Thursday, 3 July 2008

«Начало» / The Beginning / The Debut / Nachalo (1970)

В джазовых коллекциях мужа услыхала чью-то обработку незабвенной мелодии из "Начала". Это оказалась композиция The Shadows - Man Of Mystery (в советском фильме, конечно, нет и намёка на авторство).



Захотелось немного написать об этом фильме и великолепной Инне Чуриковой в нём. Хотя, безусловно, приятно видеть всех, таких молодых и замечательных Леонида Куравлева, Валентину Теличкину, а особенно трогательно юного Михаила Кононова:

— Прасковья, ты "Мцыри" читала? — Читала. — А лорда Байрона? — Читала. — Всего читала? — Нет. — А я всего! (победный взгляд на подружку).

Прелестная доброй души Паша Строганова. Весь фильм посматривает прямо в камеру, на нас - словно зная, что её снимают, всегда.

(из статьи): На экраны страны выходит лента «Начало», где Инна Чурикова исполняет одновременно и роль актрисы, исполняющую Орлеанскую Деву, и наивную провинциалку Пашу Строганову, приехавшую в столицу «учиться на артистку». Прослаивающие «Начало» кадры «фильма в фильме» показывают мощь трагедийного дара Чуриковой, гармонически вбирающего в себя лиризм и иронию. Фильм принес Инне Чуриковой и Глебу Панфилову мировую известность.

— Вы танцуете? — Танцую! — А я пою!


Паша: Вам больно?
Аркадий: Что вы, напротив – даже приятно. А вам?
Паша: И мне: знаете, как звенит!

(из статьи о Чуриковой): В 1965 заканчивает Щепкинское училище и начинает искать работу. Берут ее только в Московский Театр Юного Зрителя. Наверное, её самоотдача и сокрушительный темперамент несоизмеримы с масштабом ролей, которые приходится играть – Баба-Яга в Двух кленах, Лиса в Зайке-Зазнайке, Свинья в Трусохвостике. Это становится понятным, когда видишь почти биографический эпизод в фильме Начало – режиссер находит актрису на роль Жанны Д'Арк, когда та залихватски отплясывает в образе Бабы-Яги.
По результатам опроса журнала «Советский экран» Инна Чурикова за роль Паши Строгановой была признана лучшей актрисой 1971 года.


Аркадий: Паш, давай торшер купим?
Паша: Давай.
Аркадий: И шубу.
Паша: Да у меня ж есть уже.
Аркадий: Еще будет.
Паша: Сокол ты мой!

Режиссер: Хотите сниматься в кино?
Паша: Бабой-Ягой?

(из статьи): «Начало» было для нее как будто автобиографичным. Ее героиня Паша Строганова – неуклюжая, некрасивая провинциальная девочка, которая играла в провинциальном театре Бабу Ягу, вдруг попадает в «большое кино» на роль Жанны д’Арк, а вслед за успехом драма забвения и сомнений в своем призвании. Чурикова тоже была самородком из провинции, и после «Начала» она, как и ее Паша, ждала новой великой роли. Пять лет она не снималась, хотя предложений было много, работая вместе с Панфиловым над уже биографическим фильмом про Жанну д’Арк. «Начало» посмотрели более 20 миллионов зрителей, по опросу влиятельного тогда журнала «Экран» Чурикова названа «Актрисой года», но власти не одобряли новый проект Панфилова и участие в нем Чуриковой, и проект, о котором они мечтали, так и не состоялся. Кстати, Панфилов впервые увидел Чурикову именно в роли Бабы Яги, которую женщина его жизни играла в ТЮЗе. Это было в 1967 году, когда Глеб Анатольевич дебютировал с картиной «В огне брода нет» и искал актрису.


Режиссер: Будем делать кинопробы.
Паша: Ну что вы! Стоит ли беспокоиться! Я и так согласна, без кинопроб.

Паша: А документы у вас есть? (второму режиссеру) Ваши не надо. (разглядывает удостоверение) А почему не продленный?

Катя: Ведь сколько вокруг артистов хороших – все стены в клубе увешаны.


Паша: Буду много играть. Все роли самые лучшие. Марию Стюарт хочу.
Катя: Она кто?
Паша: Королева. Ей голову отрубили.
Катя: Как?! Совсем?


Аркадий: Ты ведь меня осуждаешь?
Паша: Осуждаю.
Аркадий: И правильно делаешь. Барахло я. А ты знаешь, Пашка, я ведь работник хороший. На доску почёта висю. Вишу... У меня друзей много. Не пью... Лысеть начал.
Паша: Где, покажи? Всё равно ты самый красивый. В тебя нельзя не влюбиться.
Аркадий: Что же у вас там, в кино, нет никого получше?


Г. Панфилов: У нас есть талантливые актрисы. Например, Чулпан Хаматова. Считаю ее большой актрисой. Но лицо Инны, ее глаза, ее талант, ее внутренний трагизм и внутренняя сила — это нечто особое. Если вы видели ее в театре, то могли ощутить, что даже на сцене у нее есть крупный план. Причем не только визуальный крупный план, когда с балкона видны ее глаза. Хотя, естественно, я не вижу их так, как вижу на экране. У нее есть феноменальный дар — «крупный план» голоса. Ее голос соответствует силе и неповторимости ее взгляда, выражению ее лица. Все вместе дает поразительный эффект.

Е. Гусятинский. То, о чем вы говорите, размышляя о Жанне — Инне Чуриковой, во многом удалось воплотить в «Начале»…



Г. Панфилов. Да. Но «Начало» — всего лишь набросок. Это скорее кинопробы к «Жанне д’Арк». Как прикидка они годятся. При возможностях Инны эти кинопробы будут отличаться от будущего фильма так же, как этюд отличается от картины. Больше того, год назад я совершенно всерьез сказал Инне: «Давай снимем фильм о Жанне д’Арк. Играть будешь ты». «Как?!» — «Очень просто. Ты играешь, а потом твое изображение я подвергаю компьютерной обработке, сглаживаю морщинки и т.д.».

Е. Гусятинский. Инна Михайловна согласилась?



Г. Панфилов. Ну что вы! Хотя если бы у меня были деньги — миллионов двадцать — я бы ее уговорил. Абсолютно убежден, что мы смогли бы сделать этот фильм. Я бы снимал его так, словно Инне сегодня двадцать лет — как было тридцать два года назад. Ведь глаза, голос Инны — всё осталось.
(из интервью)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...