Friday, 13 February 2009

«Дворянское гнездо» / Dvoryanskoe gnezdo / A Nest of Gentlefolk (1969)


Я не люблю ни слащавого отутюженного Тургенева, ни «дворян» клана Михáлковых.
Посмотрела ради интереса – и прежде всего, ради юной Иры Купченко, которой все уши прожужжал Сергей Соловьёв – вот, искал себе Ерголину в «Сто дней», чтобы была в точности как Купченко ("нам нужна совсем юная Ира Купченко. На три года младше, чем та, которая в «Дворянском гнезде»"...)

Со своим дивным голосом и прозрачными глазами 21-летняя Купченко - чье прерывистое дыхание ненадолго утолило томление темпераментного режиссера, так живо и откровенно им описанное (Кончаловский, «Возвышающий обман»: «Состояние было отчаянное, и в этом состоянии у меня было одно желание — ощутить рядом прерывистое женское дыхание. Так начался мой роман с Ирой Купченко... Помнится, в номере было полно платьев с картины: мы наряжались в них, играя... Роман наш оказался достаточно кратким. К концу картины мы были просто друзьями. Никогда не видел ни обиды, ни претензий, ни следов горечи на ее лице, хотя натура она интровертная: что переживает, что чувствует, не отгадаешь».) - действительно чудо как хороша.



Купченко о Кончаловском:
...у нас был первый фильм – "Дворянское гнездо", потом – "Дядя Ваня", следующий – "Романс о влюбленных", и был еще один фильм – "Ближний круг". Эти картины мы снимали практически подряд. Режиссер он, конечно, замечательный, причем у него есть качество, довольно редкое даже у хороших режиссеров, – это умение работать с артистом. Не все режиссеры это умеют. Они могут поставить, как бы выстроить, а вот помочь артисту не каждый может – это особый талант, особое умение. Кончаловский этим талантом обладает. Он это умеет – объяснить, рассказать, настроить, подготовить… У него всегда хорошо играют актеры. И все, что я умею в кино, – этим я обязана, конечно, ему.


Фильм чрезвычайно живописен. Михаил Ромадин, художник, о работе над фильмом «Дворянское гнездо»:

«Андрей - хитрец большой. Он пригласил лучших художников, и мы там друг перед другом ломали копья. Каждый старался, как мог. И не показывал друг другу эскизы. И когда на Мосфильме вывесили наши работы, это было паломничество. Туда ходили все! Как человек умный, как замечательный организатор, он создал такую систему конкуренции, подстегивал нас.

Из моих декораций мне больше всего нравится комната Марфы Тимофеевны. Завешанная маленькими картинками, где она отдыхает на каком-то старом диване. Андрей был доволен результатом. Пускай знают, как жили в России, - так он говорил. Работая с Андреем, я понял, что такое кино. Я понял: чтобы делать цветное кино, нужно цвет не в декорации делать. А делать в смене кадров разноцветных. И получится некое подобие живописи. Только растянутой во времени».
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...