Tuesday, 24 February 2009

Сердца / Частные страхи в публичных местах / Coeurs / Private Fears in Public Places (2006)

Тьерри (Андрэ Дюссолье/André Dussollier), немолодой агент по недвижимости, всё никак не найдет квартиру для Николь (знойная красавица Лаура Моранте/Laura Morante) и её безработного жениха Дана, которому зачем-то обязательно нужен в квартире свой кабинет.

В офисе набожная сотрудница Тьерри, Шарлотта (Сабин Азема/Sabine Azéma) даёт ему кассету с записью своего любимого воскресного телешоу «Песни, изменившие мою жизнь». Однако кроме телешоу на кассетах содержатся всякие эротические выкрутасы в исполнении разнузданной дамочки, в которой ошалевший Тьерри узнаёт свою богобоязненную коллегу Шарлотту.

Гаэль (Isabelle Carré) - младшая сестра Тьерри, с которой они живут под одной крышей. 25-летняя разница в возрасте между актерами, играющими брата и сестру, ставит в тупик – их герои скорее похожи на отца и дочь.
Гаэль ежевечерне отправляется "к подружкам" – а на самом деле она (безуспешно) пытается избавиться от одиночества, знакомясь по объявлениям... Глядя на эту юную блондинку в такое верится с трудом.



Жених Николь, бывший военный Дан (Ламбер Уилсон/Lambert Wilson), что-то натворив в армии, теперь безработный - «ищет себя» и пьёт, проводя время в гостиничном баре и утомляя бесконечными монологами бармена Лионеля. Когда Николь не выдерживает и выставляет жениха вон – он не унывает: знакомится по объявлению.. да, с Гаэль, которая оказывается большой любительницей горячительных напитков.

Бармен Лионель (Пьер Ардити/Pierre Arditi) живет с парализованным стариком отцом – злобным и капризным Артуром (в кадре он так и не возник, существует лишь в качестве голоса; озвучил крикливого дедулю Клод Риш/Claude Rich). Понятно, что сиделку для Артура найти трудно, но наконец Лионелю повезло – ею оказывается набожная (и шаловливая одновременно) Шарлотта...

Судьбы шести героев плотно переплетаются, о чем сами они, как водится, не ведают; каждый связан с двум-тремя остальными – какие-то отношения на наших глазах завершаются, какие-то завязываются...

Как и вся наша жизнь, фильм – смешение жанров, трагикомедия. В пересказе сюжета кажется, что фильм захватывающий. На самом деле – мне он показался длинным и довольно скучным, несмотря на дивный актерский состав.

С интересом узнала, что режиссер собрал здесь своих любимых исполнителей – Ардити, Дюссолье и, конечно, свою спутницу жизни Сабин Азема (когда снимался фильм, ей было уже 60!)...

Самому Алану Рене (Alain Resnais), режиссеру фильма, на момент съемок исполнилось 85. Крепкий старец. Фильм – экранизация пьесы (67-й по счету!) британского драматурга Алана Экберна (Alan Ayckbourn) под названием «Личные страхи в публичных местах» (Private fears in public places, 2004). Непонятно, зачем Рене дал своему фильму другое, столь бесцветное, название – лучше бы оставил оригинальное: оно, на мой взгляд, слишком многообещающее, но хотя бы запоминающееся.


Очевидна пьесовая основа фильма – искусственный Париж и интерьеры... Постоянно сыплющий снежок - символ леденящего одиночества людей, которым почему-то не сочувствуешь; все разобщены-разделены перегородками – стеклянными, сплошными, с окнами, отверстиями, занавесками и висюльками. Всё какое-то бутафорское, картонное – вплоть до чуть клишированных героев. Этот финт с (квази- или истинно) набожной распутницей, любящей подразнить мужчин странными видеокассетами. Ах, да, мужчины любят порно – а женщинам это омерзительно (вон как необъяснимо Гаэль взвилась!); мужчинам нужно пространство и независимость – а женщинам дети; старики невыносимы – девушки наивны... Набор трюизмов.

Сходство со спектаклем заставляет поёживаться от клаустрофобического ощущения – наверное, именно его и хотели вызвать создатели фильма, но мне было неуютно. Слишком нарочитые символы; длинные диалоги о вполне очевидном и предсказуемом; столь же длительные многозначительные молчания; вкрапления юмора съедены общим ощущением безысходности.
Не разочарование, но второй раз смотреть если буду, то не скоро.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...