Wednesday, 15 August 2007

Интервью со Славомиром (Славеком) Идзяком

Где и как произошла Ваша встреча с Кесьлевским, на каком этапе Вашей карьеры? Вы встретились в киношколе или позднее?

Я знал Кесьлевского очень много лет. Мы начинали почти в одно время. Он был на год или два старше меня, но в школе учился на курс младше. У него были проблемы при поступлении - как я уже упомянул, вступительные экзамены были очень, очень сложными. Мы дружили и на каникулах вместе катались на лыжах. Долгие годы Кесьлевский был режиссером-документалистом. Примерно в то же время я снимал собственные фильмы как режиссер, и показывал их ему. Он тоже привык приглашать меня на демонстрации своих документальных фильмов... Я не хотел снимать документальное кино; это не для меня..., а для своего первого телевизионного фильма Кесьлевский попросил меня быть оператором. Это был очень интересный опыт.

Это был «Пешеходный переход»?

Да. А позже я снимал его первый кинофильм, «Шрам». Потом довольно долгое время мы не сотрудничали, поскольку в Польше было весьма четко установлено, [кто снимает фильмы]. В тот период двумя ведущими режиссерами были Вайда и Занусси, а я был оператором в [некоторых из их] фильмов. [Также я] очень часто работал за границей – довольно много в Германии, – так что большую часть времени я был занят. Я был внештатным сотрудником, и на тот момент [Кесьлевский] получил предложение снимать «Декалог».

...я не был в восторге по поводу этого фильма; сказал - хорошо, возможно, сниму один из них. А он дал мне все десять фильмов и говорит: «Тебе придется выбрать, какой фильм ты будешь снимать». Я решил взять номер девять, историю о ревности.

...потом мы были в отпуске, катались на лыжах, и Кшиштоф мне говорит: «Я понял твой трюк. Ты знаешь, сейчас я снимаю номер пятый, «Короткий фильм об убийстве», и у тебя есть время. Ты мог бы снять его. Номер девятый я собираюсь снимать в конце года, и возможно, ты тогда будешь занят за границей. Ты хитришь: решил пообещать, а потом уедешь. Так почему бы тебе не снять фильм пятый?». Я говорю: «Кесьлевский..., почему я должен снимать фильм, в котором парень Яцек убивает таксиста? А спустя полчаса убивают его самого! Я не хочу снимать такую чудовищную историю». Он говорит: «Сценарий отличный», а я говорю: «Он может быть и хорош, но черт! Мне не нравится эта история. Не особенно нравится.» (смеется)

... я искал способ отказать ему. Я сказал: «Послушай, Кесьлевский, я не буду снимать..., но если ты действительно хочешь, чтобы работал именно я, - ладно, но только если позволишь мне снимать в зеленом цвете и использовать мои фильтры». Я сам делаю свои фильтры; у меня огромная коллекция, и некоторые из них весьма экстремальны, знаете. Я всегда использовал фильтры не обычным, [а] более сложным способом. Он говорит: «Зеленый?! Почему мой фильм должен быть зеленым?» Он очень рассердился, понял мою тактику; не разговаривал со мной весь следующий день, а два дня спустя подошел и сказал: «Слушай, Славек, я собираюсь снять эти десять фильмов. Если собираешься сделать из одного из них зеленое дерьмо – делай; это твоя проблема, не моя». (смеется) Так что теперь мне пришлось снимать. Это было очень забавно.

... фильм выглядел уродливым; он был зеленовато-уродливым, и на Каннском фестивале в двух или трех обзорах сказано, что это – самая оригинальная операторская работа на фестивале... У них нет награды за операторскую работу, но [работа оператора] заслужила огромное количество похвальных отзывов. Поскольку была такой оригинальной, странной, ни на что не похожей.

Интервью полностью - здесь.
Фотография добавлена мной; источник
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...