Sunday, 16 December 2007

Олег Янковский. Правила жизни/Yankovsky Oleg, Esquire

Актер, 63 года, Москва

Когда я снимался в «Анне Карениной», стояла жара и я вышел подышать в сквер. Мимо шла учительница со школьниками и, видимо, шепнула им: «Вон, глядите, артист сидит». Подходят: «Здравствуйте. Вы актер?» - «Ну да, актер». - «А снимались где?» - «У меня больше ста фильмов. А вы что, российское кино не смотрите?» Они: «Не, не смотрим, а фамилия ваша как?» - «Янковский». И тут они без выражения так: «А-а-а».

Я сам из Саратова. Несколько лет назад я был в саратовском театре на юбилее, где в шестидесятых работал. Подходит ко мне технический работник, человек крепко пьющий, с перекошенным лицом: «Олег, привет!» - «Привет». - «Помнишь меня?» Делаю вид, что помню. Он снисходительно улыбается своим перекошенным лицом и говорит: «Ох, Олег, мать честная, как же ты постарел!»

Опасно встречать женщин, с которыми был знаком в молодости. Раньше это было одно создание, теперь другое. Приходится делать вид, что все хорошо, говорить: как ты хорошо выглядишь. Черт, лучше вообще их не встречать.

Если ты видишь, что на спектакле сидят молодые девушки - значит, дела у тебя идут хорошо. Как-то раз мы со Збруевым оказались в Магадане у певца Вадима Козина; он уже отсидел тогда. У него дома огромное количество кошек, вонища страшная. Но это же Козин, эпоха. Говорим: «Вы бы приехали в Москву. Это было бы как возвращение Вертинского». Он посмотрел на нас: «Ну нет, дорогие мои. Я если сейчас приеду, то на концерт придут одни старухи. А этого я не выдержу».

Мне не надо клеить усы и бороду, чтобы почувствовать себя другим человеком. Надо просто поверить, что ты моряк Жевакин - и сразу другой глаз у тебя, осанка. Надо не изображать, а почувствовать. Это называется «я» в предлагаемых обстоятельствах.

Чему можно поучиться у моего сына и внука, так это их неосознанному умению вписываться в условия, предлагаемые жизнью. У них это уже инстинкт, как у животных.

Научиться чему-либо можно даже у кота. Мой кот на меня так пристально смотрит и медленно закрывая глаза, засыпает. Сыграю это в кино где-нибудь.

Если бы я не играл спектаклей через день и не снимался бы в кино, наверное, сидел бы дома, как все, и тихо злился.

Какую бы сложную роль ты ни играл, из театра ты должен выходить не Петром I, а Олегом Янковским. Иначе самому противно. Потому что я очень хорошо помню, как всем было неловко за эту странность Смоктуновского: великий актер, а в реальной жизни вдруг начинал вести себя как князь Мышкин.

Я доверчив. Поэтому каждый раз меня мордой об стену. Анализируешь - и все равно бежишь защищать Белый дом. Всегда хочется верить, что грядет что-то новое и неплохое.

Моя бабушка в детстве дружила с Лениным. Прадедушка как-то ездил заграницу, привез ей куклу с закрывающимися глазами. Бабушка очень тихо всегда потом рассказывал, как маленький Ильич все пытался выковырять кукле глазки, чтобы выяснить, почему они закрываются.

Esquire, декабрь 2007, сканирование - автор блога
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...