Tuesday, 19 August 2008

Сексуальная комедия в летнюю ночь / A Midsummer Night's Sex Comedy (1982)


Бодрый старикан, профессор Леопольд (Хосе Феррер / José Ferrer) – убежденный материалист, глумящийся над идеализмом студентов; автор книги «Концептуальный прагматизм» и исполнитель песен Шуберта. Он собирается жениться – буквально завтра. Невеста – сущий ангел во всех отношениях.


Этакий Икар, изобретатель Эндрю (Вуди Аллен), напротив, неисправимый романтик. Среди прочего изобрёл «спиритический шар», с помощью которого может проникать в невидимый мир... С его летающим велосипедом всё в порядке, а вот с пристежными крылышками что-то не взлетается...


Жена Эндрю, Эдриен (Мэри Стинберген / Mary Steenburgen) – созвучие имён способно привнести путаницу - кузина профессора Леопольда. Она «что-то грустит». Секс супругов превратился в докучную обязанность, а потом они и вовсе перестали спать вместе – хотя Эдриен "извинилась за это много раз".

Брат Эдриен, доктор Максвелл (Тони Робертс / Tony Roberts) славится бесчисленными связями с дамами (Ты как герой греческого мифа – наполовину козёл, - упрекает его Эндрю). "Периодические осмотры показаны медициной", - под этим лозунгом доктор Максвелл спит со своими «пациентками». За неимением лучших вариантов он приглашает на уик-энд новенькую медсестру, мисс Далси (Джули Хагерти / Julie Hagerty):

Максвелл: Последние две недели я не спускаю с тебя глаз.
Далси: Но я работаю здесь всего пять дней...
Они быстро находят общий язык: раздельные комнаты им не понадобятся.

Украшение фильма – роскошные летние пейзажи под музыку Феликса Мендельсона.


Обилие более-менее остроумных диалогов - обычная черта фильмов Вуди Аллена.

Эндрю: Кажется, я сломал единственный оставшийся нос.
Максвелл: Тебе не стоит летать - ты млекопитающее.
Эндрю: Дипломированный врач ничуть не лучше.

Далси очарована домом и природой, а вид гамака будит воспоминания: Первый раз это было в гамаке, - доверительно сообщает она робкой Эдриен.
Эндрю советует жене поучиться у медсестры, - она профессионально знает функциони-рование всех органов человеческого тела, да к тому же от неё исходят «животные вибрации».


Невеста Леопольда оказывается бывшей страстью Эндрю. Ангельская Ариэль (Миа Фэрроу / Mia Farrow) - его «упущенный шанс». Она с женихом-профессором тоже приехала на уик-энд в загородный дом Эндрю и Эдриен. Похотливый Максвелл сразу же «унюхивает» аромат Ариэль: духи «Голубой лунный свет»:
Максвелл: В царстве животных мы составили бы пару, наверное.



Медсестра же - она много читает больным, поэтому вполне образованна - посматривает на Леопольда...
Леопольд: Я имел честь сопровождать Ариэль по Сикстинской капелле и рассказывал, почему фрески Микеланджело считаются выдающимися произведениями.
Ариэль: Когда Рафаэль увидел эту роспись на потолке, он потерял сознание.

Максвелл: Может, это от голода?


Ариэль и Эндрю придаются воспоминаниям – оказывается, невеста совсем не непорочна:

Эндрю: Когда я вспоминаю ту ночь, мне хочется себя убить. Я так тебя хотел! Но ты была воспитана монашками, мы не были влюблены друг в друга – это была чисто животная страсть.
Ариэль: А мне хотелось именно этого.
Эндрю: Самое досадное – упустить шанс. Когда ты уехала в Европу, я узнал, что ты спала со всеми подряд – абсолютно со всеми.


Максвелл: Я мог бы жить здесь!
Эндрю: Максвелла воспитали волки.

Максвелл: А Эндрю - скунсы.



Эдриен: Трудно было, покинув монастырь и храня целомудрие, лечь в постель с Леопольдом до свадьбы?
Ариэль: Не слишком...

Ариэль (о Леопольде): Он меня многому научил...
Эндрю: Чему например?

Ариэль: Например, как слушать Моцарта.

Эндрю: Ушами, правильно?


На лоне томной летней природы - всё смешалось: Максвелл влюбился в Ариэль:
Максвелл: Я влюбился в неё, как только почувствовал запах её духов!
Эндрю: Понюхай кого-нибудь другого – Ариэль занята.


Эндрю, под напором Максвелла, обещает привести Ариэль к ручью – для объяснения. Он честно рекомендует Максвелла: Ни один его пациент не умер. Правда, некоторые забеременели, – но все живы!


Тем временем профессор Леопольд приударяет за сексуальной медсестрой Далси, которая, кроме начитанности книжками больных, еще и стремительно обучилась игре в шахматы. Леопольд откровенен с ней: он считает брачные узы священными, а измену святотатством, - поэтому в последние часы свободы хочет переспать с Далси.
Леопольд: У вас был кто-нибудь старше вас?
Далси: Да.

Леопольд: Тайно, в лесу?

Далси: Да.

Леопольд: Он был гением?

Далси: Он был дантистом.



Однако вместо свидания с Леопольдом Далси пришлось для Эдриен провести урок на тему «как угодить мужу в постели».


Ариэль: А как твоя семейная жизнь?
Эндрю: Всё хорошо.

Ариэль: Вот как?

Эндрю: Ничего не получается, но всё хорошо.


Леопольд: Значит, ты изобретатель?
Эндрю: Не совсем. В реальной жизни я помогаю людям распорядиться их сбережениями, пока у них ничего не останется.
[работает на Уолл-стрит]


Ариэль: Я не люблю вас.
Максвелл: Потому что вы меня не знаете. Дайте мне 10 минут!


Эндрю: Эдриен, я не могу заниматься любовью на столе, где мы едим овсянку!


Эдриен: Я больше не могу – мне противно!
Эндрю: Почему противно? Я даже не успел раздеться!


Эндрю: Секс и любовь – абсолютно разные вещи. Секс даёт выход напряжению, а любовь его вызывает.


Эндрю: Из-за любви стреляются только пьяные инфантильные идиоты, но не врачи по внутренним болезням.


Ариэль: Ты показал мне своё новое изобретение, помнишь?

Эндрю: Конечно! Мои музыкальные домашние тапочки! При ходьбе они играли мелодию «Мой старый дом в Кентукки»... Продать их мне не удалось.


Ариэль и Эндрю всё-таки наверстывают «упущенный шанс» - но это оборачивается разочарованием: прошлого не вернуть.
Эндрю: Понимаешь, секс даёт возможность познать свои недостатки.

Эндрю: Ничего серьезного, просто в сердце ему попала стрела.

Далси: Укуси меня еще! Крепче! Сильнее!

Леопольд: Не могу, у меня искусственные зубы.


Эдриен применяет на практике знания, полученные от умудренной опытом Далси – и сексуально-семейная жизнь с Эндрю налаживается.
А профессор, преображенный пролитой им в приступе ревности кровью (Максвелла), с улыбкой на лице отходит в мир иной, занимаясь диким сексом с Далси, пробудившей в нем древние инстинкты. Максвелл, по-настоящему влюбленный в ветреную Ариэль, теперь имеет все шансы.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...