеально устроен – во всем точен, профессионален, нравственно безупречен, что вообще-то тоже продлевает жизнь… Никто подумать не мог, что с ним такое случится: вот Саша Абдулов – этот вел себя саморастратно и безалаберно, искал приключений на свою голову, работал как сумасшедший, вообще жил бурно и широко. Но Янковский, который был весь – школа и самодисциплина… В принципе надо было насторожиться, когда он стал стремительно худеть. А ему сказали: это же хорошо, многие, наоборот, полнеют в вашем возрасте! А между тем плохо – это не когда худой или когда толстый. Настораживаться надо, когда резко потолстел или похудел. Вот, может, тогда…
Вообще за всю жизнь Янковский совершил один безжалостный поступок – вот этот его уход.

Дм. Быков: «Каренина» же делалась чуть не десять лет?

Т. Друбич: Около того.

Дм. Быков: Это сказалось? Вам роман не осточертел?

Т. Друбич: Нет, я его любила и люблю. Лучшая история про то, чем платишь за любовь: вещь вроде банальная, но каждый раз, как тебя это ударит, убеждаешься заново.
Есть две травмы: любовь и возраст. Как замечательно сказал один мой друг, старость – это не для слабаков. [вообще-то, друг процитировал американскую поговорку – прим. Е. Кузьмина].
И смерть не для слабаков, добавлю я. Но надо же как-то заканчивать всю эту историю, если родились, куда-то выводить ее, на какой-то результат… Это иллюзия, что можно загородиться детьми или сделанным. Вот «я родила» или «я написал»… Надо жить, и жить как-то так, чтобы в целом это не выглядело противно. И с любовью так же – это всегда боль и всегда зависимость. Но я бы так сказала, что это боль… которая делает тебя человеком. И смерть – это вещь, которая делает тебя человеком. Будь бессмертие – Господи, чего бы все наворотили! Или вообще бы, наоборот, ничего не сделали – времени-то вон сколько…"

*
из другого интервью (2007), фото отсканировано мной:
"- Таня, как вы думаете, сегодня женщина способна броситься под поезд из-за любви?

Т. Друбич: Женщины ведь разные… И тогда, и теперь. А вот общество… изменилось резко. Сегодня ее самоубийство никто бы не заметил или сочли за глупость. Потому что жанр трагедии уже невозможен ни в кино, ни в литературе. И в жизни трагические события перестали восприниматься - превратились в зрелище. Мы стали персонажами только мелодрам и боевиков, причем в самых разных сюжетах.

Анна - женщина абсолютная, я бы сказала, «тотальная». Конечно, благополучная, но совсем не рациональная. И очень совестливая. Каренин - человек долга, человек большой карьеры, большого ума, и с совестью у него тоже все в порядке. По отдельности эти свойства встречаются и теперь, но вместе… не знаю, давно не встречала таких людей. У таких людей одна правда. Жить с этим трудно. Каренина поддалась смертоносному чувству, на которое не имела права, по ее убеждению. Почти все справляются с таким положением легко. У них есть выбор в отличие от Карениной. Понимаете, не могла она с собой договориться. Я думаю, что умение осознавать свои поступки и, главное, отвечать за них и делает нас людьми.

- Тем не менее уверена, что большинство современных замужних женщин мечтают при наличии обеспеченного мужа завести любовника. То есть повторить историю Карениной.

Т. Друбич: Это неправильная информация. И Анна не мечтала об этом. Большинство женщин, я уверена, все-таки мечтают быть Кити. Но это… так, как хотелось бы жить, а судьба Анны - это, к сожалению, реальность.
Любовный треугольник - сюжет для мелодрамы, а Каренина - героиня трагедии. Вот в чем главный здесь конфликт. Если бы я была режиссером, то снимала бы две части.
Первая часть - история, рассказанная Карениным, вторая - история, рассказанная Вронским. Получились бы две разные истории с одним и тем же финалом. Анна все равно жертва, как бы ее ни воспринимали. Женщина всегда уязвима, потому что именно на ней отрабатываются все новые социальные технологии, придуманные мужчинами".
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...