Thursday, 16 April 2009

Надя Кожушаная: «Я выкладываюсь от и до...» / Nadezhda Kozhushanaya

Надя Кожушаная как-то сказала: «Я выкладываюсь от и до...» И потому неполные 45 составили это пространство: от дня рождения 15 марта 1952 и до дня смерти 15 января 1997. В какой его точке началось то, что называют творчеством, сказать просто невозможно.

Девочка-школьница пишет письмо тому, кто стал одной из первых любовей, и адресат её — Чехов... Молодой дипломированный филолог работает как художник по мозаике... Разве это не творчество?!

Если же говорить о внешних, результативных вехах, так они таковы.
В 1983 году был поставлен первый фильм по сценарию Нади, тогда студентки Высших курсов сценаристов и режиссёров.
В 1985 — ещё один, тоже короткометражный, о котором говорили и писали.
«Нам не дано предугадать» — фильм трёх талантливых женщин: автора сценария Надежды Кожушаной, режиссера Ольги Наруцкой, актрисы Евдокии Германовой, счастливо встретившихся в начале пути в большое кино.

Война. Осажденный Ленинград. Юные он и она. Всего несколько часов Любви перед лицом Смерти.

Так сразу определились основные координаты жизни-творчества Нади и, как она сама называла, «любимые болезненные точки» её мира. Любовь в присутствии Смерти. Человек в сверхнапряжённом контексте времени, социального и метафизического. Неизбывный драматизм взаимоотношений Женщины и Мужчины, всегда с повышенной температурой чувств. И мир, точно сдвинутый, гротескный. И трагизм не как жанровое предпочтение, а как мироощущение перед концом империи, в конце века.

Написанные ею женщины — ранимые, грешные, погибающие без любви. И в каждой что-то от неё самой. Мужчины, как она сама говорила, написанные «вприглядку». И каждый для неё тайна и загадка. Дети в её сценариях — беззащитные, не по годам мудрые, играющие в страшноватые игры.

И это наши женщины, мужчины, наши дети, те, которых встречала в своей жизни Надя — сельская учительница по распределению; табельщица в СУ-64, работающая в Москве по лимиту, — и которых сценарист Надежда Кожушаная увидела изнутри, из глубины, в их человеческой сути, сохранённой или осквернённой.
И всем им, главным, второстепенным, эпизодическим, хватило её внимания, интереса, любви. «А что еще важнее, кроме людей? Дом, работа, люди и опять работа» — в этих словах вся философия, вся ее жизнь.

Не суетная, чувствующая истинный смысл вещей, Надя счастливо избежала распространённого среди по-настоящему талантливых сценаристов комплекса профессиональной неполноценности, связанного с ключевой авторской позицией режиссёра в кино. Она просто работала над сценарием, над фильмом вместе с режиссёрами. Энергия её личности оплодотворяла замысел, сюжет, материал, который она получала порой извне. Это могла быть новелла Уильяма Фолкнера — сценарий «Нога». История из жизни родителей режиссёра Ивана Дыховичного — сценарий «Прорва». Повесть Святослава Рыбаса — сценарий «Зеркало для героя». Рассказ молодого режиссёра-аниматора о своей бабушке — сценарий «Бабушка».

Сила её авторства концентрировалась в редкой способности сочувствия, сопереживания, в особом болевом пороге ощущения жизни чужой — как собственной. И в этой сверхчувствительности, сверхотзывчивости — Надя Кожушаная — сценарист-Женщина. Что, по её собственному признанию, никогда не мешало в работе. А отношение режиссёров-мужчин — бережное, трепетное — было наградой не отрекающейся от себя женственности.

Работать только с теми, кого любишь, — какая роскошь в наше время, какой ясный, абсолютный принцип. «Моя любовь — Олег Каравайчук» — с этим фантастическим композитором и музыкантом сделаны «Муж и дочь Тамары Александровны», «Нога», «Розовая кукла», «Неживой зверь».

Любимые актёры: Ваня Охлобыстин, Иван Бортник, Александр Феклистов, Сергей Колтаков. Все из породы необычайно эмоциональных, отзывчивых, кризисных, сверхчувствительных, как она сама.

О своих режиссёрах Надя говорила: «Все мои режиссёры — мировоззрение», — значит, со своей картиной мира, со своим стилем. И. Дыховичный, Н. Тягунов, В. Хотиненко, О. Наруцкая, О. Черкасова, Т. Скабард. Все одного поколения, ровесники или — плюс-минус несколько лет.

Надя Кожушаная не вела политических счётов с нашим недавним прошлым, не предавала его анафеме. И может быть поэтому стала одним из авторов едва ли не лучшего фильма о связи времён, поставленного, точно зеркало на нашей дороге из прошедшего в настоящее — «Зеркало для героя». Она страховала себя от любой конъюнктуры. И поэтому написала сценарий лучшего фильма об афганской войне, безукоризненный по нравственной позиции и очень талантливый — «Нога».

«Бессонница», «Прощай, Москва», «Бэби-йога», «Пенальти». С горечью вспоминаются названия, замыслы, о которых Надя рассказывала.

В журнале «Искусство кино» опубликована поразительная вещь, названная «Простое число». Её даже трудно назвать сценарием, так эта литература не вписывается в рамки привычного, возможного, доступного экрана. С точки зрения философии, эстетики, языка — это заявка на н_о_в_о_е, другое кино. И его надо делать, но уже без Нади Кожушаной...

Был у неё пароль: «Наш пароль: любовь — любовь — любовь — любовь — любовь — любовь — любовь — любовь. Говорить его надо тихо, с придыханием и быстро-быстро, без пауз».
Она всегда получала на него отзыв.

Попробуем и мы...

Ирина Гращенкова, киновед
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...