Thursday, 31 January 2008

Из интервью о Кесьлевском / Interviews about Kieslowski

Гражина Шаполовска: интервью с актрисой (полностью здесь)

Критики усмотрели в "Без конца" два фильма в одном. Один занят политическим аспектом. Второй – моим внутренним миром. Кшиштоф был очень сердит; это было совсем не то, что он хотел показать. Только со временем фильм приобрел ценность. Теперь он кажется гораздо интересней. А тогда, по разным причинам, он казался претенциозным.

*
Яцек Петрицкий: Интервью c кинооператором (полностью интервью - здесь)

Я понимал, что многие его коллеги считали его богом, своего рода гуру. Я пошел посмотреть его дипломный фильм. После этого была вечеринка. Там я встретился с ним лично. Очень загадочный человек, ироничный к себе, остроумный. И очень немногословный.

Кесьлевский и необыкновенный оператор Недбалский (Niedbalski) использовали звуковую камеру, которой обычно пользовались только в студиях. Внезапно помещенная в контору, камера чудесным образом отразила реальную, мощно снятую жизнь. Сейчас, когда телевидение проделывает это 24 часа в сутки на 100 каналах, невозможно вообразить, какое это было революционное событие.

Он никогда не приказывал. Работа с ним была полной противоположностью работе с легендарными вопящими режиссерами-холериками. Его девиз был: спокойствие, сохраняй спокойствие.

Интересно, потому что в большинстве фильмов Кесьлевский использовал опыт работы и личный опыт. Мы сделали «Рентген» о людях, страдающих туберкулезом в городе, где умер его отец. На «Первую любовь» его, несомненно, вдохновило рождение ребенка.

Когда я читал сценарий ["Без конца"], я был восхищен. Я почувствовал, что это единственный фильм, который я мог снимать в то время – ужасная подавленность 1980-х и сопротивление общества, ощущение величия. Кесьлевский был тогда единственным человеком, кроме, возможно, Вайды, кто мог говорить об этом.
Итак, он написал сценарий, довольно замысловатый, предлагающий разные точки зрения, с философским смыслом, с историей любви, – что может быть лучше. Снимая, я заметил, что всё валится в черную дыру. Это был тот же сценарий, но произносимые слова! Невероятно впечатляющие герои – Бардини был такой настоящий, молодой Барчиш тоже, вся польская действительность...

Снимать фильм про него [Я - так себе... / I'm so-so...] было так же легко, как и снимать фильм с ним, ведь он был тем же идеальным партнером, дружелюбным и готовым помочь, заставлявшим всех расслабиться. Но конечно, чувствовалось состояние стресса, напряжения, потому что мы знали, что это - наш единственный шанс. Кесьлевский никогда раньше не посвящал неделю своего времени созданию фильма о себе. Мы ощущали бремя ответственности. Необходимо было сделать всё возможное.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...