Thursday, 24 April 2008

"Курьер" Шахназарова (1986): цитаты и кадры из фильма / Сourier


Вообще-то, повесть Шахназарова мне нравится больше (опять это неправомерное сопоставление двух разных искусств!) – если исключить из неё вставку про гражданина Воробьева, написавшего рассказ.

Но и фильм замечательный. Неподражаема Инна Чурикова - мама Ивана.

Вообще, все взрослые актёры хороши - Басилашвили, Крючкова... А вот подростки – Катя, Базин, даже Иван, который, как я понимаю, по замыслу автора должен быть слегка не от мира сего, - какие-то заторможенные, что ли.
Подобный дискомфорт от игры актеров-детей/подростков возникает, когда смотрю «детские» фильмы Сергея Соловьёва: «Сто дней после детства» (единственный живой среди заученно-марионеточных детей – Шакуров), девочка в «Наследнице по прямой». Непонятно - то ли режиссер требует от детей некой романтической «заторможенности», то ли они сами по себе скованные такие...
У Шахназарова, вроде, уже не дети. А всё равно играют заученно-марионеточно: натянутые жесты, поспешно выпаливаемые реплики...


(после развода): Сынок, я тебя жду там, на остановке. Мы с тобой сходим в зоопарк и планетарий.


Иван: Дарвин тоже плохо начинал, а как кончил.
Мама: Да ладно, ты не Дарвин!


Под незабвенный напев про «Родительский дом, начало начал» - Иван поджигает «родное гнездо».


Мама: Я подыскала тебе место.
Иван: Надеюсь, не ниже замминистра.
Мама: Почти. Курьер в редакции "Вопросов познания".
Иван: С детства мечтал стать шестеркой.
Мама: В таком случае можешь считать, что тебе повезло.



Заполни анкету и напиши автобиографию.

"Я родился в провинции Лангедок в 1668-м году. Мой род, хотя ныне и обедневший, принадлежит к одним из самых славных и древних семейств королевства. Мой отец граф де Бриссак сражался в Голландии в полку г-на Лаваля и был ранен копьем при осаде Монферрата, на стенах которого он первым водрузил королевское знамя. До 17 лет я жил в родовом замке, где, благодаря заботам моей матушки баронессы де Монжу, был прилично воспитан и получил изрядное образование. Ныне, расставшись со своими дорогими родителями, дабы послужить отечеству на поле брани, прошу зачислить меня в роту черных гвардейцев его величества".

- Зинаида Павловна.
- А меня зовут Иван Пантелеймонович.
- Простите, а вашего отца зовут Пантелеймон?
- А что здесь такого?

Макаров: Чего смеешься?
Иван: Да так. Вы сказали «старина»... Меня так отец называет.
Макаров: Все мы в чем-то отцы.
Иван: Это конечно. Только он с нами уже давно не живет.
Макаров: Сочувствую.
Иван: Кому? Ему или нам?
Зиночка: Наш человек.


- Вам кого?
- Вас.
- Меня?
- Да. Я учился с вами в первом классе и с тех пор люблю вас.
- В первом классе я училась в Ленинграде. Папа там работал.
- А-а... Значит, это были не вы.

- Снимайте ботинки и идите.
- Носки тоже снимать?
- Носки можете оставить.
- Дайте тапочки...
- Нате...


Кузнецов: Катя, проводи молодого человека до дверей.
Иван: Спасибо, я не тороплюсь. Я, знаете, с удовольствием выпил бы чашку чаю и слопал бутерброд с сыром.
Катя: Ну, я же говорила, что он сумасшедший.
Иван: А что здесь сумасшедшего? Я же не прошу у вас сто рублей взаймы.
Кузнецов: И на том спасибо.
Иван: Человек голоден и просит чашку чаю и кусок хлеба. Что здесь такого?
Катя: Да, вообще-то...
Кузнецов: Катя, пожалуйста, проводи молодого человека на кухню и дай ему стакан чаю. И бутерброд.

Иван: А ты ничего. Ну, фигура... Ноги там...
Катя: Это - в маму. У нее тоже ноги длинные.
Иван: Интересно было бы посмотреть.
Катя: Она попозже будет.


Макаров: Да, такой штукой по голове - это не шутка. До крови можно разбить.
Иван: Ну, если с большой высоты – конечно до крови!
Зиночка: А может, и не до крови.
Макаров: Как это не до крови?! Да таким дыроколом убить можно!
Иван: Ну это вряд ли.
Макаров: Да ты подумай! Если им со всей силы и по башке! А?!

Зиночка: Дайте мне посмотреть... Ну если со всей силы – можно убить.


Иван: Принципы самые несложные. Хотелось бы иметь приличный оклад, машину, квартиру в центре города и дачу в его окрестностях. Да, еще... Поменьше работать.

Кузнецов: Материальные блага необходимы, и в этом нет ничего предосудительного. Но все же надо заслужить их, то есть приложить какие-то усилия, и усилия немалые...
Иван: Какую мрачную картину вы нарисовали. Тогда уж лучше без машины... Лучше пешком ходить.
Кузнецов: Вот! Именно. А иначе, мой юный друг, никак, никак не получится!
Иван: Ну почему же? А если жениться? Ну, к примеру, обольщу вашу дочь, женюсь на ней - и дело, можно сказать, в шляпе.

У вас и связи имеются и денежки водятся! Не захотите же вы сделать несчастной жизнь единственной дочери.

Найдете же вы возможность и в институт меня пристроить, и тепленькое местечко выхлопотать, и квартиру постараетесь купить. А?! Агнесса Ивановна?!


Зиночка: Степан Афанасьевич, какое у вас самое заветное желание?
Макаров: Ну... Чтобы в Московской области атмосферное давление не падало ниже 740 градусов.
Зиночка: Это еще зачем?
Макаров: Рыба лучше клюёт.
Зиночка: А вот я бы загадала желание, чтобы выйти замуж за японца.
Макаров: Почему за японца-то?
Зиночка: У них технология самая передовая.

Макаров: А грузин тебя не устроит? А то у меня есть один знакомый!
Зиночка: А ты, Вань?

Иван: А я мечтаю, чтоб коммунизм на всей земле победил.

Иван: Может, поцелуемся?
Катя: С какой это стати?
Иван: Ну так... Что ты, развалишься?
Катя: Развалиться, конечно, не развалюсь, но целоваться с тобой не буду. У меня принципы.

Иван: По мне, ничего нет лучше обычного древесного спиртяги...


Иван: Я сочиняю стихи, Семен Петрович.
Кузнецов: Что ж, по-моему, недурно. Что-то напоминает, правда... Или стиль такой старомодный. А в общем, очень недурно.


Иван поёт вместо Кати «Соловья» Алябьевского. А она рассказывает вместо Ивана о своей мечте.


...что касается "Курьера", то просто в моем классе училась Настя Немоляева, которая и привела меня на пробы. Почему-то прошел я.

Тебе близок облик "Курьера" Ивана? Плевал ли ты против ветра?
Близок именно потому, что я не воспринимал его, как плюющего против ветра. Проблема в направлении ветра. Нигилизмом почему-то считается нормальная реакция на абсурдность окружающей действительности.

Мой выбор определяет не сумма денег. Есть друзья и родственники, мнением которых я дорожу. Я однозначно не хотел бы стать сейчас мистером "Смак" или мистером "Галина Бланка": стыдно...

Собираешься ли ты возвращаться?
Возвращаться - плохая примета. Я не чувствую здесь себя дома. Я много езжу, а ощущения дома, Родины нет ни в Израиле, ни в Италии, ни в России. Бездомный я.
(Фёдор Дунаевский, из интервью)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...