Thursday, 24 January 2008

"Английский пациент" / The English Patient (1996)

Удивительный фильм. Снять лучше по такой книге трудно. Смотреть и читать. Они дополняют друг друга.

*
Пациент: Геродот – отец истории. Тебе это известно?
Хана: Мне вообще ничего не известно.

Пациент: Какая сливовая слива!

Кэтрин: Я просто мечтала познакомиться с человеком, который способен написать такую большую работу с таким малым числом прилагательных.
Алмаши: Предмет остается собой, независимо от того, какое слово вы ставите перед ним. Большая машина, маленькая машина, машина с шофером – всё равно это машина.
Кэтрин: А любовь? Романтическая, платоническая, любовь к родителям – это ведь, бесспорно, вещи разные?

Караваджо: Вы обратили внимание, в Италии есть куры. В Африке есть яйца, но не было кур. Кто их разлучил?

Хана: Там человек, это он принес яйца. Он немного поживет у нас.
Пациент: Чего ради? Он что, яйца кладет?
Хана: Он канадец...
Пациент: Почему это люди так радуются встрече с земляками? Вот мне интересно – в Монреале ты тоже приглашала бы пожить у себя в доме всякого, кто встретится тебе на улице?

Алмаши: Вы с лавочником торговались?
Кэтрин: Я не люблю торговаться.
Алмаши: А их это раздражает.
Кэтрин: Мне кажется, это я вас чем-то раздражаю.

Хана: Он индус. Тюрбан носит.
Пациент: Не индус, а сикх. Раз в тюрбане.
Хана: Я, наверное, выйду за него замуж.
Пациент: Правда? Неожиданное решение.
Хана: Мама всегда говорила, что мой будущий муж придет, услышав мою игру на пианино.

Алмаши: Однажды я ехал с проводником в Файю. Он слова не проронил за 9 часов пути. Только в конце указал на горизонт и сказал: «Файя». Прекрасный был день.

Алмаши: Вы видите, что с ними происходит – со звездами?
Кэтрин: Они какие-то неаккуратные. Я как раз хотела привести их в порядок.

Кэтрин: С нами будет всё в порядке?
Алмаши? Да-да. Абсолютно.
Кэтрин: «Да-да» звучит утешительно. «Абсолютно» - нет...

Алмаши: Здесь есть такое растение – если вечером вырезать кусок размером с сердце, то к утру в надрезе соберется вкусный сок.
Кэтрин: Найдите это растение. И вырежьте его сердце.

Алмаши: Когда ты была счастливей всего?
Кэтрин: Сейчас.
А несчастнее всего?
Сейчас.
Что ты любишь? Перечисли всё.
Люблю воду, рыбу в ней. Ежей. Я люблю ежиков... Мармитные кастрюли – у меня к ним страсть! Ванны, но не вместе с другими! Острова. Твой почерк. Я так целый день могу перечислять.

Алмаши: Вот это место, я люблю это место. Как оно называется? Я испрошу королевского позволения звать его «Босфор Алмаши».

Алмаши: Как называется это место?... Ямочка у основания женской шеи, у нее есть название?
Мэдокс: Господи, парень, приди же в себя!

Алмаши: Боюсь, Мэдокс знает про нас. Он постоянно упоминает Анну Каренину.

Алмаши: Я просто хочу, чтобы ты знала. Я еще не тоскую по тебе.
Кэтрин: Будешь. Еще будешь.

Мэдокс: Мне надо научиться не вкладывать во всё смысл, которого там нет. Это привычка, воспитанная необходимостью делать далеко идущие выводы из весьма скудных материальных данных.

Алмаши: Бога нет, но надеюсь, кто-нибудь будет тебя хранить.
Мэдокс: Если тебе все еще интересно. Это называется яремная впадина.

Алмаши: Каждую ночь я вырезал свое сердце, но к утру оно снова было полно.

«Мой милый, я жду тебя. Сколько длится день во мраке? Или неделя? Огонь догорел и мне страшно холодно. Мне надо заставить себя выбраться наружу, - но там я окажусь под солнцем. Боюсь, я напрасно растрачиваю фонарик на рисунки и на эти слова. Мы умираем, мы умираем, богатые нашими любимыми и племенами, вкусом того, что попробовали... телами, в которые вошли и плыли, как по реке, страхами, которые мы прятали, как в этой пещере... Я хочу, чтобы все это отпечаталось на моем теле. Мы и есть настоящие страны, а не те границы, что нанесены на карты и носят имена могущественных людей... Я знаю, ты придешь и унесешь меня во дворец ветров. Это все, чего я хотела, - идти рядом с тобой, с друзьями по земле без карт. Фонарик погас и я пишу в темноте».

интервью Майкла Ондатже
цитаты из романа
Киносценарий фильма "Английский пациент"
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...