Friday, 4 April 2008

«Старомодная комедия» / Staromodnaya komedia (1978)

Август, прибалтийский курорт, прогулки по старой Риге...

Щемящая история знакомства, постепенного узнавания, любви двух немолодых людей. 60-летний ленинградец Родион Николаевич (Игорь Владимиров) уже больше 20 лет живет в Прибалтике. Впрочем, его речь выдаёт петербуржца - "четверьг"... Он серьезный, обстоятельный, спокойный.
Лидия Васильевна Жербер (Алиса Фрейндлих), напротив, невероятно жизнерадостная и общительная особа. Ей немного за 50, жизнь удалась...
Кажется, этих двоих объединяет только интеллигентность и жовиальная витиеватость речи (что, впрочем, немало). Постепенно - в диалогах, полных шутливого подтрунивания, - они открывают друг друга...

Фильм снят по пьесе Алексея Арбузова (сценарий написан им же в соавторстве с Владимиром Железниковым) двумя женщинами-режиссерами: Эрой Савельевой и Татьяной Березанцевой. "Пьесовая" основа легко угадывается: фильм четко делится на сцены (они даже озаглавлены - это дни отдыха героини в санатории) и состоит сплошь из диалогов двух героев - её и его. Мастерство создателей столь велико, что смотреть "Старомодную комедию" можно бесконечно.

Главврач санатория Родион Николаевич вызвал к себе для беседы "самую необычную «больную» за свою практику" - товарища Жербер.

Она: Может быть, у меня плохая кардиограмма или анализ крови никуда – не таитесь.

Он: Это лечебное заведение. Здесь должен быть порядок и тишина. Вы здесь всего шесть дней, а нареканий в Ваш адрес накопилось предостаточно. Никому из окружающих Вы не даете спать. Находясь в постели, среди ночи, Вы неожиданно начинаете читать стихи.
Она: Неужели они думают, что храпеть предпочтительней? А Вы знаете, что моя соседка справа храпит с такой сокрушающей силой, что у моего изголовья колышутся цветы? Но я же не теряю присутствия духа!

Он: Замечено также, что Вы, ни свет, ни заря, начинаете петь, чем и будите окружающих.
Она: Но можно ли удержаться от этого в ясное солнечное утро! В дождливую погоду я ведь не пою... Кроме того, я пою очень тихим голосом. ... В конце концов, ничто не укорачивает нашу жизнь так, как беспробудный сон. Можно ведь пропустить массу любопытного.


Он: А известно ли вам, что я беспрестанно сосу леденцы, дабы избавиться от пагубной привычки курения?
Она: А как давно вы бросили курить?
Он: Лет 10 тому...
Она: Так может вам имеет смысл снова приняться за курение, дабы избавиться от пагубной привычки сосать леденцы?

Еще "товарищ Жербер" лазает через окно в ночной сад, полюбоваться светом луны и добрести до моря.

- Вы обладаете удивительной способностью всё сводить на нет, – бушует главврач.
- Да, я всегда старалась идти в ногу с веком...

Анкету пациента Лидия Васильевна тоже заполнила экстравагантно. Возраст не указан; профессия – «работаю в цирке» (Моя профессия? Это поможет лечению атеросклероза, который ваши врачи у меня обнаружили и которым я совершенно не страдаю?), вопрос о семейном положении также остался открытым.

Её восьмой день
Фильм украшает прекрасная музыка Микаэла Таривердиева; дивная музыка (во время диалога в кафе – похоже на «Иронию судьбы»)... Мне, правда, с детства не нравилась Галина Беседина - чрезмерно и однообразно томна. Так что долгую песню в ее исполнении всегда перематываю.

Она: Настоящая женщина должна быть обольстительной до глубокой старости, до смертного часа.

Она: Мне так понравилась эта чалма...
Он: По-моему, это шляпка. И довольно ехидненькая, себе на уме.

Она: Врач на курорте, холостяк. Несомненно у вас была бездна романов.
Он: Бездна?! Откуда у вас столько цинизма? ...Ужас. Ваш тон. Фривольный донельзя. Есть вещи, которыми шутить преступно. Любовь - это святыня.

Её одиннадцатый день

На концерте в Домском соборе Родион Николаевич замечает Лидию Васильевну... Её реакция на музыку поразительна...


Она: А вы предусмотрительный – зонт прихватили... Когда идешь на музыку, нельзя быть предусмотрительным.

Вы мне напомнили одного пуделя, которого я знала. Ворчливого, но прекрасно дрессированного.

- А давайте сломаем зонт, не дадимся ей в руки!
- Кому?
- Старости. Это она.

- Вам лучше?
- Пока нет. Но сейчас будет.
- Скорее давайте.

Пятнадцатый день

- Что вы скажете про котлетки?
- Количество чеснока, положенного в них, говорит о том, что человек, который их приготовил, знает толк в кулинарии.

Иногда мне кажется, что я мамонт. Иду по улице, оглядываюсь... мамонт. Динозавр...

Она: Первый муж? Он был прирожденный дурак...
Он: Зачем Вы тогда выходили за него замуж?
Она: Как зачем? Я его безумно полюбила!

При всей своей живости и жизнелюбии Лидия Васильевна тоже одинока и изранена войной: погиб ее единственный сын, которому было тогда 18 – красивый, умный и благородный мальчик...


Он: За что мне всё это?
Она: Ну, если не я, то кто же другой?

Восемнадцатый день

Она: Стареть скучно, но это единственная возможность жить долго. [фраза принадлежит Шарлю Огюстену Сент-Бёву / C. A. Sainte-Beuve, французскому критику и писателю]
Он: Жить долго – не фокус. Жить интересно – вот это задача.

Лидия Васильенва рассказывает: она была трижды замужем – первый муж оказался прирожденным дураком, последний виртуозно предал ее, уйдя к даме помоложе... Но она неизменно отзывается о нем только положительно.

- У меня с мужем прекрасные отношения. Не далее как два месяца назад он занял у меня 150 рублей, и может даже отдаст. Возможно, все.


- Ну, вам этого не понять, Родион Николаевич, вы ведь не женщина!


Двадцать первый день
Пара отправляется показать наряды и "возникнуть в новой прическе" - в ресторан.

- А между тем веселье - залог здоровья. Водрузите этот лозунг на дверях своего кабинета.
- Снимут.
- Кого?
- Сначала лозунг, потом меня. Невесёлые люди...

- Я выражаюсь в танце.
- Очень мило, но всё равно безобразие.

- Есть ли еще на свете женщины, которых хоть в какой-то степени можно было бы сравнить?... Нет таких. Испарились!
- И мужчины, которых можно было бы сравнить?... Испарились.
- Мужчины испарились, женщины испарились - все испарились!
- Вот ужас-то!

- Вы полагаете?
- А вы?

- Почему бы и нет, полагаю.

- И я полагаю.

- Вот хорошо, мы оба полагаем.

Двадцать третий день

Я и к одиночеству привык. С ним не соскучишься...


Вообще-то совсем счастливых людей не существует, или они на глаза попадаются мало... Хотя однажды я наблюдала одну очень счастливую парочку. Я встретила их поздно вечером на Арбате. Они шли довольно медленно – старенькие были очень. Но такие аккуратненькие, аккуратно одетые, приветливые... Более счастливых людей я не встречала. Они шли поддерживая друг друга, и такие весёлые.



Родион Николаевич наконец объясняет Лидии Васильевне... Сюда он переехал сразу после войны, потому что здесь похоронена Нина, его любимая жена, врач, погибшая во время войны. Он однолюб, все эти годы хранит верность жене и чтит память о ней.

Двадцать шестой день

Простите, я разговаривал с вами в недопустимом тоне. Просто распоясался, это несомненно...



Со времени гибели жены прошло много лет. Родион Николаевич непоправимо одинок – лишь раз в год приезжает в гости взрослая дочь... А в последние годы она перестала проводить с отцом такие важные для него отпуска: в прошлом году уехала с мужем в Сухуми, теперь – в Самарканд. Не приедет.
- Комната дочери пустая – оставайтесь еще.

Тридцать третий день

У главврача оказывается действительно прелестный домик и сад.


- Я благодарю вас, Лидия Васильевна.
- И это всё?

- Вы обещали быть внимательной, и я повторяю тост: я благодарю вас, Лидия Васильевна.
- На этот раз куда лучше.



Оба они, и Родион Николаевич, и Лидия Васильевна, не признаваясь в этом самим себе, измучены многолетним одиночеством. Им хорошо вместе, они привыкли к обществу друг друга, и мысль о разлуке просто сводит с ума.

- Я не смогла уехать... Вот ужас.
- А я тут чуть не умер...




И вот – 15 лет спустя. Счастье. Ему – в награду за верность; ей – за оптимизм. Чета красивых стариков гуляет берегом моря. Они идут, поддерживая друг друга - совсем как та счастливая пара с Арбата, которой когда-то позавидовала Лидия Васильевна...

Восхитительный дуэт!

...вы вышли замуж за Игоря Владимирова. Великого актера, режиссера. Не один раз говорили, что благодарны ему. Он сделал из наивной и неуверенной в себе девочки великую актрису. Кто он был для вас - ведь разница в возрасте все-таки была большая?

- Я просто его любила. Он был красив, как античная классическая личность. Он умнее меня, опытнее. Мне было настолько интересно с ним, что я ему не давала, к сожалению, чувствовать во мне женщину. И все годы была у него маленькой почемучкой, как ребенок у родителей.
(из интервью Алисы Фрейндлих)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...