Tuesday, 31 July 2007

Алла Демидова, из интервью (начало)

- Как относитесь к критике?
- Никак. Я не читаю и, честно говоря, не вижу смысла читать, что обо мне пишут. Я знаю о себе и о своей работе больше, чем кто-либо другой. К тому же я не страдаю излишней самодостаточностью - меня не надо одергивать и "ставить на место". Понимаю, мое отношение к критике отнюдь не достоинство, но раз уж спросили…
Из интервью «Что есть талант?», 1987 год

- У вас не бывает страха перед толпой?
- Конечно, бывает. Толпа тоже дракон. Когда в стае, управляемой вожаком, выплескиваются наши полузвериные ощущения, страшно. Светлого вожака у толпы, мне кажется, быть не может. Как люди сводятся в толпу - вот что интересно. Часто я вижу из своего окна эти сборища - то праздничные, то требующие чего-то. Вижу этих людей. У них какое-то полурастительное восприятие мира. Без самосознания, без попытки вытащить себя из болота. Поэтому их инстинктивно тянет в коллектив. Мне кажется, сейчас, после того страшного пути, когда нас искусственно сбивали в коллективы - в пионеры, в комсомол, - у людей мало-мальски думающих должно возникать сопротивление коллективу. Это хорошо понимают в искусстве, поэтому сейчас меньше таких театральных действ, которые были в 60-х, или сюжетных полотен в живописи. Сейчас художник смотрит "зрачками в душу".
-... Вы знаете, для меня сейчас публика - это толпа. Чтобы удержать внимание толпы, нужны очень грубые средства. А во времена ранней Таганки мы привыкли к рафинированной публике, которая "чистила" нас своим отборным вкусом.

- Алла Сергеевна, с годами человек становится более внутренне одинок?
- Он начинает меньше этого бояться, научается изживать свои страхи. Я раньше боялась потерять любовь зрителей. Теперь не скажу, что мне все равно, но я не так болезненно к этому отношусь. Больше боялась смерти, а сейчас понимаю, что это естественно. Боялась, что стану бедной, и мне не хватит денег на еду. А теперь не боюсь не потому, что разбогатела, а потому, что поняла, при любых деньгах все равно останешься со своими внутренними сомнениями. Хотелось бы, чтобы болезни не докучали, но они даются за грехи. Значит, надо понять, за какие. Надо учиться жить по заповедям, от этого уменьшается страх.

- Вы живете близко к заповедям?
- Нет. Но я поняла, что к этому надо стремиться. Одно время я думала, что границы морали, этики, дозволенности выдуманы самими людьми, а теперь уверена, что существуют естественные законы человеческой жизни, которые нам даны, - это библейские заповеди. Но соблюдать их очень трудно. Мой любимый пример: вот у меня на руке наверняка живет система микробов. Один микроб оказывается мутантом, он не хочет жить в системе и по ее законам. Становится изгоем и погибает. Так и с человеком…

- ...Да нет, художником я хотела быть, но, конечно, не стану им уже никогда. Понимаете, мне нужно время от времени останавливаться и менять кожу. Казалось бы, я была преподавателем политэкономии на философском факультете МГУ, и… стала актрисой. Не сама, а так случилось. Потом писала книжки… Людям, которые занимаются одним и тем же всю жизнь, легче оставить после себя глубокий след. А меня жизнь бросает. Поэтому после себя я вряд ли что-нибудь оставлю, кроме разбросанных мыслей на полубытовом уровне.

- Книжки писать вам больше не хочется?
- Я не очень понимаю, для кого. То, что мне хочется писать, будет занудно для простого читателя и недостаточно глубоко для науки. А просто развлекать читателя - я уже развлекла.
3 февраля 1999 года Алла Демидова: Светлого вожака у толпы быть не может

- Иннокентия Смоктуновского называли первым интеллектуальным актером, вас называли первой интеллектуальной актрисой. Что сформировало этот образ: ваша университетская подготовка, ваш круг друзей, сыгранные вами роли?
... А что моя кличка "интеллектуальная актриса" (кто-то даже обозвал "интеллектуальной овчаркой") - это все клише ролей, которые я играла. Я играла сильных, волевых женщин. Почему я их выбирала? Да потому, что все остальное меня мало интересовало: этот быт, эти маменьки, бабушки, жены и так далее. Я никогда не играла быт. Я его и не умею играть. Потому что тогда надо отталкиваться от себя, а я никогда себя не играла. Почему я ненавижу говорить о себе? Потому что это никому не нужно. Я с удовольствием говорю о профессии, потому что мне все время хочется разъяснить в профессии что-то, разделить личность до результата, результат и так далее. Как влияет личность на результат и так далее.

...Иногда не-актеры хорошо показывают других людей, потому что они очень конкретно видят, и их тонко организованный психический материал позволяет менять себя. Вот это основа актерского мастерства.
Алла Демидова: "Когда играешь - ум ни при чем"

- ...сейчас нет зрителя, а есть публика. Гораздо легче понравиться большому количеству несведущих людей, нежели одному знатоку.

...Авангард авангарду рознь. Настоящий авангард строится на традиции, а потом вдруг происходит прорыв. Вот, например, Гойя - был добропорядочным королевским живописцем, рисовал герцогиню Альбу. Но случился разрыв с Альбой, что-то с ним внутренне произошло и появились "Каприччос" - то, что взорвало всю традицию. А нынешние начинают с нуля, они ничего не знают о традиции и ничего не хотят знать.

- После фестиваля в Выборге вас, наверное, все спрашивают о Кире Муратовой…
- Спрашивают, в основном, о Ренате Литвиновой, которая тоже снималась в "Настройщике". Потому что Рената - из тех кумиров, о которых мы с вами говорили вначале. Тут есть характерный перекос: например, одна из рецензий на фильм называется "Рената в ананасах", а ведь это фильм Муратовой! О Кире скажу только одно: мне, пожалуй, впервые понравился фильм, в котором я снималась.
Алла Демидова:"Настоящий авангард строится на традиции"

- Вы общаетесь с кем-нибудь из Таганки?
- Нет. И никогда не общалась. То есть общалась на уровне "здрасьте - до свиданья". Хотя в последний год мы почти сдружились с Высоцким, и я, пожалуй, была одной из немногих, наверное, нас было всего двое, кто знал о том, что он сидит на наркотиках. Один человек ему их поставлял, а я просто знала. Еще из Таганки мне всегда как актер нравился Золотухин, но с ним невозможно было общаться, потому что он человек пьющий, а я не люблю таких людей. С остальными было просто страшно.

- Вы смотрите фильмы со своим участием?
- Не всегда. Многие не видела до сих пор. "Щит и меч" Басова и еще один, который постоянно крутят по телеку... Вспомнила, "Стакан воды" - мне даже кассету подарили, но я не буду ее смотреть. А зачем? Ошибок уже не исправишь.
...Очень много хороших людей прошло мимо меня. Только начиная с 70-х я стала немножко оглядываться по сторонам.

- А до этого?
- До этого была занята исключительно собой.

- Вы - эгоцентрик?
- Наверное. Я абсолютно самодостаточна. Мне не нужен никто.
"Представляете, как они все меня ненавидели!"

...мне посчастливилось видеть Смоктуновского в "Идиоте". Помню, что мне когда-то не понравился Яковлев в пырьевском фильме. Но недавно я пересмотрела его, и это было так прекрасно! Они играли тему, играли масштабно. А в сериале играется все по правде - "я в предлагаемых обстоятельствах". Женя Миронов очень милый мальчик, я его очень любила. Но, боюсь, что он что-то пропускает в мастерстве.

...Знаете, Ахматова говорила, что слава бывает двух видов. Одна, это когда ты едешь в ландо по Невскому и тебе вслед кричат: "Ахматова едет!". И другая, когда ты стоишь в очереди за ржавой селедкой, отворяется дверь, из нее пахнет этой самой селедкой, и кто-то тебе в спину говорит: "Свежо и остро пахли морем на блюде устрицы во льду"…

- Вы сказали, что никогда не играли себя. Но в юности, когда вы мечтали стать актрисой, вы ведь примеривали на себя разные образы. Какие-то из них были вам по-человечески близки? Вам никогда не казалось, что "Катерина - это я" или "Наташа Ростова - я"?
- Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку детство мое было очень какое-то неосознанное, скорее, меня несла какая-то волна. Я росла в семье, где мною совершенно не занимались, я была лишена той любви, которая присутствует в других семьях. Отец погиб на фронте, бедность, одиночество, проблемы в школе. Правда, я очень любила читать.

...Знаете, актеры в большинстве своем - люди ленивые. Я давно это заметила. Ленивые и застенчивые. Из-за этого и идут в актеры. С тем, чтобы прикрыться маской.

- Как защитить себя, свою нервную систему, будучи актером?
- Есть свои профессиональные секреты. Хотя, бывает, и нередко, что с ума сходят. Если играют себя в предлагаемых обстоятельствах. Имею в виду, конечно, трагические роли. Потому что если ты играешь себя в бытовых ролях, то бога ради, на здоровье, ничего не случится. А если роль требует энергетической отдачи, то сходят с ума. И у нас на Таганке были такие случаи.

... Ум тренирует и разучивание стихов, правда, у меня эта ниша уже заполнена, или изучение какого-нибудь нового языка. Недаром люди в лагерях, в тюрьмах, когда надеяться не на что, вдруг начинали учить иностранные языки. Чтобы удержать свой разум, удержать себя. "Не дай мне Бог сойти с ума…"

- Не секрет, что те, кто любит поэзию, четко делятся по двум категориям. На тех, кто предпочитает Пушкина и тех, кто - Лермонтова. Пожалуй, похожая ситуация и среди поклонников Цветаевой и Ахматовой. Кого предпочитаете вы?
- Пушкина. Что же касается Цветаевой и Ахматовой, то иногда Цветаеву, иногда - Ахматову. Недавно в Нижнем Новгороде меня попросили в один и тот же вечер читать стихи обеих. Но я когда сталкиваю их вместе, то заболеваю физически. Как было в то время, когда я одновременно играла "Федру" цветаевскую и читала "Реквием" Ахматовой.

- Существует теория, что каждый человек рождается, живет и умирает в одном возрасте. Одному всю жизнь 5 лет, другому 20. Вам сколько лет?
- Сорок. Мне всегда было 40 лет. И в 16, и в 20, и потом. Говорят, это последняя инкарнация человека на Земле. Одно время я серьезно всем этим занималась, была знакома со многими экстрасенсами. Мне рассказывали, что я была актером в Древней Греции, алхимиком в Средние века, причем всегда было какое-то предательство, которое впоследствии надо было изжить. Не знаю, изжила ли. Но вообще, предательство, для меня - самый страшный грех. Я его не прощаю. Иногда мои близкие жалуются на меня, что я внезапно прерываю с людьми отношения.
Час с Аллой Демидовой

Monday, 30 July 2007

Кшиштоф Кесьлёвский. О СЕБЕ

(фото Piotr Jaxa; Кесьлевский во время работы над "Три цвета: Белый", декабрь 1992)

"Здесь есть и фрагменты “традиционных” воспоминаний — о детстве и родителях, о лицее, о знаменитой Лодзинской киношколе и самой атмосфере этого города, о съемках и связанных с ними происшествиях, забавных или драматических. Есть и порождаемые внутренним “сюжетом” повествования, своего рода микроэссе — о взаимосвязи художественного и документального кино, кинематографа и телевидения, об отношениях режиссера, съемочной группы и зрителя, о Польше и “польскости”, о случайности и ее своеобразной логике, о человеческой коммуникации, о праве человека на тайну своего мира и о многом другом. Отзвуки, отголоски этих размышлений можно найти в любом фильме Кеслёвского. Поэтика его книги “о себе” вообще удивительно соответствует поэтике его фильмов “о других”, поскольку исходит из тех же “необратимых точек” его личности..."

Sunday, 29 July 2007

Умер Мишель Серро


Актер Мишель Серро (Michel Serrault) умер 29 июля 2007 года в возрасте 89 лет.

Saturday, 28 July 2007

Славомир Идзяк и Кесьлёвский - фильмография/ Sławomir Idziak & Kieslowski: filmography


"Пешеходный переход" / Przejscie podziemne (1974) (TV) / Pedestrian Subway / The Underground Passage

"Шрам" / Blizna (1976) / The Scar

"Короткий фильм об убийстве" (Декалог 5) / Krótki film o zabijaniu (1988) / A Short Film About Killing

Славомир Идзяк снял один из самых известных эпизодов «Декалога», который также отличается собственным визуальным стилем, "Декалог 5: Не убий". Идзяк активно использовал фильтры для достижения песчаного, размытого, монохромного изображения, соответствующего тяжелой теме фильма. Хотя сначала Кесьлёвский сомневался по поводу использования насыщенных фильтров, Идзяк не соглашался снимать без них.
До «Декалога» опытный оператор работал с Кесьлёвским над несколькими телевизионными фильмами. Позже они снова сотрудничали - в «Двойной жизни Вероники» и «Три цвета: Синий».
(из статьи; мой перевод здесь)

"Dekalog 5" (1 episode, 1988) / The Ten Commandments /Dekalog, piec (1988) TV Episode

Double vie de Véronique, La (1991) / Podwójne życie Weroniki (Poland)/ The Double Life of Veronique (USA)

Trois couleurs: Bleu (1993)/ Three Colors: Blue / Trzy kolory: Niebieski (Poland)

Thursday, 26 July 2007

"Любовь и голуби" (1984) цитаты и кадры из фильма / Lyubov i golubi / Love and Doves

Безупречный актёрский ансамбль: Александр Михайлов, Нина Дорошина, супруги Наталья Тенякова и Сергей Юрский... Но уморительнее всего - образ экстрасенсорной Раисы Захаровны и реализация его Людмилой Гурченко. Весь её диалог - перлы.


Надюха: Добро б ведь на како дело! А то – голуби.
Людка: Зато не пьёт.


Дядя Митя: Ну не пил я! Не пил! Хотя повод есть. День взятия Бастилии впустую прошел. "80 лет со дня рождения..." Ух ты! А ей уж 80!


Дядя Митя: Вон как у джигитов этот вопрос поставлен: когда они разговаривают - она в комнату не войдет! Потому - горняки! То есть эти – люди с гор.



Ой, кака красавица-то получилась!

Дядя Митя: Потом смотрю – пятнеть уже начала... Всё лежал. Шаг сделаю – не держат ноги, как вата ноги. До сих пор трясутся. Руки.

Инфаркт микарда. Вот такой рубец. Вскрытие показало... Что характерно – любили друг друга.

Я ей говорю: Санюшка, а она мне – Митюнюшка.

Надя: Чё вылупился?
Дядя Митя: Извините, что помешал вам деньги прятать.

Надя: ...Сюда положишь, на булавочку застегнешь.
Вася: А расстегнется?
Надя: Ой. Уколешься.


- Ты чё наделала-то?
- Погладила...

Дядя Митя: Простится с другом имею право.
Надя: Принес, что ль?
Дядя Митя: Таможня.

Дядя Митя: Летишь, значит? Как это место называется?
Вася: Курорт органов движения, ёшкин кот!


Тётя Шура: О, и мой вдовец-молодец тут!

Дядя Митя: Ты посмотри по телеку: как культурный – так в галстуке.

Оля: Ракушек мне привези. И пальму.
Вася: Ой, дочь, пальму-то на себе переть?

Раиса: Осторожней, товарищ, вы меня всю забрызгали! Я уже мокрая с головы до ног!

Раиса: Товарищ Кузькин?
Вася: Ага. Кузякин.
Раиса: Владимир Валентинович?
Вася: Ага. Василий Егорович.
Раиса: А, ну правильно, у меня профессиональная память.


Раиса: Вы что, разве об этом ничего не слышали?
Вася: Я ведь всё по хозяйству...
Раиса: ...Одну минуточку, я прочту передовицу.


Раиса: Она взяла ботинок – обыкновенный ботинок, - приподняла его за шнурок и отпустила руку. А ботинок так и остался висеть в воздухе.
Вася: Раиса Захарна, а как это?
Раиса: Телекинез – движение предметов при помощи взгляда. Сейчас это явление широко изучается специальными экстрасенсными лабораториями – разумеется, пока не на официальных началах. Но ведь генетику тоже не признавали, помните?


Раиса: Я вас с ней обязательно познакомлю. Только ни-ни.
Вася: Понял, могила.
Раиса: А то ведь как экстрасенса выявляют, его же сразу на учёт ставят. Он тогда работает в государственном масштабе – провидит, что происходит зарубежом. Чуть что, правительство к экстрасенсу обращается: так, мол, и так, мол, – как? Через астральные тела приходит ответ и только после этого правительство решение принимает. Но это же губительно для экстрасенса, нервная система не выдерживает!
Вася: Ну так еще бы – каждый день за правительство думать!


- 16 гуманоидов нашли на месте аварии... Знаете, такие мудрые грустные глаза!
- Вы чё их, видели, Раиса Захарна?
- Я? видела? Их никто не видел.
(Киноляп: Вася в галстуке, который они по сюжету еще не купили).


Раиса: Приношу ей фотографию еще одного человека – он, знаете, как-то неожиданно исчез...
Вася: Нашли? Мужика-то нашли?


Раиса: ...Привел её в свой кабинет, раздел, положил на стол. А потом голыми руками, без всяких острых предметов – раздвинул (там у них какие-то секреты есть – кожа сама разошлась). «Вам не больно», спрашивает. «Нет, очень хорошо!» Вынул все внутренности – и в таз! Там промыл их чуть ли не щеткой, прополоскал...
Вася: Ёшкин кот!
Раиса: Угу. Хрясь! И всё, что болело – в мусорное ведро.
Вася: А чё, наши-то пока не умеют?
Раиса: Ну, это же специфическая филиппинская медицина!
Вася: Раиса Захарна, а баба-то эта жива?
Раиса: О, еще как жива! Прекрасно себя чувствует! Правда, не узнаёт никого.


- И как это случилось, что вы и я оказались здесь вместе? Под этим южным волшебным небом – как, Василий?!
- Так по путевкам. Одна организация.


- Вы голубей разводите? Какая прелесть!
- Раиса Захарна! Да вы чё? Я ж не на продажу, я ж для души!

- Мой папа очень хотел мальчика, а родилась девочка...
- Как назвали-то?
- Кого?
- Девчушку-то?
- Раиса Захаровна…
- Не понял.

Раиса: ...Как эти глупые птахи способны к нежности. Почему у людей всё иначе?!
Вася: Точно! Она у меня спрашивает: Куда деньги дел, куда деньги дел!
Раиса: А куда деньги дел?

Из Васиного письма: «Чувствую себя наверное хорошо – еще не понял...»

Людка (читает): «Безусловно, жить теперь друг без друга мы не сможем».
Надюха: Людк, ничё не пойму – кто пишет-то? Сосед его, что ль?

Надюха: Ой, горе мне, горе, ой, как горе-то! Ой, чё делать-то! Лёшк, поросятам дал?

Раиса: Я работаю в отделе кадров.
Надюха: О, что ж так плохо за кадрами-то смотрите? Бегают куда хотят ваши кадры, а вам и дела нет.
Раиса: Вообще-то, знаете, у нас текучки нет.
Надюха: А у нас тякучка, ой, кака страшна у нас тякучка!


Надюха: Ах ты! Сучка ты крашена!
Раиса: Ну, почему же крашеная? Это мой натуральный цвет!


Раиса: Девушки, уймите вашу мать!


- Соль — это белый яд.
- Так сахар же белый яд.
- Сахар это сладкий яд.
- Раиса Захарна, может с хлебушком, а?
- Хлебушек это вообще отрава.
- Не, я щас горбушечкой отравился бы… Ну правда жрать охота!
- Не «жрать», а «есть».
- Чё?
- Да ее «чё», а «что»!



Сыроедка, любительница Масне и нетрадиционной медицины – и Василий. Трудно придумать более нелепый союз.



- Зачем я тебе, Рая? Вон, носки и рубахи стирать не умею.
- Но ты уже научился!
- Матерюсь!
- А мне нравится, это пикантно; я привыкла. Хочешь, я тоже: ёшкин кот!

- Ты идёшь к этой Горгоне?
- Не, я к жене.


Как обычно в кино – пустой чемодан (приезд Василия домой). Неужели актёры перетрудятся, если им в кино-портфели хоть книжку какую положат – для весу, чтобы их «реквизит» на ветру не качался?


Тётя Шура: Помру – Ваську на поминки позову, а тебя, охламонку, не пущу!

Надюха: Ну и пусть будет, что она была. Разлучница наша, Рис-Писа твоя... Знать, не беда это была, когда вон мне как всё показала. Как я тебя люблю, как ты меня любишь...


Лёшка: Скажи ты ей!
Вася: А чё сказать-то?
Лёшка: Чтоб не ревела!
Вася: Надюха, не реви!


Дядя Митя: Санька, может, мы тоже пойдем с тобой, состругаем себе Снегорочку?

Wednesday, 25 July 2007

Сандрин Боннер: "Красивыми делает нас любовь" / Sandrine Bonnaire - из интервью

Не про кино - интервью журналу Marie Claire
Сандрин Боннэр: «Это банально, но красивыми нас делает любовь»

Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Просыпаясь утром, что вы делаете в первую очередь?
Зеваю. Если честно, то я встаю с большим трудом! Я люблю немного поваляться в постели и пять-десять минут помечтать.

Как вы выглядите в повседневной жизни?
Всё зависит от того, во сколько я легла спать накануне и что я ела. Если, например, мясо, то у меня не очень хороший цвет лица. Но это совершенно не мешает мне продолжать любить мясо! (Смеется.)

Возьмите зеркало и расскажите нам, что вам нравится в себе, а что - нет.
Сегодня я уделила особое внимание кругам под глазами и коже, потому что плохо спала. А вообще, последнее время меня больше всего беспокоит нижняя часть лица, которая немного изменилась, потому что в прошлом году я сломала нижнюю челюсть.

Ваша самая плохая привычка?
Я люблю выдавливать даже самые маленькие прыщики. Недавно я была в одном отеле, там было большое зеркало, и я не удержалась. Мораль: ни в коем случае не дарите мне такие зеркала!

Как вы одеваетесь на свидание, если хотите произвести впечатление?
Я предпочитаю юбку или платье, мне нравится быть женственной. И дома я всегда одеваюсь так, будто собираюсь куда-то выходить. Я ни за что не надену старые брюки и бесформенный свитер.

Ваш главный секрет красоты?
Кастрюля с горячей водой. Эта мини-сауна придает моей коже здоровый цвет, словно я только что занималась бегом.

Сколько часов вы обычно спите ночью?
Я как большой ребенок - чтобы выспаться, мне нужно не меньше восьми часов! И, как настоящий гурман, я не ограничиваю себя перед сном одним стаканом воды только ради того, чтобы лучше спать. Мне очень нравится есть и пить столько, сколько хочется. И я не представляю своей жизни без вина.

Что вы делаете, чтобы хорошо выглядеть после бессонной ночи?
Я начинаю с того, что пью много воды, чтобы вывести из организма все токсины. Потом ухаживаю за кожей с помощью отшелушивающего крема от La Prairie. Он делает кожу более упругой. Затем накладываю увлажняющую маску этой же марки, чтобы убрать круги под глазами и улучшить цвет лица.

А что вы делаете, чтобы поддерживать в форме фигуру?
Раньше я была очень спортивной. Теперь - всё меньше и меньше. Недавно снова начала заниматься гимнастикой с гантелями под музыку, восточными танцами, чтобы укрепить мышцы живота, и современными танцами - для укрепления ног. Хочу вернуться и к бегу трусцой.

Что делает вас красивой? И от чего ваша внешность может пострадать?
То, что я скажу, довольно банально, но красивыми делает нас любовь. Конечно, важно следить за собой: правильно питаться, заниматься спортом и делать то, что доставляет вам удовольствие. Из-за стресса, напротив, вы теряете красоту. В то время как настоящие несчастья придают вашим чертам глубину.

Какие духи созданы для вас?
Я не люблю слишком пьянящие запахи. От них у меня болит голова. Моя туалетная вода - это белый мускус из Италии. Именно такие духи делает Amin Kader.

Ваш любимый крем?
Я его меняю. Когда с кожей все в порядке, пользуюсь кремом марки La Prairie, а когда появляются мелкие прыщики - Sensibio fort лаборатории Bioderma.

Какая косметическая новинка вас по-настоящему потрясла?
Это l'Huile Prodigieuse от Nuxe. После мытья головы это масло придает волосам необыкновенный блеск и смягчает кожу.

С каким косметическим средством вы никогда не расстанетесь?
Если бы мне пришлось оказаться на необитаемом острове, то это была бы зубная паста... Или, скорее всего, мыло. Потому что зубы можно почистить и мылом. А вот помыться зубной пастой...

Содержимое вашей косметички?
Отличный стик от синяков под глазами Touche Eclat от Yves Saint Laurent, очень хороший тональный крем La Prairie, две туши - коричневого и темно-фиолетового цвета от Helena
Rubinstein, компактная пудра Leclerc, темно-фиолетовый карандаш Clarins, немного румян
и губная помада.

**

- Вы верите в силу психоаналитической терапии?

- Верю, если эта терапия продолжается недолго. Ну, несколько сеансов. Но если человек всерьез, неделя за неделей, ходит к психоаналитику пятнадцать-двадцать лет, оставляя за возможность исповедоваться гигантские деньги, это уже само по себе превращается в болезнь.

- Ваша героиня постоянно курит. Французское кино кажется последним в мире (за исключением российского), где в кадре можно курить. Это что - ваш вызов Голливуду?

- Да я и сама курю (и на самом деле во время интервью курит). Вы рассматриваете это как вызов Америке? Очень забавно. Мне нравится такая трактовка.

- Много ли общего между вами и вашей героиней?

- Очень близко приближаться к персонажу - опасно. Нельзя соединять кино и жизнь, иначе станешь неадекватной. Я стараюсь, чтобы кино оставалось для меня только работой. Да, это страсть тоже, но прежде всего работа.

**

В чем разница - чувствовать себя начинающей актрисой, какой вы были пятнадцать лет назад, и во всеоружии опыта, как теперь?

Поверьте, становится всё труднее. Потому что делаешь все сознательно. В юности это была скорее игра, забава. Еще не знала саму себя. Меня все хвалили: такая молодая, и уже что-то умеет. Сейчас люди судят меня без всяких скидок.

Значит, работа для вас не радость, а всё больше преодоление трудностей?

Это зависит от того, с кем работаешь. Не только от режиссера и партнеров, но и от тех, кто приносит кофе на съемочную площадку. В кино каждая мелочь имеет значение.

Приходя на съемки, вы сразу чувствуете, какой будет атмосфера?

Нет, никогда не знаешь всего заранее. Иногда думаешь, будет трудно, а все идет, как по маслу. Иногда наоборот. Не люблю, когда все происходит слишком медленно, но и чрезмерная быстрота тоже меня угнетает.

Техника и инстинкт. На что вы опираетесь в первую очередь?

И на то, и на другое. Прежде всего ты должна точно осознать вместе с режиссером и оператором, что, собственно говоря, собираешься сделать и какими техническими средствами. А потом все, что знаешь, надо напрочь забыть. Чтобы у зрителя осталось впечатление чистой импровизации.

Есть ли актерские секреты для достижения этой цели?

Экономить энергию для крупных планов: это закон профессии. Если, конечно, не снимаешься у Риветта.

Потому что он не любит крупных планов?

Потому что он вообще другой.

В "Деве Жанне" это особенно ощущается: полная бесстрастность и при этом глубина эмоций. Но я помню ваши крупные планы в другой картине Риветта. Там вы все время едете в поезде, размышляя о смерти отца - и это не скучно. А чем отличаются Пиала, Шаброль?

У Пиала я дебютировала и всегда буду ему благодарна уже за это. Шаброль не спрашивает ничего лишнего, он любит, когда к нему приходят готовыми на съемочную площадку. На его лице написано: мое дело режиссировать, ваше - играть. Это честный подход, и я его принимаю.

Не трудно было в "Церемонии" сыграться с Изабель Юппер?

Сначала я немного побаивалась, что из этого выйдет. Ведь Изабель - постоянная и любимая актриса Шаброля. Но все прошло замечательно, я ощутила прекрасный контакт не только с ней, но и с Жаклин Биссе.

Кажется, вы легко сближаетесь с женщинами, когда вместе работаете? С Эмманюэль Беар, и даже с Катрин Денев. Вам не свойственна профессиональная ревность?

Я люблю работать с женщинами. В их контакте нет противостояния полов, а ревность мне и в самом деле не присуща.

Отличаются ли французские актрисы от англичанок или американок?

Не думала об этом. Всюду есть женщины в нашей профессии, которые предпочитают быть куклами и получать много денег. Но есть настоящие актрисы - Мэрил Стрип, Джоди Фостер.

Вы хотели бы работать в англозычном кино?

У меня были такие опыты. И я нахожу это очень интересным с профессиональной точки зрения. Каждый актер накапливает свои стереотипы. Когда играешь на чужом поле, на чужом языке и чувствуешь себя не столь уж комфортно, ты вынужден больше думать, взвешивать. Как будто в первый раз.

У журналистов тоже есть стереотипы. Каков ваш личный образ России?

Трудно ответить в двух словах. Это богатая страна - в самых разных аспектах. Русские очень образованны и искусны. Им свойственна ностальгия по прошлому, которая заражает иностранцев. В то же время они устремлены вперед. Меня это трогает и волнует: странное существование как бы вне настоящего - между прошлым и будущим.

**

...к вопросу о том, почему Вы стали актрисой, почему Вы это выбрали. Как это случилось?

Был чистый случай. Моя сестра вычитала объявление, пришла на пробы, я ее сопровождала, а выбрали из двух меня.

Сколько раз случай играл в Вашей жизни такую определяющую роль?

Да, случай имеет место. Есть понятие судьбы. Я считаю, что мы направляем свою судьбу, поэтому, в общем, после того счастливого случая, который со мной произошел, дальше уже судьбу я направляла.

Monday, 23 July 2007

Бертран Блие «Актёры» / Bertrand Blier Les Acteurs / Actors (2000)

"Ты не существуешь. Ты - это только бесчисленные роли, которые ты исполняла. Я часто спрашиваю себя: была ли ты когда-нибудь сама собой или с самого начала служила лишь средством воплощения в жизнь всех тех персонажей, которые ты изображала. Когда ты заходишь в пустую комнату, мне иногда хочется внезапно распахнуть дверь туда, но я ни разу не решился на это - боюсь, что никого там не найду.
Если содрать с тебя твой эксгибиционизм, забрать твое мастерство, снять, как снимают шелуху с луковицы, слой за слоем притворство, неискренность, избитые цитаты из старых ролей и обрывки поддельных чувств, доберешься ли наконец до твоей души?"
(Сомерсет Моэм. Театр)

Чем больше фильмов Бертрана Блие (Blier – filmography) смотрю – тем больше люблю этого режиссера.

Все режиссеры, возможно, даже не отдавая себя отчета, имеют какого-то своего конька, с которым они постоянно носятся. Забавно бывает, когда режиссер уходит, умирает или перестает снимать, обнаруживаешь, что все его творчество - это как сборный игрушечный домик, который состоит из кубиков. Но если их собрать вместе, получается реальное здание. Блие, из интервью

Самое свежее впечатление: фильм «Актеры». Роскошный актерский букетище. Наверняка, французские зрители, лучше знакомые с поднаготной любимых актеров-соотечественников, способны гораздо полнее оценить ироничность ситуаций, но и для зрителей (вроде меня) других стран, влюбленных во французское кино – это бесценный справочник по актерам Франции.
Ода актерскому мастерству.
Трагикомедия из мира закулисья французского кино. Как почти всегда у Блие (и в жизни), комедия чередуется с трагедией...
Знакомые лица актеров – благодаря фильму узнаю теперь их по именам.
Все играют сами себя и бесконечно разговаривают об актерском ремесле: эмоции, истории, воспоминания, имиджевые предрассудки и профессиональная ревность друг к другу; алкоголизм, зависимость от других; страх смерти...


Во время съемок «Актеров» было удивительно интересно наблюдать за всеми этими знаменитостями, у каждого из которых своя судьба, своя история. В конечном счете очень важно, говоря об актерах, подчеркнуть их ответственность за вдохновение авторов — режиссеров. Масса фильмов выходит на экран лишь потому, что существуют Бельмондо или Депардье. Каждый из них — потрясающий стимул, старт вдохновения, отправная точка замысла. (Блие, из интервью)

Начинается всё с обеда в шикарном ресторане; за столом – Андре Дюссолье (André Dussollier – фильм «Зима в сердце»), Жан-Пьер Мариелль (Jean-Pierre Marielle) и Жак Вильре (Jacques Villeret – фильм «Антидот»). Причем лишь Мариель сидит лицом к столу; остальные – боком, чтобы смотреть в камеру (позже это моментально настораживает Мишеля Серро: А где камера? Где камера? – беспокоится он).
Трое актеров обедают. Мариель беспокоится, что ему не удается убедительно попросить кувшин горячей воды – официант не обращает на него внимания... Никто не узнаёт его. Он стареет...

- Обед не удался, - подытоживает Дюссолье. – Но бывают вещи и похуже.
Тут выступает Жак Вильре с убийственным монологом:
- Вот они, рассуждения, от которых меня тошнит. Когда человек ломает ногу, он говорит: Ничего страшного, сломанная нога лучше, чем рак. Непостижимо. Что же тогда важно? Сбежала жена – ничего страшного, слава Богу, что ты не ослеп. Сын колется? Тоже ничего страшного – хорошо, что не война. Началась война? Опять пустяки: не ядерная, а обычная, с простыми снарядами. Конечно, они падают нам на голову, но это неважно.
Ну да, конечно, я выпил, я – пьян, я – пьющий актер. Все хорошие актеры пьют. Кто бросит камень в пьющего актера?!

Мариель устал – его услужливо заменяет Клод Риш (Claude Rich), оказавшийся поблизости. - Ты – Клод Риш, улыбающийся актер. ...Тот, кто постоянно улыбается, что-то скрывает, - замечает Дюссолье.

Потом действие переносится на улицу: Дюссолье и Сами Фрей (Sami Frey – трудно поверить, что на время съемок фильма ему было 64!): - Как его имя? – недоумевает Дюссолье.

- Не люблю голубых.
- Да? Я – голубой!
- Давно?
- Нет, недавно.
- Как это на Вас нашло?
- Сзади...


Пьер Ардити (Pierre Arditi – фильм «Один уходит, другой остается») и Жан-Клод Бриали (Jean-Claude Brialy) играют пару голубых.
- Я старше тебя. 15 лет – не разница, но я старше.
Ардити оказался жертвой любителя автографов: сидел с невестой; попросили автограф; хотел показать свою демократичность – но пока искал бумагу и ручку – невеста исчезла с любителем автографов.
Диалог Ардити с прохожим на улице (оказавшимся именно этим автографо-любом):
- Я – по очереди: идиот и умный, идиот и умный.
- И я – театр – кино, театр – кино.

История закольцовывается, когда оказывается: невеста Ардити уже тогда была женой любителя автографов. С ним и уехала.
...Моя жена спит, сжав кулаки. К нам никто не приходит. Люди не хотят нас беспокоить. Любовь отделяет нас от них, словно церковь, в которую боятся заходить.
Женой оказывается Шнайдер (Maria Schneider): Я – Мария Шнайдер, эта сцена – как раз для меня.Кстати, встретив свою экс-невесту, Ардити понимает – «я слишком люблю женщин», и возвращается в ряды гетеросексуалов.

Клод Риш пристает к пожилой прохожей: - У меня в сердце весна! Но я хочу вредить!

Вместе с Сами Фрэем вытряхивают безногого из инвалидной коляски (Тики Холгадо / Ticky Holgado); Фрей кривляется в коляске, изображая инвалида.


Замечают «инсталляцию» - человек в мотоциклетном шлеме врезался в рекламный щит. Да это Депарьдье (Gérard Depardieu)! Вот и мотоцикл.

- Ты умер? – Нет! - Ты пьян? – Да!
- Он напился, - ликует Вильре. – Вот прекрасный актер!


В своих отношениях с актерами надо придерживаться определенных правил поведения: я стараюсь снять актера так, чтобы ему можно было заглянуть в глаза — только тогда можно разглядеть душу его героя. (Блие, из интервью)

Снова действие на улице, в летнем кафе. Четверка актеров переругивается. Приходят к выводу, что все недолюбливают Дюссолье. Он уходит, прислав вместо себя замену:
– Есть один человек, он меня заменяет. Между нами нет разницы.
Это Жозиан Баласко. Очень смешной эпизод с автографом:
- О, мсье Дюссолье! – ликует прохожая, обращаясь к Баласко.
– Кем подписаться? Пишу: Дюссолье, Сами Фрей и Жак Вильре...
– Вильре такой смешной! О, я скажу мужу, что встретила их вместе, - истерически хохочет прохожая...


Настроение меняется. На ночной съемочной площадке – Ален Делон (Alain Delon). Кресла Жана Габена и Лино Вентуры. Грустный короткий монолог Делона:
«Придется работать с теми, кто есть... Я – актер, который молчит... Я знал Габена, знал Вентуру – я с ними снимался. Почему не поставили моё кресло рядом с ними? У вас есть кресла для Бурвиля? Для Симоны и Ива, де Фюнеса? Доставайте. Они – наша семья».
Снова комический эпизод: в гостинице в постели – Вильре и Баласко-Дюссолье). Настоящий Дюссолье выгоняет ее и нежно обращается к Вильре:
- Зови меня Жози, если хочешь!

Вдруг - Вильре и Дюссолье – в квартире Пикколи (Michel Piccoli) (до этого в фильме неоднократно упоминали его имя: Пикколи пьет! Пикколи голубой!). Они затаились в спальне в ожидании Мариеля, который обязательно придет.

Мариель и Пикколи:
- Я стал хорошим актером ценой всей жизни.
- А я никогда не "играл".
Из спальни Пикколи вытаскивает за шиворот Вильре; "Дюссолье" уже снова в обличье Баласко: она в ночнушке на четвереньках ползет из спальни.

Профессия актера заключается в том, чтобы играть тех или иных персонажей в представлениях, которые смотрит зритель. А это означает, что актерам приходится подчас выставлять себя перед публикой в смешном виде, разыгрывая абсолютно лживые вещи. Согласитесь, в этом есть уже что-то непристойное, выходящее за пределы понимания нормального человека. Так что речь идет о профессии, противоречащей самой природе человека, ведь ему присуще желание спрятаться, скрыть свои чувства, а не обнажать их перед толпой. Какой нормальный господин снимет брюки в общественном месте, а артисты, мужчины и женщины, разоблачаются на глазах всего мира! (Блие, из интервью)

...Появляются санитары и хватают Мариеля:
- Вам нужен врач! Бельгодер! Он лечит актеров!
- О нет, только не к нему!

Актеры боятся старости, болезней и смерти. И врачей, конечно.

- Здравствуйте, малыш Вильре! – ласково говорит Бельгодер. – Всё пьете?
А, Дюссолье? (к Баласко) Как ваша простата?

...Эти актеры просто невозможные люди. Они ждут, что доктора будут им говорить: Вы потрясающи! Вы в прекрасной форме! Как Вам удается всё время молодеть? Если говоришь им это – ты прекрасный врач. А стоит сказать им: Послушайте, дружище, этим стоит заняться. Сделайте анализы, проверьтесь. Прежние анализы были так себе, к тому же эта боль при осмотре меня беспокоит. И вот, пожалуйста: какой наглец этот Бельгодер, какой он злой! Достаточно взглянуть на него и уже становится хуже. Но я не злой. Я здесь, чтобы лечить вас.
Вы скажете: актеры такие хрупкие. Их надо защищать, обращаться с ними бережно. Но разве это причина для того, чтобы они умирали, когда их можно спасти? Только потому, что они якобы могут не вынести, если скажешь им правду? Они её не слышат...
Вот на прошлой неделе... как её зовут? Такая известная комическая актриса, она еще дебютировала в кафе-театре в труппе Лермита...
- Толстая? – спрашивает Дюссолье/Баласко.
- Да, довольно толстая, вульгарная.
- Баласко?
- Да, Жозиана Баласко. Она приятная.
- Шлюха! – ворчит Дюссолье-Баласко.
- Шлюха, конечно. Но не нам ее судить. Итак, она пришла ко мне, - продолжает Бельгедер. – Такая довольная, такая веселая, ну вы ее знаете – всё прыгает, скачет, такое жизнелюбие. Но я-то ей жизнелюбия поубавил. Я вам расскажу.
Обращается к Баласко/Дюссолье:
- Добрый день, милая Жозиан! Ничего нового с прошлого раза? Всё кушаете потроха? В наши дни с ними не шутят... И тут я нанес ей удар.
- Что это за черная штука у вас? Под глазом?
– Что? Где? Это родинка или веснушка.
- Не нравится мне это. Вступали в половые отношения с прошлого раза, после прошлого визита ко мне?
- Ну, это было полгода назад. Кое-кто был...
- Бисексуал? И разумеется, практикуете содомию?


«Дюссолье-Баласко» уходит, дав пощечину врачу.
А как же я? – вопит Мариель.
Бельгодер взрывается: Мне только что дал пощечину Дюссолье, оставьте меня! Вам крышка.
- Какая крышка?
- Что значит какая? Просто – крышка. Нечего всю жизнь делать вид, что вам 30 лет. Убейте кого-нибудь. Убейте зрителя. Они ведь вас тоже убивают, их оружие - равнодушие.

— Вы сыграли в «Актерах» Блие. Что для вас значит этот фильм?
— Это бред Бертрана о тех людях, которых он любит. Он обожает актеров. Изначально он задумал две части — «Актеры» и «Актрисы», но второй фильм снять не смог — первый стоил слишком дорого. - из интервью Жозиан Баласко, 2001 год


И вот, стоя у выхода с эскалатора, актеры опрашивают прохожих:
- Что вы думаете о Патрике Деваэре? (Patrick Dewaere – один из любимых актеров Блие, сыгравший во многих его фильмах; покончил с собой в 1982 году). Одни отвечают, что его не хватает; такая трагическая судьба...
А злой зритель заявляет:
- Вам что, нравился этот наркоман, этот бледный тип?
Его хватают и волокут к огромному вентилятору: - Вы не любите актеров?
- Я любил Депардье, он был таким смешным. А потом мы ехали в отпуск – я, моя жена, дети и собака. Он ехал нам навстречу, говорил по телефону и налетел прямо на нас. Весь отпуск насмарку. Я его не люблю. Пока я был в коме, он задрал платье моей жене и изнасиловал ее – прямо на глазах детей и собаки.
(Иронично обыгрывается скандальный имидж Депардье)Наконец актеры понимают: - Он издевается!
- Я не хочу умирать! Хочу в кино. Что там хорошего? – вопрошает злой зритель.
- Есть прекрасный фильм, «Мертвая равнина». Действие происходит на Севере, фильм черно-белый, снят любительской камерой и рассказывает о тяготах жизни безработного.
- Убейте меня!


Актеры — это акробаты на проволоке, они знают, что в любую минуту могут упасть. И это тоже завораживает публику. (Блие, из интервью)

Высмеяны все возможные стереотипы об актерах, например:
- Актеры живут ночной жизнью: играют в театре, потом ужинают с друзьями, пьют Дом Периньон.
Мишель Сарро (гримируют): Меньше пудры! Я же не веду восьмичасовые новости!

Непонятные личности (смахивают на фашистов в «Спасибо, жизнь») отлавливают старых актеров; «Они хватают актеров, которые отказываются сотрудничать!» и расстреливают по команде «Мотор!»

Эпизод Сарро-Бельмондо (вечная улыбка Бельмондо – «Как я повеселился!»)

В финале – памятный эпизод, в котором Клод Брассер (Claude Brasseur) говорит по телефону со своим умершим отцом - Пьером Брассером (Pierre Brasseur). А тот передаёт привет режиссёру Бертрану Блие от его отца - французского актёра Бернара Блие (Bernard Blier)
- Всё нормально. Но мне тебя не хватает, папа, - говорит Бертран Блие.

К сожалению, актерская братия стареет. В фильме почти нет актеров моложе 50 лет...
Многие из снявшихся в фильме актеров уже умерли:
Жак Вильре / Jacques Villeret (1951 – 2005),
Жан Янн, «Доктор Бельгодер»/ Jean Yanne, (1933 – 2003)
Жан-Клод Бриали / Jean Claude Brialy (1933 – 30/05/2007),
Жак Франсуа / Jacques François (1920 – 2003),
Тики Холгадо / Ticky Holgado (1944 – 2004)
Едва ли не единственная женская роль в фильме – Баласко aka Дюссолье. Блие говорил, что задумывал два фильма: один про актеров, другой — про актрис. Но потом понял, что второй фильм — ошибка: «На мужчин можно выплескивать всю грязь мира, на женщин — ни в коем случае. Для женщин внешность, так же как и любовный опыт, имеют большее значение, и их рефлексии вокруг профессии сильно отличаются от мужских».
"Это фильм о нежности к актерам, — говорит Блие. — Но это не слезливая нежность. Я наподдаю им таких тумаков! Я прошу их смеяться над собой, играть со своими имиджами. Так или иначе, это не фильм о фильме, не проникновение за кулисы или на съемочную площадку. Это фильм о том, что происходит внутри актера".
(Блие, из интервью)

- Школа актерской игры тоже сегодня изменилась? Судя по фильму "Актеры" - знаку вашего почтения звездам 1960-х - это так.
- Нет, с актерами нет проблем. По-прежнему среди них есть хорошие, а есть плохие. Теперешние актеры не хуже, чем их предшественники: просто они моложе! Новых Жанов Габенов я не встречал, но, с другой стороны, чем хуже Жерар Депардье? Снимают его по-другому, чем Габена, но тут виноват не он, а кинематограф.
… Синефилов больше нет. Публика есть, а синефилов не осталось. Помню, лет двадцать назад по телевидению можно было увидеть великие фильмы, сегодня же их надо выискивать по кабельным каналам. К счастью, существуют DVD, которые способны разбудить новое поколение синефилов. Пока этого, увы, не произошло. (из интервью)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...