Monday, 23 July 2007

Бертран Блие «Актёры» / Bertrand Blier Les Acteurs / Actors (2000)

"Ты не существуешь. Ты - это только бесчисленные роли, которые ты исполняла. Я часто спрашиваю себя: была ли ты когда-нибудь сама собой или с самого начала служила лишь средством воплощения в жизнь всех тех персонажей, которые ты изображала. Когда ты заходишь в пустую комнату, мне иногда хочется внезапно распахнуть дверь туда, но я ни разу не решился на это - боюсь, что никого там не найду.
Если содрать с тебя твой эксгибиционизм, забрать твое мастерство, снять, как снимают шелуху с луковицы, слой за слоем притворство, неискренность, избитые цитаты из старых ролей и обрывки поддельных чувств, доберешься ли наконец до твоей души?"
(Сомерсет Моэм. Театр)

Чем больше фильмов Бертрана Блие (Blier – filmography) смотрю – тем больше люблю этого режиссера.

Все режиссеры, возможно, даже не отдавая себя отчета, имеют какого-то своего конька, с которым они постоянно носятся. Забавно бывает, когда режиссер уходит, умирает или перестает снимать, обнаруживаешь, что все его творчество - это как сборный игрушечный домик, который состоит из кубиков. Но если их собрать вместе, получается реальное здание. Блие, из интервью

Самое свежее впечатление: фильм «Актеры». Роскошный актерский букетище. Наверняка, французские зрители, лучше знакомые с поднаготной любимых актеров-соотечественников, способны гораздо полнее оценить ироничность ситуаций, но и для зрителей (вроде меня) других стран, влюбленных во французское кино – это бесценный справочник по актерам Франции.
Ода актерскому мастерству.
Трагикомедия из мира закулисья французского кино. Как почти всегда у Блие (и в жизни), комедия чередуется с трагедией...
Знакомые лица актеров – благодаря фильму узнаю теперь их по именам.
Все играют сами себя и бесконечно разговаривают об актерском ремесле: эмоции, истории, воспоминания, имиджевые предрассудки и профессиональная ревность друг к другу; алкоголизм, зависимость от других; страх смерти...


Во время съемок «Актеров» было удивительно интересно наблюдать за всеми этими знаменитостями, у каждого из которых своя судьба, своя история. В конечном счете очень важно, говоря об актерах, подчеркнуть их ответственность за вдохновение авторов — режиссеров. Масса фильмов выходит на экран лишь потому, что существуют Бельмондо или Депардье. Каждый из них — потрясающий стимул, старт вдохновения, отправная точка замысла. (Блие, из интервью)

Начинается всё с обеда в шикарном ресторане; за столом – Андре Дюссолье (André Dussollier – фильм «Зима в сердце»), Жан-Пьер Мариелль (Jean-Pierre Marielle) и Жак Вильре (Jacques Villeret – фильм «Антидот»). Причем лишь Мариель сидит лицом к столу; остальные – боком, чтобы смотреть в камеру (позже это моментально настораживает Мишеля Серро: А где камера? Где камера? – беспокоится он).
Трое актеров обедают. Мариель беспокоится, что ему не удается убедительно попросить кувшин горячей воды – официант не обращает на него внимания... Никто не узнаёт его. Он стареет...

- Обед не удался, - подытоживает Дюссолье. – Но бывают вещи и похуже.
Тут выступает Жак Вильре с убийственным монологом:
- Вот они, рассуждения, от которых меня тошнит. Когда человек ломает ногу, он говорит: Ничего страшного, сломанная нога лучше, чем рак. Непостижимо. Что же тогда важно? Сбежала жена – ничего страшного, слава Богу, что ты не ослеп. Сын колется? Тоже ничего страшного – хорошо, что не война. Началась война? Опять пустяки: не ядерная, а обычная, с простыми снарядами. Конечно, они падают нам на голову, но это неважно.
Ну да, конечно, я выпил, я – пьян, я – пьющий актер. Все хорошие актеры пьют. Кто бросит камень в пьющего актера?!

Мариель устал – его услужливо заменяет Клод Риш (Claude Rich), оказавшийся поблизости. - Ты – Клод Риш, улыбающийся актер. ...Тот, кто постоянно улыбается, что-то скрывает, - замечает Дюссолье.

Потом действие переносится на улицу: Дюссолье и Сами Фрей (Sami Frey – трудно поверить, что на время съемок фильма ему было 64!): - Как его имя? – недоумевает Дюссолье.

- Не люблю голубых.
- Да? Я – голубой!
- Давно?
- Нет, недавно.
- Как это на Вас нашло?
- Сзади...


Пьер Ардити (Pierre Arditi – фильм «Один уходит, другой остается») и Жан-Клод Бриали (Jean-Claude Brialy) играют пару голубых.
- Я старше тебя. 15 лет – не разница, но я старше.
Ардити оказался жертвой любителя автографов: сидел с невестой; попросили автограф; хотел показать свою демократичность – но пока искал бумагу и ручку – невеста исчезла с любителем автографов.
Диалог Ардити с прохожим на улице (оказавшимся именно этим автографо-любом):
- Я – по очереди: идиот и умный, идиот и умный.
- И я – театр – кино, театр – кино.

История закольцовывается, когда оказывается: невеста Ардити уже тогда была женой любителя автографов. С ним и уехала.
...Моя жена спит, сжав кулаки. К нам никто не приходит. Люди не хотят нас беспокоить. Любовь отделяет нас от них, словно церковь, в которую боятся заходить.
Женой оказывается Шнайдер (Maria Schneider): Я – Мария Шнайдер, эта сцена – как раз для меня.Кстати, встретив свою экс-невесту, Ардити понимает – «я слишком люблю женщин», и возвращается в ряды гетеросексуалов.

Клод Риш пристает к пожилой прохожей: - У меня в сердце весна! Но я хочу вредить!

Вместе с Сами Фрэем вытряхивают безногого из инвалидной коляски (Тики Холгадо / Ticky Holgado); Фрей кривляется в коляске, изображая инвалида.


Замечают «инсталляцию» - человек в мотоциклетном шлеме врезался в рекламный щит. Да это Депарьдье (Gérard Depardieu)! Вот и мотоцикл.

- Ты умер? – Нет! - Ты пьян? – Да!
- Он напился, - ликует Вильре. – Вот прекрасный актер!


В своих отношениях с актерами надо придерживаться определенных правил поведения: я стараюсь снять актера так, чтобы ему можно было заглянуть в глаза — только тогда можно разглядеть душу его героя. (Блие, из интервью)

Снова действие на улице, в летнем кафе. Четверка актеров переругивается. Приходят к выводу, что все недолюбливают Дюссолье. Он уходит, прислав вместо себя замену:
– Есть один человек, он меня заменяет. Между нами нет разницы.
Это Жозиан Баласко. Очень смешной эпизод с автографом:
- О, мсье Дюссолье! – ликует прохожая, обращаясь к Баласко.
– Кем подписаться? Пишу: Дюссолье, Сами Фрей и Жак Вильре...
– Вильре такой смешной! О, я скажу мужу, что встретила их вместе, - истерически хохочет прохожая...


Настроение меняется. На ночной съемочной площадке – Ален Делон (Alain Delon). Кресла Жана Габена и Лино Вентуры. Грустный короткий монолог Делона:
«Придется работать с теми, кто есть... Я – актер, который молчит... Я знал Габена, знал Вентуру – я с ними снимался. Почему не поставили моё кресло рядом с ними? У вас есть кресла для Бурвиля? Для Симоны и Ива, де Фюнеса? Доставайте. Они – наша семья».
Снова комический эпизод: в гостинице в постели – Вильре и Баласко-Дюссолье). Настоящий Дюссолье выгоняет ее и нежно обращается к Вильре:
- Зови меня Жози, если хочешь!

Вдруг - Вильре и Дюссолье – в квартире Пикколи (Michel Piccoli) (до этого в фильме неоднократно упоминали его имя: Пикколи пьет! Пикколи голубой!). Они затаились в спальне в ожидании Мариеля, который обязательно придет.

Мариель и Пикколи:
- Я стал хорошим актером ценой всей жизни.
- А я никогда не "играл".
Из спальни Пикколи вытаскивает за шиворот Вильре; "Дюссолье" уже снова в обличье Баласко: она в ночнушке на четвереньках ползет из спальни.

Профессия актера заключается в том, чтобы играть тех или иных персонажей в представлениях, которые смотрит зритель. А это означает, что актерам приходится подчас выставлять себя перед публикой в смешном виде, разыгрывая абсолютно лживые вещи. Согласитесь, в этом есть уже что-то непристойное, выходящее за пределы понимания нормального человека. Так что речь идет о профессии, противоречащей самой природе человека, ведь ему присуще желание спрятаться, скрыть свои чувства, а не обнажать их перед толпой. Какой нормальный господин снимет брюки в общественном месте, а артисты, мужчины и женщины, разоблачаются на глазах всего мира! (Блие, из интервью)

...Появляются санитары и хватают Мариеля:
- Вам нужен врач! Бельгодер! Он лечит актеров!
- О нет, только не к нему!

Актеры боятся старости, болезней и смерти. И врачей, конечно.

- Здравствуйте, малыш Вильре! – ласково говорит Бельгодер. – Всё пьете?
А, Дюссолье? (к Баласко) Как ваша простата?

...Эти актеры просто невозможные люди. Они ждут, что доктора будут им говорить: Вы потрясающи! Вы в прекрасной форме! Как Вам удается всё время молодеть? Если говоришь им это – ты прекрасный врач. А стоит сказать им: Послушайте, дружище, этим стоит заняться. Сделайте анализы, проверьтесь. Прежние анализы были так себе, к тому же эта боль при осмотре меня беспокоит. И вот, пожалуйста: какой наглец этот Бельгодер, какой он злой! Достаточно взглянуть на него и уже становится хуже. Но я не злой. Я здесь, чтобы лечить вас.
Вы скажете: актеры такие хрупкие. Их надо защищать, обращаться с ними бережно. Но разве это причина для того, чтобы они умирали, когда их можно спасти? Только потому, что они якобы могут не вынести, если скажешь им правду? Они её не слышат...
Вот на прошлой неделе... как её зовут? Такая известная комическая актриса, она еще дебютировала в кафе-театре в труппе Лермита...
- Толстая? – спрашивает Дюссолье/Баласко.
- Да, довольно толстая, вульгарная.
- Баласко?
- Да, Жозиана Баласко. Она приятная.
- Шлюха! – ворчит Дюссолье-Баласко.
- Шлюха, конечно. Но не нам ее судить. Итак, она пришла ко мне, - продолжает Бельгедер. – Такая довольная, такая веселая, ну вы ее знаете – всё прыгает, скачет, такое жизнелюбие. Но я-то ей жизнелюбия поубавил. Я вам расскажу.
Обращается к Баласко/Дюссолье:
- Добрый день, милая Жозиан! Ничего нового с прошлого раза? Всё кушаете потроха? В наши дни с ними не шутят... И тут я нанес ей удар.
- Что это за черная штука у вас? Под глазом?
– Что? Где? Это родинка или веснушка.
- Не нравится мне это. Вступали в половые отношения с прошлого раза, после прошлого визита ко мне?
- Ну, это было полгода назад. Кое-кто был...
- Бисексуал? И разумеется, практикуете содомию?


«Дюссолье-Баласко» уходит, дав пощечину врачу.
А как же я? – вопит Мариель.
Бельгодер взрывается: Мне только что дал пощечину Дюссолье, оставьте меня! Вам крышка.
- Какая крышка?
- Что значит какая? Просто – крышка. Нечего всю жизнь делать вид, что вам 30 лет. Убейте кого-нибудь. Убейте зрителя. Они ведь вас тоже убивают, их оружие - равнодушие.

— Вы сыграли в «Актерах» Блие. Что для вас значит этот фильм?
— Это бред Бертрана о тех людях, которых он любит. Он обожает актеров. Изначально он задумал две части — «Актеры» и «Актрисы», но второй фильм снять не смог — первый стоил слишком дорого. - из интервью Жозиан Баласко, 2001 год


И вот, стоя у выхода с эскалатора, актеры опрашивают прохожих:
- Что вы думаете о Патрике Деваэре? (Patrick Dewaere – один из любимых актеров Блие, сыгравший во многих его фильмах; покончил с собой в 1982 году). Одни отвечают, что его не хватает; такая трагическая судьба...
А злой зритель заявляет:
- Вам что, нравился этот наркоман, этот бледный тип?
Его хватают и волокут к огромному вентилятору: - Вы не любите актеров?
- Я любил Депардье, он был таким смешным. А потом мы ехали в отпуск – я, моя жена, дети и собака. Он ехал нам навстречу, говорил по телефону и налетел прямо на нас. Весь отпуск насмарку. Я его не люблю. Пока я был в коме, он задрал платье моей жене и изнасиловал ее – прямо на глазах детей и собаки.
(Иронично обыгрывается скандальный имидж Депардье)Наконец актеры понимают: - Он издевается!
- Я не хочу умирать! Хочу в кино. Что там хорошего? – вопрошает злой зритель.
- Есть прекрасный фильм, «Мертвая равнина». Действие происходит на Севере, фильм черно-белый, снят любительской камерой и рассказывает о тяготах жизни безработного.
- Убейте меня!


Актеры — это акробаты на проволоке, они знают, что в любую минуту могут упасть. И это тоже завораживает публику. (Блие, из интервью)

Высмеяны все возможные стереотипы об актерах, например:
- Актеры живут ночной жизнью: играют в театре, потом ужинают с друзьями, пьют Дом Периньон.
Мишель Сарро (гримируют): Меньше пудры! Я же не веду восьмичасовые новости!

Непонятные личности (смахивают на фашистов в «Спасибо, жизнь») отлавливают старых актеров; «Они хватают актеров, которые отказываются сотрудничать!» и расстреливают по команде «Мотор!»

Эпизод Сарро-Бельмондо (вечная улыбка Бельмондо – «Как я повеселился!»)

В финале – памятный эпизод, в котором Клод Брассер (Claude Brasseur) говорит по телефону со своим умершим отцом - Пьером Брассером (Pierre Brasseur). А тот передаёт привет режиссёру Бертрану Блие от его отца - французского актёра Бернара Блие (Bernard Blier)
- Всё нормально. Но мне тебя не хватает, папа, - говорит Бертран Блие.

К сожалению, актерская братия стареет. В фильме почти нет актеров моложе 50 лет...
Многие из снявшихся в фильме актеров уже умерли:
Жак Вильре / Jacques Villeret (1951 – 2005),
Жан Янн, «Доктор Бельгодер»/ Jean Yanne, (1933 – 2003)
Жан-Клод Бриали / Jean Claude Brialy (1933 – 30/05/2007),
Жак Франсуа / Jacques François (1920 – 2003),
Тики Холгадо / Ticky Holgado (1944 – 2004)
Едва ли не единственная женская роль в фильме – Баласко aka Дюссолье. Блие говорил, что задумывал два фильма: один про актеров, другой — про актрис. Но потом понял, что второй фильм — ошибка: «На мужчин можно выплескивать всю грязь мира, на женщин — ни в коем случае. Для женщин внешность, так же как и любовный опыт, имеют большее значение, и их рефлексии вокруг профессии сильно отличаются от мужских».
"Это фильм о нежности к актерам, — говорит Блие. — Но это не слезливая нежность. Я наподдаю им таких тумаков! Я прошу их смеяться над собой, играть со своими имиджами. Так или иначе, это не фильм о фильме, не проникновение за кулисы или на съемочную площадку. Это фильм о том, что происходит внутри актера".
(Блие, из интервью)

- Школа актерской игры тоже сегодня изменилась? Судя по фильму "Актеры" - знаку вашего почтения звездам 1960-х - это так.
- Нет, с актерами нет проблем. По-прежнему среди них есть хорошие, а есть плохие. Теперешние актеры не хуже, чем их предшественники: просто они моложе! Новых Жанов Габенов я не встречал, но, с другой стороны, чем хуже Жерар Депардье? Снимают его по-другому, чем Габена, но тут виноват не он, а кинематограф.
… Синефилов больше нет. Публика есть, а синефилов не осталось. Помню, лет двадцать назад по телевидению можно было увидеть великие фильмы, сегодня же их надо выискивать по кабельным каналам. К счастью, существуют DVD, которые способны разбудить новое поколение синефилов. Пока этого, увы, не произошло. (из интервью)
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...