Tuesday, 18 November 2008

Беспокойная Анна / Caotica Ana / Chaotic Ana (2007)

Красивое поэтическое кино (моря-океаны, пустыни, городская толпа, закат на острове, богема, погружение в подсознание), воспевающее несгибаемую силу женщин, во все века угнетаемых и притесняемых. Во многом мне напоминает «Люсию и секс» - других фильмов Медема не смотрела.

...Взлохмаченная распутноглазая (в нескольких рецензиях названная «ртутноглазой») и улыбчивая Анна (Мануэла Веллес) совсем не беспокоится - привольно обитает на Ибисе: загорает нагишом, отплясывает в клубах (травка или грибочки?), рисует яркие и трогательные картины. Матери у неё нет; живет с папой-немцем Клаусом (Маттиас Хабих), которого в последующих письмах ласково именует «пещерным монстром».

Работы молодой художницы привлекли внимание меценатки Жюстины (смело увядающая, но вечно прекрасная Шарлотта Рэмплинг). Она приглашает Анну в Мадрид – совершенно безвозмездно продолжить творческое развитие. Так Анна оказывается среди богемной молодежи («толпа молодых талантов с одухотворенными лицами занимается тем мусором, который занимает львиную долю рынка "актуального искусства": претенциозными перформансами, авторским порно, ничтожной абстракцией»).
Она с удовольствием погружается в новую жизнь и бродит по улицам, ласкаясь к рукам прохожих.
Анна подружилась с Линдой (Bebe), которая много рассуждает о мужчинах VS женщинах.

Еще Анна влюбилась в Саида (Николас Казеле), с которым ощущает некую глубинную связь (не путать с просто сексом. Хотя когда в процессе занятий бешеным сексом под умиротворяющую Цезарию Эвору Анна как бы давала любимому грудь, выглядело двусмысленно; что и доказал дальнейший фрейдистский сюжет - в одном из воплощений Анна оказалась матерью Саида), и народ которого – кажется, сахрави - пережил геноцид во время войны с Марокко. Саид гениален, мрачноват и мучим кошмарами, а еще у него над унитазом стена замазана черной краской (какой-то психологический в этом смысл, наверное).

Однажды в ресторане при виде того, как из большого аквариума отнимают у его мамы малыша-лобстера – чтобы посетители могли полакомиться – Анну начинает кобласить всяческими видениями. Я уж обрадовалась - что-то зоозащитное, ей невмоготу видеть страдания животных! Но нет, ложная тревога...

Приступ Анны – среди прочего она уверенно говорит по-арабски - наблюдают знаменитые психотерапевты и один из них – красавчик типа Юры Шатунова Англо (Азьер Ньюман) видит в девушке многообещающий объект для сеансов гипноза.
Дальше - живописный экскурс в подсознание девушки, которое оказалось бездной, а она в итоге - беспокойной.

Буддийской идеи реинкарнации фильм не придерживается: автору важно, чтобы гибли именно женщины, именно в 22 и обязательно мученически, от рук насильников-мужчин (как там было у Линды? «Мужчины - насильники, а женщины - эгоистичные шлюхи»).

Вторая часть фильма – вероломный папа Линды, зачем-то путешествие в Америку (ах, да! индейцы) – показалась скучной...

Должно быть символично: в начале фильма закакали глаза соколу, в конце героиня (в новом парике утратившая индивидуальность и ставшая похожа на всех сразу, включая молодую Ольгу Машную) обкакала лицо представителя американской военщины...


Масса рецензий хороших и разных на сайте Arthouse.ru. Мои впечателния ближе всего к мнению г-на Трофименкова (его же - цитата по поводу актуального искусства выше):
"Голый мужик сидит на унитазе и рыдает: "Жить бесполезно, это пустая трата времени". Пожилой мачо, обитающий в пещере на Ибисе, затягиваясь "косяком", философствует: "Человеческая история — это цепь жестокостей, зверств и несправедливостей. Часто мне бывает стыдно за род людской". Психиатр-гипнотизер, проведя удачный сеанс с беспокойной Анной (Мануэла Веллес), взволнованно сообщает ей: "Внутри у тебя бездна". Аннина подруга Линда (Бебе), валяясь с ней в койке, делает открытие: "Проблемы с мужчинами — из разряда вечных".
Наверное, в психиатрии существует какое-то определение для такого вопиюще инфантильного разрыва между реальностью и ее восприятием, которое демонстрируют и юные, и старые герои "Беспокойной Анны". Медему виднее: он на психиатра учился. В любой кинематографии одной такой реплики хватило бы зрителям, чтобы с хохотом покинуть зал или в лучшем случае продолжать смотреть эту, по замыслу автора, леденящую душу драму как пародию. Но только не в испанской. Испанским режиссерам почему-то любая напыщенная безвкусица прощается безоговорочно".

Садясь смотреть фильм стараюсь знать о нём поменьше. Таким образом трагично-поэтичное посвящение фильма («Моей сестре Анне, которая ушла от нас, и моей дочери Анне, которая пришла к нам») – стало новостью; о сестре режиссера, погибшей в 2000 году в автокатастрофе по пути на первую выставку своих картин – узнала после. Фильм как инструмент изживания травматического опыта – звучит впечатляюще. Это, безусловно, придаёт ему особый флер. А так - чисто развлекательное кино.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...