Saturday, 1 March 2008

Шон Пенн, Александр Сокуров, Чулпан Хаматова, Томми Ли Джонс: Правила жизни

Шон Пенн:

Ненавижу все эти закулисные истории и откровения актеров про тайны ремесла.

*
Быть популярным — всегда проблема. Буковски как-то сказал мне: «Если слишком много людей любят тебя, значит, ты делаешь что-то не так».

*
Наши СМИ полны недоверия, лжи и цензуры. Они поддерживают политику, основанную на ксенофобии, убийстве и консюмеризме.

*
Я вообще-то убежденный противник психиатрии — не знаю никого, кому бы она помогла.

Esquire, ноябрь 2006

Александр Сокуров:

Мой отец ушел на фронт в 17 лет и вернулся весь израненный. Он не любил игровое военное кино. Человек, видевший войну, не будет потом воспроизводить ее на экране. Ничего красивого в ней нет: танк горит некрасиво, человек, в которого попадает пуля, кричит совсем не то, что кричат в русском кино — даже и у самых борзых молодых режиссеров.

*
Женщины – феноменальны. У них есть какая-то удивительная способность видеть всё со стороны. Мне не приходилось встречать женщин с какой-то затекшестью в голове, с тупыми мозгами. У мужчин – сплошь и рядом. Даже жизнь не делает их мудрыми.

*
Все плохое во мне — от визуального влияния. Все лучшее во мне создано литературой.

*
Кино никогда не являлось для меня ценностью. Кино — вторичное искусство. Кинематографическая среда для меня чужая: я почти никого не знаю из своих коллег. Кино просто дает мне возможность создавать какие-то вещи.

Esquire, декабрь 2006

**
Женщин и мужчин не бывает, бывают Личности, а бывает - планктон.

Чулпан Хаматова, «10 вещей, которые стоит узнать о женщинах»// Esquire, март 2007

**
Томми Ли Джонс, актер, 60 лет:

Журналисты часто говорят, что я слишком холоден и со мной невозможно сделать интервью. Все объясняется очень просто: кто-то когда-то написал это, следующий написал о том, что написал первый, а третий и четвертый написали о том, что прочитали у первых двух.

*
Моя прабабушка была индианка, сбежавшая из резервации. Можно сказать, что она была из команчей, но только ничего от команчей в ней не осталось. Ни языка, ни духовности, ничего. Ее просто искалечили. Геноцид сделал свое дело.

*
Мексиканцы относятся к смерти совсем не так, как англичане и американцы. У мексиканцев даже есть праздник, который называется День мертвых. Они смело смотрят смерти в лицо и принимают ее. И они относятся к смерти с юмором. У меня сценарист - мексиканец. Его зовут Гильермо Арриага. А когда у тебя сценарист мексиканец, рано или поздно в фильме появится мертвый парень.

*
Я не одеваю собак в балетные пачки и не целую их в губы. У меня на ранчо много животных, но я не наделяю их человеческими качествами. Я уважаю животных.

*
Современное информационное поле - это монстр с гигантскими щупальцами. И я не уверен, что мы можем контролировать его так, чтобы он приносил человечеству пользу. Эти щупальца повсюду: они оплели правительство, политику, культуру, наши жизни. Вспомните, как люди проводили вечера пятьдесят лет назад, до изобретения телевидения, и как они проводят их сейчас. Да люди скоро говорить друг с другом разучатся.

*
Я очень надеюсь, что мы сможем найти способ не уничтожать Землю.

Esquire, ноябрь 2007
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...