Friday, 7 November 2008

Кшиштоф Кесьлевский. Мастер-класс (прямая речь) / Krysztof Kieslowski: A masterclass for young directors

Кшиштоф Кесьлевский (КК): "Я люблю актеров. Для их удобства я готов изменить многое, очень многое в сценарии и на съемке. Потому что чем им удобнее, тем лучше они делают свое дело".

КК: "Бывает, что актер в целом очень подходит на роль, но не совпадает с персонажем в частностях. В таких случаях я склонен изменить частности, а не искать другого исполнителя".

- Неужели актеры важнее персонажей?

КК: "Да. Актеры точнее. Они оказываются правы почти всегда. Они, как правило, ощущают происходящее гораздо лучше, чем режиссер. Конечно, на площадке за все отвечаю я, но я очень внимательно прислушиваюсь к актерам. Если у актера что-то не получается, - обычно на то есть веская причина, и роль следует подправить".

Первая заповедь: Стойте рядом с актерами

КК: "Актеры должны чувствовать ваше присутствие, почти ощущать ваш запах. Им должна передаваться ваша энергия, ваше волнение и надежда. Им это очень помогает. Вселяет уверенность. У них должно быть чувство, что они играют для вас".

(на фото - Кесьлёвский и оператор Эдвард Клозиньский на съемках фильма "Три цвета: Белый", Варшава, гостиница Бристоль, январь 1993)

КК: "Монитор поставлен для нас, чтобы лучше видеть, что делается на площадке. А не для режиссера. Он не должен в него смотреть, - это все равно что повернуться спиной к артистам. Это значит руководить не впрямую, и актеры подсознательно ощущают разницу. Ведь они нуждаются в вас, им хочется знать ваше мнение. В тот момент, когда они понимают, что вы работаете с монитором, а не с ними, - вы их потеряли. Вот почему нужно все время находиться рядом с актерами. Разговаривать. Искренне благодарить. Вежливого "спасибо" совершенно недостаточно. Говорите, что вы думаете об их игре, даже если она была неважной. Будьте внимательны к ним. Делайте их соучастниками. Ведь если на съемочной площадке не возникает напряжения, накала чувств, - его не будет и на экране".

КК: "Я хожу, я опускаюсь на корточки, я встаю на колени - но ни в коем случае не сажусь. Когда садишься - теряешь напряжение, теряешь градус".

Вторая заповедь: Давайте ясные, конкретные указания

(на фото - Кшиштоф Кесьлевский на съемках фильма "Три цвета: Белый")

КК: "Вы сразу говорите актерам, что им делать и чего не делать. Это вызывает неуверенность". [поясняет свой упрек с помощью польской поговорки]: "Вы, так сказать, одновременно смеялись и мочились".

КК [о словах "Это очень важно"]: "Вообще-то, за несколько месяцев настоящих съемок можно сказать это раз или два. Вы превысили норму за одну смену. По-моему, не стоит. Следует поберечь эти слова на тот случай, когда они действительно понадобятся. От частого употребления они теряют силу".

Третья заповедь: Помогите актерам почувствовать то, что они должны чувствовать

КК: "Когда следишь за лицами актеров, то обязательно заметишь, если они чувствуют себя не совсем уверенно, если не понимают, почему делают то, что делают. Вы обязаны дать актеру повод сказать то, что он должен говорить. Помогите ему почувствовать то, что он должен чувствовать по роли".

Четвертая заповедь: Откажитесь от подвохов

КК: "Способ может сработать. Но он очень рискован, потому что, как правило, актеры перестают доверять вам. Актер считает, что режиссер не верит в его способность сыграть чувство или реакцию "естественным" образом. А партнерша понимает, что завтра её может ожидать то же самое. В конце концов артисты осознают, что их не ценят как артистов".

КК: "Хотелось бы утверждать, что стиль работы важней результата, но - не в нашем деле. Это только пока, на семинаре. В настоящей жизни всё наоборот. И все же лично для меня результат не имеет решающего значения. Для меня важнее то, кáк он достигнут. Я стараюсь сделать всё, чтобы фильм создавался в доброй атмосфере. Но это вопрос выбора".

Пятая заповедь: Все актеры разные
(на съёмках фильма 

КК: "Внимательно наблюдая за актерами, можно гораздо лучше понять сцену. И иногда из их поведения следует сделать выводы.

Шестая заповедь: Не замыкайтесь

Седьмая заповедь: Любая идея - ваша идея

КК: "Конечно, у нас семинар, ситуация особая, но и во время обычной работы над фильмом вас постоянно атакуют всевозможными идеями. Иногда это тяжело, но все же стоит прислушиваться: потом что-нибудь обязательно может пригодиться. Только не забывайте, что когда вы подхватили идею, она сразу стала вашей. Теперь за нее отвечаете вы. Вы не сможете оправдываться тем, что предложение было чужим. Всякая идея, которую вы используете, - в конечном счете, ваша собственная идея".

Восьмая заповедь: Не смотреть, видеть

КК: "Внимательно наблюдайте за актерами. По их состоянию можно понять, сложилась ли сцена или что-то еще не в порядке".

Девятая заповедь: Меняйте ритм сцены

КК: "Эмоциональное развитие должно сопровождаться изменениями ритма. Если изменились чувства, найдите соответствующий ритм. Иначе сцена становится монотонной. Меняйте ритм движений, действий, жестов. Чередуйте ускорения и замедления - ведь у каждого чувства свой темп".

Десятая заповедь: Мизансцена - не хореография

КК: "Мизансцена - это вся совокупность движений в кадре, а хореография - последовательность отдельных поз. Попытка переменить такую позу кончается плохо. Постарайтесь в будущем не увлекаться прелестями скрупулезной хореографии, а решайте сцену как единое целое. Потому что сцена получается, только когда правильно найдена вся совокупность движений".

КК [актёрам]: "Смотрите друг на друга. Не играйте на публику - это театр. Играйте друг для друга - это кино".

КК: "Вы рассчитываете, что экран сам придаст значение тому, что вы сняли. Вы надеетесь, что зрители станут интерпретировать то, что они не в состоянии интерпретировать. Поверьте, пачка сигарет - это пачка сигарет. Не больше и не меньше".

[КК о буквальности в кино - здесь (пример с зажигалкой и интерпретация эпизода с молоком в "Декалоге 6")].

КК: Слово "учить" мне кажется здесь неуместным. Я считаю, что на подобных мастер-классах мы встречаемся для того, чтобы поэкспериментировать, поразмышлять и что-то выяснить. Кроме того, режиссура включает множество разных, в том числе практических аспектов. Один из них - работа с актером. Теорией здесь не обойдешься. Это нужно попробовать и почувствовать самому.

КК: ...когда что-то запоминаешь? Во-первых, когда испытаешь сам. В бесконечных объяснениях совершенно нет смысла, надо всё испытать самому. Этого, однако, недостаточно. Просто испытать недостаточно. Самое главное - то, как мы анализируем свой опыт.

КК: Критика всегда в некоторой степени болезненна, поэтому важно быть честным. Если я считаю, что что-то плохо, я так и говорю. Но если что-то хорошо - я тоже говорю. И когда становится понятно, что я не склонен ни унижать, ни превозносить до небес, а просто выражаю то, что чувствую, - студенты могут больше взять от меня. Я не бываю более жесток, чем необходимо. Я совершенно не склонен к конфронтации.

КК: ...я весьма скептически отношусь к занятиям йогой, медитацией, упражнениям по концентрации и тому подобному. Я думаю, на жителей Востока все это действует, а в нашем исполнении - это симуляция. Это мода. Многие люди этим занимаются. И мы думаем, что это помогает.

(на фото - Кесьлёвский на съёмках фильма "Три цвета: Белый")

КК: Я люблю репетировать. Меня обычно спрашивают, провожу ли я долгие репетиции вечером накануне съемки. Не провожу. Я репетирую утром на площадке, когда всё подготовлено к съемке. А вечер провожу с оператором; мы обсуждаем завтрашнюю смену, - с ним, а не с актерами. Я всегда надеюсь, что сцену они сыграть сумеют, и это ожидание возбуждает в них известное волнение. Актеры чувствуют, что я чего-то жду от них, и стремятся что-то мне показать. Это радостное, стимулирующее волнение.

КК: Разрешите актерам играть не в полную силу. Они не должны выкладываться на технических репетициях. Просите их делать только то, что сейчас нужно. Кроме того, актеры часто погребены под множеством указаний. Многие - и особенно театральные актеры - обожают анализировать текст, о подтексте могут рассуждать бесконечно. Я не сторонник этого. Анализ они забывают. Одна или две точных подсказки, которые помогают выразить сущность персонажа, гораздо полезнее.

КК: Я стараюсь создать на съемках хорошую атмосферу. Актерам должно быть удобно. Им должна нравиться наша работа. Поэтому мне необходимо удостовериться, что им не дует по ногам и их хорошо кормят.

КК: Конечно, есть такие люди, которые нуждаются в непрерывных гимнах в свою честь и требуют, чтобы их обожествляли. Я стараюсь избегать их. Не приемлю звездных замашек. Жан-Луи Трентиньян и Ирен Жакоб - настоящие звезды, но в жизни это обычные нормальные люди. Они заходят выпить кофе в те же кафе, что и мы с вами. Я могу делать фильмы только в атмосфере равенства. Может быть, поэтому я никогда не работал в Америке.

...репетиции и провокации дают разный результат?

КК: Нет, не думаю. Оба способа могут дать поразительные результаты. Но манипулирование -не мой путь. Я долгое время снимал документальные фильмы, и этот метод знаком мне с тех пор. Я сам иногда им пользовался, потому что он вообще свойственен документалистике: поймать жизнь врасплох. Но меня всегда это несколько раздражало, не нравилось.

КК: В том, чтобы спросить о чем-то личном, нет ничего страшного. Есть только существенная разница, разговариваете ли вы с актером наедине или в такой большой компании. То, что не показалось бы чересчур личным в беседе вдвоем или втроем, становится нескромным в присутствии тридцати.

Перевод: Олег Дорман, Владимир Забродин
источник

Я отредактировала и добавила фотографии - Е.К.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...