Tuesday, 26 August 2008

Изабелла Росселлини о фильме "Наполеон" (2002) - из интервью журналу ELLE / Isabella Rossellini

Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/


ELLE: (О фильме «Наполеон»). Кто предложил Вам роль Жозефины?

Жерар Депардье. Однажды он позвонил мне из Канн и сказал (подражает его басу): «Слушай, Изабелла, детка, мы тут с Кристианом (Клавье) посоветовались и решили – почему бы тебе не сыграть императрицу Жозефину? Она, как ты знаешь, была девушка не промах, известная любительница всяческих амуров. Мы почему-то сразу подумали о тебе». В общем, Жерар во всей красе!

Я была очень тронута (смеётся), но подумала, что из этого ничего не выйдет. Чтобы иностранка играла Жозефину Богарне?! Во Франции такого не бывает. Потом мне прислали сценарий – толстенный, как три Талмуда. Я перезвонила и сказала: «Всё это, конечно, очень мило, но, боюсь, я только потеряю время, если возьмусь читать этот «кирпич». Продюсеры ни за что не согласятся». Он ответил просто: «Не бери в голову, продюсер-то у этой истории – я».

Потом любимой забавой Жерара на съемочной площадке было ущипнуть меня за задницу, – как это якобы было принято у Голливудских продюсеров 1940-х годов. Мол, для кого-то ты, может, и звезда, а для меня – личная собственность.


ELLE: И как Вы ощущали себя в роли императрицы?

Я люблю костюмные роли. Мне идут длинные платья, сложные прически. А Жозефина была настоящая дива: яркая, громка, высокая, с бурной личной жизнью, которая не исчерпывается одним Наполеоном. Про неё ведь известно, что ей прошлось пройти через многое, даже побывать во время революционного террора в подвалах Консьержери. От гильотины Жозефину спасла чистая случайность.

А потом – роман с Наполеоном, который своей любовью вознёс её на недосягаемую высоту, короновал императорской короной, чтобы потом эту корону отнять и жениться на другой... Потрясающая судьба, невероятная женщина.

Я наслаждалась этой ролью как каким-то захватывающим романом. И по мере приближения съемок к концу ужасно жалела, что мой сюжет с Жозефиной заканчивается. Ей придется коротать последние дни всеми покинутой экс-императрицей, бывшей женой поверженного Наполеона. Грустный финал. Но всё-таки мы её помним. И каждый раз, когда произносят имя Наполеона, сразу же возникает она – Жозефина. Для истории они неразделимы.

ELLE: Насколько убедительно получился Наполеон у Кристиана Клавье?

Когда я говорила французам, что он сыграет Наполеона, они прыскали со смеху – а я не понимала почему. До меня не доходило, что в сознании французов он существует только как виртуозный комик! Клавье немного смущала драматическая роль, для него это было настоящим испытанием.

Позже он признался, что ему стало легче, когда на съемочной площадке появились двое иностранцев – Джон Малкович и я. Ведь у нас в отношении его не было никаких предрассудков. Вообще Кристиан оказался очень тонким, ироничным и неожиданно весёлым Наполеоном. Он разговаривает, словно строчит из пулемета, эмоции в нем так и бьют ключом. Исторически это оправданно: переписка Наполеона полна энергии и юмора.


Полный текст интервью
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...