Monday, 10 November 2008

Кукушка / The Cuckoo / Kukushka (2002)

С большим опозданием - но посмотрела! Жанр хорошего фильма, как правило, трудноопределим; такой фильм – многослоен; это одновременно трагедия, комедия, мелодрама... В данном случае многозначно даже название фильма: имя, данное родителями Анне – Кукушка, а еще «кукушки» - снайперы-смертники, которых оставляли за собой отступающие, приковав к дереву или – как в фильме – к скале.

Режиссер Александр Рогожкин: "Я всегда люблю названия, которые имеют несколько смыслов. Поэтому сценарий назывался просто "Кукушка", а подзаголовок был "Кукушка, вскормившая птенцов". Это название отражает противо-естественность ситуации, противоречия которой заложены и в самом фильме, - противоестественность войны, конфликты между людьми, которые встретились на этой войне, и Анни - "кукушка", примирившая двух врагов, которые не знают, что война окончена.
...Анни, представитель народа саами, одного из древнейших на севере Европы. Раньше их у нас называли лопарями, а потом стали называть саамы, хотя правильнее - саами. Два других героя - русский капитан и в душе поэт Иван Картузов и снайпер-смертник Вейко, финн. Вейко, изучавший филологию в Стокгольме, является носителем европейской культуры. А капитан Картузов - человек грубый, брутальный. Для него враг - это враг, которого надо уничтожить! И в то же время это советский капитан, который пишет стихи. И поэтому в его речи иногда прорывается сущность его поэтической души. Картузов иногда говорит просто, иногда нет".

Для меня это фильм - притча – о фатальном непонимании между людьми, об отсутствии желания понять – и вопреки всему, об обретении понимания.

Анне: Ты много кричишь. Я еще не видела, чтобы рёвом можно было разорвать железо.

Вейко: Шпрехен зи дойч?
Иван: Ханде хох. Гитлер капут.
Вейко: Негусто, если это всё, что ты знаешь по-немецки.

Вейко: Я не понимаю, почему русские самолёты расстреляли вас?
Иван: Стреляй, гадёныш. Меня бы всё равно свои к стенке поставили.

- Меня зовут Вейко. А тебя Иван?
- Пошел ты...
- Пшёлты!
- Анне. Так и сказала тебе настоящее имя, чтобы порчу навел или душу похитил.


Все трое разговаривают на разных языках, причем язык жестов не используют. Каждому важно высказаться, (Вейко: Почему ты не умеешь слушать?) - но к тому, чтобы быть понятым, никто особенно не стремится: разговаривают, словно в компании приятелей-единомышленников. Это создаёт массу забавных диалогов-недоразумений (недо-пониманий) – и одновременно очень печально.

Вейко: Смертник, оставшийся жить – это дорогого стоит.

Анне: Ты парень ловкий. Наверное, от девок отбоя не было. Не одну под себя подмял?
Вейко: Не волнуйся, сниму цепь и уйду.

Анне: Пахнет от тебя плохо. Теперь от всех мужчин пахнет железом и смертью.
Вейко: Да, мошкары много.

Анне: Четыре года ни одного мужчины – и сразу два. Видно, духи услышали мои мысли.

Иван: Что лыбишься, фриц?

Вейко: Войне конец, приятель. Мир, понимаешь. Войне конец. Лео Толстой. Война и мир. Понимаешь?
Иван: Понял я. Что вы, фашисты, Ясную Поляну сожгли.
Вейко: Я не фашист, я финн.
Иван: Фашист.
Вейко: Ты идиот. Достоевский. «Идиот».
Иван: Чего болтает – не понять.
Вейко: Тебе говорят: мне надоело воевать. А! Хемингуэй, Эрнст Хемингуэй, «Прощай, оружие».

Иван: Гадко здесь и мерзко.
Вейко: Здесь красиво.

Александр Рогожкин: "Не знаю, можно ли сказать, что внутренне я шел всю жизнь к «Кукушке», и все-таки есть определенного рода закономерность в том, что однажды Виктор Бычков и Вилле Хаапсало попросили меня написать пьесу с тремя персонажами. И даже рассказали какую-то нелепую, глупую историю про то, как финский и русский солдаты во время войны 1939-1940 годов попадают на хутор к карелке и между ними возникает нечто вроде любовного треугольника. Потом карелка стала девушкой-саами, лапландкой, как называют их финны. Идея свести трех представителей различных культур возникла буквально за несколько минут, да и финал фильма тоже появился почти сразу.

[...] Война — лишь фон действия. На экране враги, точнее, нормальные люди, которых заставили быть врагами. Брутальный офицер Картузов пишет стихи. Утонченный финн смертник Вейко хорошо знает филологию. И Анни, которая живет в небольшом стойбище, в своем маленьком пырте, и которая, как ни странно, понимает о мире больше, чем они. Существует культура истинная внутренняя, и культура привнесенная, внешняя. Ведь мы всегда включаем в понятие «культура» много лишнего. Можно сказать: «Я люблю». А можно вокруг «я люблю» выстроить массу философских концепций, но все равно в их сердцевине остается простое «я люблю». Или «я не люблю», «я хочу есть» и так далее. Для меня Анни — носитель именно этих корневых понятий, и она помогает этим людям, не по своей воле ставшим врагами, понять друг друга.
[...] Это сага. Не эпос, а именно сага. Очень спокойный, равномерный рассказ о реальных событиях, в которых тем не менее может присутствовать какая-то ирреальность и даже фантастичность".

Фильм добр, прост, красиво снят, полон дух захватывающей роскоши пейзажей.
Красиво выстроен сюжет.
Вступление – сопоставление двух линий: длительная борьба «кукушки»-Вейко (Вилле Хаапсало), прикованного цепью к скале, за освобождение; арест и нечаянное освобождение (автомобиль расстреляли советские же самолёты) русского офицера (Виктор Бычков).
Основная часть - житьё-бытьё упомянутых мужчин в домике саамки Анне (Анни-Кристина Юусо), с разговорами и не слишком настойчивыми попытками достичь взаимопонимания.
Завершение – шаманство Анне над уходящим в страну мёртвых.
В качестве эпилога – рассказ Анне о двух сильных и добрых мужчинах, которых она приютила в годы войны.

Вейко: Среди этой грязи и мерзости очень почётно остаться в живых. Главное – мы живы. Надеюсь, через какое-то время люди с ужасом будут думать, что они делали на войне. А может, и не будут. Человек - существо странное, привыкающее делать вещи непонятные. Это еще Достоевский говорил.

- Радуется фашист.
- Я никогда не разделял взглядов фашистов. Я – демократ.
- Все равно фашист.


из комментариев (перевод мой): Вилли Хаапсало в фильме носит настоящее нижнее бельё финской армии того периода – принадлежавшее его деду: «После работы в этом фильме я изменился, по-новому взглянул на своего деда. Смотреть фильм я не буду – я никогда не смотрю фильмы, в которых играю. Но как я сейчас вижу, на фильм можно смотреть по-разному. Для полного понимания может потребоваться посмотреть его более одного раза».

Немного про киноляпы:
Если на какие-то несуразности в военной форме я внимания не обратила – я и в званиях-то никогда не разбиралась, то что касается странной сохранности хозяйства-поселения Анне в годы Второй мировой ничем не зацепленного (разве что мужа увели вместе со стадом) – это смутило. Вот нашла статью «буквоеда»:
"Конечно, картина "Кукушка" не на тему освещения конкретных военных событий. Карельский фронт - лишь кинематографический фон...
Жилище женщины-саамки по имени Кукушка средь дикой лапландской натуры, где обретают покой, любовь и спасение от войны два изгоя - советский капитан и финский солдат, - оазис мира. Жаль только, что в реальностях лета-осени 1944 года его существование весьма и весьма условно.
Какие оазисы мира могут быть у стратегического шоссе и железной дороги Кандалакша - Алакуртти, где третий год бьются немецкий корпус и советская армия, перепахивая местность артиллерией, а местное население эвакуировано еще в финскую кампанию?"

Смутило, правда, и то, что уважаемый буквоед сам допустил ляп – назвал актёра Виктора Бычкова Алексеем... А также упрёк в отступлении от «исторической правды» - листовки, де, разбрасывали дамы. Очевидно, что эпизод со сбитыми лётчицами – необходимая составляющая сюжета: «Женщине не место на войне» (Вейко), а Пшолты-Иван еще более разъяряется – против «фашиста»: Против таких соплюшек вы герои...
Да и потом – искать в кино-притче, вообще в любом художественном фильме - достоинств документального – по меньше мере, глупо.

Кстати, еще озадачилась: винтовка Вейко выполняет роль чеховского ружья – патронов нет, но финн неутомимо таскает орудие-импотент за собой. Зачем? Чтобы был возможен эпизод с выстрелом Ивана-Пшолты?

Анне: Ты хочешь побывать в другом мире? От этих грибов тебе станет плохо.
Иван: А, ты не хочешь возиться? И не надо. Дело-то нехитрое.

Анне: Пшёлты решил пообщаться с духами. Он собрал грибы и решил их есть. Может, он шаман или колдун?
Вейко: Пусть отдыхает, он еще слабый после контузии. Я всё сделаю сам.

Анне: У тебя нежная рука. Ты не привык к мужской работе. Наверное, только убивать умеешь. Это не работа, а глупость больших детей, которым кажется, что если они лишают кого-то жизни, это поможет им продлить собственную.

- Хозяйка, соль нужна. Соль, соль.
- Я не сошла с ума, чтобы есть грибы. Если хочешь, ешь сам - я не буду.
- А, понял, в доме.


Иван: Политрук мой на меня донес. Мальчишка сопливый, неделю на фронте не прослужил, а уже донос. Пишет, «довожу до вашего сведения, что не разделяет взглядов».
Анне: Вода размыла слова. В ручье очень хорошая вода – если просто положить бельё, на следующий день будет чистое.
Иван: Пишет, стихи мои графоманские и слабые. От зависти, что ли. Сам-то он что в своей жизни, кроме доносов, написал? Да мне Сергей Есенин сказал, что нужно писать... И даже вот автограф оставил на своей фотографической карточке.
Анне: Это твоя жена? Красивая.
Иван: Я лирику писал. Про красоту, природу, понимаешь? Ну, чтоб с ума не сойти на войне.
Анне: ...Ты только грибы не ешь, иначе можешь умом тронуться.
Иван: А, грибы. Скоро будут готовы.


А. Рогожкин: "Анни-Кристина Юссо очень своеобразная. Вы обратили внимание на ее походку? Она ходит, как солдатик. Смешно очень. Она органичная и естественная, по ней сразу видно, что ей не нравится, что нравится. Она просто надувалась, если ей что-то не нравилось: носится таким пузыриком и молчит. Однажды, когда нужно было пройти по воде босиком, я предложил ей надеть резиновые чулки, все-таки вода в Белом море холодная, градусов 6-8 от силы. Она надулась и сказала: "Я актриса, поэтому должна ходить так, как и моя героиня!"

Вейко: Мне не нравится сауна, я ходил в турецкие бани. Понимаешь?
Иван: А, ну о чём ты говоришь! Женщина она ладная.


Иван: Уйди, уйди отсюда. Ну не театр это.
Анне: Дикий человек ты, Пшёлты.
Вейко: Наверное, с непривычки много грибов съел.
Иван: Что, интересно, да? Любуетесь, да? Вы всех сюда приведите, и собак, и оленей, пускай смотрят...

- Удачи тебе, Пшёлты.
- Меня, между прочим, Иван зовут. Иван!
- Да, так всех русских зовут. Если тебе так хочется, пусть будешь Иван. Пшёлты, Иван!
- Пошёл и ты!


Анне: На этой сопке они расстались. Снег в том году выпал рано. Они ушли - один туда, другой - в ту сторону, - где были их дома. Война заставила их делать плохие вещи, от которых они устали. Они это поняли и перестали воевать между собой.

В "ИК" - статья о фильме как выразительной иллюстрации к концепции о русском сюжете внутренней колонизации.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...