Tuesday, 21 October 2008

Короткие встречи (1967) / Korotkie vstrechi / Brief Encounters

В 1968-м Сергей Герасимов сказал про молодого режиссера Киру Муратову: «Она необычайно последовательно в своем желании понять человека».

Свой первый фильм Кира Муратова назвала «Короткие встречи» - он и она, для любви – лишь секунды. Муратова сама сыграла там главную роль, ее партнером был Владимир Высоцкий.
(из статьи)

Прелестное начало – диалог «сама с собой»; состояние, столь привычное и знакомое всем, кто живет одиноко, или вынужден часто расставаться.

Валентина: Я разговариваю сама с собой – могу я пожаловаться сама себе?...
Засни, засни, отстань от меня...



Обе героини сразу поражают необычностью – молодая деревенская гостья кажется заторможенной; Валентина – нездорово-возбужденной, с поверхностно-шероховатой - как шелухой сыплет, - речью, словно говорит, не думая...

*
На главную мужскую роль Муратова пригласила Высоцкого, потом передумала и позвала Любшина, но Любшин обманул и в последний момент улетел сниматься в Германию. [Любшин - бородатый геолог? Трудно представить...]

Высоцкий не обиделся - вернулся. Кстати, именно на этой картине он научился "хрипеть": до 1967 года пел обычным своим голосом, а форсировать его начал, лишь побывав геологом в "Коротких встречах".
Героиню должна была играть Антонина Дмитриева, но ее работа Муратовой не нравилась. К тому же Дмитриева сразу поссорилась с администрацией картины.

- Вы так хорошо показываете, - сказал Кире Георгиевне кто-то в группе, - играйте сами!
Вышла веселая (у Муратовой всегда все весело) и очень горькая картина о всех со всеми нестыковке, о ватной стене, в которую без толку бьются персонажи.
Фильм получил третью прокатную категорию, минимальный тираж и несколько хороших отзывов. А через двадцать лет его показывали в московских кинотеатрах - и был аншлаг.

Валентина: Водопровод изобретен еще древними римлянами. А мы живем в ХХ веке, и в нашем городе еще нет воды.

К.М.: Когда я приехала в Одессу, то увидела город, живущий без воды. Ее все время запасают, она стоит в ведрах, в тазах, ее отключают постоянно... И мне захотелось сделать историю про молодую решительную женщину, которая заведует в городе всей водой, причем воды никогда нет. И у нее определенным образом все не ладится в жизни: приезжает и уезжает мужчина (а раз у него такая бродячая работа, то он, наверное, геолог). И у него тоже своя жизнь. Есть девушка, которая в него влюблена, и у них у всех ничего не получается... Это и были "Короткие встречи".

К.М.: Это была история о том, как художнице мешает быт, то, сё... А потом оказывается, что без него жить нельзя: бытовые помехи стимулируют.
Из интервью Киры Муратовой Дмитрию Быкову


Лица стариков – в кафе, у которого в войну убили и сына, и дочь:

Старик: Эх, Надя-Надюша. У меня тоже дочка была... Её немцы убили. ...Сынок тебя как звать?
- Сергей.
Старик: У меня тоже сын был...

Валентина: Самое печальное, что всё это правда. У него действительно убили и сына и дочку.

...в новоотсроенном, но не принимаемом комиссией (Валентиной) доме – тот, что требовал вселения, готовый как носил воду из колонки, так её и носить...

Напомнили стариков с черно-белых фотографий Кесьлёвского «Из города Лодзь»: тех самых - "мечтающие или думающие о том, что все могло быть иначе, и примирившиеся с тем, что всё сложилось так, как сложилось".

*
Однажды сама Муратова назвала свои минималистические, черно-белые фильмы "Короткие встречи" и "Долгие проводы" "провинциальными мелодрамами".

В фильме "Короткие встречи" мы встречаемся с замечательным трио: поэт-бард-актер Владимир Высоцкий, дебютантка, в будущем известная актриса Нина Русланова (в это время она была студенткой II курса Щепкинского училища) и сама Кира Муратова, сыгравшая главную роль, за которую не решилась взяться профессиональная актриса.

Сюжет картины прост: Надя (Н. Русланова), деревенская девушка, работающая официанткой в придорожном кафе, влюбляется в геолога-гитариста Максима (В. Высоцкий) и узнает его городской адрес. Но оказывается, что это квартира Валентины Ивановой (К. Муратова), которая работает в Горкоме партии. Валентина предлагает девушке помогать ей по дому, Надя соглашается на это, не упоминая о своем знакомстве с Максимом.

В его отсутствие Надя приглядывается к Валентине, пытаясь понять её отношения с главным героем. Мы видим Валентину Надиными глазами и в моменты ее "коротких встреч" с Максимом в промежутках между его экспедициями. Их отношения довольно необычны: Муратову привлекает конфликт Валентины, человека оседлого и домашнего, и Максима, вечного бродяги. Валентина выводит из себя Максима своей упорядоченностью, хозяйственностью и нетерпимостью к его вечным исканиям. Они воистину "странная пара".

Хотя Валентина и не злой, не жестокий человек и Муратова относится к ней с симпатией, она не склонна ее идеализировать. С возвращением Максима, Надя признается себе в том, что Валентина и их семейные обеды занимают в жизни главного героя очень важное место и тихо уходит из их жизни, возвращается в свою деревню.

Надя: А у вас в городе и вода не как вода – трубой пахнет.


Кинокритик Владимир Гульченко считает, что здесь мы имеем дело даже не с любовным треугольником, а с двумя параллельными сюжетными линиями, которые, возможно, соприкоснутся, но уже за пределами фильма. Это отражает и генезис сценария. По замыслу Муратовой, зародыш всего конфликта лежит в проблеме Одесского водоснабжения, ее привлекло столкновение женщины-чиновника и романтического сюжета; "она — официозная и педантичная и он — по натуре вольный цыган, она хочет обуздать и переделать его, а он никогда не позволит этого сделать". Сюжетная линия Надя-геолог родилась из короткого рассказа Леонида Жуховицкого, привлекшего внимание Муратовой, и как следствие, режиссер предложила ему сотрудничество. В окончательном варианте картины более интересной и глубже разработанной оказалась линия взаимоотношений двух женщин, чем линия отношений каждой из них с Максимом.

Муратова рассказывает эту историю в сложной форме прерывистого возвращения к прошлому. Но если, с одной стороны, эта форма удачно демонстрирует ее талант, то с другой — раздражает консервативный вкус обывателей. Критик с парадоксальной фамилией Н. Коварский заметил: "Когда смотришь картину, создается впечатление, что режиссер, сидя в монтажной, просто перемешал эпизоды, не вполне осознавая оправданность этой мешанины." Коварскому не понравилась актерская работа Высоцкого, впрочем, как и сам "не имеющий никаких корней" персонаж. Последний оказался наиболее уязвимым из-за отсутствия, так называемых, "главных черт характера" и "неудачи" режиссера; Муратова не отдала должное единственно приветствовавшейся тематике советского кинематографа: "человек и исторический процесс, человек и его эпоха".
С самых первых кадров фильма консервативный зритель понимал, что что-то не укладывается в привычные рамки. Валентина думает, мыть ли ей посуду или писать доклад о сельском хозяйстве, о котором не имеет ни малейшего представления. Муратова сталкивает живой разговорный язык Валентины и советскую риторику, в манере которой она безуспешно пытается написать свое будущее выступление. Она так и не продвинулась дальше навязшего в зубах "Дорогие товарищи". По словам Муратовой, Госкино выразило непонимание и неодобрение отношениям Валентины и Максима:

Как могли ответственный работник и ее служебные дела быть втянуты в любовный треугольник? Откуда эта аморальность в государственном служащем, почему у нее есть любовник, где ее муж, почему она вообще не замужем, кто этот геолог, этот сомнительный тип и каковы отношения с другой его подружкой? Они долго обдумывали тот эпизод в сценарии, когда Максим протягивает к Наде руки, чтобы снять с ее плеч свой пиджак (на этом месте в фильме резкий переход к следующей сцене. — Дж. Т.) Только ли он хотел забрать свой пиджак, или они обнимались, а потом скрылись в кустах? "Если так оно и есть, — сказали мне, — мы запретим фильм".

"Короткие встречи", как и большинство фильмов Муратовой, был снят в Одессе и очень ограниченными средствами. Самым ценным в ее картинах всегда были актеры и, возможно, мастерство Герасимова научило ее наиболее полно использовать их творческие потенциалы. Одной из отличительных особенностей ее работ является то, что она делает ставку на непрофессионалов. Муратова любит смешивать их с профессиональными актерами, "потому что это все оживляет, это как коктейль, это борьба с привычным догматизмом. Когда на сцене встречаются два профессиональных актера, они подыгрывают друг другу, часто находят свою, удобную для них, колею, знают, как лучше приспособиться к ситуации". Когда Муратова встречала людей, чья жизнь заинтересовывала ее, она находила им место в своих фильмах.
"Часто основной драматический узел обогащается за счет развития других линий, усложняющих и разветвляющих сюжет, а также благодаря людям, которые приходят в картину со своим собственным жизненным опытом, характером, языком". В "Коротких встречах" такой находкой стала Л. Базальская-Стриженюк, сыгравшая роль Надиной подруги, деревенской девчонки с ярким украинским языком.

В основном фильм был показан в киноклубах, режиссер присутствовала на показах, представляя его и отвечая на вопросы, это и было единственной ему рекламой.
(из статьи)

Максим: Я живу с полузакрытыми глазами – и мне отлично.


Зина: Я вот, когда с Вами познакомилась, так от своего круга-то отбилась, а к Вашему не прибилась. Ну, как стала к Вам ходить, стала книжки читать не про шпионов... Мне всё так интересно показалось...
Мне раньше какие парни нравились? Что вот он идет, и всё от него шарахается. Ну, потом еще мне нравилось, чтобы на личико красивенький был. А теперь мне всё умные нравятся. Они-то мне нравятся, а я-то им нет, я то ведь не умная... Семью видела – муж, жена. А потом смотрю, в общежитии – хорошая девушка, сдержанная, и одна. И ничего, живет.
*
из интервью: Ваша первая роль была в фильме Киры Муратовой. С тех пор вы любимая актриса Киры Георгиевны. Но вы учились тогда только на втором курсе, и сниматься вам еще запрещали.

Н. Русланова: Запрещали. Я как раз в тот день шла по лестнице, а навстречу мне — Кира. Я, конечно, не знала, кто она такая. Кира спросила: «Не хотите сниматься в кино?» Я ответила: «Нет», потому что мне нельзя, не разрешают. Вот если она поговорит с педагогами, и разрешат, то снимусь. И меня отпустили! Для тех времен это был исключительный случай!
Признаюсь, когда снимали фильм, у меня была тайная мечта — я буду ходить по Москве, и вся Москва будет показывать на меня пальцем и говорить: «Вот идет актриса, она снималась вот в таком-то фильме. Она потрясающая!» В жизни оказалось все наоборот. «Короткие встречи» положили на полку, и никто фильм двадцать лет не видел. Именно за роль Надежды в фильме Киры я получила свою первую «Нику». Причем, как только учредили эту премию, я первая из актеров и получила этот приз.

В чем особенность режиссерского почерка Киры Муратовой?

Н. Русланова: Когда она снимает, она видит именно того человека, который в данный момент перед ней. Она знает, чем человек дышит, что человеку в данный момент нужно. У нее в картинах может играть любой. И гениально! Потому что она настолько точная в своих задачах, она чувствует, что за человек перед ней и как можно раскрыть его, показать сердцевину. Она психолог, она видит человека насквозь. Это актерский режиссер.
Мне на съемках «Коротких встреч» мешало все — камеры, люди, гримеры. Все! Для меня съемки — неестественный процесс. А Кира мне говорила: «Нина, забудь обо всем. Делай и играй так, как ты хочешь». Все, что я «хотела» — все входило в картину. Она шла от меня, а не навязывала свою волю, свои мысли.

Жаль, что традиционно (?) в титрах перечислены только исполнители, без ролей. А актеров в эпизодах перечислили вовсе только по фамилиям (Немоляева, Глазырин) – не то что не указав ролей, но даже – имён...
*
(из статьи): Пожалуй, до «Коротких встреч» советское кино не то чтобы не знало, а просто всерьез не задумывалось о необходимости прямого и непосредственного контакта между героями, при котором человек каждую минуту ощущает свою телесность и телесность других людей и предметов. Телесность мира в фильме Муратовой не наблюдаема зрителями, а ощущаема героями. К тому же из всех чувств, данных человеку, Муратова в первую очередь выделяет не зрение, что было бы естественно для художника, впрямую связанного с изображением, а осязание — решение для кинематографа неожиданное.

Валентина Ивановна боится ослепнуть от любви и пропустить нечто важное. Но для того чтобы увидеть мир таким, каков он есть сам в себе, чтобы разрушить его замкнутость и ощутить его изнутри, необходимо уметь закрывать глаза.


И Надя начинает прислушиваться к своим ощущениям. Плавно, замедляя свои движения, она погружается в дремотное, близкое ко сну состояние. Для нее это становится не уходом от реальности, а способом восприятия ее.

В «Коротких встречах» Муратова заставляет зрителя воспринимать не сочетание линий и красок на экране, но их чувственный образ.
...Перед тем как уйти, Надя накроет стол для Максима и Валентины Ивановны. Приборы встанут друг против друга, ненаполненные бокалы будут источать легкую прозрачную тень. Цвет апельсинов окажется почти ощутимым. Но в тот момент, когда созданная Надей композиция обретет совершенство, сама Надя разрушит ее строгую симметричность. Она уйдет из дома Валентины Ивановны, захватив со стола один апельсин. И целое разрушится. Станет очевидной невозможность исчезновения из жизни Валентины Ивановны и Максима целого пласта воспоминаний. В реальности будет ощутима пустота — Надино отсутствие.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...