Friday, 30 May 2008

"Белорусский вокзал" / Belorusskiy vokzal / Byelorussia Station (1970)

Андрей Смирнов, режиссер:
Мне и по сей день жалко, что сценарий "Белорусского вокзала" пришлось переделывать…

К стыду своему, никогда раньше фильм не видела, хотя по ТВ его показывали регулярно. Знаменитое «Здесь птицы не поют, деревья не растут...» Кажется, в детстве начинала смотреть – тогда показалось: что-то мрачное, непонятное…

Удивительный фильм: про войну без войны на экране. Всё так просто и строго. Всего один день жизни – когда впервые после 25-летней разлуки встретились по печальному поводу, на похоронах товарища, четверо фронтовых друзей. Но день оказался таким длинным, полным, полновесным - перевернув жизни всех четверых. Естественно, за годы они изменились, отдалились друг от друга; у каждого – своя жизнь, заботы. Кажется, перестали быть теми собой, собой военных лет...

Исполнители главных ролей – гениальны. Харламов (Алексей Глазырин), Дубинский (Анатолий Папанов), Кирюшин (Всеволод Сафонов), Приходько (Евгений Леонов). Никого из четвёрки актёров давно нет в живых…

Каждая эпизодическая роль – не менее восхитительна: Любовь Соколова в роли жены Приходько, умученная заботами мать троих детей, вдруг расцветшая преобразившей её улыбкой;

- Я спросить хотел… Что, испортил тебе жизнь, да?
- Дурак ты, Ваня, ей-богу, дурак.

Молодой не вполне честный руководитель - Николай Волков; подружка мажора-подонка Наташа - Маргарита Терехова;
сестра милосердия (прелестное, забытое теперь слово) - Нина Ургант…

Поминки... Звонок в дверь.
- Извините, мы к товарищу полковнику. Мы на минутку, если можно.
- Отца нет. Он умер…
И не выдерживает вдова, начинает рыдать...

Начальник: Как Вы себя чувствуете?
Дубинский: Спасибо, ничего. Витя, за мной!

Нина Ургант (из интервью): ...режиссер попросил: «Спой так, чтобы сама не плакала, пусть плачут мужчины. Это страшнее». Получился единственный дубль, где я не заплакала: он и вошел в картину.

Андрей Смирнов, режиссер:
- Мне было три месяца, когда началась война и на фронт ушел мой отец, Сергей Смирнов. Вернувшись, он долгие годы жизни отдал поиску неизвестных героев войны, о которых в 1960-е годы рассказывал в своей авторской программе на телевидении. Она так и называлась: «Рассказы о неизвестных героях», и ее смотрел весь Советский Союз.
Поэтому и тема мне была близка, и люди знакомы: бывшие фронтовики, пленники немецких концлагерей, после войны заключенные в советские тюрьмы. Они приезжали в Москву «за правдой» и нередко останавливались в нашей квартире в Марьиной роще. Никто из них не считал себя героем, не ждал наград, хотя все они, конечно, героями были. Именно об их вкладе в Победу мы хотели напомнить своим «Белорусским вокзалом». И я считаю, что картина эта не только о войне, но и о всей нашей жизни. О лицемерии режима, при котором так далеки друг от друга проповедуемые идеалы и реальность, о неблагодарности к памяти поколения, большая часть которого не вернулась с фронтов Великой Отечественной. А еще о том, какую награду получили оставшиеся в живых фронтовики...

Первоначальный сценарий отцу не понравился. «Эти люди победили в войне, а у вас что? Неудавшиеся судьбы, тоска». То же самое мы слышали на худсоветах, когда съемки трижды останавливали. Приходилось что-то сокращать, переписывать, вырезать. Фильм состоялся и вышел на экраны только благодаря авторитету моего учителя Михаила Ильича Ромма и, конечно, Николая Трофимовича Сизова, который показывал его Брежневу, членам Политбюро в неформальной обстановке. Но, по-моему, сценарий, написанный Вадимом Труниным, был сильнее, чем картина, хотя ее приняли и "наверху", и зрители. Даже отец изменил мнение и в своих интервью говорил: «Да, это мой сын, я думаю, что поиски героев Брестской крепости, которые проходили на его глазах, тоже помогли ему». Я с ним согласен.

Хотелось бы сказать и об актерском ансамбле, благодаря которому так пронзительно отозвалась в зрительских сердцах история судеб героев фильма. С самого начала мы с Вадимом Труниным решили, что в картине должны сниматься известные артисты. Роль Евгения Леонова была специально написана именно для него, остальных - Анатолия Папанова, Всеволода Сафонова, Алексея Глазырина, Нину Ургант - утверждали после кинопроб...

Сегодняшнее отношение людей к нынешним войнам, например, в Чечне, Афганистане, отличается от того, как ваше поколение относилось ко Второй мировой?

Андрей Смирнов: Это даже сравнивать нельзя. Мое поколение военное. Поэтому ощущение победы для тех, кому повезло - у кого папа вернулся с войны, незабываемо совершенно. Ощущение на всю жизнь остается. Та была война за независимость, а Чечня - это преступление. Чувство победы помогало нам жить. Мы смотрели на наших отцов как на богов.
(из интервью)

Tuesday, 27 May 2008

Канны 2008 / Cannes 2008


(официальный постер фестиваля и Виктория Абриль)

(Жанна Моро и участники проекта "Синекдоха, Нью-Йорк")

Monday, 26 May 2008

Людмила Михайловна Аринина: Есть слово "стыд", которое сейчас, по-моему, забыли... (из интервью)

... с начала апреля по октябрь мы с мужем и собачкой жили на даче, очень далеко от Москвы. Там даже мобильный не берет. Дача — это мое счастье. Я люблю наш старый смешной нелепый дом. Там когда-то жила семья дьякона, он как намоленная церковь. Он валится, но там озеро, ягоды, грибы, грядочки... Невероятное наслаждение! Обычно меня выдергивали с дачи на съемки, а в этом году я профилонила... Провела лето в обществе своего супруга Николая Александровича и Люли. Это карликовый пудель. Муж мне подарил в тот день, когда я ушла из театра.

В жизни, я вижу, вы не придерживаетесь имиджа одинокой несчастной женщины?

Да, я никогда не была одинока. Я прожила счастливую жизнь с моим первым мужем, режиссером Николаем Александровичем Мокиным, но в 1984 году его не стало. И вот, надо же такому случиться, на старости лет снова вышла замуж... Причем за тезку своего первого супруга. Смешная история.

Вы счастливый человек?

Абсолютно! От театра и кино я получаю намного больше, чем заслуживаю. Я говорю это искренне и серьезно. Все, что дает судьба, — для меня подарок. Мне не важно, что я сделала для искусства, я получаю наслаждение, когда работаю. Потом я морщусь иногда, но в процессе я абсолютно счастлива. Вообще мне не скучно жить. Я живу немножечко на каблуках. Не хочу знать, что происходит в действительности. Люблю сказки, книги и передачи про космос, НЛО, раскопки. Ненавижу сериалы. Обожаю рыбалку и туман. Английским начала заниматься. Иностранный язык — моя неосуществленная мечта. К тому же хорошая игрушка для тренировки памяти.
(из интервью)

Wednesday, 21 May 2008

«Просто вместе» / Ensemble, c'est tout / Hunting and Gathering (2007)

Не знала, что фильм – по книге модной авторши. Купилась на Гийома Кане (Не говори никому, Ад). Увы мне – не знала и того, чтó именно пишет мадам Говальда, творениями коей завален книжный рынок – хотя по спросу можно было бы догадаться...

Фильм – сказка про Золушку, с паточной Амели-Тоту, активно играющей одну и ту же роль в одних и тех же историях. Долгие соплемотания, мыльная опера в полнометражном формате.

Не терплю, когда в кино в качестве аксессуаров – животные. Самое сильное впечатление – жуткая закадровая сцена забоя свиньи. Как и радость молодых героев по поводу предстоящего забоя и возможности полакомиться.
Бабуля очень переживает по поводу своих «собачек-птичек» - в начале фильма; так трогательно. Потом о причине беспокойства – забыли все. Но бабуля умерла счастливой – даже успела попозировать «ню» талантливой Тоту.

Tuesday, 20 May 2008

«Моя семья и другие звери» / "Моя семья и другие животные" / My Family and Other Animals (2005)

По книге известного британского натуралиста Джеральда Даррелла «Моя семья и другие звери» - рассказ о детстве, проведенном на греческом острове Корфу накануне Второй Мировой войны (1935-1939).

Утомленные мрачным бессолнечным английским летом, семья Дарреллов – 13-летний Джеральд, его мать, двое старших братьев и сестра – отправляются на греческий остров Корфу, навстречу морю и солнцу. Роскошная флора и фауна острова пробуждает страсть Джеральда к природе. В качестве домашних животных он собирает обширную коллекцию представителей местной фауны.

Прекрасные пейзажи. Смешной саундтрек.
Чудесный актерский ансамбль. Особенно понравилась неизменно великолепная Имельда Стонтон (Imelda Staunton) в роли энергичной вдовы, матери семейства.

...Джерри парит больное горло, мама дремает, похрапывая, за окном молния... Врывается Ларри.

Ларри: Чего ради мы терпим этот дурацкий климат? Джерри не может говорить, Лесли ничего не слышит.
Лесли: Что?

Ларри: Лицо Марго похоже на тарелку с красной овсянкой.

Марго: Заткнись.

Ларри: Мама стала похожа на ирландскую прачку.

Мама: Неправда.

Ларри: Сейчас август, нам нужно солнце. Мой друг живет в Греции, на Корфу. Он говорит, что там чудесно.



Лесли: Управляющий не дал мне туалетной бумаги.
Мама: Не за столом.
Марго: Ты просто плохо смотрел, у них там ее целый ящичек.

Ларри: Марго, этот ящик для использованной бумаги. Иначе забивается унитаз.

Марго: О, нет. А я ею пользовалась.

Мама: Да. Это несколько негигиенично. Напомни мне почитать про тиф.


Мама: Вы показали нам десять домов, и ни в одном нет ванны.
Управляющий: Ванна? Зачем она вам? У вас же есть море!

Мама: Это колыбель цивилизации, у них должны быть ванные!


Колоритный грек Спиро (Omid Djalili): Не будь я греком – я бы хотел быть англичанином.

Он наконец показал англичанам виллу с ванной!



Ларри: Ты не сбегаешь в мою комнату за сигаретами?
Мама: Сам сбегай.
Ларри: Ну и семья – никакого взаимоуважения. Никто ни с кем не считается. Ты вырастила нас эгоистами. Мы бы не выросли такими эгоистами без посторонней помощи.

Ларри: Я пригласил к нам знакомых – нам не помешает общество умных и живых людей.
Мама: Надеюсь, они не слишком заумные?
Ларри: Нет, они очаровательны, как и я.



Приятель Ларри: После длительных поисков я обнаружил идеальное дерево. Изысканное, всё в цвету. Я начал рисовать – шедевр. Вернувшись на следующий день, я обнаружил, что все цветы осыпались.
Лесли: Это из-за ветра.
Приятель Ларри: Клянусь – с живописью покончено. Но постепенно мои нервы восстанавливаются. И когда-нибудь я снова буду рисовать.

Мама: Позови Ларри!
Джерри: Ларри занят – он спаривается с Нэнси.


А Гитлер диктатор? Я думал, что раз он художник, то не может быть уж так ужасен...

Гитлер Шалтай-Болтай? Вряд ли.

У неё же аллергия! Я открою окна.
Не открывай окна, у меня аллергия на свежий воздух.

"Храни меня, мой талисман" (1986)

С огромным удовольствием посмотрела – в который раз – этот фильм. Почему-то напомнил он мне старинную красиво написанную книгу с иллюстрациями в пастельных тонах...

«Место действия — Болдино. Время действия — праздничные дни во славу поэта. Все здесь с Пушкиным на дружеской ноге. Хлестаковская раскованность сочетается с искренним воодушевлением, энтузиазмом, но и запланированной организованностью. На фоне Пушкина снимается семейство. На тему Пушкина сочиняются стихи. О судьбе поэта ведутся споры. Вокруг памятника Пушкину водят хороводы. Балаян соединяет в фильме разнородные стилистические пласты, перебивающие друг друга точки зрения и ракурсы восприятия. Здесь и бабки-сказительницы, и экскурсоводы, и пионеры, и знаменитый бард, и известный артист... Все эти зрелища, показы и рассказы снимаются на пленку и незамедлительно транслируются в эфир. Приобретают качество документа, свидетельствуя о том, что народная тропа не зарастает, только вот с дорогами в Болдине плохо... Одновременно с пушкинским праздником, смахивающим на мистификацию, развивается современная обыкновенная — необыкновенная — история, заканчивающаяся дуэлью. Реальной или приснившейся герою фильма, не суть важно».
(из статьи)

«Знаете, Вяземский очень сожалел о потери записок Байрона. - Черт с ними, - сказал Пушкин. – И слава Богу, что потеряны. Народ с жадностью читает исповеди, потому что подлости своей радуется. Унижению высокого. Он мал как мы, он мерзок, как мы! Врёте. Он мал и мерзок, но не так, как вы – иначе».
Герой Янковского почти дословно цитирует письмо Пушкина к Вяземскому от 1825 года...

Заметила костюмную неточность: Татьяна, пританцовывая, заходит за дерево – в сапогах
...в следующем кадре – продолжении - она уже в туфлях.

Friday, 16 May 2008

Елена Укращёнок (Денисова) / Yelena Ukrashchyonok

Как причудливо тасуется колода, говаривал ныне тошнотворно-знаменитый герой Булгакова; или, выражаясь банально, как круты бывают повороты судьбы...
В детстве, глядя детективную комедию Суриковой «Ищите женщину», помню, задерживалась на «мультяшной» какой-то фамилии актрисы – Елена (тёзка!) Укращёнок (что-то уменьшительно-ласкательное и забавное). Теперь, при наличии Интернета, который (по определению Александра Гениса) «забор» - можно отыскать любую информацию – правда, источники бывают мутноваты. И вот что накопала о малоизвестной актрисе, сыгравшей чуть ли не единственную роль – «цыпочку»-сексапилку Виржинию Ренуар в фильме «Ищите женщину». Честно сказать, результаты изысканий поразили: вот эта "кошара", как о ней отозвалась Сурикова, - и алкоголики-наркоманы в её ванной?!

- А вот, например, девушка, что сыграла секретаршу [точнее, машинистку] мэтра Роше. По-моему, очень красивая актриса. Но в кино я ее больше не видел.
- Это Лена Укращенок. Действительно очень красивая девушка.

- Говорят, что она вышла замуж за Эдварда Радзинского.
- Да, сам писатель как-то подтвердил это. (из интервью Аллы Суриковой)

*
Сегодня носит фамилию Денисова [Жена Радзинского, а фамилию чью носит?]. Окончила ГИТИС. Была актрисой Московского театра им. В. Маяковского. Жена знаменитого драматурга, прозаика и историка Эдварда Радзинского. Обратилась к Богу, успешно занимается реабилитацией алкоголиков, наркозависимых по христианской программе "12 шагов". Читает на радио стихи на библейские темы. (отсюда)
*
В марте 2005 года Елена Денисова в интервью радиожурналисту Татьяне Чернышевой рассказала о своей жизни и труде:

Раньше я смотрела на сцену и думала: "Боже! Хочу быть там - и в главной роли!" Сейчас я славлю Бога за то, что я не там и не в главной роли. Сейчас я живу полноценной творческой жизнью. Все было нужно в свое время, но я помню перепады настроения: то я лучше, выше, талантливее всех, то, наоборот, хуже, глупее, бездарнее. Из этого последнего состояния я выходила, когда кто-то восхищался мной. Необходимо было состояние влюбленности. Это как допинг. В театре постоянно кто-то в кого-то влюбляется. Все это не обошло и меня. Моя жизнь изменилась, лишь когда я узнала об Иисусе Христе.

...По статистике, в России 96% семей не обошла стороной проблема алко- или наркозависимости. В проблему могут быть вовлечены и близкие люди, и дальние - соседи, сослуживцы. Так неужели не интересно знать, как из этого выйти? Сегодня нами накоплен большой опыт. Например, есть правило - алко- или наркозависимому нельзя быть одновременно усталым, голодным, одиноким и злым. Это может привести к срыву. Или - когда из организма уходят углеводы (на втором, шестом и последующих месяцах трезвости), нужно пить сладкий морс или сосать конфетки.

...Иногда мой муж Эдвард спонсировал нас сам, иногда привлекал спонсоров со стороны. Например, сразу откликнулся бизнесмен Лисовский - он прислал нам курочек, когда муж рассказал ему, что наши реабилитанты давно не ели мяса!

...Если бы в ответ на мои молитвы об этих несчастных Господь сразу сказал, чем мне придется жертвовать; что в пять утра, а то и раньше, мне будут звонить в дверь, и со словами: "Нам сказали, что здесь могут помочь", - в дверях будет возникать пара "прелестных" алко- или наркозависимых; что будет загружен весь день; что моя ванна не будет мне принадлежать; что придется покупать средства от блох, вшей и мозолей и вообще от всего; что это будут мои больные дети, которыми нужно заниматься, - то, конечно, я бы сказала "нет!".

...Да, сейчас от этих людей плохо пахнет, но я чувствую, какими они смогут быть потом, и это мне нравится. Скульптор видит недоделанную форму - и у него руки чешутся взяться за нее. И мне, когда я вижу алкоголика, очень хочется внести в его выздоровление свою лепту. Но здесь очень важно не занять место Бога в жизни людей. Это, пожалуй, самое важное! Потому что Скульптор - не я!

Tuesday, 13 May 2008

Ищите женщину (1982) / Ishchite zhenshchinu / Cherchez la femme

Известная детективная комедия, растасканная – как и положено бывшей пьесе – на цитаты. Конечно, в качестве детектива фильм критики не выдерживает. Слишком много «ляпов», или goofs, как это называется в IMDB.
Так, мэтр Роше с самого начала мог бы просто пойти и вытащить ключ, оставленный злоумышленником снаружи в потайной двери. Потом вынес бы труп – и не надо было бы устраивать инсценировки пред очи Алисы Постик. Но тогда не было бы фильма.
Потом: мадемуазель Алиса радостно скачет, чтобы «открыть Рири свой секрет» - потайную дверь. Как же она не заметила, что там торчал тот самый злосчастный ключ?

Но вообще-то Сурикова сравнительно внимательна. Скажем, в «Служебном романе» Рязанова «ляпов» – бессчетно. А здесь – назову разве еще один: Максимэн-Ярмольник интригующе кричит: Жертва! Долгая сцена напряженного ожидания «тела» мэтра Роше. Но - как Максимэн узнал, ведь он раньше не видел мэтра Роше? Неувязочка.

...Начало фильма настраивает на волну здорового цинизма. Печальный Жак-Пьер Антуан (В. Басов) пришел в нотариальную контору оформить своё завещание...

На счастье! – Сюзанна Бриссар дарит ему новогоднее украшение.
Кстати, еще «ляп»: если действие происходит в католической Франции, почему украшения развешивают после Рождества?

Антуан: Я желал бы, чтобы на моих похоронах играла музыка.
Сюзанна: Какие произведения вы желали бы услышать?


Алиса Постик: Лично я в насилие не верю. Если женщина сама не хочет, никто ее не возьмет!

Сюзанна: Мадемуазель Виржиния, девушку украшает скромность.
Виржиния: Да? Это когда нет других украшений.

Максимэн: Железный лоб. Это прозвище моего инспектора. Он может быть вдрызг болен, но всё равно приедет.

Алиса: Может, выпьем? По глоточку?
Максимэн: Подкуп должностного лица при исполнении... по тарифу...
Алиса: По глоточку!


Инспектор: Рассказывайте мне всё с самого начала. И не мельтешите – у меня рябит в глазах.
Алиса: С начала так с начала. Я родилась на бульваре Сен-Мишель в прекрасное майское утро...


Инспектор: Мадемуазель...
Алиса: Сюзанна Бриссар. 34 года. Мне не хочется о ней говорить плохо, но выглядит она на все 35!

Инспектор: Невероятная разница!

Алиса: Представь себе, да. Я между 34 и 35 годами прожила десять прекрасных лет.

Инспектор: Мэтр Роше - возраст?
Алиса: Ну, он не так молод, чтобы ухаживать, но и не настолько стар, чтобы волочиться.

Инспектор: Виржиния – цыпочка...
Алиса: Можешь не записывать – у неё на лице всё написано!

Инспектор: Вмазала!

Алиса: Констатировала.


Положи под язык – это бельгийское!... А, это нафталин! Выплюнь, Рири, выплюнь.


Клара Роше: У меня на лице была маска. Обычно на такое зрелище гостей не созывают.



Сюзанна Бриссар: Я никогда на улице ни с кем не разговариваю.
Инспектор: Очень жаль. Потому что для алиби он оказался бы...

Сюзанна: Прежде всего, хамом!


Инспектор: Мэтр Роше убит.

Виржиния: Значит, завтра не работаем?

Виржиния: У него руки всюду лезли. Ну, я понимаю, каждый мужчина только об этом и думает...
Сюзанна Бриссар: Неправда!
Максимэн: Правда, правда!

Виржиния: Мадемуазель Бриссар, если к Вам не прижимаются в метро, это вовсе не значит, что метро в Париже не существует.


Сюзанна Бриссар: Повалить на пол, в темноте. А еще рука за...
Алиса: Что «за»? Завидно, да?


Инспектор: А он что?
Алиса: Он мне что-то сказал, но я забыла... А! Он сказал «Спасибо».


Алиса: Ну хоть убейте меня, хоть убейте, хоть мне язык отрежьте...!
Инспектор: Вот прекрасная мысль! Насчет языка!

Клара Роше: Инспектор! Умоляю, не оставляйте меня! У меня нет сил!

Алиса: А на любовников силы есть?!


Алиса:...Но мой внутренний голос мне подсказывает...
Инспектор: Как? У вас еще и внутренний голос?




Мэтр Роше: Дорогая моя, год Свиньи, несомненно, это и твой год. ...Мы с тобой давно мечтали о круизе. Не пора ли отправиться в путешествие?
Клара Роше: С удовольствием, дорогой.

Мэтр Роше: В разных каютах, дорогая?

Клара Роше: Лучше в разных океанах, дорогой!



Виржиния Ренуар: Мэтр, а мэтр, Вам не кажется, что моя зарплата не соответствует моим способностям?
Мэтр Роше: Знаю, знаю, но не могу же я дать Вам умереть с голоду — это было бы жестоко.



Инспектор: Лили, какая ты красивая, когда молчишь!

Алиса: Помнишь, тогда, в «Синем страусе», ты ведь обещал на мне жениться.

Инспектор: Разве? Что-то память мне изменяет…
Алиса: Это ты ей изменяешь: исчез на 20 лет. А ведь я тебя так ждала, чуть не состарилась, наглец!


Алиса Постик: При хорошей женщине и мужчина может стать человеком.

Saturday, 10 May 2008

"Свидетели" / Les Témoins / The Witnesses (2007)

Часть первая фильма Андре Тешине (André Téchiné) называется «Лето 1984: счастливые дни».

Адриан (Мишель Блан/ Michel Blanc) немолодой одинокий врач-гомосексуалист.

Он дружен с Сарой (короткостриженное пышногрудое диво пластической хирургии Эмманюэль Беар / Emmanuelle Béart) – писательницей. Она недавно родила ребенка, но радости материнства ей чужды.

Сара замужем за Мехди (Сами Буажила / Sami Bouajila, «Целуйте, кого хотите»). Он полицейский, мусульманин и, как оказалось, бисексуал.
Сара и Мехди приверженцы передовых взглядов, их брак открыт, им неведома ревность.

Ману (Йохан Либеро / Johan Libéreau) – молодой гомосексуалист. Он приезжает в Париж из провинции и останавливается в дешевой гостинице, у своей сестры Жюли (Жюли Депардье /Julie Depardieu). Она начинающая оперная певица.


Начинается фильм оперным пением и стрекотанием клавиш пищущей машинки. Сара пишет роман.

В густонаселенных зарослях Булонского леса Адриан знакомится с Ману.

Он без ума от юноши, это и страсть, и желание защитить. Но тот согласен «лишь на дружбу». Адриан знакомит Ману со своими друзьями.

Однажды во время пикника Мехди спасает тонущего Ману. Вскоре они начинают чуть не ежедневно заниматься сексом: «они были нетерпеливы и неуклюжи» - голос Сары за кадром читает отрывки из её книги о жизни Ману, которую она написала позднее.

Вторая часть фильма («Война» - против СПИДа) посвящена описанию протекания болезни Ману – он заразился тогда (в 1980-х) еще неизвестной болезнью. Хотя, мне кажется, 1984 – что-то поздновато, СПИД появился раньше.

Главный героев несколько, но ни об одном из них не рассказано подробно; многое оставлено воображению зрителей. Жаль, что мало внимания уделено образу сестры Ману, Жюли - одинокая и непритязательная, она остаётся словно на обочине повествования.

Во время болезни и после смерти Ману жизнь продолжается. Свидетели - выжили: Адриан вместе с другими врачами изучает неизвестное заболевание; Мехди полон переживаний – заразился ли он тоже? Сара, давно уставшая от сочинения детских книг, хочет написать настоящий роман – и пишет о жизни Ману.

События фильма сопровождает оперное пение и закадровый голос Сары, читающей свою книгу.

Третья, совсем короткая часть, называется «Снова лето». Снова летний дом с друзьями, вместо Ману – Стив, новый друг и любовник Адриана.

Понравилось то, что несмотря на печальное содержание, фильм не слезлив и не надрывен, не превращается в «мыльную оперу». Это скорее простой рассказ, констатация, история жизни и любви.
Очень французское кино.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...