Monday, 21 July 2008

Неподсуден / Nepodsuden / Not Under the Jurisdiction (1969)

«Мы избалованы зрителем. У меня есть рецензия на фильм "Неподсуден", где директора кинотеатров жаловались, что ломали двери в кассах – так ломились люди», - признавался Валерий Усков.(из интервью)

Почитала восхищенные отзывы на разных сайтах (такая жизненная драма, прям обо мне!); увидела, что в ролях хорошие актёры – посмотрела. Было особенно интересно увидеть высокомерную Максакову (это мнение сложилось на основании её интервью), которую знаю только по "Поездкам на старом автомобиле" и «Летучей мыши».

Это оказалась поучительная история о доверии, предательстве и любви. Проблема решена по-мультяшному примитивно, что обычно для «идейного» советского кино в целом. Особенно позабавила песня о крепкой дружбе – как раз перед поруганием последней; видимо, чтобы усилить эффект от и без того (по определению) подлого предательства. Вообще, музыка в фильме - приятная, спокойная и лирическая, что несколько сглаживает драматизм истории о разрушенных судьбах.
Ну, еще раздражает отсутствие имен героев в перечне исполнителей – приходится отслеживать имена «по тексту».

...Многообещающее начало – в самолете "следующем рейсом Новосибирск-Свердловск-Москва" встречаются взглядами аристократичный командир экипажа (Олег Стриженов) и пара пассажиров. Долгие взгляды, таящие воспоминание о какой-то драме...

Постепенно, по кускам, из воспоминаний героев восстанавливаются события давно минувших дней. С Надей (Людмила Максакова) в электричке знакомится шутник-балагур Сорокин (Леонид Куравлев). Тут же он знакомит её с Сергеем Егоровым (Стриженов) – она обомлела; Сорокин покороблен - возникает любовь с первого взгляда, но не к нему...

Надя и Егоров молоды и окрылены (первой?) любовью. Приходится сделать усилие, чтобы поверить в юную страсть, поскольку актеры всё-таки возрастные; Стриженову на момент съемок 40 лет, Максаковой почти 30. Цыганок, командир, товарищ и сосед по комнате Егорова, умен и тактичен, уступает влюбленным комнату...
Однажды во время вылета самолет (экипаж: Цыганок – командир, Егоров – второй пилот, Сорокин – радист) загорается. Трусливый Сорокин первым замечает возгорание и немедленно катапультируется, не предупредив команду, и не дождавшись приказа. Остальные замечают пожар слишком поздно – связи с землей нет; Егоров успевает выпрыгнуть по приказу командира, Цыганок разбивается...

Свидетелей нет, Сорокин, уверенный, что остальные члены экипажа разбились, оговаривает Егорова. Тот выгораживает товарища перед начальником (Пётр Глебов): Сорокин прыгнул по приказу. Потом, в своей несгибаемой порядочности, оказывается настолько потрясен подлостью приятеля, что теряет дар речи – и говорит правду: радист прыгнул без приказа. Но подобная легкость в смене показаний выглядит подозрительно.

В общем, вину Егорова доказать трудно, невиновность тоже: ситуация – его слово против слова Сорокина.

О произошедшем узнала Надя (кстати, немаловажная деталь: она – студентка-юристка). Ей, горячо и беззаветно любящей Егорова, оказывается невозможно поверить «без доказательств», что её любимый не подлец. Гораздо охотнее Надя поверила Сорокину.
- И тебе нужны доказательства? – ошарашенно спрашивет её Егоров.
- Они всем нужны! – уверенно бросает будущая народная судья...

Из статьи: В 1970 году на экраны страны выходит фильм "Неподсуден". Пожалуй, ни в одной из картин тема предательства, доверия и жажды справедливости не звучала столь пронзительно. Рассказывает режиссер картины Валерий Усков: "Когда мы пригласили Стриженова, у него уже был конфликт с Госкино, был даже приказ, запрещающий его снимать - он сорвал несколько картин. Он мог плюнуть и уйти со съемок. Очень крутой человек. Потом мы его поняли. Дело не в нервном характере, а в том, что он страшно не любил халтуру. Как только он чувствовал режиссерскую немощь или убогость замысла, он говорил: "Jamais". И уходил..." Как изысканно. Именно, именно – исключительно по-французски!

...Характер на характер – Надя не захотела выслушать, Егоров счёл ниже своего достоинства оправдываться. В результате разбиты три жизни – его, её и их сына (на момент их расставания Надя беременна; Егоров не в курсе). Картинно, не сказав ни слова, влюбленные разбежались... Народная судья проявила характер, но вообще-то речь шла не о несгибаемости и бескомпромиссности советской судьи – а о доверии любимому человеку.

Егоров увольняется и едет работать куда-то в степь. Там в него влюбляется Оля. Они поженились, родилась дочь (об этом упоминается мимоходом). Оля знает, что Егоров не любит её, но считает себя счастливейшей из женщин.
Прошло 6 лет. Егоров узнаёт, что Надя замужем за Сорокиным и что они живут в Омске. Оказавшись там по делам, он идет в Нарсуд, где работает Надя.

Она ведёт его домой и знакомит с хмурым мальчиком лет пяти – Сережей. Тот моментально (детская непосредственность?) рассказывает незнакомому дяде, что папа (Сорокин) вовсе ему не папа, а настоящий папа вот (и показывает фотографию молодого Егорова).

... Прошло еще 10 лет и мы оказываемся на борту самолета, вылетом которого начался фильм. Поговорив с выросшим сыном Сергеем – юноша изображает разочарованного жизнью, с несчастной судьбой (отчим, неизвестный отец), - Егоров даёт ему «порулить» самолетом (гм, вот он – человеческий фактор как причина авиакатастроф?). Потом давит на Сорокина – и тот на удивление легко соглашается «всё рассказать» Наде. Делает он это тоже как-то подловато:
– Ты тогда поверила, что Егоров струсил, что виноват. Да ты его больше в яму толкнула, чем я.
Надя кусает губы и сжимает подлокотники кресла.

Прибытие в Москву. Пассажиры разошлись. Когда Егоров идет от самолета, к нему бросается сын Сережа. У папы на глазах слёзы.

В небольшой роли безответно влюбленной в Егорова стюардессы – сексапилка Светлана Светличная.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...