Thursday, 2 April 2009

Надежда Павловна Кожушаная (15 марта 1952 - 15 января 1997), биография, фильмография /Nadezhda Kozhushanaya

кинодраматург, актриса

Надежда Ямшанова (в замужестве - Кожушаная)
Родилась 15 марта 1952 года в Свердловске (теперь Екатеринбург).
Мать - Глафира Михайловна Ямшанова, отчим - Владимир Иванович Рощектаев.

В детстве занималась музыкой, рисовала.
1974 - Окончила филологический факультет Уральского государственного университета.
1974-1975 работала учительницей в сельской школе.
1975-1978 — художник по мозаике в городских худ. мастерских в Сургуте.
1978-1979 — табельщица в СУ-64 в Москве.
1984 - окончила ВКСР (сценарная мастерская С. Лунгина и Л. Голубкиной).
В анимации работала с О. Л. Черкасовой, А. Н. Золотухиным и В. А. Ольшвангом.

Заслуженный деятель искусств РФ (1997).

Муж – Борис Дмитриевич Кожушаный (род. 5 сентября 1951), архитектор; дочь Екатерина.

Умерла 15 января 1997 года. Похоронена на Троекуровском кладбище в Москве.

Фильмография:

1983 «Прогулки по ночному городу» (короткометражный, СССР) - автор сценария совм. с А. Зельдовичем
1985 «Нам не дано предугадать...» (новелла в киноальманахе «Манька»; короткометражный, СССР) – автор сценария
1985 «Бузкаши» (короткометражный, СССР) - автор сценария
1986 «Торо!» (короткометражный, СССР) - автор сценария
1987 «Зеркало для героя» (СССР) - автор сценария
1989 «Муж и дочь Тамары Александровны» (СССР) - автор сценария, актриса
1991 «Террорист» (в киноальманахе «Дети, бегущие от грозы», короткометражный, СССР) - автор сценария
1991 «Нога» (СССР) - автор сценария, актриса
1992 «Прорва» (Россия/Франция/Германия) - автор сценария совм. с И. Дыховичным
Надя Кожушаная: «Для меня эта история была такова: женщину оскорбили, она ходит, живет дальше и пытается выпутаться. А пока она выпутывается, соблазняют другую женщину и в конце - оскорбляют другую...»
1993 «Ой, Бог ты мой!» (документальный, Россия) - автор сценария
В 1994 поставила на ТВ документальный фильм по собственному сценарию «Нежности и ласки вам, больные» (1994).
1996 «Неживой зверь» (новелла в к/а «Здравствуй, племя молодое...», короткометражный, Россия) - автор сценария

Анимация:

1990 «Дело прошлое» (анимационный, СССР) - автор сценария
1993 «Племянник кукушки» (анимационный, Россия) - автор сценария
1995 «Нюркина баня» (анимационный, Россия) - автор сценария
1996 «Бабушка» (анимационный, Россия) - автор сценария
1997 «Розовая кукла» (анимационный, Россия) - автор сценария

Автор нереализованных сценариев:

"Последняя игра в куклы" (1983),
"Самый первый счастливый день" (1984),
"Забор" (1985),
"Воскресный день" (1987),
"Женщина номер два" (1989),
"Прощай, Москва!" (1992),
"Бэби-йога" (1992),
"Простое число" (1992),
"Про Ваню" (1996) и др.

Призы и премии:

1991 Премия «Золотой Овен» (В номинации «Открытие года», фильм «Прорва»)
1992 Премия «Золотой Овен» (В номинации «Открытие года», фильм «Нога»)
1997 Общероссийский фестиваль анимации в Тарусе (Приз за лучшую драматургию, фильм «Бабушка»)
1997 Общероссийский фестиваль анимации в Тарусе (Приз за лучшую драматургию, фильм "Розовая кукла")

**
Эта книга Надежды Кожушаной - уникальное издание: первая книга ее сценариев, прочитав которую можно вдруг удивиться блистательному русскому языку, услышать, заслушаться, представить и сыграть всё, что придумала фантазерка Надя. Можно пойти свершить поступок.
Подобная книга издана впервые. Она красочно проиллюстрирована рисунками из мультфильмов и кадрами из кинофильмов и фотографиями из семейного архива.

**
из статьи Ирины Шиловой о фильме «Нога» (1992):
"Женщина с девочкой, оказавшаяся сценаристкой фильма, вошла в мою жизнь чуть позже. Ее имя — Надежда Кожушаная, и этому имени кинематограф обязан многим.

Невысокого роста, тонкая, с характером твердым, а языком резким и нелицеприятным, она ко времени нашей встречи уже была известным сценаристом, любимой ученицей Валерия Фрида, в общем мнении представлялась неуправляемой и своевольной. Даже на светских приемах Надя всегда оставалась самой собой: была не как все одета, сама выбирала тех, с кем хотела быть, с ними тоже особенно не церемонилась, но вдруг могла оказаться поразительно, по-детски обиженной, беспомощной, но не терпевшей утешений.
Помню её жесткие слова, почему сейчас нельзя делать фильмы о чеченской войне. Нельзя — и все. (Позже она написала об этом статью).

Помню, как из Дома кино Надя увезла меня к себе домой, и мы просидели до утра: она читала фрагменты сценариев. Мало что усвоив — слушать любой текст сложно, особенно ее, насыщенный непредсказуемыми поворотами, выразительными, афористичными диалогами, абсолютно оригинальный и самобытный, — я испытала редкое мгновение счастья от встречи с творцом миров, с даром столь же очевидным, сколь маловостребованным современным отечественным кино. (Она была доверчива, и ее часто обманывали, проекты забирали и исчезали навсегда не только наши, но и иностранные посетители).

Помню, как сетовала на завершенные и, по общему мнению, успешные проекты («Зеркало для героя», «Прорва» и другие), которые, по ее мнению, оказывались либо недостаточно понятыми, либо вовсе искаженными.

Помню, как в доме Нащокина, выдернув из толпы, заставила читать фрагмент так и не завершенного сценария «Пенальти», причем внимательно следя за выражением моего лица, что вообще трудно вынести. …Над героиней истории с ее согласия проводят эксперимент на выживание. Раз в неделю (или в месяц?) к ней приезжает отец, ничего не понимающий в происходящем, и, как прежде в пионерский лагерь, привозит в авоське фрукты и печенье. Это был только один эпизод, но его мощь, пронзительность и психологически-абсурдистская техника (персонажи говорят на разных языках, мешают друг другу и любят друг друга) заставили меня заплакать. Почти с торжеством Надя забрала у меня рукопись и, уходя, произнесла: «Получилось!..».
Помню ее жесткие перепалки с Алексеем Германом на каком-то сценарном конкурсе, ее нетерпимость ко всему, что казалось ей фальшивым или притворным. Могла уйти, не закончив спора, но посчитав его исчерпанным.
Так она и ушла однажды совсем…

Потрясение, испытанное после просмотра, сохраняется по сегодня. И хоть Надя Кожушаная ярилась после просмотра — ведь это было ее детище, а свое сценарист всегда видит чуть (или совсем) иначе, чем режиссер, пожалуй, единственный раз я увидела художников одной крови. И быть может, продлись их сотрудничество, они успели бы сказать людям еще много доброго и много горькой правды. И не впадало бы наше кино то в морок «чернухи», то в экстаз утешительства или развлекательности, а поспевало бы оставаться частью культуры, всегда озабоченной судьбой человека.

И последний нелепый и бессмысленный вопрос: почему самые даровитые, самые нужные и мудрые художники уходят из жизни так рано? И почему мы позволяем себе о них забывать, несмотря на оставленное ими творческое и нравственное наследие?"

**
из статьи: У Нади было много знаменитых друзей. При жизни...

(фото Бориса Кожушаного из книги «Надежда Кожушаная. Прорва и другие киносценарии» [киносценарии и эссе]. СПб.: Сеанс, Амфора. 2007, отсканировано автором блога)

"Известный кинодраматург Надежда Кожушаная промелькнула как метеор. Она была сценаристкой самых прославленных фильмов: «Прорва», «Зеркало для героя», «Нога» (первого художественного фильма об Афгане с Иваном Охлобыстиным в главной роли).
Почти все ленты, снятые по ее сценариям, были отмечены призами на престижных фестивалях всего мира.
Она была счастлива в семейной жизни: любимый муж Борис, любимая дочь Катя.
Наде было 40 с небольшим, когда она внезапно умерла.
И вот пришло письмо от ее матери.

Уважаемая Ольга Кучкина*!

Пишет Вам Ямшанова Глафира Михайловна, мама Нади Кожушаной. У меня есть кассета с записью интервью, которое Вы брали у Нади в 1996 году.
Идет пятый год, как ее нет. Мне очень плохо. Я осталась совсем одна.
Первые два года я бывала в Москве, а потом не смогла (инвалид II группы).
Надина могила в Москве на Троекуровском кладбище расползлась, осела, крест качается, памятника нет. Зять Борис женился, любит и любим. За это никак нельзя осуждать. Каждому дана жизнь. Но как быть с Надей?

Здесь, на Урале, можно заказать памятник. Камни красивейшие, форма любая. Я все беру на себя, даже отправку багажом по железной дороге.
Очень прошу Вас, помогите мне, несчастной матери, найти Надиных друзей. Хороших людей много. Я верю, что Хотиненко, Охлобыстин, Бортник, Феклистов отзовутся. Может, кто-то из них возьмет на себя труд хотя бы получить памятник, который я оплачу.
Будьте милосердны.

Глафира Ямшанова

Екатеринбург
"

*см. её интервью с Надеждой Кожушаной

при подготовке биографической справки мной использованы материалы: 1, 2, 3, 4, 5
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...