Thursday, 6 March 2008

"Опасный возраст" / Opasnyi vozrast (1981)

Начинается история разводом супругов Родимцевых...

Муж, прелестнейший Наркис Михайлович (Юозас Будрайтис, голос Иннокентия Смоктуновского) приносит жене, Лилии Ивановне (Алиса Фрейндлих), - на заседание суда по поводу расторжения их брака - букетик мимоз...

- Очага нет, осталось пепелище, - Лилия о семье.

- Дурью они маются, - комментирует Дима действия родителей.

- Трудная парочка. Часа на два... – определяет один из судей.

- Прежде всего, моё имя не Нарцисс, а Наркис... Граждане судьи. ... Товарищи судьи... Как правильно? Я впервые... В горле пересохло.... Воды... Здесь мушка...
- Какая мушка в суде?!

- Как вы относитесь к тому, что в России ваш образ нередко ассоциируют с главным героем фильма "Опасный возраст"? Ваш "нюхач" не мешает вам реализовать другие творческие намерения?

Будрайтис: Не мешает. Актер может только мечтать о том, чтобы его преследовал какой-то, им же созданный, образ. Это не всем удается. Мне это удалось, и слава Богу (из интервью).

Наркис обладает редким даром – у него чрезвычайно острое обоняние. Он работает «по признанию» - дегустатором в парфюмерной промышленности. Необычная профессия. На совещании - нюхают запахи, распределяя их по цвету: Есть утвержденная композиция. Голубым здесь даже и не пахнет.


Наркис: Мой нос нарасхват. Вы, товарищ судья, пользуетесь духами «Красная Москва»...
Вы, вероятно, водитель или механик. Автол, да? А голову моете детским шампунем без слез.

Судья: Было дело.
Наркис: ...Одеколон «Рижанка»... А с вами всё ясно – «Шанель №5»...


Вместе со свободой друг от друга герои получают массу забот. Сын-подросток настроен язвительно (Из чьей сковороды мне есть, из маминой или из папиной?). Возникает проблема размена квартиры.

„Нарисовывается” маклер – отвратительный мордастый деляга, самоуверенный и хамоватый (Никуда не денетесь, прибежите. Назовётесь Рокфеллер со вдовой, - смачно хохочет он над наивностью интеллигентов). И правда, позже Родимцевы вынуждены будут обратиться к нему...


Наркис нелеп, нечёсан, угловат, эти «затычки» в носу (начальник: Слушай, а это обязательно, а?), полное отсутствие как теперь говорят "карьерных ожиданий" (Наркис: Меня? В Париж?)...

Подруга (Инна Ульянова, еще не Хоботова) поздравляет Лилию: Свободна наконец!

Она (Гениальная идея!) знакомит её с Македонским: Профессор, без пяти минут член-корр, лет пять по заграницам, живет с мамой...

Тот моментально вспоминает:
Мне знакома ваша фамилия. Ах, да. В гостинице в Ленинграде со мной в комнате жил очень странный человек. Каждое утро он затыкал нос ватой!.. Милейший человек. Чудный собеседник.

- Я вам порекомендую ее с лучшей стороны. Она хороший человек,
- бормочет Наркис о бывшей жене при встрече с Македонским.

А Лилию нервирует всё, что бы ни делал муж – уже бывший... Принес зарплату – Зачем, я хорошо зарабатываю. Торт – Я не ем мучного, ты это прекрасно знаешь!

- Горя у вас не было, - резюмирует сын...

И старается показать «предкам», что это такое: то прикинется пьяным (Здесь был портвейн. Два дня назад, - уличает сына в актерстве отец), то приведет подругу (заниматься математикой, а заодно подразнить маму).

- Возраст у них такой, переходный, - успокаивает его «Муха», подружка-одноклассница.

Наркиса окучивает Марина Васильевна, глазастенькая судья (Шанель №5), роль которой играет Жанна Болотова. Она приглашает забавного "нюхача" к себе. Наркис приносит ей удивительный букет «сена».

Очаровательный момент, за который, в общем, и люблю фильм Александра Прошкина, – когда Наркис поэтично описывает запахи каждой «палки», составляющей «веник»-сено:

Это полынь. Сальская. Чувствуете? Утро, степь, свежий ветер. А это душица. Голова кружится. Покой, тишина. Чувствуете? Вот еще – дикая гвоздика с Камчатки. А это? Фиалкой пахнет. И мы называем его фиалковый корень. На самом деле это корень ириса, а пахнет фиалкой... Понимаете, запахи как мелодии. Одни бодрят, другие волнуют, третьи скажем мак, опиум... Есть запахи радости, нежности, и мы как композиторы создаем свои симфонии, фуги...

Становится ясно, почему Лилия пленилась этим человеком когда-то, почему Македонский вспоминает его как интересного собеседника. Кажется, с Мариной Васильевной намечается роман. Но – ложная тревога, он для нее – забавный экземпляр, о Наркисе она говорит мужу и гостям: По профессии нюхач. Не пожалеете - аттракцион!

К Родимцевым приехали друзья – специально, чтобы приурочить визит к годовщине свадьбы: Что было 20 лет назад? Нарциссы – Лилии, а лилии – Наркису.

Согласившись помочь следователю милиции (Вы хотите, чтобы я взял след?), Наркис поплатился, – уличенная им обвиняемая поцарапала его драгоценный нос.

Дома – продолжается противостояние "Дима против мамы". Тут еще звонок Марины Васильевны, которая, оказывается, замужем...

Стрессы сделали своё дело: уникальное обоняние исчезло...
- Теперь я даже не могу отличить тройной одеколон от «Шипра», - жалуется Наркис всклокоченному ЛОРу.

- Представьте себе, я тоже, - бодро отвечает врач. – На флаконах есть этикетки. Ваш порог обонятельной чувствительности просто вернулся к норме...

Но для Наркиса, как легко представить, утрата обоняния – всё равно что полная глухота и слепота.
- Это ты меня довела. Я жил здесь как в пустыне, а ты заботилась только о себе, - Наркис наконец начинает ругаться с женой, доселе он лишь вяло отбивался и успокаивал ее...

Лилия тоже переживает, работа не ладится. На какой-то момент родителей объединяет беспокойство за сына: ему пришло приглашение из мореходки.

А Дима всё ждал, что родители одумаются. Но они вместо этого разменяли квартиру...

Сын пропал; родители с „Мухой” и с милицией ищут... Новые жильцы "деревенского типа" напирают (Освободите помещение!).

Приезжает отец Лилии, - папа-одессит, колоритный Михаил Водяной; пытается помирить ее с Наркисом. Но – „Никто никого понять не хочет”.

И вот – прошло несколько месяцев.
Весна.
Бывшие супруги случайно встретились в городе, стоят по разные стороны платформы. Они явно рады видеть друг друга...
Лилия теперь – „в одном НИИ”. Наркис читает химию в пищевом техникуме, Димка на учебном судне...
Моя электричка! Позвони как-нибудь,” – кричит Лилия...

И тут к Наркису возвращается его дивный дар:
- Духи "Маженуар"... – Вам-то что за дело?!
- Одеколон „Саша”... – Да, здравствуйте, что-то не припоминаю...

Лилия остается на платформе... Она пожила одна и узнала, каково это, как и рекомендовал ей Наркис в начале, во время развода...

О фильме:
В телефильме "Опасный возраст" А. Прошкина был, в сущности, проведен необычный эксперимент. Основным комедийным "трюком" здесь было некое фантастическое дарование главного героя, ставшее не только поводом к различным необычайным происшествиям, но и к происшествию вполне обыденному - семейному разладу. В ситуации почти водевильной, в положениях самых немыслимых Фрейндлих и Будрайтис должны были сохранять полную серьезность, играть психологично, как если бы все происходящее с ними было абсолютно естественно и нормально. В этом несоответствии и заключался основной комедийный эффект картины. Алиса Фрейндлих исполнила свою роль так, словно снималась в бытовой психологической драме: тонко, спокойно и строго. Легкая ирония пополам с тайной грустью.
(источник)


Вместо постскриптума:
неприятный осадок
- в титрах не только не расписаны имена героев VS исполнителей ролей; нет фамилии Смоктуновского; зато присутствуют грамматические ошибки. Проблемы хлипкости бюджета, неуважения к участникам фильма и зрителям, - или и то, и другое?

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...