Wednesday, 1 April 2009

Париж / Cédric Klapisch "Paris" (2008)

Наконец-то длинный фильм, который не хотелось перематывать... Эту мозаичную историю сложно пересказать - столько всего и всех в ней переплетено.
Закольцованность, замкнутость, взаимосвязанность персонажей – брат, сестра, торговец овощами, его бывшая, её любовник, негр и его брат, снова сестра, профессор, студентка... Как каждый фильм, повествующий «обо всём» - он и «ни о чём»; просто о жизни...

«Вселенная? Она вокруг нас!» – объясняет Элиза (Жюльетт Бинош/Juliette Binoche) детям. Ей сорок, она мать-одиночка с тремя детьми, работает в социальной службе.

У неё есть младший брат Поль (Ромен Дюрис/Romain Duris); он танцовщик и три месяца назад узнал, что серьезно болен («Это сердце уже не работает – мы рекомендуем пересадку»), но даже операция даст лишь немного шансов...

Поль (Элизе): Я скоро сдохну. Говорю тебе об этом – а ты на меня орешь.


Поль сидит дома, высаживает на балконе всякие растения, но «самый кайф - смотреть в окно. Как живут другие, кто они, куда идут? Сочинять о них истории...» Несчастье заставило остановиться и оглядеться; при желании можно увидеть вокруг немало интересного...



И симпатичная загадка фильма в том, что остаётся не вполне выясненным, реальны ли все рассказанные в нем истории – или же их выдумал Поль, долгими часами наблюдая за городом со своего балкона.



...Чтобы скрасить тягостные дни брата, Элиза переселяется к нему (со своими тремя детьми!). Она одинока, работа раздражает, мужчины нет. И – как всегда бывает – именно смертельно больному приходится ободрять её, вселяя веру в себя: «Ты молода, хороша собой, пользуйся этим! Ты ведь не умираешь!»


На овощном рынке Элиза болтает с Жаном (Альбер Дюпонтель/Albert Dupontel) и его бывшей женой Каролиной (Жюли Феррье/Julie Ferrier). Они расстались год назад, но продолжают вместе работать. Мир тесен – Элизина дочка дружит с их дочерью: «Овощи на рынке продает мама лучшей подруги Симоны».

Мусор в доме Поля убирает некий камерунец, мечтающий вызвать к себе брата Бенуа, оставшегося на родине, и посещающий социальную службу, где работает Элиза.



В магазинчике по соседству работает нервная расистка-булочница (непривычная для меня роль Карин Виар/Karin Viard), – она постоянно орёт на своих молодых сотрудниц, особенно ненавидя девушек со знойной внешностью.
- Как Вас зовут?
- Хадижа, мадам.

- Ну да, как же еще...

Каролина, утратив чувство собственного достоинства, «крутит шашни» и позволяет делать из себя непристойную «телегу» - видимо, отчасти для того, чтобы гибель беспутной дамочки была "не зряшной" и не слишком расстроила зрителя.

После гибели бывшей жены Жан переживает и согласно её завещанию живописно развеивает прах над Парижем.


Еще есть немолодой профессор истории Ролан (элегантный Фабрис Лукини/Fabrice Luchini). За ним охотятся телевизионщики, пытаясь заполучить его в образовательную программу о Париже («Таких знатоков Парижа как Вы очень мало», - вкрадчиво нашептывает энергичный телеведущий).

Вскоре соблазненный гонораром профессор даёт себя уговорить: так и быть, люди, дам вам приобщиться к сокровищнице моих знаний!
Ролан с Филипом, младшим братом, хоронят 95-летнего отца – Филип (Франсуа Клюзе/Franсois Cluzet) безутешно рыдает: "Жаль с ним расставаться...".

Ролан холостяк; страшится стать одержимым маньяком-историком, не вылезающим из библиотек; влюбляется в красавицу студентку Летицию (Мелани Лоран/Mеlanie Laurent). Услышав номер её мобильного («Это как стихи!»), он его запомнил и начал бомбардировать девушку смс-ками в молодежном стиле: «Жжешь, внешность зачет» - а также страстными стихами Бодлера. «Я старый хрыч, знакомиться неуместно...» - неловко объясняет он брату. В общем, профессор в панике.

Он отправляется к психотерапевту – хотя сразу честно предупреждает, что во все эти штучки не верит. Ролана мучит сделка с совестью - новая работа: «Опошляю историю для телевидения». Смерть отца... Профессор плачет; затем идет на работу к брату-строителю и обвиняет его, что тот – весь такой благополучный - не видит, как ему плохо...

Вскоре Ролан разоблачен и смог переспать с вожделенной студенткой... Напоминая себя самого в «Откровенных признаниях», Лукини зажигательно отплясывает перед вернувшей ему молодость девицей.


Именно на окна Летиции грустно взирает с балкона Поль, выдумывая очередную историю... Человеколюбивая Элиза отправляется к девушке разузнать, не согласится ли она переспать с её братом напоследок. «У меня нет парня», - говорит студентка. Ну, конечно, престарелый профессор да юный сокурсник – мелочи, этим можно пренебречь...

Тогда неутомимая Элиза приводит брату одинокую подругу («Более одиноки только мёртвые...») и устраивает вечеринку...



В это же время, но в другом месте происходит дивное социальное слияние: фотомодели и торговцы овощами... А с печальноглазым Жаном соединяется – что было ясно с начала фильма – Элиза человеколюбивая; даже смущенно танцует неуклюже-трогательный стриптиз.


Слишком часто эксплуатируемый в последнее время киноделателями приём – масса персонажей, толкущихся в замкнутом пространстве. Даже эпизодический бомж, свистнувший Элизе, позднее возникнет – у нее же на приёме в социальной службе. Кстати, - вот он, закон кармы – она, по объективным причинам, не смогла ему помочь...

Живописный финал: ласковым солнечным днём Поль отправляется на операцию; тем же утром у Филипа рождается сын... Circle of life.

Такси везёт Поля в больницу; по пути он минует персонажей, чьи истории так или иначе переплетались в этом длинном фильме – задумчивого Ролана, красавицу Хадижу (Sabrina Ouazani), с которой у Поля мог бы быть роман, ветреную Летицию, камерунца Бенуа, каким-то чудом доплывшего до земли обетованной...

«Они не знают, как им повезло. Они ходят, дышат, бегут... Ругаются, опаздывают. Они не понимают, какое это счастье: просто так, беззаботно бродить по Парижу».

В общем, сплошной гуманизм и вечное carpe diem.



Посмотрела с удовольствием. Прелестный саундтрек – столь же многообразный и сложно-запутанный, как и перипетии фильма. Красивые виды Парижа. Дивные актеры. Приятная неглупая мелодрама.



Когда вот теперь попыталась пересказать, что-то история кажется приторной, а персонажи её идеализированными... Хотя... может, надуманности в подобных историях и нет – ну, если есть, то только в рамках требований художественности. Просто рассказывают их те, кто, в отличие от большинства людей, умеет наблюдать, видеть, а не просто смотреть. «Париж» Седрика Клапиша (Cédric Klapisch) – в историях современных обитателей города. Правда, обилие персонажей и намеренная сложность сюжета не дает возможности сделать образы глубже и достовернее...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...