Thursday, 4 December 2008

Спасибо за шоколад / Merci pour le chocolat / Nightcap (2000)

Впервые этот фильм увидела лет пять-шесть назад в ночном кинозале по ТВ. Хотя в те времена рекламные блоки были менее зверскими, чем нынче – весь фильм я тогда не посмотрела; мой «жавороночий» организм, подточенный рабочими буднями, заснул. И все эти годы я вспоминала: ах, какой фильм! Какая интрига! Актёры! Что ж там было дальше-то?!

И вот – фильм в моём распоряжении. Посмотрела. Недоумеваю. Поискала виртуального совета в отзывах умных людей в Сети. Но все они почему-то в той или иной степени (без ссылок на первоисточник) цитируют статью о фильме с сайта «Дневник кино» - про почерневшие скелеты и про некорыстные цели шабролевских мерзавок.
В общем, для прояснения впечатления – посмотрела еще раз.

...В рецензиях фильм называют криминальным триллером и психологической драмой. Я определила бы его жанр оксюмороном – необременительная драма с элементами абсурда. Снято красиво, актёры хорошие. Но, по-моему, нельзя относиться иначе как с юмором к нагромождению вопросов и загадок без ответов, многозначительных пауз и недомолвок – ведущих, как оказывается в итоге, в никуда; квазидетективная интрига рассыпается где-то в середине фильма. Создается впечатление, что съемочная группа просто наслаждается жизнью в прекрасной Швейцарии (действие происходит в Лозанне) – а коварный режиссер, потирая руки, плетёт кокон интриг вокруг – пустоты... После недавно смотренной «Церемонии» того же Шаброля - разочарование.

В главной роли – стильная чаровница Изабель Юппер. Уже одно её присутствие предвещает драму с психопатическими нюансами. Это шестой фильм Шаброля с её участием. Из-за сходства своих героинь – психический надлом с переходом в патологию, упомянутые скелеты по шкафам, бережно хранимая под поверхностным холодом страсть – мне она кажется постоянно играющей одну и ту же роль.


Начинается фильм сценой бракосочетания: Андрэ Полонский женится на Мари-Клэр Мюллер (все её зовут Мика). Они вновь (вторично) соединяются узами брака (Кольца те же).
- Мы дождались совершеннолетия Гийома, - поясняет Мика (Юппер).
Она – наследница и владелица шоколадного бизнеса, он – знаменитый пианист (в этой роли - флегматичный Жак Дютронк/Jacques Dutronc с неизменной прядью лезущей в глаза).
- Это вполне в её духе, - судачат гости по поводу вторичного бракосочетания Мики. – Она так не любит проигрывать...

Чтобы прояснить ситуацию: когда-то 19-летняя Мика вышла замуж за Андрэ. Но тот полюбил красавицу Лизбет. Мика взяла себя в руки и подружилась с красавицей. Лизбет родила пианисту сына Гийома. А в день его 10-летия погибла в автокатастрофе – заснула за рулём (в крови обнаружили снотворное и алкоголь). Еще Лизбет занималась фотографией – и после её смерти безутешная Мика организовала выставку работ совей подруги и соперницы.
И вот – Мика и Андрэ снова вместе. Теперь Гийому (Родольф Поли/Rodolphe Pauly) 18 лет; юноша выглядит подторможенно-пришибленным. Семья живёт в доме шоколадников Мюллеров – как было до второго брака Андрэ. (Кстати, пишут вот, это дом Дэвида Боуи – он в то время собирался его продавать).

Далее зрителей знакомят с Луизой Пуле (Брижит Катилльон/Brigitte Catillon). Она заведует институтом судебной медицины - и взяла к себе на стажировку Акселя (Матьё Симоне/Mathieu Simonet), сына подруги и бойфренда своей дочери Жанны.
Жанне (Анна Муголи/Anna Mouglalis) 18 лет и она мечтает стать знаменитой пианисткой. Во время совместного обеда подруга Луизы замечает в газете объявление под цветистым заголовком «Рояль и шоколад» (господи, пресса везде одинакова) - о браке Мики и Андрэ, - и вспоминает давнюю историю. Оказывается, Жанна родилась одновременно с сыном Полонского, в том же роддоме. Радостному отцу, примчавшемуся в клинику после концерта, показали... Жанну. Позже жена Полонского объяснила, что родился сын, и что просто в дурацком швейцарском роддоме всё перепутали – причем недоразумение почти тут же разрешилось. Но на Жанну эта история производит неизгладимое впечатление: юная пианистка, она обожает знаменитого Полонского и счастлива считать себя его дочерью.
- Дорогая, если Полонский твой отец, значит, я не твоя мать, - урезонивает дочь Луиза.

Но девушка не хочет расставаться с мечтой – и едет в дом Полонских, вернее, в дом шоколадной магнатки Мики. – Возможно, я - ваша дочь, - с порога заявляет экзальтированная девица всклокоченно-вялому пианисту.
Я целовал вас в день вашего рождения, - бормочет он, однако признать девушку дочерью не спешит. И добавляет: – Я бы вас не узнал. (ну да, по сравнению с новорожденной Жанна чуть подросла).

Мика стоит рядом с тихой улыбкой змеящейся в уголках рта, а потом с каменным лицом слушает взволнованный диалог мужа и новоиспеченной «дочери», занимаясь рукоделием – вяжет паутиноподобную шаль шоколадного цвета...
Да, еще Мика очень любит готовить шоколад для своей семьи – и каждый вечер перед сном относит термос с горячим шоколадом в спальню Гийома.

Андрэ поражен тем, что Жанна тоже пианистка – и вызывается подготовить её к грядущему конкурсу в Будапеште. Примечательно, что потенциальные отец и дочь репетируют «Погребение» Листа.
Нелепый юноша Гийом волнуется и ревнует (Ты её принял как родную), но отец успокаивает его (Ты наш сын с Лизбет!).
Мика вызывается показать Жанне автопортрет Лизбет в комнате Гийома: - Это была настоящая женщина, с большой буквы, - комментирует она. Интригующая деталь: Жанна действительно очень похожа на брюнетку Лизбет...

Пока Жанна любуется портретами усопшей, Мика почему-то проливает приготовленный Гийому шоколад – уродливое пятно (конечно – символ запятнанности кровью) на светлом полу. Жанна бросается помочь – и пачкает рукав свитера в шоколаде. Но вообще-то Мика излучает доброжелательность – Андрэ и она ждут Жанну завтра.

Проницательная Жанна считает: Мика специально пролила шоколад, - и просит своего бойфренда Акселя сделать анализ (пятно на свитере) – он ведь практикант у её матери-криминалистки. Выясняется, что в пролитом шоколаде было снотворное, правда, концентрацию установить не удалось. Аксель рассказывает Жанне про Рогипнол – мощный препарат со сходными свойствами... (Кстати, именно без этого снотворного уже многие годы не спит пианист Андрэ). Умненькая девушка читает про это вещество статью в фармацевтических справочниках матери...
Во время первого просмотра – лет пять назад – я заснула где-то в этом месте. Думала, дальше-то как интересно должно быть! Оказалось - нет, на этом детективная составляющая исчерпана. Дальше – невнятица и абсурд.

На совещании старик Пату Дюфрен (Michel Robin), помощник Мики по шоколадному бизнесу, обращает её внимание на проблемы в бизнесе. Мика щедро субсидирует лечебные центры (Я избавляю людей от страданий!) – а он предлагает ей вспомнить о детях. Бизнесвумен раздражена указаниями старика.

В тот же день Мика устраивает встречу с Луизой, матерью Жанны – видимо, с целью изучить врага в лицо. Ведет она себя доброжелательно и мило; рассказывает о неожиданном визите Жанны к ним в дом – Луиза при этом стоит спиной к собеседнице, силясь скрыть растерянность.
- Всем надо помогать, - изрекает милосердная Мика. – Думаете, она может быть дочерью Андрэ?

По совпадению, группа крови, как говорит Луиза, одинакова у всех – у неё, у её мужа, у Полонского и у Лизбет, - так что установить родство по этому показателю невозможно. А более серьёзную проверку они с мужем не считали целесообразной...

(Насколько я понимаю, если поставить себе целью - просто и быстро можно установить родство по ДНК. Правда, роман, по которому снят фильм – «Шоколадная паутина» (The Chocolate Cobweb) Шарлотты Армстронг (Charlotte Armstrong), - написан в 1948 году... Верность литературному первоисточнику еще никому из режиссеров не мешала обходиться с «материалом» по своему усмотрению. Другое дело, что с ДНК – не было бы истории).

Вернувшись домой – там вовсю занимаются обретшие друг друга Андрэ с Жанной – Мика зачарованно приближается к портрету Лизбет и нежно гладит его...
Жанне визит к её матери Мика объясняет беспокойством за Гийома (он взволнован появлением «дочери» Андрэ) - и неутомимо угощает девушку своим шоколадом...

Гийом (Жанне): Корчишь из себя светскую даму, как мачеха, но это выходит у тебя не лучше, чем потуги играть, как мой отец.
Жанна рассказывает ему об отравленном шоколаде. Поступок Мики выглядит иррациональным: сама готовит шоколад, сама его опрокинула. Но пришибленность Гийома вполне объясняется: заботливая мачеха годами прикармливает его Рогипнолом. Гийом делится с Жанной мутными подробностями жизни своих родителей и мачехи: смерть Лизбет, дом Мюллеров... Мальчик явно неблагополучный: Мика подарила потрясающий велосипед, но Гийом разбил лицо и растянул лодыжку, пока бежал сказать ей спасибо – так и не покатался, бедный.

Режиссер не проясняет недоразумения (почему Гийом ничего не предпринимает, узнав, что Мика подсыпает ему снотворное? Зачем Мика пролила шоколад из термоса? и т.п.) – наоборот, намеренно нагромождает их.

Для вящего закручивания сюжета сообщают еще деталь (ни на что, правда, не влияющую): Луиза рассказывает Жанне о том, что она – «не дочь своего отца», она «из пробирки». Таким образом Луиза, видимо, хочет осадить дочь, уверовавшую в отца-Полонского. (Вот, кстати, "дороги, которые мы выбираем" – Луиза, как и Мика, тоже «женщина нелёгкой судьбы», со своими странностями - например, 18-летняя дочь не решается сказать маме, что спит с Акселем, мама не поймет. Однако отраву направо и налево не сыплет же, а тихо занимается любимым делом (Трупы ждать не будут).


Жанна едет на пару дней пожить у Полонских – порепетировать как следует. Чуть ли не щека к щеке –«папа» и «дочь» репетируют. Угу, ко всеобщей усыновлённости еще только инцеста недоставало.

За ужином у Полонских происходит многозначительный диалог:
- Вот я - приёмная дочь, - разражается откровением Мика.
- Ты никогда об этом не говорила... – мямлит сонный пианист...
- Я пыталась бунтовать, но поняла, что это ни к чему не ведет. Ясно?
Куда уж яснее... Многие комментаторы объясняют кровожадность Мики трудным детством. Богатые родители, но ведь не родные! И потом, может, у неё генетические отклонения? Бездна философских вопросов.

Дивная семья. Безэмоциональная холодная Мика, - под стать бесцветно-бежевым интерьерам своего особняка, - с тихой улыбкой в уголках тонкогубого рта, травя соперниц, просто пытается изжить свою обездоленность и сиротство (она, как почти все в фильме, не знала ласки генетических/биологических родителей) и создать уютное семейное гнёздышко. Отстраненный и заторможенный Андрэ – видимо, годы ежевечерних поглощений Рогипнола отразились на жизненных процессах организма. Втихаря покуривающий косячки сын-пасынок (Улиток собираю – буду есть, - ползает он с ведерком по саду)...

Интересно, что Жанна, узнав про привычку Мики подсыпать отраву в еду-питьё, безбоязненно питается в этом доме.

Мика приговаривает: - Мне хочется сделать всех счастливыми, - она на кухне беседует с Гийомом. После чего проливает на ногу бедняге кипяток... Заботливо убирает шаль со стула – чтобы пасынок не помял, а уж потом усаживает его.
- Скажите, Мика, вы нарочно это сделали? – вопрошает Жанна. Ответа не следует. (В связи с кипятком вспомнила - Дастин Хоффман в «Человеке дождя» вон как разнервничался, случайно ошпарив Тома Круза – но у Мики-мачехи нервы крепкие). Да и Гийом зла не держит – пойду, говорит, к себе, выкурю косячок, телек посмотрю...
Чтобы загладить свою вину, Мика привозит пасынку прелестные подарки - «Тайну по ту сторону двери» Фрица Ланга и «Ночь на перекрёстке» Жана Ренуара – как раз для тонко-душевно-организованного юноши.

За ужином Мика приветливо разливает шоколад – но Гийом на этот раз почему-то решает выпить кофе. И вот удача – мачеха именно в этот вечер для разнообразия решила подсыпать снотворного в кофейник!
Тут пришла беда: кончился Рогипнол, Андрэ без него не может, надо ехать в аптеку - немедленно. Жанна вызывается съездить – она как раз выпила Микиного кофейку... Ситуация повторяется точь-в-точь как с Лизбет; но мучившие Жанну подозрения уже полностью улетучились.
Мика решила, видно, разом избавиться от всех детишек-наследников, оставив сонного Андрэ в своё полное распоряжение. И тут Андрэ прозревает: Мика сама моет стаканы! Как в тот вечер, с Лизбет!
- Я вечно всё делаю не так... – только и отвечает загадочная мадам.

Дальше – бредовый диалог супругов: Мика твердит о том, как много добра она делает людям (подсыпала Рогипнол в коньяк Лизбет, например. И в кофеварку сегодня). И мило интересуется у мужа: Ты сердишься на меня?

Телефонный звонок:
- Погибли? – с надеждой спрашивает Мика.
- Нет, на этот раз тебе не повезло. – и Андрэ играет многозначительное «Погребение» Листа. А Мика оплакивает неудавшуюся попытку убить Жанну... Ах, нет - она просто не может идти против своей природы, а природа эта требует кого-нибудь обязательно отравить.

Конечно, вывязываемая Микой паутиноподобная шаль, на которой она распласталась в конце фильма, не может не вызвать аналогий с паучихой, тихо ткущей свою ловушку. Наконец она заарканила Андрэ, устранив красивую соперницу (кстати, почему Мика ждала целых 10 лет, чтобы отравить подругу?) – и тут возникает еще одна молодая мерзавка, отвлекающая от неё сонного маэстро!

...После того, как энергичная юная пианистка выяснила, что Мика подпаивает пасынка ядовитым шоколадом (в анонсах жанр заявлен как «триллер») ожидался совсем другой фильм. Но детективная часть быстро перетекает в невнятицу - о психической неуравновешенности душевно-сиротливой Мики.
Не скажу, что фильм - полное разочарование: красивая Швейцария, славный домик Боуи, Изабель Юппер, опять-таки (прямо хоть сразу в "Пианистку")... Но всё же - не моё кино.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...